Блог


Вы здесь: Авторские колонки FantLab.ru > Авторская колонка «Алекс Громов» облако тэгов
Поиск статьи:
   расширенный поиск »


Страницы:  1 [2] 3  4  5  6  7  8  9 ... 16  17  18

Статья написана 27 сентября 11:37
Размещена также в рубриках «Интервью», «Другая литература»

Владимир Торин – писатель, автор романов, в которых реальность тесно переплетена с фантастикой, а исторические факты и тайны прошлого с загадками современности.

Где, по-вашему, проходит четкая грань между фантастикой и реальностью?

Я глубоко убежден, что вообще никакой грани между вымыслом и реальностью нет. Очень часто то, что нам кажется совершенно невероятным, происходит в жизни, в реальной жизни. Иногда самые смелые предположения «не добивают» до уровня удивительных вещей, которые могут существовать в реальной жизни. Поэтому я считаю, что никакой грани нет. То, что кому-то кажется нереальным, для кого-то абсолютно реально. То, что многим кажется буквально волшебством на самом деле совсем не волшебство, и в жизни встречается.

Для чего служит фантастический вымысел — будить воображение, обострять чувства и восприятия или создавать логические модели вероятностного грядущего?

Все очень просто – человек должен мечтать. Человек должен всегда к чему-то стремиться, даже к совершенно нереальному, волшебному, недостижимому. Вот для чего нужен вымысел. Если бы человек не мечтал он бы никогда ничего не добился в жизни. И не было бы мобильных телефонов, подводных лодок, космических кораблей, телевидения – ничего бы не было, если бы человек не мечтал, не предполагал, что его вымысел как-то воплотится в реальной жизни. Поэтому мое абсолютное убеждение — человеку нужен вымысел для создания реальной жизни. Человеку это не просто нужно – человеку этого недостает в обычной жизни. Нужно, чтобы в жизни человека всегда была мечта, и всегда был вымысел.

У вас в романах есть зеркала, способные быть порталами между временами, всемогущие тайные организации, невероятные плоды научных исследований… Какую роль в вашем творчестве играет фантастическое допущение?

Огромное. Я убежден, что если человек допускает существование волшебства, то с ним рано или поздно оно случается, сбывается что-то необычайно красивое и доброе. И если человек в это верит, когда-нибудь это у него будет. Поэтому я всех призываю к тому, чтобы верить в волшебство, в простой обыкновенное чудо, как говорил Шварц, и оно непременно сбудется.

«Когда человек спит, его мозг настраивается на определённую частоту, как радиоприёмник. И вот, представьте себе, частота мозга каждого спящего человека абсолютно уникальна! Как отпечатки пальцев. Если вычислить частоту конкретного человека, можно проникать в его сны». Что забыли учесть исследователи? Почему описанный вами в романе эксперимент чуть не приводит ко всемирной катастрофе?

Я объясню, почему. Потому что каждый человек уникален. Каждый человек – это целая вселенная, космос, причем гораздо более глобальный и объемный, чем известная нам вселенная. Так вот, если бы правители разных стран, власть имущие, это понимали, то возможно, не было войн. Возможно, жизнь на земле была бы другой. К сожалению, мы забываем, что каждая жизнь каждого человека уникальна, хотя именно об этом нельзя забывать, прежде всего, тем, от кого зависят жизни тысяч и миллионов людей. И тогда никакого мировой катастрофы не будет.

Нужна ли нашим современникам классика, в том числе фантастическая, и почему?

Конечно нужна, потому что классика вечна. И из классики можно получить ответ на любой животрепещущий вопрос, и он будет всегда актуальным. Вне зависимости от того, когда была написана классическая книга. Просто уже многими поколениями она выбрана. Выбрана как то, что дает абсолютно универсальный ответ на все вопросы.

Какой, по-вашему будет литература будущего?

Она будет замечательной. Так же, как и литература прошлого. Меня всегда забавляет разговор о том, что раньше писали лучше и снимали кино лучше, а вот теперь… Ничего подобного, так происходит каждое поколение. И безусловно, наше время тоже даст целую плеяду прекрасных классиков. Конечно, будет классическая литература XXI века, это будет совершенно нормально, и дети будут изучать ее в школах. Жизнь продолжается, она не остановилась сейчас, она идет так же как два века назад, три века назад… И тысячу лет назад, о чем собственно и пишется в моих книгах «Амальгама» и «Тантамареска». Тысячелетиями не меняются базовые понятия – счастье, любовь, доброта, предательство…

Какие книги вы взяли бы с собой, если бы вам предложили отправиться в космос и место на корабле было бы ограничено?

Это связано с вопросом, как изменится литература в будущем. Я думаю, что изменится не сама литература, а какие-то технические средства. И вот тут технические средства придут мне на помощь. Я возьму какое-нибудь устройство мобильное, куда можно будет закачать гигантские объемы литературы, и закачаю ее туда в огромном количестве. Потому что без литературы нет человека. Закачаю себе туда всю мировую классику, потому что, к сожалению, она еще не вся мною прочитана, закачаю всю современную литературу, которая сейчас популярна, все старинные книги, Библию, Коран, буддистские трактаты, Конфуция… И в длинной космической одиссее буду все это читать.

Как понять, что роман, в котором присутствует фантдопущение, способен заставить читателя поверить в то, что описанное — правда?

Всё очень просто. Если роман написан правдиво, то читатели, во-первых, голосуют за него рублем, а во-вторых, сами для себя решают, что, всё, что там написано, — это правда. Поэтому пишите правдиво! Если писать правдиво, то все и так поймут, что там правда. И наоборот.

Вы помните свои сны? Рождались ли из них сюжеты?

Несомненно! Более того, моя книга «Амальгама 2. Тантамареска» посвящена тому, откуда появляются человеческие сны, как приходят к нам сны, что они значат, почему для человека так важен сон и почему человек одну треть своей жизни проводит во сне. И как это ни удивительно, но вообще книга «Амальгама 2. Тантамареска» пришла ко мне во сне. Она мне приснилась, прямо такая вот такая, как она есть с иллюстрацией в виде картины Жана Ипполита Фландрена «Юноша, сидящий на берегу моря» на обложке… Да, вот такая она мне пришла во сне, где речь была о том, что это должна быть книга о том, как к людям приходят сны, и что они такое.

В фантастических романах глобальные перемены в жизни человека и общества часто происходят внезапно. Сделал шаг — и уже попаданец в другую эпоху. Или совершено открытие — и мир меняется в одночасье до неузнаваемости. На ваш взгляд будущее приходит с шокирующей стремительностью или же незаметно, но плавно и неуклонно изменяет окружающий нас мир?

Скорее мне близка теория про последовательные незаметные изменения окружающего мира. Ведь мы приходим к каким-то совершенно революционным вещам как-то постепенно, незаметно. Постепенно и незаметно входили в жизнь автомобили, телевизоры, или сейчас мобильная связь. Представьте себе 25 лет назад человека с мобильным телефоном, в котором был бы интернет. Это было вообще невозможно даже представить такое. Сейчас это есть у всех абсолютно людей, и никого это сильно не удивляет. А всего-то 25 лет прошло. Но при этом изменения был постепенными, поступательными. Так будет меняться из века в век всё, не спеша, но неуклонно.

Представьте себе — идете вы по делам, а вам навстречу инопланетянин. Вежливый такой, уже человекоязычный. И спрашивает, чего бы ему земного почитать. Ваш совет?

