FantLab ru

Сергей Шаргунов «1993»

Рейтинг
Средняя оценка:
7.25
Голосов:
16
Моя оценка:
-

подробнее

1993

Другие названия: 1993. Семейный портрет на фоне горящего дома

Роман, год

Аннотация:

«1993» — семейная хроника, переплетённая с историческим расследованием. 1993-й — гражданская война в Москве. Время больших надежд и больших потрясений. Он и она по разные стороны баррикад. История одной семьи вдруг оказывается историей всей страны.

Входит в:

— журнал «Роман-газета, 2015, № 1», 2015 г.

— журнал «Роман-газета, 2015, № 2», 2015 г.


Лингвистический анализ текста:


Приблизительно страниц: 372

Активный словарный запас: очень высокий (3383 уникальных слова на 10000 слов текста)

Средняя длина предложения: 46 знаков — на редкость ниже среднего (81)!

Доля диалогов в тексте: 44%, что немного выше среднего (37%)

подробные результаты анализа >>


Номинации на премии:


номинант
Национальный бестселлер, 2014 // Национальный бестселлер

номинант
Национальный бестселлер, 2014 // Молодежный Национальный бестселлер

номинант
Ясная Поляна, 2014 // XXI век

Похожие произведения:

 

 


Издания: ВСЕ (4)

1993
2013 г.
1993
2018 г.

Периодика:

«Роман-газета», 2015, № 1
2015 г.
«Роман-газета», 2015, № 2
2015 г.





Доступность в электронном виде:

 


Отзывы читателей

Рейтинг отзыва



Сортировка: по дате | по рейтингу | по оценке
–  [  9  ]  +

Ссылка на сообщение ,

В конце XIX — начале ХХ века на западе появилось идиоматическое выражение «как в русском романе», означающее психологическую достоверность и акцент на мятущейся душе. Перед нами – прекрасный образец «русского романа». Достойный классиков и психологизмом, и драматургией, и выразительностью слова, и беспощадным обнажением социальных язв. Чернуха? Ровно такая же, какая выходила из-под пера Бунина и Достоевского. В этой книге нет персонажей. Такое ощущение, что перед тобой через кухонный стол сидит уставший мужик и рассказывает свою жизнь. Живые люди с тщательно выписанными судьбами, неуверенные, ошибающиеся, искренние, с простыми желаниями и неспокойными душами, оказавшиеся волей случая посреди весьма жестокого времени.

Срез эпохи. Агонирующее общество рожает чудовище. Роды вообще очень нелицеприятный процесс; и довольно кровавый. Обычно – радостный, но тут рождается монстр, и непременное условие его рождения — смерть матери. Воодушевление перспективами перестройки сошло на нет, раздавленное выпущенными на волю низменными мотивациями. Социальный дарвинизм. Примат подонков над людьми. Еще свежа в памяти жизнь в благополучной, великой, заботливой стране, кажется – руку протяни… И обворованные люди отчаянно пытаются если не вернуть всё назад, то хотя бы сберечь остатки. С ними яростно бьются такие же кинутые люди, все еще ослеплённые обманным сиянием обещанного будущего; не понимающие, что сами ничем не отличаются от проклинаемых ими предков, которые упрямо строили неизбежный коммунизм.

Год-апогей бешенного политического накала, когда любой школьник легко рассуждал об экономических стратегиях, мог на пальцах объяснить, как «обустроить Россию», и знал в лицо большинство действующих политиков. Время, когда трансляции съезда народных депутатов затмевали рейтингом ток-шоу.

Политический раскол, прошедший сквозь среднестатистическую семью и вышвырнувший на периферию ребенка — очень поверхностный взгляд.

Стихийный социалист и демократка-вопреки. Перед нами – бегство от реальности. Перед нами – социально приемлемая форма межличностного конфликта, позволяющая выплеснуть негатив, не швыряя в лицо сокровенное, бессмысленное и беспощадное. Потому что истинная причина происходящего между этими людьми – нищета, беспросветность, отсутствие будущего и жесточайшая фрустрация (категорическое несоответствие жизни ожиданиям). Но в своем бережливом друг друга конфликте они идут до конца, как истинные дети воспитавшего их общества, почти погибшего, и умирающего окончательно в них самих на последних страницах книги.

А дети тем временем клонируют судьбу родителей… А страна — клонирует свою собственную историю.

Оценка: 10
–  [  1  ]  +

Ссылка на сообщение ,

«1993» закончен в 2012 году. Время сыграло с автором злую штуку — сейчас описание бунтующего народа и властного произвола читаются совсем по-другому. А житейско-семейные трещинки героев мало тронули, попытки обозначить идеологический конфликт мужа и жены неубедительны, на мой взгляд.

Зарисовки на баррикадах получились удачно — весь яркий спектр, от городских сумасшедших до революционной молодежи, авантюристов, политиков и боевиков. Позабавил штришок про выгнанного Кургиняна.

Оценка: 7


Написать отзыв:
Писать отзывы могут только зарегистрированные посетители!Регистрация




⇑ Наверх