FantLab ru

Луи-Фердинанд Селин «Путешествие на край ночи»

Рейтинг
Средняя оценка:
8.48
Голосов:
104
Моя оценка:
-

подробнее

Путешествие на край ночи

Voyage au bout de la nuit

Роман, год

Жанрово-тематический классификатор:
Всего проголосовало: 16
Аннотация:

Во многом автобиографический самый известный и значительный, но в то же время скандальный роман французского писателя Луи Фердинанда Селина, персона которого является до сих пор неоднозначной даже в самой Франции. Повествование ведется от лица циника и мизантропа Фердинана Бардамю, который проводит читателя сквозь мрачную картину исторических реалий первой половины ХХ-го столетия.

Награды и премии:


лауреат
Премия Ренодо / Prix Renaudot, 1932 // Prix Renaudot

Похожие произведения:

 

 


Путешествие на край ночи
1995 г.
Путешествие на край ночи
1999 г.
Путешествие на край ночи
2010 г.
Путешествие на край ночи
2018 г.
Путешествие на край ночи
2018 г.
Путешествие на край ночи
2020 г.




 


Отзывы читателей

Рейтинг отзыва



Сортировка: по дате | по рейтингу | по оценке
–  [  7  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Роман Селина — одно из множества зеркал, которые понесли по грязным дорогам Европы вернувшиеся с фронта озлобленные герои Великой Войны. В зеркалах отражалась грязь. Но не зеркала были в этом виноваты. Зеркала были прекрасны.

Грубость такиех романов, как «Путешествие на край ночи», не отменяет их литературной и интеллектуальной изощрённости. Это был в буквальном смысле авангард культуры, расчищавшей обломки позитивизма XIX века, чтобы попытаться на освободившемся месте построить что-то новое. Ну, скажем прямо, строительством нового Селин не озабочен. Однако расчисткой культуры он занимается с маниакальным энтузиазмом.

В сущности, «Путешествие...» — роман-катастрофа, только происходит эта катастрофа в сознании Бардамю, в его внутреннем космосе. Он пытается бежать от непрерывного распада сознания, но лихорадочные перемещения в пространстве не дают спасения, поскольку он сам свой собственный палач-преследователь.

Оценка: 10
–  [  6  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Один из бесконечной череды классических текстов, ставших классическими только в силу нарушения ими каких-то конкретных табу своего времени. Роман Селина в своё время так мощно прозвучал только потому, что он впервые во французской литературе соединил высокую прозу с жаргоном низов, используя в том числе и в больших количествах мат. Сейчас так пишут все (по крайней мере хорошие писатели не чураются мата и французский с нижегородским скрещивают сплошь и рядом — и у хороших писателей это получается вполне органично: ничего удивительного, — если в жизни даже академики и президенты постоянно матерятся, чего стесняться отражающим реальную жизнь писателям!), и нынче селиновское брюзжание иначе как в качестве гимна мизантропии и прочитать невозможно. Ну, не любил товарищ людей, ну поливал их на каждой странице грязью, ну и что — за такие заслуги считать товарища классиком? По мне, не стоит товарищ таких почестей. Что до данного романа, то коротко его можно охарактеризовать очень просто: хорошо написанный плохой роман, — читается не без приятности, но как роман довольно жалок, ни интересного сюжета, ни интересных героев, вся т.н. философия практически никак не связана с сюжетом, и в итоге остаётся практически одна злоба, облечённая в пустые, пусть местами и довольно красивые слова.

Оценка: 7
–  [  6  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Моим первым резким (и на редкость удивительным) впечатлением от романа «Путешествие на край ночи» было восприятие языка этого произведения. Прежде, за несколько десятилетий моей читательской практики, мне редко приходилось читать книги, написанные таким грубым языком, включающим немало сквернословия. Обычно я сторонюсь грубости и дурных слов, и для меня их наличие всегда служило основанием отказываться от чтения. Но не в случае с «Путешествием на край ночи». Как ни странно, язык «Путешествия» вовсе не отвратил меня. Хотя я не считаю язык достоинством этой книги, но в контексте личности Селина и содержания романа принял сквернословие как «законный» атрибут. Впрочем, в современных реалиях общества РФ я категорически отрицаю сквернословие, в том числе в качестве противоречия социуму.

Весь этот нуар, которым пропитано произведение Селина, может иметь некое дидактическое значение (хотя я и не люблю нравоучительности в искусстве, но здесь имею в виду иное).

Во-первых, Селин совершенно гениальным образом не оставляет камня на камне от такого фетиша западного менталитета, как патриотизм (сейчас на Западе ударились в интернациональную толерантность, но это лишь обертка их былого патриотизма, бившего фонтаном во времена Селина). Особенно любопытными мне показались его наблюдения за женским милитаристским патриотизмом, перемешанным с извращенным (а может, и не извращенным?) эротизмом.

