FantLab ru

Юрий Домбровский «Хранитель древностей»

Рейтинг
Средняя оценка:
8.38
Оценок:
44
Моя оценка:
-

подробнее

Хранитель древностей

Другие названия: Хранитель древности

Роман, год; цикл «Факультет ненужных вещей»

Жанрово-тематический классификатор:
Всего проголосовало: 12
Аннотация:

Сотрудник музея, изучающий предметы старины, все больше вовлекается в окружающую действительность СССР 1937 года, сам не желая этого.

Примечание:

Начат Ю. Домбровским в Алма-Ате летом 1961 года.


В произведение входит:

9.00 (2)
-
9.00 (2)
-

Обозначения:   циклы   романы   повести   графические произведения   рассказы и пр.


Входит в:

— журнал «Новый Мир № 8, 1964», 1964 г.

— журнал «Подвиг 1988'04», 1988 г.


Похожие произведения:

 

 


Хранитель древностей
1966 г.
Хранитель древностей
1978 г.
Факультет ненужных вещей
1989 г.
Хранитель древностей
1989 г.
Хранитель древности. Факультет ненужных вещей
1990 г.
Хранитель древностей
1991 г.
Собрание сочинений. Том 4
1993 г.
Рассказы. Стихи. Роман
2000 г.
Хранитель древности
2003 г.
Хранитель древностей
2005 г.
Избранное. В 2 томах. Том 2
2009 г.
Хранитель древностей
2010 г.
Хранитель древностей
2011 г.
Хранитель древностей
2013 г.
Хранитель древностей
2017 г.

Периодика:

Новый мир № 8, август 1964 г.
1964 г.
Подвиг № 4, 1988
1988 г.

Издания на иностранных языках:

Pe urmele şarpelui boa
1991 г.
(румынский)
Le conservateur des antiquités
2005 г.
(французский)




 


Отзывы читателей

Рейтинг отзыва



Сортировка: по актуальности | по дате | по рейтингу | по оценке
–  [  4  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Когда алма-атинцы будут в следующий раз переименовывать бывший п-кт Фурманова (ныне Назарбаева), им стоит назвать его проспектом Домбровского. Этот человек нанес Алма-Ату на литературную карту, чем может похвастаться далеко не всякий город.

Возможно, роман немного не дотягивает до шедевра. Но совсем чуть-чуть. Вещь глубоко оригинальная. Замечательна широкая историческая и географическая перспектива, которая открывается из какого-то маргинального места, колхоза «Горный гигант», и точкой отсчета для которой служит питон, якобы сбежавший из зверинца и упомянутый в начале романа вроде бы между делом.

Дополнения (про лагерь и про Третий Рейх), не вошедшие в основной текст, тоже прекрасны (жаль, Домбровскому не удалось более тесно увязать их с основным текстом — тогда, думаю, роман приобрел бы черты произведения канонического). Отдельно стоит отметить эссеистические экскурсы — про Зенкова (архитектора), Хлудова (художника), апорт (яблоки) и т. д. Своей оригинальностью книга не в последнюю очередь обязана им. Обычно, когда в литературе заходит речь о других видах искусства, в частности о живописи, эти рассуждения выглядят очень наивно, даже у значительных писателей. Точнее — очень литературно. Как будто романисту трудно рассуждать о живописи, музыке и т. д. с позиции этих самых медиумов, и он их неизбежно переводит на язык романистики, наррации. А вот Домбровский пишет об этих «нелитературных» вещах очень тонко и точно, с безусловным пониманием их специфики. Особенно выделяются его замечания о графических штудиях (от дюреровского «Носорога» до иллюстраций к Брему).

Оценка: 9
–  [  12  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Дмитрий Быков назвал Юрий Домбровского «идеальным писателем и идеальным человеком». И действительно, идеальный писатель написал идеальный роман. За прошедший год я прочитал советской литературы больше, чем съел котлет, и вот эту книгу могу смело посоветовать. В чем же ее уникальность?

1) Роман Домбровского не вписывается в традиционные жанры советской литературы: это не производственный роман, не лагерная проза, не городская проза, не деревенская проза, не окопная проза, не молодежная проза и тд. Нельзя назвать этот роман и философским — в нем нет системы идей, нельзя назвать его и метафизическим — в нем нет ничего, выходящего за пределы нашего реального мира. Я бы назвал его онтологическим. И пожалуй, других таких романов я не знаю.

