Блог


Вы здесь: Авторские колонки FantLab.ru > Авторская колонка «witkowsky» облако тэгов
Поиск статьи:
   расширенный поиск »


Страницы:  1  2  3  4  5  6  7  8  9 ... 26  27  28  29 [30] 31  32  33  34  35  36  37

Статья написана 14 апреля 2014 г. 13:45

Книга эта подростковая, пока что лежит у "Престиж Бук" в запаснике.

Поскольку интерес практически к любому творению В. П .Щ. налицо — выкладываю сюда странички две из этого романа.

…………………………………………….

Кружка молока, кусок хлеба – вот и весь завтрак. Объедаться стрельцу не след, тем более, что и кружка большая, двустаканная, и кусок изрядный.

Они пошли за сарай, в уголок двора. Там, за столиком на ножке-столбике, Санька любил читать книги про путешествия. Никого не видно, и кажется, будто ты один-одинешенек на необитаемом острове. Или плывешь на крохотной яхте в океане. Он так и прозвал это место – читальный уголок. Нет лучше места, чтобы рассмотреть клад.

– Посчитаем, состоятельные стрельцы, – Корнейка выложил находку. Узелок. Обычная тряпица, холщовая, как и не сгнила в земле за долгие годы. Магия? или пропитана чем-нибудь особенным?

Он спросил Корнейку.

– Ее прежде выварили в особом составе – сосновая живица, серебряная вода, корень ивы. Нетленная смесь.

Узелок-то узелок, а развязать не получалось. Хитро завязан.

– Давай, я ножик принесу, вмиг разрежем.

– Самое последнее дело – резать там, где следует распутывать. Я ж говорю, клад прятал человек знающий.

– А что будет, если все-таки разрежем?

– Мало хорошего. В школе про Македонского рассказывали, как он узел разрубил, Гордиев? И чем все кончилось?

– Нет, в школе не рассказывали. Пирог говорил. У него книжка есть, про всякие древние фразы, вроде Авгиевых конюшен, перейденного Рубикона. Гордиев узел там тоже был.

Корнейка сосредоточенно возился с узлом и, наконец, развязал его. В узелке лежал цилиндрик, обернутый вощаной бумагой.

Развернули и бумагу – просто, без хитростей. Оказалось – столбик монет Больших. С одной стороны герб с колосьями, с другой рабочий, бьющий молотом по мечу.

– Девять граммов чистого серебра, – прочел он на выдавленные на ребре слова. – Пятьдесят копеек – и серебро!

– Нэпманский полтинник, двадцать четвертого года.

– Хороший, – согласился Санька и, пошарив в кармане, вытащил полтинник современный. – Разве сравнишь? Смешно. Аж плакать хочется…

Плакать, не плакать, а контраст разительный. Старый полтинник большой, красивый, блестящий (Корнейка его еще песочком протер). Нынешний – невзрачный, блеклый, дешевый. Чтобы буханку хлеба купить, таких полтинников нужна горсть, еще и хватит ли… Никому и в голову не придет нынешний полтинник в землю прятать. Пустое дело.

Корнейка тем временем пропесочил все монетки до одной, а затем выложил их на стол. Четыре ряда по шесть монет. Две дюжины.

– А что мы с ними будем делать?

– Старое серебро, пусть и не очень старое, а все ж, да еще пролежавшее столько лет в земле – лучшая защита от ментоскопии.

– От чего?

– Мысли не дает читать. Не то, чтобы совсем не дает, а скрывает сокровенное. Если бы совсем не давало, худо, тут бы тебя и вычислили в момент. А так – читают, что ты-де не прочь покушать, или нос почесать, пустяковые, в общем, мысли. На уровне физиологии. Серебро серую ауру создает. Посмотрит кто – серенькие-серенькие ребятишки. Как кролики. Кто опасается кроликов?

– Получается, вроде дурачки?

– Вот-вот. Олигофрены в стадии легкой дебильности, говоря языком призывных комиссий. В армию годны, голосовать могут, – когда дорастут, рядовые полноправные граждане.

– Выходит, мысли читать можно? – Корнейка задал долго мучавший его вопрос.

– Можно, хотя и сложно. Разрушает мозг и читающего, и читаемого. Не сразу и не весь, а все ж… Черные маги, правда, того не боятся, переводят разрушение с себя на кого-либо третьего. Другое дело, что энергии мыслечтение требует немеряно, и поэтому даже черные маги прибегают к нему редко. Но лучше не рисковать.

– При себе, что ли, монеты носить?