Ну, во-первых, раз инопланетянин уже знает русский язык… А я надеюсь, что он знает именно русский язык, потому что на мой взгляд русская литература самая великая из всех мировых литератур, и не устаю утверждать что именно русские писатели, русская литература является чемпионом мира по количеству нобелевских лауреатов. И я уже со многими об этом спорил, потому что они сразу начинает приводить количественные параметры. Но я тут же вытаскиваю тех нобелевских лауреатов, кто родился и вырос в Российской империи, с русским языком, и их мировоззрение формировалось именно внутри пространства русского языка. Таких литераторов оказывается огромное количество. Люди даже не знают, что очень многие нобелевские лауреаты являются в прошлом подданными Российской империи, людьми, которые говорили и писали на русском языке. Так вот, если этот инопланетянин обращается ко мне по-русски и знает русскую литературу, то значит, он уже каким-то образом сталкивался с Пушкиным или со Львом Толстым. Поэтому я ему посоветую прочитать книгу Владимира Торина «Амальгама». Почитайте, скажу я инопланетянину, вам будет интересно, вы будете лететь в своей летающей тарелке на очередную Альфа Центавра, и вы не пожалеете о времени, потраченном на чтение книги «Амальгама», и ваш полет будет хорош.

Меняются ли от эпохи к эпохе люди или только обстановка в окружающих их временах?

Ну, конечно, нет, не меняются. Конечно, люди остались теми же самыми, как и две тысячи лет назад, три тысячи лет назад, пять тысяч лет назад. Помните, как Воланд говорит, находясь на сцене Варьете: москвичи совершенно не изменились, ну, немного квартирный вопрос их подпортил... А в общем-то все такие же люди, ищут счастья, любят деньги, переживают за близких людей. Всё очень похоже и совершенно не меняется. Антураж вокруг – да, конечно, меняется, но сути происходящего он не затрагивает. Потому что главным остаются вечные темы – счастье, любовь, жизнь, друзья.

А как по-вашему изменились в наше время чудеса и искушения?

Да никак не изменились. Как я выше говорил, человек — он какой был тысячу лет назад, такой и остался. Мы совсем недавно ездили с Алексеем Венедиктовым на Кольский полуостров, где искали таинственную страну Гиперборею. И много рассуждали о том, какой могла быть страна, существовавшая 20 тысяч лет назад. И пришли к выводу, что люди даже двадцать тысяч лет назад были совершенно такими же, как сейчас в XXI веке, втором тысячелетии новой эры. Да потому что человеческая природа одна и та же. Искушение, или желание волшебства, или желание найти свое счастье, оно остается именно таким, каким и было раньше. Меняется только какая-то атрибутика, но она не важна.


Статья написана 21 сентября 18:19
Размещена также в рубрике «Новинки и планы издательств»

Аксессуары и артефакты: Антология / А. Громов, А. Александер, К. Сарсенова, А. Санти, А. Марков, О. Дыдыкина, О. Шатохина, М. Муноди, В. Штром, П. Иванов, А. Макаренко, Т. Безуглая; сост. А. Громов. — М. : Терраарт, 2019. – 400 с.: ил. – (Terraart). ISBN 978-5-00053-994-1

Аннотация:

Что сопутствует Разуму в Космосе и на планетах? У каждой цивилизации — свои аксессуары, которые через столетия становятся артефактами. Кто-то считает их просто безделушками, в лучшем случае сувенирами. А другие обращаются к ним в поисках ответа на самые острые вопросы современной науки. Эта антология объединяет произведения, в которых люди и предметы действуют на равных, проживая собственные судьбы. Клочок старинного шелка способен хранить карты многих пространств, а обломок «небесного камня» превращает летопись в отчет об эксперименте. Но может ли понимание такого предмета отменить весь накопленный человечеством опыт? И что будет, когда посреди Галактики встретятся двое – со своими неповторимыми аксессуарами, уникальным Прошлым и Будущим?

Антология «Аксессуары и артефакты» продолжает серию Terraart, в которой издаются книги, объединяющие новые произведения российских и зарубежных авторов в новом жанре — фантастика non-fiction — использующем элементы реальности для фиксирования грядущего.

Оглавление

ЛЕГЕНДАРНОЕ

Арти Д. Александер. ХТАР

Ольга Шатохина. САРДААНА

Александр Марков. МАСКИ

Алекс Громов. У КАЖДОГО ОНИ СВОИ

А. Санти. ВЕРНУТЬСЯ, НЕ ЗНАЧИТ — ОСТАТЬСЯ

УСОВЕРШЕНСТВОВАННОЕ

Мунован Муноди. К ЗВЕЗДАМ

Ольга Дыдыкина. НАВОДКА И НАХОДКА

Вероника Штром. МОНОХРОМ

Павел Иванов. ЗАГАДКА ТУМАННОСТИ «КОШАЧИЙ ГЛАЗ»

Арти Д. Александер. НЕ ПИСАТЕЛЬ, НЕ ХУДОЖНИК, НЕТ…

Ольга Шатохина. ФАЗЫ БЕГА ЛУНЫ

СОВРЕМЕННОЕ

Алекс Громов, Ольга Шатохина. ГАЛАКТИКА НА ДВОИХ

Карина Сарсенова. ПЕРЕДАТЧИК

Александр Макаренко. ИЗДАЙ МЕНЯ НЕЖНО

Ольга Дыдыкина. ЭДЕМ ДЛЯ ГАНГСТЕРА

Татьяна Безуглая. СОЛАР

Ольга Шатохина. КОГДА ОНИ ПАДАЮТ

Алекс Громов. КОСМОС БУДЕТ ВАШИМ

Подробнее о новой книге: Terraart

Предыдущая книга серии здесь


Статья написана 18 сентября 12:58
Размещена также в рубрике «Рецензии»

Михаил Костин, Алексей Гравицкий. Земля – Паладос — М.: Грифон, 2018 г.

Роман напоминает о золотой космооперной классике — о той самой, где безмерный в своей огромности Космос вполне похож на Землю, причем из предшествующей эпохи приключенческих романов. Герои, злодеи, пираты, отважные капитаны, туземцы, чудаки-ученые. Темные, зловещие копи, шумные порты с кучей соблазнов, девственные леса, таинственные пещеры. И сокровища, отмеченные замысловатыми значками на потертых картах…

И космолеты, в которых пассажиров трясёт словно в старомодной электричке. Такое вот смешение времен, мотивов… и пыльных тропинок далеких планет, в том числе населенных роботами.

Но это современный роман, острый, злой и весёлый. Поэтому авторы искусно играют со всем перечисленным антуражем, не превращая его в пародию, но осмысляя заново и переплавляя вместе с горькими добавками разочарований, на которые так щедро наше время. И получается совсем другое зеркало, отражающее панораму социальных проблем, разбитых идеалов, отчаянных надежд... А что сюжет лихо закручен, так это для лучшего усвоения урока.

И да, уроки там, конечно, есть, а вот занудства нет. Зато имеется целая цивилизация профессиональных зануд, обеспечивающих вагон забавных ситуаций и головной боли всем прочим. Да и само мироздание в романе, мягко говоря, не без юмора. «И ради этого я угнал пиратский корабль? — всхлипнул Исаак. — Ради какой-то собаки?.. Как представлю, что вместо кредитов и драгоценностей вынул из сундука шавку…».

Но в центре действия остается могущественная организация, главная задача которой – защищать Галактику от чудовищных созданий, именуемых Призраками. Они появляются внезапно и вселяются в людей, побуждая тех к жестоким убийствам себе подобных. Никто из охотников за Призраками не задумывается, откуда в действительности возникают ужасные бесплотные существа. Откуда-то. И всё тут.

