Работаю с КПД паровоза


  «Работаю с КПД паровоза»

© В. Краснеев, Ю. Ричков


Сентиментальный великан Громозека, птица Говорун, капитан Зеленый, космический пират Крыс, Пиратская мамаша, Питекантроп и, наконец, бесстрашная девочка Алиса Селезнева со своим папой. Вспомнили? Конечно, любой школьник знает героев фантастических книг Кира Булычева. В библиотеках на эти книги очередь. А если по телевизору идет «Тайна третьей планеты», «Гостья из будущего» или «Лиловый шар» — мальчишек и девчонок с улицы как ветром сдувает.

На недавней встрече любителей фантастики в Свердловске ульяновцы Юрий Ричков и Владимир Краснеев взяли интервью у московского историка, востоковеда Игоря Всеволодовича Можейко, который в своих литературных работах пытается укрыться за псевдонимом Кир Булычев.

— Игорь Всеволодович, Вы широко известны как писатель-фантаст, но основная профессия — историк. Что привело Вас в историю?

— Нежелание работать просто переводчиком. Я окончил переводческий факультет, а после пошел в востоковедение. Я всегда любил историю, всегда думал «исторически», для меня она важна просто как часть моей жизни. Я не являюсь крупным историком, который стремится к какой-то личной научной цели, своего вопроса у меня нет. Есть ряд тем, связанных с определенным районом.

— Недавно у Вас вышла книга по истории — «1185 год». У Вас есть еще печатные работы по специальным вопросам?

— Да, у меня около десяти исторических книг.

— Как Ваши коллеги по работе относятся к Вашему занятию фантастикой?

— Да никак. Раньше я никому об этом не говорил, и долгое время об этом никто не подозревал. Для этого я и взял псевдоним. Это уже в последние годы стали узнавать... Но моим коллегам это безразлично, у них свои дела.

— Расскажите немного о себе. Откуда произошла Ваша фамилия? Кто Ваши предки?

— Могу сказать очень недалеко. Дед мой родом из Литвы, поэтому: и фамилия у меня литовская. Но он был уже обрусевшим литовцем, потому что жил в Полоцке в Белоруссии, а последние годы — в Таганроге. Там его в 18-м арестовали на улице, приняв за Николая II. Он отсидел год в тюрьме, потом его выпустили. А я узнал об этом потому, что в 30-м году моего отца исключили из партии — за «сокрытие белогвардейского прошлого» его отца.

— У Вас есть дети, внуки?

— Внуков у меня нет, есть дочка Алиса.

— Первые книги про Алису «Девочка с Земли» и «Сто лет тому вперед» — написаны для нее?

— Не то чтобы специально для нее...

— Но Вы опробовали свои книги на ней?

— Нет. Такой картинки: отец, посадив дочку на колени, читает ей только что написанную книгу, — такого не было. Да ее это никогда особенно и не интересовало.

— А как Ваша дочь относится к теперешней Вашей и своей славе?

— Ну, какой-то особой славы и не существует, и она относится к этому довольно равнодушно. Алиса сейчас архитектор, у нее свои друзья, своя компания.

— Она рисует?

— Нет, сейчас не рисует. Больше рисует моя жена — книжный художник. Очень многие из моих книг иллюстрировала она.

— Вас считают очень «плодовитым» писателем. Это объясняется трудолюбием?

— За последний год я не написал ни строчки. А «плодовитость» — это легенда, потому что я работаю с КПД паровоза. Это нормальный американский писатель выпускает в год 6-10 романов, а мы, русские, работать не умеем, отвыкли. И всегда жутко удивляемся, когда кто-то начинает работать хотя бы в полсилы. А если в полную...

— Вы говорили, что раньше много писали «в стол». Не могли бы Вы рассказать, о чем писали, и будет ли это сейчас напечатано?

— Нет, сейчас это трудно. Что-то забылось, что-то потерялось... Мы должны с Виталием Бабенко разобрать все это и решить, что стоит печатать, что нет. Некоторые вещи уже просто неинтересны...

— У братьев Стругацких есть роман «Трудно быть богом», а у Вас — похожие по сюжету повести «Агент КР» и «Подземелье ведьм». Что под чьим влиянием написано?

— Влияния не было, хотя я доказать этого не могу, потому что писал позже. Нужно не искать сюжетную схожесть, а посмотреть, о чем хотели сказать Стругацкие и о чем хотел сказать я. По-моему, мы писали о разном. У Стругацких развивается тема «прогрессорства», то есть опеки более развитой цивилизации над менее развитой. Меня интересовали судьбы и характеры людей, их поступки в разных ситуациях.

— О происхождении жизни на Земле высказывают разные гипотезы. Как, по-вашему, естественного она происхождения или это «работа» внеземной цивилизации?

— Не знаю. Когда никто точно не знает, легко выдумывать свое объяснение. Но у меня своей гипотезы нет, и слава богу: одной гипотезой у человечества меньше.

— Что Вы делаете в свободное время?

— Всегда какой-то «хвост» находится, что-то надо доделать. А потом, газеты и журналы непрочитанные...

— Вы любите фантастику?

— Да, очень!

— Как Вы думаете, будут ли когда-нибудь изучать фантастику в школе?

— Такого пока нет нигде. Только в некоторых колледжах США изучают фантастику на литературных факультетах. Но можно уже сейчас создать какой-то класс — например, изобретательский или литературный, и читать ему курс фантастики для развития творческой жилки и воображения. Для всех этого делать не стоит, только для тех, кому интересно и полезно.

— Игорь Всеволодович, как Вы знаете, мы пробуем создать клуб-музей сказки и фантастики. Как Вы думаете, это возможно?

— Конечно, возможно. Тут, очевидно, абсолютно все реально и жизненно, все, что вы предлагаете. Тем более, что эту мысль пока подхватили только вы, больше этим делом, по-моему, никто не занимается. Так что вы вне конкуренции. Общую концепцию вам придумать довольно легко, но она сейчас ничего не решает. Для вас важны в первую очередь чисто житейские проблемы: как и где достать помещение и средства, с каких экспонатов начинать.

— Мы надеемся на помощь городских властей, но в любом случае будем продолжать свое дело. Поэтому нам и нужна общая концепция, чтобы двигаться дальше не в потемках. Я надеюсь, Вы будете содействовать нам.

— Обязательно.

 

источник: Официальная страница писателя