– На себе, – поправил Корнейка.

Он достал из бездонных карманов шорт (поди, магия) клубочек черного снурка. Раз – и продел снурок сквозь полтинник. Получилось вроде серебряной олимпийской медали. Протянул Саньке:

– Носи, только под футболкой. А то разговоры пойдут, и вообще…

Сделав другой медальон он повесил его на себя, третий – на Джоя.

– А что, Джой…

– Конечно, думает. Не так, как люди, конкретнее, образней. Врагу читать его мысли тоже не след.

Сделав еще три медальона – Наташе, Равилю и Пирогу, оставшиеся монеты он опять обернул вощаной бумагой, затем тряпицей, завязал узелком, а узелок спрятал под сарай, где старая доска отошла.

– А как ты снурок сквозь железо, то есть сквозь серебро продел?

– Сверлить жалко, больно структура хороша, сложилась на славу. Пришлось узел в четвертом измерении завязать. Ничего сложного, если навык есть.

– Да, – вспомнил Санька, – я в цирке видел похожее.

– Почему нет? Наш брат часто в цирке работает. Где умный человек прячет лист? В лесу. В цирке магу раздолье: чудесам никто не удивляется, принимают, как должное. Да еще разъезды повсюду, встречи. Чем не работа?

– А как же разоблачения?

– Разоблачения?

– Я видел по телевизору, как разоблачают фокусы.

– О, это целое дело – придумать сложное объяснение простому волшебству. Пока не придумаешь, показывать публике не моги!

Заданий сегодня не давали: отец остался дома, мать тоже. Норушкинцев попросили пока на стройку не ходить. Вот отдадите паи, тогда…

Но отсутствие работы отца не огорчало:

– Ничего, Санька, немножко отдохну. Начнется строительство в Норушке, тут уж не до роздыхов, вкалывать будем от восхода до заката.

– А что, решено дело?

– Как же не решено? Работы в районе никакой, а тут, можно сказать, счастье само в двери ломится. Кем нужно быть, чтобы отказаться?

– Нам рассказали – техника новейшая, космические разработки. Ни одна молекула не просочится наружу. Оно даже и не выгодно – терять ценный продукт, – поддержала мать.

– Что ж они такой расчудесный завод дома у себя не строят, там, где живут?

– Давно уже построили, нам фотографии показывали. А продукцию на своих фермах и потребляют. Выгоднее еще один завод выстроить здесь, чем возить через океан груз, дорог ныне перевоз.

– Разве фотографии, – не стал спорить Санька.

Что спорить? Ясно, уговорили. Легко уговаривать, когда человек – здоровый, сильный, работящий не может месяцами найти работы. Не стало-де ее. А вдруг потому и не стало, чтобы соглашались на все? Хорошо, что завод белково-витаминный. А делал бы газы ядовитые, все равно бы согласились, пусть неделей-другой позже. Делают же атомные бомбы. Ладно, бомбы для обороны всей страны. А эти витаминные концентраты – чтобы скотина росла быстрее. Счастье-то какое…

– Видно, блицкриг почти свершился, – сказал Корнейка, когда они вернулись в читальный уголок. – Все на всё согласны.

– Похоже. Но можно ли что-то изменить?

– В сказках, книжках дело было бы совсем простое. Найти какой-нибудь волшебный предмет – Чашу Зеленой Ртути или Масленку Великого Механика, все бы само собой и уладилось. Увы, мы в другой книжке. Здесь такие фокусы не пройдут. В кустах не рояли – волки!

– А что, есть она – Масленка Великого Механика? – загорелся Санька.

– В музее она, да толку-то... Масленка здесь не причем.

– Что-нибудь другое поможет?

– Думаю, брат Санька, думаю. И ты думай. Условия следующие. Дано: под видом завода белково-витаминных концентратов в Рамонском районе создается плацдарм для вторжения существ иномирья. На их стороне деньги – раз, обещание работы на фоне повальной разрухи два. Против них… – тут Корнейка задумался.

Так что – против? – спустя минуту спросил Санька.

– Это и есть искомое. Казалось бы, против сам факт перерождения человека в биопридаток. Но беда в том… – и Корнейка опять замолчал. Потом продолжил:

– Беда в том, что они и сейчас не самостоятельны. Что начальство велит, то и делают. И единственная мечта подавляющего большинства – о добром начальнике. Подавляющего – это не для красоты говорю. Задавят всякого, кто поперек мечты встанет. Этим и пользуются…

– Жучары, – вставил Санька.