Вот планета, когда-то бывшая истинным раем, в результате неразумной добычи полезных ископаемых, превратилась в полумертвый мир, где обитают нищие работяги и беглецы. Отсюда мечтают вырваться, но шансов нет. Депрессивная провинция, только в галактическом масштабе. Тут и вылезает одно незримое чудище, прямо из камнедробилки, за которой присматривает юнец по имени Грон, тщетно мечтающий если не о дальних прекрасных мирах, то хотя бы о комнатушке поприличнее. Домечтался, бедняга… Ловить одержимого парнишку отправят самого никчемного сотрудника упомянутой выше организации. Ну нет поблизости никого другого, все заняты. Тоже Призраков ловят.

И хоть бы кто задумался, почему это они вдруг полезли в разных местах, как по команде…

Устоявшаяся репутация – страшная вещь. Её же поддерживать надо, и есть те, кто ради такого пойдет на что угодно. А она всё равно рушится. И почти все оказываются не теми, кем казались на первых страницах. А образцов утонченного вранья будет столько, что тяжело представить. Один из пиратских капитанов, склонный не только к грабежу, но и к философии, говорит герою: «…все остальные — винтики и колесики, всё остальное — красивые слова. Сотни тысяч витиеватых ярких врак, созданных для того, чтобы скрыть одну весьма грубую и неприглядную монохромную правду». Она, конечно, всплывает обрывками с тем же упорством, с каким лезут наружу Призраки. И как бы кому-то не пришлось оказаться перед необходимостью одновременно, причем без промедления, решать, что делать и с ними, и с ней, с правдой этой окаянной…

И отвечать за решение самим без всяких оглядок на усвоенные с детства догматы или распоряжения свыше.


Статья написана 15 сентября 16:32
Размещена также в рубрике «Другая литература»

Каждый месяц Алекс Громов рассказывает о 9 книгах non-fiction.

«Государь, ставший воплощением абсолютной монархии.

Государь, построивший Версаль, сделавший французский двор самым великолепным из королевских дворов в Европе.

Государь, умевший так любить своих фавориток, что его любовные похождения волнуют воображение писателей до сих пор. Равно как и интриги, происходившие при его дворе.

Можно сказать, что Людовик XIV стал кормильцем и поильцем авторов знаменитейших любовных и приключенческих романов: Александр Дюма, Анн и Серж Голон, Жюльетта Бенцони — это только самые громкие и самые популярные в России имена писателей, строивших свои произведения на былой славе и величии Франции эпохи «короля-солнце». И, конечно же, русскому читателю особенно интересно, что правда, а что вымысел в книгах, которыми они упивались в детстве и юности».

Елена Прокофьева, Татьяна Умнова. Людовик XIV. Личная жизнь «короля-солнце»

Книга, рассказывающая не только об одном из самых известных королей в отечественной истории, его фаворитках, придворных и министрах, но и том времени, которое у многих наших современников, ассоциируется с доблестными мушкетерами, всемогущим кардиналом Ришелье и продолжателем его дела, первым министром Мазарини.

Все начинается с самого начала – рождения. Людовик XIV появился на свет в воскресенье 5 сентября 1638 года, в двенадцатом часу утра. Во французской столице по такому поводу началось ликование, звонили колокола, по улицам шествовали праздничные процессии, а вечером на площадях и улицах начались танцы – тем более, что парижская мэрия приказала выкатить из погребов бочки…

В книге подробно изложено, как и почему, именно этот король стал для своих современников «солнцем». Людовик XIV де Бурбон, «король-солнце». (фр. Louis XIV Le Roi Soleil) унаследовал престол в возрасте пяти лет, официально правил больше всех французских королей – семьдесят два с лишним года. В детстве ему пришлось испытать мятежи Фронды, бегство с матерью из восставшего Парижа и поэтому спустя годы Людовик, считавший, что власть монарха должна быть абсолютной, заявил: «Государство — это я!». Авторы книги рассказывают о роскоши королевского дворца (и о ставшем новом чудом света – Версале), празднествах, интригах и любовных приключениях — истории взаимоотношений короля с племянницами кардинала, Марией и Олимпией Манчини, с принцессой Генриеттой Английской и «прелестной хромоножкой» Луизой де Лавальер, с «чернокнижницей» герцогиней де Монтеспан и юной красавицей Анжеликой де Фонтанж, и наконец — с главной женщиной в его жизни: ставшей тайной супругой Франсуазой де Ментенон.

При чем же королевские мушкетеры? 5 сентября 1661 года в Нанте один из высших чиновников (и богачей) суперинтендант Николя Фуке, выйдя с заседания королевского совета, был арестован лейтенантом королевских мушкетеров д'Артаньяном. Далее впавшего в немилость чиновника отправили в Венсенский замок, а позже – в Бастилию. После ареста Фук все его бумаги были доставлены королю, укрепленная им крепость Бель-Иль капитулировала, верные соратники – схвачены, а родственники – высланы из столицы. Начался долгий судебный процесс над Фуке, позже появилась история о «железной маске».

Несколько лет Людовик XIV вел многочисленные войны с соседями, разорив свою страну. При этом королевский двор утопал в роскоши. Отменил Нантский вердикт, гарантирующий подданным свободу исповедания, после чего более двухсот тысяч протестантов покинули Фонацию. Умер король 1 сентября 1715 года, пережив сына и своего старшего внука, так и не унаследовавших трон.

«25 августа король чувствовал себя настолько плохо, что попросил дать ему последнее причастие, после которого сделал важные распоряжения, назначил маршала Вильруа воспитателем дофина, долго беседовал с канцлером Вуазеном и генеральным прокурором Демаре, а потом пригласил Филиппа Орлеанского, чтобы помириться с ним. Его слова очень трогательны:

«Мой дорогой племянник, я составил завещание, согласно которому вы сохраняете все права, которые вам дает ваше рождение. Я поручаю вам дофина; служите ему так же честно и преданно, как вы служили мне… Если его не станет, власть перейдет в ваши руки. Я знаю ваше доброе сердце, ваше благоразумие, вашу храбрость и ваш ум; я убежден, что вы возьмете на себя заботу о достойном воспитании дофина и что сделаете все возможное для облегчения участи подданных королевства».

Прекрасные слова, но потом король добавил: «Я сделал некоторые распоряжения, кои считал разумными и справедливыми для блага королевства, но поскольку все предусмотреть невозможно, то в случае необходимости внести какие-либо изменения будет сделано то, что будет сочтено необходимым».

Очень туманное заявление, которое Филипп Орлеанский поймет вполне, только когда увидит тайное завещание короля.

На следующий день король попрощался с будущим Людовиком XV, давая ему последние наставления, которые пятилетний малыш вряд ли запомнил. По крайней мере, будущее покажет, что он не особенно внял словам великого прадеда о том, чтобы никогда не забывать о своих обязанностях и по мере сил облегчать участь народа. Впрочем, — об этом никогда особенно не заботился и сам Людовик XIV».


«Крупнейший русский иконописец XVII века Симон Федорович Ушаков (1626–1686) жил в переломную эпоху перехода от Средневековья к Новому времени. Он родился через десять с небольшим лет после завершения Смуты, умер — в начале петровского царствования.

Историки неоднократно высказывали мысль о том, что процесс преобразования русской жизни, искусственно ускоренный Петром I, начался задолго до его реформ. Деятельность Симона Ушакова — яркое тому подтверждение. Воспитанный в традициях средневекового русского искусства, но обладающий широким кругозором, мыслящий, ищущий и готовый к восприятию нового, Симон Ушаков, как творческая личность, явил собой переходный тип от средневекового мастера-иконописца к художнику Нового времени. Он первым попытался отойти от традиционной условно-плоскостной манеры древнерусской живописи и наметил переход к новой эстетике реализма, или, по его собственным словам, «световидности» и «живоподобности».