2) Жанровая неопределенность порождает и другую особенность романа — отсутствие сюжета. Формально это воспоминания сотрудника музея Алма-Аты, сосланного в Казахстан историка. Но пересказать эти воспоминания трудно. Главная конфликтная линия романа находится не в плоскости отношений людей, общества и государства. Главный конфликт — это столкновение мира людей, мира вещей и мира природы. Именно поэтому я и назвал роман онтологическим. В романе Домбровского вещи — это хранители прошлого (которое через них можно ощутить не только осязательно, но и обонятельно, и на вкус). Природа — хранитель настоящего (времени и подлинности). Мир людей — это мир, живущий будущим — надеждами, мечтами, страхами, верой и тд. В итоге мир вещей и природы — это реальности, а мир людей — это иллюзия. Именно столкновение реального и иллюзорного и является подлинным стержнем романа, определяя его особенность.

3) В романе нет любви, хотя казалось бы какой роман без оной? Но эта особенность определенно вытекает из двух предыдущих. Женщины для Домбровского — главный носитель иллюзий. Характерно, что в конце романа мужчины бодрствуют ночью, обостренно воспринимая реальный мир,а женщины мирно спят, погружаясь в свои иллюзии. Конфликт мужского и женского, таким образом, также вписывается в онтологический конфликт иллюзорного и реального.

Поразительно, как дважды репрессированный писатель смог создать роман, совершенно не вписывающийся в советскую литературу, но при этом и не антисоветский. В насквозь пропитанной идеологией культуре он смог стать носителем чистой, не ангажированной, художественной мысли. Лично в меня это вселяет надежду: даже в самые темные времена свет никуда не исчезает, и рукописи все-таки не горят.

Оценка: 10
–  [  6  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Сюжета здесь как такового нет. Есть серия переплетающихся историй, коротких и бесконечных. Автор старается нанизать их на единый сюжет, но не очень старается. Герой, московский археолог Зыков, работает в тридцатых годах в музее Алма-Аты, который по привычке называют городом Верный. Сразу вопрос с очевидным ответом — как он здесь оказался? Москвичи редко уезжали туда по доброй воле.

Истории частью самые обычные, частью невероятные, частью созданные искусственно. Зыков старается найти в них, нет, не здравый смысл, в данном случае это прозвучало бы пошловато. Скорее рациональную составляющую. Найти её не всегда удаётся. Тоже бывает. Теперь мне кажется, что самое интересное в книге — вот эти истории.

Это теперь так кажется. В семидесятые и восьмидесятые годы казалось, и вполне справедливо, что главное — это тема 1937. В «Факультете ненужных вещей», второй части «Хранителя», эта тема уже заслоняет собой всё остальное. По автору, единственный выход в такой ситуации — сохранять стойкость, несмотря ни на что. Тогда можно остаться человеком и даже, может быть, уцелеть. А если посмотреть с другой стороны?

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Дело, которое шьют Зыкову, по сути, чисто уголовное (его пытаются сделать политическим, но как-то без энтузиазма), никого, вроде, не бьют и не особо пытают, а в итоге находят настоящих виновников и даже отпускают невиновных.
Это при том, что автора невозможно заподозрить в симпатиях к органам. Меньше он любит только самых примитивных идеологов. Наверное, бывало и так. Бывало, конечно, и по-другому. Видимо, многое зависело не только от системы, но и от того, кто там работал. Одни строили карьеру на чужих костях, другие выполняли указания от сих до сих, третьи старались найти настоящих врагов или тех, кого они считали врагами.

В семидесятых «Хранителя древностей» читал с удовольствием (вторую часть тогда не издавали). На исходе перестройки узнал, что автор — величайший писатель советской эпохи, а его книги — одна из вершин мировой литературы. Это вызвало ненадолго эффект отторжения. Потом немного подумал и понял, что не надо реагировать на заведомо необъективные рецензии, хвалебные или ругательные. Надо относиться к книге так, как она того заслуживает. Как к очень хорошей книге.

Оценка: 8


Написать отзыв:
Писать отзывы могут только зарегистрированные посетители!Регистрация




⇑ Наверх