FantLab ru

Евгений Константинов «Изоляция Застолья»

Изоляция Застолья

Роман, год (сетевая публикация); цикл «Пограничные возможности»

 Рейтинг
Средняя оценка:9.00
Голосов:9
Моя оценка:
-
подробнее

Аннотация:


Капитан милиции Клюев обращается к Сергею Костикову с просьбой задействовать свой необычный талант для поиска маньяка-насильника. Скульптор перевозит композицию Застолье на тайную квартиру, лепит маньяка и помещает его к другим живчикам, чтобы с их помощью вычислить настоящего преступника. Но по неосторожности Сергей сам превращается в живчика и оказывается на слепленной им территории. Там он понимает, что каждый живчик – копия конкретного человека, с которым он пересекался в реальной жизни. Тем временем маньяк проявляет себя и в Застолье.

Входит в:



Издания: ВСЕ (1)


Электронные издания:

Изоляция Застолья
2014 г.




Доступность в электронном виде:

 

Отзывы читателей

Рейтинг отзыва



Сортировка: по дате | по рейтингу | по оценке
–  [  2  ]  +

Ссылка на сообщение , 11 ноября 2017 г.

Очень достойное продолжение темы. Автор продолжает расширять вселенную, помимо новых персонажей и локаций в игру добавляется настоящий маньяк, который оказывается очень хитрым сукиным сыном , часть обитателей Застолья также проявляет нешаблонные моральные качества, как в плохом так и в хорошем смысле. В целом мир развивается, Герой даже строит предположения как сделать мир независимым от его вбросов, и тут поднимается интересная тема попадания его самого в Застолье, попытки выбраться, а поьом и перекрытие лазейки для спасения остальным, Владу в первую очередь. Написано все живо, выпукло, интересно.

Оценка: 9
–  [  2  ]  +

Ссылка на сообщение , 26 мая 2017 г.

Прямое продолжение романа «Хобби Сереги Костикова». Мир Застолья раскрывает образы одушевленных главным героем персонажей, а их создатель на собственном опыте узнает, как суметь прожить несколько дней без спиртного и при этом не упасть духом.

Присутствует любовная линия и не одна, поиск маньяка — насильника с сопутствующим этому процессу риском и жертвами, а также увеличение территории, населения и страстей в Застолье, сопровождаемое развитием социума и ростом психопатии у прототипов живчиков во внешнем мире.

В целом — весьма достойный роман, изложенный хорошим литературным русским языком, с рыболовными и охотничьими подробностями.

Оценка: 9
–  [  2  ]  +

Ссылка на сообщение , 12 сентября 2016 г.

Прочитав «Хобби Серёги Костикова» я с удовольствием взялся за продолжение. Даже можно сказать с нетерпением, уж очень хотелось узнать что дальше. И книга меня не разочаровала. Фантастический детектив, на мой взгляд, высшей пробы. Нет если разобраться то дело для классических детективов обычное, но вот само расследование или правильнее будет сказать метод расследования не совсем обычен. Стоит читать эту книгу только ради этого.

Но книга порадовала не только расследованием. Она порадовала своим непредсказуемым сюжетом. Единственно я догадывался что Шуба, рано или поздно, должен попасть в Застолье, но это и всё. Что произойдет дальше и как главные герои из этого выпутаются просто не возможно догадаться. Поэтому читается книга как говорится «запоем». В голове постоянный вопрос:«Что же дальше?». Этот же вопрос остается в голове и после прочтения. Поэтому берусь за «Судьбу Застолья» практически сразу. И рекомендую всем кто любит хорошие книги сделать то же самое.

Балл я снизил всё таки за то, что для меня слишком много подробного описания рыбалки и всё что с ней связано. Я понимаю что для Евгения это святое, он профессионал в этом деле. Но вот я рядовой читатель и в рыбалке не бельмеса. Мне становилось скучно и неинтересно и я просто пропускал эти моменты. Но стоит отдать должное- сцена борьбы Шубы с щукой ,это класс!

Оценка: 9
–  [  3  ]  +

Ссылка на сообщение , 22 февраля 2015 г.