– Жучары? Годится. Пусть жучары. Они обещают работу, уверенность в завтрашнем дне. Завод – это тебе не ларек, завод всерьез и надолго. И человеку кажется, будто у него и выбора-то никакого нет, еще и поспешить нужно, чтобы местечко получше занять. Завод для него – остров для потерпевшего кораблекрушение. Нужно плыть к нему, а что там на острове – людоеды, пустыня или рай земной, видно будет. Написано-то «Рай», и пребольшими буквами.

– Значит, выхода нет?

– Как знать. Они, жучары – не совершенство. Торопятся. Считают, что уже победили. Не могут удержаться.

– Удержаться?

– В Чирках пропали пять человек. Детей. У каждого есть отец, мать – вот уже десять потенциальных противников жучар. Да еще дяди, тети. Завод заводом, но дети тоже пока еще кое-что значат. По крайней мере, свои дети.

А если и другие люди поймут, что опасность – смертельная опасность – грозит и остальным детям, каждому, здесь и сейчас, то, может быть, и воспротивятся тому.

– Может быть? Да ради детей все, как один, встанут против.

– Это ты книг начитался, брат Санька. А в книгах пишут часто не о том, что есть или было, а о том, как должно быть. Жизнь же книг не читает. Нужно узнать, что случилось с пропавшими. Узнать и рассказать всем. Это – шанс.

– Узнать?

– Именно.

– Жаль, вчера, когда в Чирках были, не сообразили. А то глядишь, чего-нибудь, да узнали б.

– Мы и узнали. Пропали ребята, пять человек, но их в округе никто не ищет. Убежали, да и убежали. Разослали – или еще не разослали – приметы, фотографии, пусть транспортная милиция старается.

– А если и в самом деле убежали?

– Впятером? Без подготовки? Они бы непременно что-нибудь с собою взяли – рюкзак, одежду, продукты, деньги. Если, конечно… Да, есть и такой вариант.

– Что уехали?

– Что убежали. И бежать пришлось настолько срочно, что было не до рюкзаков с продуктами.

– Еще и коробочки дурацкие.

– Да. Плохой признак.

– Чем же плохой?

– Обычно ведь как: собираются ребята – мяч погонять или просто… И если кого-то нет день, другой – сразу вопрос: а где Колька или Мишка? Что-то их не видно? Пойти, проведать, что ли?

Когда ж все по домам сидят, коробочки до потемнения в глазах лепят, тут совсем другое.

– То есть…

– Мы знаем о пропаже пяти человек. Но сколько их пропало на самом деле?

– Эй! Доброе утро! – Пирог обогнул сарай и шел к ним. – Вы прямо как Лазарчук и Успенский – роман сочиняете.

– За сравнение спасибо, – сказал Корнейка. Наверное, знал, кто такие Лазарчук и Успенский. – Садись и ты, – и он кратко, но ничего не упуская, рассказал Пирогу свои догадки о пропавших ребятах и о заводе.

– Я об этом тоже думал, – сказал Пирог. – Пропавшие вписываются в теорию Маугли.

– Как это? – удивился Корнейка.

– Маугли попадает в стаю к волкам, и они его воспитывают волком. Так в книжке у Киплинга. А я еще читал, что и в самом деле подобное бывает. Амала и Камала в Индии, Том Вульф в Канаде. А если эти наши мухоиды…

– Жучары, – поправил Санька.

– Жучары берут к себе детей, чтобы воспитать их на свой жучиный лад? Маугли, он ведь все твердил, что он не человек, а волк. Вот и этих превратят в волков, то есть в жучар. Главное, что они будут искренне считать себя иными. Жучарам маугли, наверное, пригодятся – чтобы не за страх, а за совесть работали на их жучиные дела.

– Идея хороша, – сказал Корнейка.

– Маугли, он же совсем маленьким был, несмышленышем, а пропали-то – как мы, – подумав, возразил Санька.

– Ну, так и жучары не волки. Память сотрут, или подменят, – не сдавался Пирог.

– Да, кстати о памяти, – Корнейка достал полтинник на снурке.– Медальон создает серую ауру, чтобы мысли жучарам и прочим шведам не выдавать.

Пирог внимательно осмотрел полтинник.

– Серебро, значит, защищает?

– Старое серебро особенно.

– То-то прежде кресты серебряные ценили, ладанки, что от дедушек доставались.

– Вполне вероятно.

Пирог повесил медальон на шею и без подсказки спрятал под майку:

– Маскироваться, так маскироваться. А то не нужно и никакого чтения мыслей устраивать – носишь серебро, значит, тебя-то мне, голубчик, и нужно.