Во-вторых, чтение «Путешествия на край ночи» может быть полезно пафосным «жизнелюбам»: уподоблю это тому, как Будда Шакьямуни учил похотливых, указывая им на вид мертвого разлагающегося тела.

По поводу нуара в «Путешествии на край ночи» я приведу цитату из предисловия Теофиля Готье к посмертному изданию «Цветов зла» Шарля Бодлера: «...Иные цветы и не растут на черной и насыщенной гниющими веществами почве, какова почва кладбища старчески-хилых цивилизаций, где среди вредных миазмов разлагаются трупы прошлых веков».

Все действие романа (как внешнее, так и то, что происходит в сознании главного героя), которое есть Путешествие на край ночи, я воспринял как описание двух постоянных процессов.

Первый процесс — бегство главного героя: бегство от всех, всего и вся, в том числе от самого «себя» (я поставил здесь кавычки с важной целью); причем это бегство сопряжено с неизбывным желанием «послать всех и все к черту». Он все время словно ищет убежище, аллегорией которого является ночь. Но поскольку убежища в этой аллегорической ночи он не находит, остается идти дальше — на ее край.

Второй процесс — непрерывные потери: главный герой теряет признаки и свойства дневной, то есть «нормальной» жизни, коя суть лишь големическая суета — псевдобытие тех, кого в каббале называют «хабал гармин», то есть «дыхание костей». Под конец главный герой теряет главное, за что держится обычный человек — «самого себя», или так называемое «я» (ключевая иллюзия человека). То «я», к которому «прилипают» все иллюзии и омрачения, что и есть «нормальная жизнь».

У главного героя есть своего рода «альтер эго», или «двойник — персонаж по имени Леон Робинзон (эта фамилия как будто является символом изолированности и одиночества). По ходу действия произведения они скитаются и блуждают вместе, или один за другим, продвигаясь к краю ночи. Интересно то, что в их жизни есть только два периода, когда они оказываются в состоянии некоего «успокоения» (укорененности). Робинзон, переехав в Тулузу, обрел перспективу брака с безумно (это слово надо выделить) влюбленной в него девицей, а также легкую работенку — показывать туристам мумий (кстати, изумительно гениальная идея — извлекать доход, показывая тех, кто мертв, тем, кто как бы «жив»). И все это в состоянии слепоты (временного повреждения глаз) — в высшей степени откровенная аллегория. Прозрев, он все это бросает и снова уходит в ночь. Главный герой обрел спокойное доходное местечко, работая врачом в сумасшедшем доме под Парижем — и это тоже весьма прозрачная аллегория Бытия.

В конце романа Робинзон погибает. Дальше главному герою предстоит путешествие в неизвестность без этого странного (я бы сказал — иллюзорного) двойника. А тот, кто путешествует в одиночку, добирается дальше всех — по выражению одного из персонажей романа.

Потеря иллюзии своего «я» — это, наверное, форма безумия (в терминах «нормального» мира). Что ж, для человека, подошедшего к краю ночи, это естественно. Тут я процитирую эссе «Искушение существованием» французского мыслителя Эмиля Чорана: «Только сумасшедший обладает привилегией плавно переходить от ночного существования к дневному: нет никакой разницы между его снами и его бодрствованием». Дополню от себя: и привилегий плавно переходить от дневного существования к ночному.

Оценка: 10
–  [  4  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Книга о нравственном падении человека. Хотя, признаюсь, я не увидела падения. Я не увидела обычного или хорошего человека, который постепенно становится плохим. Тут скорее изначально гаденький пацан развивал свои гаденькие наклонности, но это моё личное мнение. Книга заинтересовала меня тем, что для своего времени считалась прорывом. В ней используется разговорная и обсценная лексика, что в литературе того времени во Франции было, мягко говоря, не принято. Книга автобиографична, что заставляет её воспринимать несколько иначе, чем просто роман о чернухе.

В первую очередь мне хочется отметить качество текста. Конечно, в переводе многое потерялось, я уверена, но мне понравился и язык, и стиль; уж не знаю, сколько там от Селина и сколько от переводчика.

Не стану пересказывать весь сюжет, спойлеров и без того много. В целом о книге: у меня сложилось впечатление, что путешествие на край ночи – эксперимент над собой. Вот только мне бы жаль было разменять единственную жизнь на такое. Однако, поразмыслив, я пришла к выводу, что это лишь подаётся как эксперимент, а на деле – оправдание собственной душевной убогости.