Будучи разностороннее одаренным человеком, Ушаков работал во многих видах и жанрах изобразительного и прикладного искусства: писал иконы и парсуны, расписывал фресками храмы и царские палаты, делал рисунки для боевых знамен и книжных гравюр, чертил географические карты и планы, создавал эскизы бытовых предметов. На протяжении многих лет он возглавлял Иконописную мастерскую при Оружейной палате в Кремле, которая к тому времени стала центром всей художественной жизни России».

Татьяна Муравьева. Московский изограф Симон Ушаков

Издание рассказывает об известном русском иконописце и о повседневных деталях сложной и драматичной эпохи, знаменовавшей переход от Средневековья к Новому времени. Всю свою жизнь Симон Ушаков прожил в Москве. На одном из планов Москвы 1660-х годов на Варварке отмечен участок с подписью: «двор иконописца Симона». Он создал собственную «ушаковскую» школу, среди его учеников, последователей и сподвижников были известные художники — Гурий Никитин, Георгий Зиновьев, Иван Безмин, Никита Павловец. Во многом творчество Ушакова повлияло на стилистику всей русской живописи второй половины XVII века.

В мае 1656 года русская армия под предводительством Алексея Михайловича вступила в Полоцк. При торжественной встрече государя его приветствовали монахи Богоявленского монастыря, 12 учеников школы под руководством Симеона Полоцкого прочитали перед царем «Метры на пришествие великого государя Алексея Михайловича». Через 4 года на созванный в столице очередной церковный собор царь позвал Игнатия Иевлевича, который прибыл в сопровождении Симеона Полоцкого со своими учениками. 19 января 1660 года во дворце перед Алексеем Михайловичем Симеон Полоцкий выступил с торжественной восхваляющей речью, а затем произнес приветственную речь, а его ученики продекламировали восхваляющие стихи. В них Российская держава сравнивалась с небом, государь — с солнцем, жена царя Мария Ильинична — с луной, царевич-наследник — с утренней денницей, а государевы сестры и дочери — со звездами. Прошло несколько месяцев, и во Франции король Людовик XIV был впервые назван Солнцем, и вошел в мировую историю, как «король-солнце».

Симон Ушаков был консультантом по работам, связанным с иконным письмом. В 1660 году прибывшее в Москву персидское посольство привезло дары от шаха Аббаса II. Среди них была медная доска, на которой была искусно выгравирована Тайная Вечеря. Этот дар восхитил царя Алексея Михайловича и он попросил персидских послов пригласить мастера, его сделавшего, в Москву, к царскому двору. Через шесть лет Богдан Салтанов (которого также называли Иван Иевлевич) оказался в Москве. Приезжий мастер, родившийся в Новой Джульфе (армянской колонии в Персии), как отмечено документе, составленном дьяком Оружейной палаты, «сказал за собой мастерства же варить олифу самую добрую, которой по его мастерству на Москве варить не умеют». Симон Ушаков, которому поручили оценить качество олифы, заявил, что «та де олифа добра… А если великий государь укажет, он-де, Симон Ушаков, таковую ж олифу сварить чает его Богдана и лучше, да иные иконописцы, кому он, Симон, тот олифной состав укажет, такову олифу против армянина Богдана и на Москве сварят».

Симон Ушаков расписывал потолок в покоях второй жены Алексея Михайловича — Натальи Кирилловны Нарышкиной, дочери небогатого и дворянина из Смоленска. По Москве ходили слухи, что в юности в доме своего отца будущая царица «в лаптях ходила». По заказу царицы Ушаков написал образ Николая Чудотворца и список с чудотворной Казанской иконы Божией Матери, привезенной из Калуги.

«В 1667 году Алексей Михайлович распорядился заново расписать стены в Грановитой палате — парадном зале царского дворца. Этот дворец был построен в конце XV столетия при Иване III итальянскими зодчими Марко Руффо и Пьетро Антонио Солари.

Большая и Средняя палаты, получившие впоследствии названия Грановитой и Золотой, представляли собой древнейшую часть дворца. Грановитая палата предназначалась для наиболее торжественных церемоний: здесь принимали поздравления государи после своего вступления на престол, здесь объявлялись наследниками царские сыновья, праздновались победы, устраивались «большие столы» в честь каких-либо событий государственной важности и приемы иностранных послов. Стенные росписи Грановитой палаты, выполненные в конце XVI века, должны были соответствовать ее высокому назначению, в зримых образах представляя величие Русского государства. Наряду с сюжетами из Священной истории и «притчами», на стенах Грановитой палаты были представлены композиции, посвященные легендарной истории возникновения царской власти на Руси, по преданию, унаследованной от римских императоров; а также портреты русских правителей: Владимира Святого, Ярослава Мудрого, Владимира Мономаха, Юрия Долгорукого, Ивана Калиты, Дмитрия Донского и других, вплоть до последнего Рюриковича — Федора Иоанновича, у трона которого стоит в то время еще просто боярин — Борис Годунов.

Эти росписи сильно обветшали, и государь решил заменить их новыми. Возглавить работы было поручено Симону Ушакову. Он составил «сметную роспись», согласно которой для исполнения стенного письма требовалось «иконописцев 50 человек добрых мастеров, середних — 40 человек». Однако Ушакову, как руководителю работ, нужно было решить вопрос, когда их лучше начинать. Государев указ о росписи Грановитой палаты вышел 6 августа, и, чтобы успеть до холодов, мастера должны были очень торопиться. Ушаков понимал, что такая поспешность может повредить качеству работы, и счел своим долгом предупредить об этом руководство Оружейной палаты. О сомнениях художника было доложено Алексею Михайловичу: «А иконописцы Симон Ушаков с товарищи сказал, что Грановитые полаты вновь писать самым добрым письмом в толикое малое время некогда, к октябрю месяцу никоими мерами не поспеть, для того — приходит время студеное, и стенное письмо будет некрепко и нецветно». Государь прислушался к мнению Ушакова и перенес работу на следующую весну».


«Находясь в России во время восстания Пугачева, Дидро не дал себя обмануть лицемерными речами Екатерины о свободе и благоденствии ее подданных. Он писал, что «русская императрица, несомненно, является деспотом», и не без иронии рекомендовал «превосходное средство для предупреждения восстания крепостных против господ: сделать так, чтобы вовсе не было крепостных».

Владислав Смирнов. Образы Франции. История, люди, традиции

В книге доктора исторических наук, профессора МГУ, рассказывается об образе Франции, когда Галлия стала Францией, как происходило объединение страны, религиозных войн и Великой революции. Помимо этого, в книге описаны как французская столица, так и провинции, уделено внимание Бретани, Версалю, Шартрскому собору, прославленным замкам Лауры, Лиону и его окрестностям, национальному характеру и «типичному французу».

Вторая часть книги посвящена прошлому в настоящем, повествуя о системе ценностей, французском красноречии и французской вежливости, а также о тысячелетних связях, соединяющих нашу родину и Францию.

Из писем французского короля Генриха IV, отправленным русским царям, до наших дней дошло два. Первое, 1595 года, содержало просьбу Федору Иоанновичу позволить французскому купцу Мушерону торговать в России. Второе письмо Генрих IV отправил в 1607 году царю Василию Шуйскому. В нем содержалась рекомендация французского купца из Ла-Рошели, ранее одолжившего в долг Лжедмитрию I большие деньги – 3000 рублей. Доверенное лицо и министр короля Франции – герцог Сюлли считал, что «русских следует рассматривать как народ варварский», и если русский царь («которого считают князем скифским») не вступит союз европейских держав под французской эгидой, то «с ним следует обращаться как с турецким султаном, лишить его владений в Европе и отбросить в Азию».