……………………………………………………………


Статья написана 13 марта 2014 г. 11:01

ВНИМАНИЮ ТЕХ, КТО В МОСКВЕ ЖИВЕТ — ИЛИ СЛУЧАЙНО ОКАЗАЛСЯ В НЕЙ В ЭТИ ДНИ.

14-ГО МАРТА 2014 ГОДА, В 18.30, В ПОМЕЩЕНИИ ЛИТЕРАТУРНОГО МУЗЕЯ (ТРУБНИКОВСКИЙ ПЕРЕУЛОК, ДОМ 17) СОСТОИТСЯ ТВОРЧЕСКИЙ ВЕЧЕР ЕВГЕНИЯ ВИТКОВСКОГО, ПОСВЯЩЕННЫЙ ВЫХОДУ ЕГО ДВУХТОМНИКА ИЗБРАННЫХ ПОЭТИЧЕСКИХ ПЕРЕВОДОВ:

"ВЕЧНЫЙ СЛУШАТЕЛЬ. СЕМЬ ВЕКОВ ПОЭЗИИ В ПЕРЕВОДАХ ЕВГЕНИЯ ВИТКОВСКОГО". МОСКВА, "ВОДОЛЕЙ", 2013.

В ПРОДАЖЕ — НЕСКОЛЬКО ПОСЛЕДНИХ ЭКЗЕМПЛЯРОВ КНИГИ.

ВЕЧЕР БУДЕТ ЗАПИСАН И ВЫЛОЖЕН В СЕТЬ.

ВХОД СВОБОДНЫЙ И БЕСПЛАТНЫЙ.


Статья написана 20 февраля 2014 г. 04:38

Поскольку первые два тома шеститомника готовы окончательно, сообщаю их состав:

Михаил Первухин. Собрание сочинений. Том первый:

Вторая жизнь Наполеона. Роман.

Колыбель человечества. Повесть.

Зеленая смерть. Рассказ.

Зверь из бездны. Рассказ

Михаил Первухин. Собрание сочинений. Том второй:

Изобретатели. Роман.

Машина Босса. Рассказ.

Морские рассказы:

Морские волки

Человек за бортом

Кошмар

Тайна

Речные пираты

Пьяный корабль

Кули

Меж двух огней

На маяке

Огонь

Рябой Том

Боцман

Четвероногий мститель

Долги моряков

В третий том войдут, вероятно, исключительно рассказы Первухина о воздухоплавании.


Статья написана 30 декабря 2013 г. 18:27

Сегодня, 30 декабря 2013 года, исполняется 85 лет со дня смерти в риме большого русского писателя Михаила Первухина (1870, Харьков – 1928, Рим; умер от туберкулеза), основателя жанра «альтернативной истории» в русской литературе: его замечательный роман «Вторая жизнь Наполеона» дал в России толчок развитию этого пулярнейшего в наше время жанра.

Издательство «Престиж Бук» подготовило к печати первые три тома Собрания Сочинений Михаила Первухина в серии «рамка».

В них войдут:

Том 1. Вторая жизнь Наполеона. Роман. Колыбель человечества. Повесть. Зеленая смерть. Повесть.

Том 2. Изобретатели. Роман. Рассказы о морских приключениях.

...................................................... ..........................................

Том 5. Пугачев-победитель. Роман.

В процессе подготовки находятся еще два тома, состав которых будет определен в ближайшее время.

В память о большом писателе размещаю здесь небольшой отрывок из его ныне совершенно неизвестного читателю романа «Изобретатели», некогда изданного в Румынии. Действие романа явно происходит в США около 1920 года. Об "итальянском характере" Первухин писал с натуры: последние 20 лет жизни писатели провел в Италии (кстати, ему мы обязаны классическими переводами произведений Эмилио Сальгари).

МИХАИЛ ПЕРВУХИН. Из романа «Изобретатели», Бухарест, 1924

……………………………………………………………………………………………….

Вечером, когда мы собрались в столовой о визите четы Дальман почти никто уже не вспоминал. Только Кречетов вскользь бросил Бартелю:

– Дальман дал мне схематический чертеж только что изобретенного каким-то простым итальянским слесарем механического сверла. Итальянцы называют это сверло „круглою пилою“, хотя термин не очень-то точен. Но изобретение удивительно остроумно: сверло сравнительно легко берет самую твердую сталь.