«Запасной выход»

Рецензия на «Изоляцию Застолья» Евгения Константинова

Не прошло и года, как я добрался до второго романа «Пограничных возможностей». Меж тем в мире цикла минуло не более двух недель. Для героев все события свежие и яркие, автору тоже трудно забыть собственное творчество, а вот такому медлительному читателю, как я, по-хорошему, всё надо вспомнить. Но, как ни странно, вспоминать ничего и не пришлось, ибо… ничего не забылось. Уверен, в этом неоспоримая заслуга Евгения.

Собственно, причина, почему я так всё хорошо запомнил, кроется в типе романа. «Хобби Серёги Костикова» я назвал пластилиновым романом, подразумевая внимание к деталям, создающим объёмную запоминающуюся картинку. «Изоляция Застолья» — тоже пластилиновый роман, но с деталями тут есть некоторые проблемы. Взять хотя бы сроки пребывания Серёги в Застолье. То он говорит, что уже две недели, как пропал, то потом осознаёт, что всего восемь дней прошло. Разница, на первый взгляд, небольшая, но ощутимая. Или, вот, возвращение выкинутых за границу Застолья предметов. Честно говоря, совсем неочевидно их возвращение. Почему именно в этот момент, почему не раньше, почему они вообще вернулись? Есть у меня, правда, мысль: всё вернулось, когда Застолье стало окончательно изолированным. Но гипотеза эта белыми нитками шита. Ведь сам же Шуба не знал, что бы произошло с Владом, вылети он «за границу». Где бы он оказался? А тут все пропавшие вещи материализовались на тайной квартире, хотя выкинутые на старой могли бы оказаться там же. И где они вообще находились, пока не объявились? И ещё один вопрос, весьма неприятный, скользкий и с душком: а продукты жизнедеятельности тоже… появились? Не то чтобы мне это интересно, однако вопрос вполне уместен, ведь он может породить новые мысли.

Если предыдущий роман показывал становление дара, знакомил читателя и героя с ним, а под занавес поднёс преступление, что раскрывают с помощью живчиков, то этот роман уже с самого начала задаёт вектор повествования. Хотя здесь уместнее сослагательное наклонение, ибо Евгению, кажется, не так уж сильно интересно было его раскрывать. Как минимум, просто раскрывать. А потому предполагаемый детектив процентов на шестьдесят-семьдесят вовсе не детектив, а… не знаю подходящий термин… назовём это экскурсом. В рецензии «Кто во что горазд» я выделил два процесса и несколько стадий к ним. Что ж, вот как раз эти процессы и развиваются в «Изоляции Застолья». К отношению к дару добавляются две стадии: привыкание и стремление обезопасить созданный мир. К развитию дара добавляется ряд стадий, причём оживление людей не доказано (хотя Боярин и пошёл на поправку, прочая обратная связь не показана; иначе бы Тёзка косвенно убил бы своего прототипа). Начнём с того, что Костиков сам становится живчиком. Если раньше мне было интересно узнать, что же делают и говорят жители Застолья, то теперь это известно. Не думаю, что стоит показывать, что даже у почти что абстрактных живчиков оказались прототипы. Правда, не всегда живые. Любопытнее ментальная связь пластилиновых человечков с настоящими людьми. Она и раньше показывалась, но не с точки зрения самих жителей Застолья. Ну, и, наконец, судьба предметов после вылета за пределы площадки. Выяснилось, что Владу и Машке можно было спокойно шагнуть в неизвестность, и злоключения (или беззаботная жизнь, как посмотреть) их кончились бы. Правда, когда Серёга сделал горную речку и отрезал от всех Застолье, он почти заключил в ловушку самого себя, потому как чихни кто-нибудь ещё в следующий раз, и придётся Шубе коротать свои дни на пластилиновой территории. Честно говоря, дальше наблюдать за развитием истории не будет интересно, так как главная интрига всё-таки пропала. А заключалась она, по крайней мере, для меня, в том, как быть с людьми, ставшими живчиками.