В том же 1607 году во Франции появилась первая книга, посвященная России. «Состояние Российской империи и Великого герцогства Московского со всем тем, что там произошло наиболее памятного и трагического во время царствования четырех императоров, а именно с 1590 до сентября 1606 года» было написано французским капитаном Маржеретом, служившим Борису Годунову, Лжедмитрию I, Василию Шуйскому. Маржерет, владевший русским языком, был свидетелем (и участником) многих драматических событий в России.

«Александр III пришел выводу, что России нужен союз с Францией, чтобы противостоять Тройственному союзу. Начались франко-русские секретные переговоры, которые в 1892 году завершились подписанием военной конвенции о взаимной помощи. Текст конвенции сохранялся в строжайшей тайне, но официальные публичные церемонии показывали, что Франция и Россия стали союзниками. Первой и самой сенсационной из таких церемоний был визит французской военной эскадры в Кронштадт 25 июля 1891 года, еще до подписания военной конвенции. Французских гостей принимала вся официальная Россия во главе с императором Александром III. Царь, сняв шляпу, слушал исполнение «Марсельезы», которая призывала «окропить поля кровью тиранов» и была запрещена в России. Изумление верноподданных было настолько велико, что правительству пришлось опубликовать специальное разъяснение: царь приветствовал не слова, а лишь восхитительную музыку «Марсельезы».

«Несколько стрельцов и два их офицера, Циклер и Соковнин, составили заговор с целью убить Петра I, когда он еще жил в Москве. Для исполнения своего замысла они сговорились зажечь два смежных дома в Москве, и как Государь являлся на всякий пожар, то было решено убить его в это время. Назначили день. В определенное время все заговорщики собрались в доме Соковнина. Но два стрельца-заговорщика, почуяв боязнь и угрызения совести, отравились в Преображенское, где обыкновенно жил Петр Великий и открыли Государю заговор, который намеревались исполнить в тот же день в полночь.

Петр Великий велел задержать доносителей и тотчас же написал записку капитану Преображенского полка Ляпунову, в которой приказал ему тайно собрать всю свою роту, в 11 часов ночи окружить дом Соковнина и захватить всех, кого он там найдет. Вечером Государь, воображая, что назначил капитану в 10 часов, сам в одиннадцатом часу в одноколке, с одним только денщиком, поехал к дому Соковнина, куда и прибыл в половине одиннадцатого. С неустрашимостью вошел он в комнату, где сидели заговорщики, и сказал им, что, проезжая мимо и увидев в окнах свет, он подумал, что у хозяина гости, и решился зайти, выпить чего-нибудь с ними. Он сидел уже довольно долго, внутренне досадуя на капитана, который не исполнил его повеления.

Наконец Государь услышал, что один стрелец сказал на ухо Соковнину: «Не пора ли, брат?» Соковнин, не желая, чтобы Государь узнал об их заговоре, отвечал: «Нет, еще рано». – Едва он произнес эти слова, как Петр вскочил со стула и, ударив Соковнина кулаком в лицо так, что тот упал, воскликнул: «Если тебе не пора еще, мошенник, так мне пора! Возьмите, вяжите их!» — В эту самую минуту, ровно в 11 часов, капитан Ляпунов вошел со своей ротой».

Исторические рассказы и анекдоты из жизни Русских Государей и замечательных людей XVIII-XIX столетий

Первые сборники анекдотов, появившиеся в нашем Отечестве во времена Петра I, по словам Гавриила Державина, представляли собой «некоторый особенный род истории», а точнее факты устной истории, часто поучительные и посвященные выдающимся историческим личностям. В обстоятельном предисловии рассказывается о возникновении самого термина «анекдот», так и об одном из первых собирателей исторических анекдотов, Якобе фон Штелине, призывавшем бережно собирать устные свидетельства о деяниях Петра Великого. Составленный в 1789 году «Словарь Академии Российской» определяет термин «анекдот» как перевод с французского: «достопамятное приключение».

Чем интересны «старые» анекдоты для историков? Являясь феноменом исторического сознания, своего рода народным документом, передаваемым в первую очередь их уст в уста, т.е фактом подлинной устной истории, те анекдоты, в отличие от современных, претендуют (и порой – заслуженно) на подлинность в изложении исторических фактов.

Они не были «просто сочинены», а являются отражением реальных фактов, знаменитых личностей, и даже тех законов Российской империи.

В этих текстах часто присутствует моральная составляющая и проявляется великодушие – как правило царское, но при этом сами правители не забывают повторять, исправляя свои ошибки, что они – тоже люди. Таким образом вместо лубочных псведонародных пропагандистских царей-батюшек, ставших первыми жертвами зарождающегося императорского пиара, в анекдотах предстают наглядные, порой неоднозначные образы владык, их хитроумных сановников и других персонажей, без которых невозможна настоящая история.

В саму книгу включены короткие забавные и поучительные рассказы из шести сборников, вышедших в XIX века и поэтому давно ставших библиографическими редкостями. Одним из самых популярных героев анекдотов был именно первый российский император, совершивший инкогнито поездку в Европу под именем Петра Михайлова, урядника Преображенского полка, а позже наравне с простыми рабочими участвовавший в строительстве Санкт-Петербурга. Так в одной из историй объясняется, как возникло в Северной столице название Крюков канал: царь устроил аукцион картин вернувшегося из-за границы художника Никитина. Приближенные Петра почему-то в этот раз скупились, а присутствовавший на мероприятии подрядчик Крюков дал за картину хорошую цену. И тогда: «Государь подошел к нему, поцеловал его в лоб и сказал ему, что канал, прорытый им в Петербурге, будет называться его именем». В другой истории рассказывается о том, как только что аккредитованный при российском дворе бранденбургский посланник, опоздавший на раннюю утреннюю аудиенцию у Петра, вынужден был отправиться за царем в Адмиралтейство и вручать верительные грамоты на верхушке мачты строящегося корабля.

Многие ситуацию, описанные в этих анекдотах, в XXI веке могут показаться наивными. Но у каждой эпохи – свои разновидности великого и смешного. Вот, к примеру, реальная история-анекдот, которая изрядно веселила наших прапрапрпрадедушек и прапрапрпрабабушек:

«Один помещик желал определить сына в какое-то учебное заведение, для этого ему нужно было подать прошение на Высочайшее имя. Не зная, как написать прошение, и, главное, затрудняясь как титуловать Государя, простак вспомнил, что Государя называли августейшим, и, так как дело было в сентябре, накатал в прошении: «Сентябрейший Государь!» и пр. Прочитав это прошение, Николай Павлович рассмеялся и сказал:

- Непременно принять сына и учить, чтобы не был таким дураком, как отец его!»


«Но вот чего нигде и никогда прежде не случалось, так это балов «черных». Между тем именно таковой бал стал сенсацией петербургского зимнего сезона 1889 года. Первоначально праздник в Аничковом дворце планировался как самый обычный, но в разгар его подготовки пришло известие о самоубийстве австрийского престолонаследника, эрцгерцога Рудольфа. При всех европейских дворах объявили траур. В России поступили так же, однако императрица решила не отменять назначенный бал, вспомнив, как в Вене династия Габсбургов когда-то игнорировала траур в Доме Романовых. Соединив, казалось бы, несоединимое, Мария Федоровна велела всем приглашенным дамам явиться на праздник …в черных платьях! Тот же цвет должны были иметь веера, длинные, по локоть, перчатки, башмачки. Картина получилась фантастической, экзотической и завораживающей. «Все дамы явились во всем черном, в бриллиантах и жемчугах, в белом зале с красными гардинами и стульями пестрели только мундиры. Зрелище было странное, но совершенно захватывающее».