– Знаю! – отозвался немец. – И поступил чисто по-итальянски: принялся за тайную фабрикацию – чтобы продавать этот инструмент специалистам по взламыванию несгораемых касс.

Ужинали молча. Бартель проглядывал привезенные с собою из города свежие газеты.

Внезапно его лицо налилось кровью, верхняя губа поднялась кверху, обнажая крепкие желтые зубы, глаза засверкали, и ударив кулаком по столу, он яростно крикнул по-немецки:

– Да будет ли этому конец, о, дьявол?!

– Конец когда-нибудь будет всему! насмешливо отозвался Лафарж. Но ты это о чем?

– Поляки, безмозглые поляки грабят и душат Германию, и... и Германия должна покорно подставлять выю. Ведь, она – побеждена. Она разгромлена. Горе побежденным!

– Закон природы! сухо отозвался Кречетов. – Горе побежденным. Так было, так будет.

– Поляки! Поляки! гремел Бартель. О, Господи!

Потом он накинулся на Кречетова:

– Закон природы, говоришь ты? Ну, ладно! А если мы, немцы, когда-нибудь размотаем тот узел, который вы нам накинули на шею, и приобретем какое-нибудь новое могучее оружие для истребления наших врагов, и на месте Польши оставим только мокрое пятно, что вы тогда скажете?

Я лично скажу то же самое: горе побежденным. Закон природы.

– И... и будешь оплакивать несчастную участь польского народа?

– Не очень! – холодно ответил Кречетов. – Не вижу причин питать особые симпатии к полякам.

– Так отчего же вы, черт бы вас всех побрал, не хотите поделиться со мною...

– Бартель! – предостерегающе кинул ему Кречетов.

– О-о! – застонал немец. Казалось, еще мгновенье, и он заплачет от ярости. Но ему удалось справиться со своим волнением, и через минуту он проворчал угрожающе:

– Но мы добьемся своего. Если не добьюсь я, потому что вы – эгоисты, – то добьются другие. Сотни и тысячи людей лихорадочно работают над разрешением этой задачи. Миллионы людей только и живут мечтою о мести. И рано или поздно, но час расплаты настанет, настанет.

– И даже, вероятно, очень скоро! – пробормотал, хрустя пальцами, Лафарж. – Так называемая «мировая война» была только первою из целого цикла великих войн. Ничего не поделаешь... А Кречетов прав: горе побежденным.

В свои слова он вложил какую-то особую горечь, и у меня мелькнула мысль, что он и себя относит к этим побежденным.

……………………………………………………………………………………………….


Статья написана 26 декабря 2013 г. 16:15

Издание "Миры Филипа Фармера" в рижском "Поларисе", как известно, оборвалось на 23-м. томе. Кто собирает, тот знает, во что влетает нынче покупка одиного 23-го тома, который вышел в 1998 году. Прибавьте к этому вышедшую в серии ЗБФ книгу Фармера "Боги Мира Реки" (2002) — вот и весь существенный Фармер, который даже у Фанатов стоит на полке.

Прочее вроде бы нужно покупать на официальной основе. Кроме одного случая: если перед Вами микротиражная книга, изданная на правах рукописи, о чем и возвещает лиловый штампик на третьей странице переплета. К слову, такое издание некогда принесли всеевропейскую славу Кириллу Еськову, когда он выпустил свое "Евангелие от Афрания" аж без ISBN.

Переводчик своей работе тоже хозяин. Иной раз проще тиснуть полсотни экземпляров "На правах рукописи", чем гонять по инстанциям легко воруемые файлы.

Хотя на томе — Филип Фармер. Темное солнце. Перевод В. Иванова. Москва, 2013 , 388 с. — и не стоит знак приказавшего долго жить "Полариса", но книга повторяет оформление серии почти один в один и радует, что воспроизведен не только стиль, но и оранжевый цвет. И стоит книга меньше, заметно меньше, чем пресловутый 23-й том.

Полностью обложку скопировать не могу, а вот картинку с нее попробую прицепить.

И очень надеюсь, что переводчикам удасться и оставшиеся 4-5 томов Фармера тем же способом издать.

Ибо этот способ, в отличие от почти всех других, по крайней мере и законен, и не разорителен.


Файлы: farmer_cover-6.png (680 Кб) farmer_cover_newsky_v3-1.png (1027 Кб)

Страницы:  1  2  3  4  5  6  7  8  9 ... 26  27  28  29 [30] 31  32  33  34  35  36  37




  Подписка

RSS-подписка на авторскую колонку

Количество подписчиков: 199

⇑ Наверх