Отличным решением я считаю введение такого милого персонажа, как Даша. Во-первых, получились прекрасные отношения с протагонистом, во-вторых, читателю дали возможность лучше взглянуть на вкусы мужика в отношении девушек. Уж не знаю, как для автора, мне любая азиатка не кажется привлекательной, а вот рыжая «европейка», так сказать, — вполне отличная замена. Единственное, что я бы убрал из романа, касается всего эпизода с поездкой на охоту. Да, Константинов начал в нём раскрывать Дашу и её отношения с Шубой, заодно показав, как последний демонстрирует возлюбленной свой дар. Однако при всём при том ценность всего этого эпизода минимальна. Выглядит скорее как дань уважения охотникам и охоте, не более. Для сюжета же — абсолютно лишнее место. Впрочем, благодаря гладкому «вкусному» языку Евгения Константинова, отступление не выглядит прям вообще не в тему. Даже на темпе повествования не особо сказывается, но тут в основном потому, что темп как раз небыстрый, размеренный. Некоторая подвижность появляется во время разбирательств в Застолье, когда пытаются разобраться в смертях, да в финале, когда всё встаёт на свои места.

Напоследок скажу, что мне почему-то показалось, что Игорь Акимов в реальной жизни — Игорь Алимов. Между ними есть отличия, но вот почему-то такая ассоциация нарисовалась. Наверное, виной тому разница в одну-единственную букву в фамилии.

В целом, «Изоляция Застолья» получилась аппетитным, наполненным атмосферой добра хорошим романом. И, на мой взгляд, он отлично расставил точки над большинством «i», какие я смог углядеть.

Оценка: 8
–  [  7  ]  +

Ссылка на сообщение , 22 января 2015 г.

Начну с того, что понравилось. В первую очередь, как и в предыдущих работах, хочется отметить прекрасный слог. Это тот редкий случай, когда отдельные слова просто не замечаешь, сразу складывается образ, картинка, событие. Единственное исключение — «добре» капитана Клюева, которое иногда прилипает и к Костикову. Но это произведению в плюс. У каждого из нас есть либо собственное любимое словечко, либо знакомые с таковым. Подмеченная автором деталь вызывает улыбку и добавляет жизни в сюжет. Наверное, таких деталей в произведении немало, поскольку оно воспринимается не как фантастика, а как реализм — история, случившаяся с кем-то совсем недавно в соседнем дворе или городе. Создается ощущение причастности, к персонажам привыкаешь, и заглядываешь в книгу как в гости к родственникам.

По атмосфере роман отличается от предыдущей книги цикла. Обстановка ужесточилась. Костиков все-таки превратил свое Застолье в маленькую тюрьму, отнял у пластилиновых человечков право распоряжаться собственной жизнью — единственное право, которое у них было. При этом действия его были продиктованы заботой о безопасности человечков — слишком уж пластилиновые злодеи распоясались. Но... Серега в Застолье побывал, изнутри выглядит оно следующим образом:

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Комната с невысокими стенами, в которую они его завели, выглядела донельзя убогой. В армейской казарме помимо коек были хотя бы еще тумбочки, табуретки, здесь же – только кровать с двумя подушками и одеялом, и – всё!

Был и разговор с Дашей:

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
– <...>Но я даже не этого больше всего боюсь, Сережа. Я боюсь, что возможности перешагнуть за борт может не оказаться.

– Как это? – отстранился он от Даши.

– А вот теперь представь, что не ты – Вышний, а кто-то другой верховодит Застольем. И он просто-напросто ограждает со всех сторон нашу обитаемую территорию стенами, через которые живчикам, при всем желании, ну никак не перелезть. Создает, так сказать, двойную изоляцию Застолья. А тебя и ни одного друга рядом не окажется. Тогда мне придется умирать окончательно, без всякого потенциального воссоединения душ. Но – как? Как умирать?

Тем не менее, при первой возможности Костиков сделал именно то, что больше всего пугало Дашу — превратил Застолье в полноценную тюрьму. Все-таки первое впечатление от героя, сложившееся после прочтения рассказа «Еще одно хобби Сереги Костикова», находит свое подтверждение. Для него живчики — не столько подопечные, за которых он несет ответственность, сколько игрушки для криминологических и психологических экспериментов. Причем сам он этого не осознает. Играет живыми в общем-то существами, не задумываясь серьезно об их судьбе. Способность творить живое не всегда сопровождается ответственным отношением к результату творения. Это и про библейский прототип сказать можно, да и про любого из нас, по образу и подобию созданных. Так что Серега живым человеком получился, не герой в белом плащике, не злодей в черной маске, а по ситуации, куда кривая выведет. Думаю, это книге тоже в плюс. Абсолютные герои и злодеи в нашем мире как-то не встречаются, а Костиковых предостаточно, поэтому наблюдать за таким героем интересно и полезно.