Дмитрий Гришин. Елизавета Федоровна

Жизнеописание принцессы из небольшого германского герцогства Елизаветы Александры Луизы Алисы Гессен-Дармштадтской, которая вышла замуж за великого князя Сергея Александровича, и перейдя в православие стала Елизаветой Федоровной. В тексте подробно рассказывается про воспитание, образование и деятельность Сергея Александровича, придворные мероприятия и фамильные обеды, многочисленные поездки, и назначение Сергея Александровича московским генерал-губернатором.

После убийства мужа она нашла в себе силы простить его убийцу, много времени занималась тем, что бескорыстно помогала пострадавшим на войне, по ее инициативе и поддержке была создана Марфо-Мариинскую обитель милосердия и десятки благотворительных фондов. После прихода к власти большевиков, будучи членом свергнутой династии, была сброшена в шахту.

«Престижный мировой смотр открылся в феврале 1900 года. Восхищенные парижане поспешили в сказочной красоты павильон, представлявший Россию. Рядом с его башнями, зубчатыми стенами и резными крылечками протянулась так называемая «Кустарная улица», состоявшая из барских хором, крестьянских изб и деревянной сельской церкви. Сколько же здесь было диковинок, сколько шедевров! Согласно официальному отчету, по предложению Великой княгини «собранные предметы были пополнены группами: церковною – из художественных работ церковного облачения и обихода, и историческою – объединявшую художественные коллекции вышивок и предметов домашней утвари».

«Царствующая особа носила титул «паша-бей» в отличие от прочих беев – членов дома Хусейнидов, который правил Тунисом с 1705 г. и в первой половине ХХ века насчитывал добрую сотню человек. Наследник престола, старший в доме по возрасту после монарха, назывался «походным беем». Этот титул появился в 1814 г., когда из столицы стали ежегодно совершаться два полувоенных похода (махалла) на юг и на северо-запад страны для сбора дани либо с кочевников, либо с оседлых земледельцев; в таких экспедициях «походный бей» мог замещать государя во главе войска с обозом. В них участвовали и купцы, поскольку побочной целью махалла являлся межобластной товарообмен».

М.Ф. Видясова. Тунис. Маршрут в XXI век

Книга является плодом многолетнего исследования автором истории, экономики, культуры и социальной проблематики Туниса. Эта древняя земля хранит память о многих событиях, имевших важное значение для всего мира. От финикийцев и Карфагена – до Второй мировой войны и крушения колониальной системы… Издание, подготовленное при участии при участии Института стран Азии и Африки МГУ и Института востоковедения РАН, раскрывает перед читателем многие малоизвестные страницы тунисской истории.

Именно на территории Туниса в 1943 году союзниками были нанесены серьезные поражения немецким и итальянским войскам, завершившиеся полным изгнанием сил стран Оси с африканского континента. «Фон Арним решил отступать к вади Акарит, сухому руслу между Заливом Габес и солончаком Шотт-эль-Феджадж, и там осуществить перегруппировку войск. Подойдя к вади Акарит своей дорогой, Монтгомери 6 апреля атаковал противника у городка Эль-Хамма, начав бой безлунной ночью, не дожидаясь рассвета. После этого столкновения, бросая за собой убитых, сдающихся в плен и покореженные танки, остатки армии «Африка» откатывались вдоль побережья все дальше на север; сумели сделать бросок к возвышенностям Энфида (у залива Хаммамет), соединившись здесь с итало-немецкими войсками, сосредоточенными против 1-й британской армии. Но за ними следовали по пятам союзники, которые уже готовили наступление из Алжира и с позиций, занятых у Меджез-эль-Баба. Основные усилия были направлены на то, чтобы перерезать морские коммуникации между Италией и Тунисом. Авиация нещадно бомбила порты…».

Одновременно с боевыми действиями, которые велись основными противостоящими сторонами Второй мировой войны, в Тунисе происходили очень важные процессы, связанные с формированием самосознания местного общества. Тема развития тунисской государственности подробно показана в книге, начиная с момента установления французского протектората над Тунисом в конце позапрошлого века и до совсем недавних событий в этой стране.

«6 апреля Черчилль сообщал в Кремль: «На нынешней неделе начнется генеральное сражение в Тунисе. Британские 8-я и 1-я армии, а также американские и французские вооруженные силы – все вступят в бой согласно плану. Противник готовится к отступлению на свое последнее предмостное укрепление. Он уже начал производить разрушения и вывоз береговых батарей из Сфакса… Гитлер с его обычным упрямством отправляет в Тунис дивизию "Герман Геринг" и 99-ю германскую дивизию главным образом воздушным транспортом в составе по крайней мере 100 крупных машин. Головные эшелоны обеих этих дивизий уже прибыли… Наши силы обладают значительным превосходством как в численном отношении, так и в вооружении». Второе «личное и секретное послание от премьер-министра господина Уинстона Черчилля маршалу И.В. Сталину» в тот же день: «Верховное Командование в Северной Африке только что донесло мне, что армия генерала Монтгомери прорвала линию Акарит, захватив врасплох и подавив противника… Преследование продолжается». Из послания премьер-министра 11 апреля: «Все нацистско-фашистские войска отступают на линию Энфидавилла, о которой я Вам сообщал. Наши бронетанковые силы прорвались с запада к Кайруану. 8-я армия продвигается в северном направлении, и мы готовимся нанести сильный удар 1-й армией. Прилагаются большие усилия, чтобы нанести противнику тяжелые потери при попытке бежать морем. Я надеюсь вскоре получить из Африки хорошие вести для Вас». И действительно, 8-я армия вступила 12 апреля в Сус, двумя днями раньше в Сфакс; итало-германские войска были заперты на северо-востоке страны и начали сдаваться».


«12 апреля 1949 г. министр внутренних дел СССР С.Н. Круглов направил на имя И.В. Сталина и Л.П. Берии доклад о ходе строительства дороги от Салехарда к месту будущего порта в районе Игарки: «В 1949 г. на это строительство возложено провести работы на участке от станции Чум до Лабытнанги (на левом берегу Оби, против Салехарда) на протяжении 200 км по улучшению состояния пути, постройке постоянных мостов и труб (вместо имеющихся временных), путевое развитие отдельных пунктов, депо и водоснабжение.

На втором участке строительства от Салехарда до 150 км будут развернуты строительные работы, обеспечивающие укладку в 1949 г. первых 100 км железнодорожного пути…».

Для организации Управления строительства 503 на место в район Игарки самолетами была переброшена группа инженерно-технических работников во главе с руководящими работниками строительства.

Прежде всего рядом с будущей магистралью к концу 1949 г. проложили телефонную линию до Игарки, обеспечив телефонную связь всей строящейся трассы с Москвой. Эта линия прослужила до 1976 г.»

Вячеслав Калинин. Арктический проект Сталина

В тексте, на основании многих архивных документов, рассказывается о судьбе Трансарктической железной дороги. Проект дороги был задуман при Александре III, обсуждался с Николаем II, был одобрен В.И. Лениным, а строительство началось по приказу И.В. Сталина.