Книга очень угнетает. От неё остаётся неприятный осадок. Больше всего меня тревожит тот факт, что лично у меня Бардамю ненависти не вызывает. Его поведение – не что-то из ряда вон, меня отчего-то оно не удивило, показалось мне вполне обыденным. Это обычный средний мужчина, каких миллионы, и среди них где-то в непролазных джунглях сидит один на весь мир Альсид. И это плохо, по-моему. Хотелось бы жить в мире, где исключением считается Бардамю, а не Альсид.

Не жалею потраченного времени, однако в личную библиотеку приобретать не стану. Навряд ли я захочу перечитать это ещё раз, ведь ночи вокруг меня предостаточно.

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Главный герой по фамилии Бардамю очень глупо попадает на войну. Вероятно, его бы и так мобилизовали туда, но он сам записывается в полк, причём по идиотскому поводу. Мне понравился этот ход – показать дураку, что война – не шутка, показать, как изменяется характер. Но характер не изменяется, повторюсь. Он лишь развивается согласно уже имеющимся наклонностям, что меня и зацепило. Я ждала какого-то перелома, но его нет, либо я недостаточно внимательна. Стоит отметить отношения Бардамю с матерью – они ужасны. Мать лишь упоминается, и после пропадает бесследно, будто её и не было вовсе.

Следующий этап – Африка, работа в колонии. Здесь для меня примечателен был персонаж Альсида, единственного, пожалуй, нормального человека в книге. Он зарабатывает деньги и посылает их девочке – своей племяннице, кажется. Чтобы она смогла получить образование, он терпит жуткие условия в джунглях. Бардамю испытывает стыд, но это всё, на что он способен. И Альсид такой один на всю книгу, а по Бардамю – и на весь мир, пожалуй. Когда я читала объяснения Альсида в том, почему он такой жадный, ни на что не тратится, я ожидала и здесь какой-нибудь грязи. Но не дождалась, и была крайне удивлена.

Далее Бардамю забрасывает в Америку, страну его мечты, страну возможностей. Но что в Америке? Бордели, ещё ярче раскрывается омерзительно утилитарное отношение героя к женщинам. На всех он паразитировал. Даже его тёмный двойник Робинзон, даже его шапочные знакомые вроде Суходрокова удостоены хоть какого-то подобия дружбы, но женщинам не достаётся ничего, кроме мерзостей. Лола, бывшая подруга, нужна ради денег. Молли, проститутка, показанная автором кем-то навроде Альсида, но, сдаётся мне, такой благосклонности она удостоилась только из-за раболепной заботы о Бардамю. Доступна, приятна и ничего не требует – отличная вещь.

Следующая часть приключений происходит во Франции, и для меня остался непонятен момент, почему вдруг Бардамю выбирает профессию врача. Профессия, на мой взгляд, не характерна для мизантропа вроде Бардамю. Я сделала вывод, что это дань биографии автора, а не способ раскрытия персонажа. Его отношения к пациентам двояко – девушку он равнодушно оставляет умирать от аборта, однако бьётся за жизнь мальчика. В этот период в Бардамю будто бы проявляется что-то светлое, и он не хочет встречаться со своей «ночной копией» Робинзоном, однако ненадолго.

Отдельно мне бы хотелось выделить мамашу Прокисс – злобную бабку. Ей злоба помогала жить, и злоба её была здоровая, хорошая. Не как у Бардамю – жалкая озлобленность, реакция на враждебную среду. Однако, несмотря на её железную волю к жизни, мамашу Прокисс побеждает Робинзон, что расстраивает.

Оценка: 8
–  [  1  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Во многом автобиографический самый известный и значительный, но в тоже время скандальный роман французского писателя.

Писатель и человек Селин относится к так называемому «потерянному поколению» — поколению застрявших между двумя мировыми бойнями, людям практически не живших в мирное время.

«Путешествие» рассказывает о молодом французе, воодушевленным патриотическим криком и записавшимся добровольцем в Первую мировую.В первом же сражении наш герой теряет весь романтический флёр и становится дезертиром. Так и происходит от страницы к странице — герой опускается все ниже, довольствуясь малым и пренебрегая честью и достоинством.

Оценка: 6
–  [  1  ]  +

Ссылка на сообщение ,

История человека, который критиковал суть, а не обертку, когда это еще не было мейнстримом.

Мне почему-то кажется, что Селина больше именно в Робинзоне, а не глав.герое. Или, скорее, это две половинки одного целого.

Определенно лучшее, наряду со «Смертью в кредит», произведение автора. Все, что дальше, увы, больше напоминает старческое брюзжание.

Оценка: 9


Написать отзыв:
Писать отзывы могут только зарегистрированные посетители!Регистрация




⇑ Наверх