Теперь о том, почему этот роман показался мне чуть слабее предыдущего. Он начинается с пересказа событий предыдущей книги, и далее действие еще несколько раз прерывается пересказами того, что читателю уже известно. При этом, если из текста все пересказы вычеркнуть, на развитие сюжета это никак не повлияет. Даже не читавший первый роман человек прекрасно все поймет без них. Второй играющий в минус книге момент — это рассуждения о смертной казни и невостребованности современной фантастики. Темы эти не для историй о Застолье. Их нельзя просто упомянуть мимоходом. А развить в рамках такого сюжета не получится. Это же не рассуждения о рыбной ловле и охоте или о темах рыболовства-охоты в живописи, которые в сюжет включаются органично и придают произведениям элемент познавательности.

И один момент я не поняла. Вывод Костикова о слиянии пластилиновой и живой Юли базируется вот на этом:

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
А потом столкнул Юльку в пропасть, и она поняла, что погибает. А на самом деле – проснулась. В ужасе проснулась.

Перечитав рассказ Кати о сне Юли дважды, я так и не поняла, почему сделан такой вывод. Юля увидела во сне момент гибели своей пластилиновой копии. Из этого вовсе не следует, что она воссоединилась с личностью своей копии. Просто последний сон из застольной реальности. Соответственно, непонятно, почему пластилиновый мусор из застолья появился в коробочках только в этом романе. Пустые бутылки и прочий мусор Зинаида и раньше за борт выбрасывала. Помнится, в первом романе даже какое-то животное за борт выпадало. Но это не принципиальные моменты. Просто не совсем понятные.

В целом же впечатление от второго романа очень хорошее. Сюжет увлекает, и чисто по-житейски история интересная, есть место и для улыбки, и для недовольного фырканья, и для грустных вздохов о несовершенстве природы человеческой, так сказать. Под внешней легковесностью не такая уж легкая история прячется. Счастливый и трагический финалы имеют равные шансы на воплощение.

Оценка: 8
–  [  3  ]  +

Ссылка на сообщение , 28 декабря 2014 г.

Приключения Сереги Костикова продолжаются...

Понравилась идея автора продолжать использовать дар Сереги для разоблачения преступников(так ведь можно создать целую серию детективов).К тому же здесь мы сможем увидеть мир Застолья глазами живчиков и понять их происхождение. Ну и любовная линия здесь тоже присутствует, что как бы подчеркивает многогранность произведения.

Больше всего мне нравится то, что Серега уже второю книгу остается обычным человеком и не смотря на свой дар не претендует на какие-либо высоты. А сколько раз он бы мог использовать свою лепку в злых, но в оправданных целях...

Оценка: 10
–  [  4  ]  +

Ссылка на сообщение , 19 декабря 2014 г.

«Чем дальше в лес, тем толще партизаны!» Иначе говоря, чем больше читаю Константинова, тем бОльшая фишка в его творчестве в плане прикольности. Или я просто полюбила этого автора?

В «Изоляции Застолья» у главного героя Сереги Костикова не только возникает новая любовь, да еще и при таких своеобразных обстоятельствах, что впору по этим приключениям художественный фильм снимать (впрочем, у автора большинство произведений именно кинематографичны).

Чтобы разоблачить, так называемого маньяка-песенника, скульптор лепит его условную фигурку и помещает в Застолье. При этом случайно и сам оказывается на территории Застолья – в уменьшенном виде, в качестве такого же живчика, как и остальные персонажи… И постепенно он узнает, что все эти персонажи не просто его выдумка, с каждым он пересекался в реальной жизни.

А как же маньяк-насильник? А тут еще и любовные четырех-пятиугольники… Вот тут и начинается самое интересное…

Оценка: 10


Ваш отзыв:

— делает невидимым текст, преждевременно раскрывающий сюжет, разрушающий интригу

  




⇑ Наверх