В официальных документах оно фигурировало как секретное Строительство 501-503. 4 февраля 1947 года состоялось заседание Совета Министров СССР, который принял постановление «224-104-сс «О производстве проектно-изыскательских работ по выбору места для строительства порта, судоремонтного завода в районе Обской губы и железной дороги от Северо-Печорской магистрали до порта». Согласно этому проекту планировалось Северо-Печорскую железную дорогу продлить дальше на северо-восток до поселка Мыс Каменный (расположенном на полуострове Ямал), где должно было начаться строительство морского порта.

Начальником СПИЭ (Северной проектно-изыскательской экспедиции) МВД СССР был назначен инженер-первопроходец Петр Татаринцев, а главным куратором проекта стал (согласно принятому постановлению) заместитель председателя Совета Министров СССР Л.П. Берия.

Дорога должна была связать европейскую часть России с арктическим побережьем за Полярным Уралом. Окончательное решение, на основании данных, собранных экспедицией Петра Татаринцева, было принято на совещании И.В. Сталина, К.Е. Ворошилова, А.А. Жданова, Л.М. Кагановича, Л.П. Берии. «Будем строить дорогу» — заявил Сталин.

«Один из высокопоставленных сотрудников Управления делами Совета Министров СССР П.И. Иванов 14 августа 1950 г. в докладной записке заместителю председателя Совмина СССР Л.П. Берии сообщал: «Министерство внутренних дел считает, что назначенный Госпланом СССР объем работы на 1951 г. … является совершенно недостаточными и не обеспечивает выполнение заданий правительства по строительству важнейших объектов». Далее П.И. Иванов информировал о том, что МВД просит установить на 1951 г. более высокий объем капиталовложений.

Начальнику ГУЛЖДС МВД Ф.А. Гвоздевскому и начальнику строительства 503 А.И. Боровицкому было предписано закончить к сентябрю 1951 года в Медвежьем Логе (в районе Игарки) вскрышные работы по подготовке к устройству отстойного ковша для зимней стоянки землечерпательных снарядов; направить Игарскому районному управлению дно-углубительных работ Министерства строительства предприятий машиностроения необходимое количество подрывников, а также выделить взрывчатые материалы для производства работ по разрыхлению плотных грунтов и грунтов на участках вечной мерзлоты».


«Эти могучие внутренние схемы, или архетипы, объясняют основные различия между женщинами. Одним, например, для того, чтобы ощущать себя состоявшейся личностью, нужны моногамия, институт брака и дети — такие женщины страдают, но терпят, если не могут достичь этой цели. Для них самое большое значение имеют традиционные роли. Они разительно отличаются от женщин другого типа, которые превыше всего ценят свою независимость, поскольку сосредоточены на том, что важно лично для них. Не менее своеобразен и третий тип — женщины, которых манят напряженность чувств и новые переживания, из-за чего они вступают во все новые личные отношения или мечутся от одного вида творчества к другому. Наконец, еще один тип женщин предпочитает одиночество; наибольшую значимость имеет для них духовность. То, что для одной женщины свершение, другой может показаться полной бессмыслицей…»

Дж. Шинода Болен. Богини в каждой женщине

О том, как достичь счастья и гармонии в жизни, написано множество трудов, начиная с античных времен. Ведь этот вопрос всегда волновал людей. Но долгое время модели благополучной жизни не отличались разнообразием вообще, а женщинам так и вовсе предписывалось одно и то же. В этой книге подробно анализируется и обосновывается тот факт, что счастливая жизнь не может подчиняться единому для всех сценарию. При этом по наблюдениям автора именно женщинам приходится противостоять давлению социума, навязывающего им стереотипную модель поведения. «В любом случае, мне кажется, что женщины просят помощи у психотерапевта ради того, чтобы научиться быть главными героинями, ведущими действующими лицами в истории своей жизни. Для этого им нужно принимать сознательные решения, которые и определят их жизнь. Прежде женщины даже не сознавали, какое мощное влияние оказывают на них культурные стереотипы; сходным образом сейчас они обычно не сознают, какие могучие силы таятся в них самих, — силы, способные определять их поступки и чувства». Возможные варианты преобладающих склонностей и черт характера исследователь классифицирует, называя их именами древнегреческих богинь. Это призвано помочь женщинам осознать свои сильные стороны, поскольку классическая мифология способна одновременно быть индивидуально значимой и восприниматься сходным образом большинством людей, воспитанных в соответствующей культурной традиции. Автор указывает, что возможных сочетаний черт характера, определяющих поведение и склад личности, существует великое множество и показывает, как можно научиться слушать себя и распознавать свои истинные стремления.

«Например, в древнегреческом мифе об Амуре и Психее первым испытанием Психеи стала задача перебрать огромную гору семян и разложить зернышки каждого вида в отдельные кучи. Первой ее реакцией на это задание (как, впрочем, и на три последующих) было отчаяние. Я заметила, что этот миф хорошо подходит ряду моих пациенток, перед которыми стояли разнообразные проблемы, требующие решения. Одной была выпускница университета, увязшая в своей сложнейшей дипломной работе и не знавшая, как упорядочить рабочий материал. Другой — подавленная молодая мать, которой необходимо было понять, куда уходит драгоценное время, расставить приоритеты и найти способ продолжать свои занятия живописью. Каждой женщине, как и Психее, предстояло сделать больше, чем, по ее представлениям, она могла, -- однако препятствия эти возникали по ее выбору. Для обеих пациенток миф, отражавший их собственную ситуацию, стал источником мужества, даровал прозрения о том, как реагировать на новые требования жизни, и придал смысл предстоящей борьбе».


«Внеземная колония, может быть, и возникнет как анклав Земли, сохраняющий наш вид, но она разовьется в самостоятельный мир со своей культурой, правительством и будущим. Уже через одно поколение Земля покажется чуждой детям, рожденным под оранжевым небом. И ностальгию у них будет вызывать запах искусственного воздуха, а не свежего бриза.

Мы представляем себе их небо оранжевым, потому что наш сценарий будущего ведет на Титан. Почему на Титан? Мы перебрали все места, куда могли бы отправиться колонисты, в поисках такого места, где люди будут в безопасности и смогут жить самостоятельно, без непосредственной помощи с Земли, неопределенно долгое время. Работая над сценарием, мы остановились на этом богатом энергией влажном объекте во внешней части Солнечной системы.

Мы не настаиваем на том, что колонию там обязательно построят, и мы уж точно не знаем, когда это случится. Сценарий – это способ организовать исследование будущего, а не предсказание. Это полезное упражнение порождает мысленный эксперимент, который каждый может провести сам, пользуясь надежными сведениями, приведенными нами».

Чарльз Уолфорт, Аманда Хендрикс. За пределами Земли: В поисках нового дома в Солнечной системе

В книге органично сочетаются материалы научных и технических исследований, так и темы, связанные с нашей земной культурой и влиянием окружающей среды, поскольку при освоении космического пространства значение имеют не только оборудование (пусть и самое передовое), но и сами люди, которые отправятся за пределы Земли. Для безопасного далекого путешествия нужно изучить реакцию человеческих клеток на космическое излучение, и людскую психологическую способность долгие месяцы (и годы) провести вне родной планеты, и затем – начать новую жизнь на другой.

Чтобы дорога к звездам не стоила слишком дорого, она должна быть рассчитана (в грядущем) не на единичных путешественников, а многих, а поэтому – неизбежны конфликты между ними, эгоизм и неизбежные бытовые проблемы, как в пути, так и после прибытия.

В самом начале книги («Как предугадывать будущее?») описываются многочисленные ошибки, сделанные во второй половины XX века в попытке предсказать, каким же будет космический туризм и как изменяться в обозримом будущем уже существующие предметы и услуги. Далее («Здоровье как препятствие на пути в Космос») следует рассказ, о том, как люди превращаются во «внеземлян», что в первую очередь связано с адаптацией к невесомости.

Уделено внимание психологии космических путешествий и потенциальному заселению фронтира, причем с учетом уже имеющегося земного опыта.

«Колонии трудно что-то достичь без системы управления. Когда США купили Аляску у Российской империи в 1867 г., американцы хлынули в единственный значимый город, Ситку, в поисках новых возможностей. Но Конгресс не утвердил законодательной базы для сообщества его жителей. Когда горожане попытались поднять школьный налог, у налогоплательщиков не было причины подчиняться. Кроме того, у здешних жителей не было способов зарабатывать деньги. За несколько лет город опустел, большинство новоселов покинули Аляску».


Статья написана 31 августа 22:34
Размещена также в рубрике «Другая литература»

Во время Московской международной книжной выставки-ярмарки буду представлять книги и отвечать на вопросы.

8 сентября в 13.00 на стенде F10-G13 состоится презентация только что вышедшей книги «Тегеран-43».

Громов Алекс Бертран. Тегеран-43. "Большая тройка" на пути к переустройству мира. — М.: Вече, 2018. – 367 с. Серия "Всемирная история". ISBN: 978-5-4444-6668-1

Аннотация:

Период с 1935 по 1946 год — один из самых напряженных и знаковых в истории Ирана. Он включает в себя и важные вехи внутреннего развития страны, и события, связанные со Второй мировой войной, в первую очередь — Тегеранскую конференцию, на которой впервые встретились лицом к лицу все лидеры стран антигитлеровской коалиции. В книге известного историка, лауреата премии им. Пикуля, автора бестселлера "Персия: история неоткрытой страны", рассказывается об отношениях между СССР и Ираном с 1930-х годов, о вводе союзных войск, разгроме немецкой агентуры, ленд-лизе через Иран, самой Тегеранской конференции и ее значении. Уделено внимание версиям подготовки покушения на вождей антигитлеровской коалиции при участии Отто Скорцени.

ОГЛАВЛЕНИЕ

Фрагмент книги:

28 июня Молотов встретился с вернувшимся из Лондона послом Великобритании в СССР Криппсом. Была достигнута договоренность о том, что следует выдерживать «общую линию» в отношении всех стран Ближнего и Среднего Востока, и Ирана в частности. Особо подчеркивалось, что необходимо преградить путь Германии в этот важный регион. В тот же день с Крипсом встретился Микоян, и они обсуждали уже сугубо практические вопросы использования «персидского коридора» — пропускную способность Трансиранской железной дороги, иранских шоссейных дорог и портов.

29 июня Молотов беседовал с послом США и при обсуждении возможности поставок отметил существование пути через Иран.

Проблема заключалась в том, что правительство шаха Пехлеви отказывалось разрешить поставки оружия в воюющий СССР. Объяснялось это ссылкой на то, что Иран соблюдает нейтралитет. Многие участники событий придерживались мнения, что шах стремился «не обидеть Германию», поскольку наступление вермахта на Восточном фронте развивалось летом 1941 года весьма успешно. Обычные грузы Иран был согласен пропускать. Но для Советского Союза подобные ограничения были категорически неприемлемы.

26 июня, 19 июля и 16 августа 1941 года советское правительство направило в Тегеран три дипломатических ноты, в которых речь шла о деятельности немецких агентов на территории Ирана. СССР требовал выслать их из страны. 19 июля и 16 августа ноты аналогичного содержания отправила и Англия. 20 июля посол в Москве С. Криппс передал Молотову памятную записку посольства Великобритании, где говорилось о немецкой агентуре в Иране. Также он сообщил, что английскому посланнику в Тегеране Р. Булларду поручено «поддержать всякое представление, которое его советский коллега был бы уполномочен сделать иранскому правительству по этому вопросу».

Соединенные Штаты в первое время пока еще старались дистанцироваться от вышеописанной проблемы. Американский посол в Москве на встречах с Молотовым говорил о желательности мягкого подхода и надеждах, что шаха все же удастся уговорить оказывать больше поддержки странам антигитлеровской коалиции. Впрочем, когда речь зашла все же о вводе войск, правительство США уклонилось от какого-либо вмешательства даже в форме посредничества...

8 сентября в 14.00 на стенде F24 пройдет презентация книги «СССР: мифы, фейки, парадоксы». Подробнее о книге здесь.

Фрагмент книги «СССР: мифы, фейки, парадоксы»:

25 июня 1959 года в Сокольниках впервые в истории Советского Союза была торжественно открыта Американская национальная выставка «Промышленная продукция США». На выставке, занимавшей площадь парка в семь гектаров, стараниями советских и американских специалистов была возведена за короткие сроки огромная выставочная экспозиция, которая включала в себя помимо трех оригинальных павильонов, множество открытых площадок, в том числе – столь популярные в Америке различные варианты цветников и террас, и даже одноэтажное строение.

Среди технических новинок были привезены последние модели автомобилей, сельхозмашины и бытовая техника. Но большего всего интереса у простых советских людей вызвала заграничная одежда и косметика, а также пластиковые пакеты…

На открытии выставки присутствовали Никита Хрущев и вице-президент США Ричард Никсон. Тогда разыгрались их знаменитые "кухонные дебаты" на фоне образцов новейшей американской бытовой техники. Хрущёв съязвил: «А у вас нет такой машины, которая бы клала в рот еду и её проталкивала?».

«Ваши внуки будут жить при коммунизме», — обещал Хрущев. «Ваши внуки будут жить при свободе», — ответил Никсон.

Фотограф, снимавший эту встречу, утверждал, что Никсон заметил: "Мы богатые, а вы бедные. Мы едим мясо, а вы капусту". На что Хрущев ответствовал с большевистской прямотой: "Да пошел ты!..". В опубликованную стенограмму это не попало. Впрочем, дискуссия вышла всё равно острой, особенно слова Хрущева: «Ну, тогда мы скажем, что Америка существует 150 лет и вот – уровень жизни, которого она достигла. Мы существуем неполных 42 года, и еще через семь лет мы будем на том же уровне, что и Америка. Когда мы вас догоним, и будем перегонять, мы помашем вам ручкой! Если вы попросите, мы можем остановиться и сказать: «Пожалуйте за нами!» Проще говоря, если вы хотите капитализм – вы можете жить так. Это ваше дело, нас оно не касается. Мы можем все еще жалеть вас, но поскольку вы нас не понимаете – живите, исходя из ваших представлений».

6 сентября в 17.00 на стенде D10 состоится презентация книги «Сталин. Цена успеха, феномен пропаганды».

Фрагмент книги:

«Межрабпом собирал щедрые пожертвования, и должен был получать доходы от колхозов и промышленных предприятий, земельных угодий и рыболовных хозяйств, переданных ему в Советском Союзе. Помимо этого, его «неявно» спонсировало и советское правительство. Организация успешно занималась под руководством Мюнценберга пропагандой и контрпропагандой в Европе и Америке, причем использовал для этих целей как личные связи с западными властителями дум и известными личностями, так и выставки советского искусства, кино и печатную продукцию, (в которой он сам великолепно разбирался).

Межрабпом неслучайно называли «трестом Мюнценберга» — вскоре после основания организация стала огромной медиаимперией, которой управлял Мюнценберг, которого вскоре стали за глаза называть "красным олигархом"".

6 сентября в 15.00 на площадке «Первый микрофон» пройдет церемония вручения премии «Terra Incognita».




Страницы:  1 [2] 3  4  5  6  7  8  9 ... 16  17  18




  Подписка

RSS-подписка на авторскую колонку

Количество подписчиков: 46

⇑ Наверх