Сквозь увеличительное стекло ...


  Сквозь увеличительное стекло фантастики

© Т. Москвина


В современной детской литературе и кинематографе фантастика один из самых горячо любимых юными читателями и зрителями видов искусства.

С обсуждения проблем, волнующих писателей-фантастов, и началась беседа нашего корреспондента, киноведа Т. Москвиной с известным сценаристом, писателем, ученым-историком Игорем Всеволодовичем Можейко, хорошо знакомым читателям и зрителям под псевдонимом Кир Булычев.

— Игорь Всеволодович, какие возможности открывает писателю фантастика?

— Любое художественное творчество имеет объектом исследования человека или человеческий коллектив. Меняется лишь точка зрения, сам подход к материалу. Если реалистическое искусство можно сравнить с зеркалом, отражающим действительность, то фантастика — увеличительное стекло. Она обладает могучим оружием — гиперболой, позволяющим неожиданно или даже гротескно показать проблему, сегодня, может быть, еще не вполне очевидную. Фантастика способна быстро откликнуться на проблемы, волнующие современное общество. Необыкновенный антураж — всего лишь выражения гиперболы. Он действенен только при условии, что мотивировки поведения персонажа реальны и герой, в сущности, по образу мыслей — наш современник. Действующие лица некоторых рассказов и романов А. Азимова — роботы, на основе характеров которых писатель изучает человеческие проблемы. В поступках самого фантастического инопланетянина, если мы имеем дело с художественным произведением, должен узнаваться человек, понятный и близкий нам. Фантастика дает возможность вплотную приблизить читателя к возможным экстремальным ситуациям, сказать об опасностях атомной войны, об экологических проблемах. Это мы с режиссером Ричардом Викторовым и старались, например, сделать в кинофильме «Через тернии к звездам», где рассказывается о том, что достижения науки из-за социальной близорукости, потребительской бездумности нередко оборачиваются против всего живого. Ведь в наш век люди куда меньше опасаются гнева божьего или злых духов, чем атомной бомбы или рискованных генетических опытов. Фантастика, используя в качестве антуража гиперболизированные реалии наших дней, старается решить конфликт человека и действительности, совершая смелые попытки заглянуть в будущее. Она обладает особой способностью обострять видение, чувствование, образное мышление, дает возможность самых современных неожиданных и смелых стилевых трактовок.

Я считаю, что детскому сознанию свойственна особая романтическая склонность к фантастическому как возможному и желаемому.

— Игорь Всеволодович, если сравнивать задачи, стоящие перед фантастикой для взрослых и фантастикой для детей и подростков, то какие отличительные черты искусства для юных вы могли бы назвать?

— Фантастика для взрослых несомненно несет в себе большую дозу социально-нравственного предупреждения. Во второй половине 50-х годов (отсчет можно начинать с появления романа И. Ефремова «Туманность Андромеды»), почти одновременно с выходом в космос, появляется, как по волшебству, целая генерация советских писателей-фантастов: братья Стругацкие, Днепров, Альтов, Варшавский, Гансовский и другие. Они стали писать о духовных, социальных проблемах наших дней, о том, что люди столкнулись со сложными, грозными явлениями современности.

Перед детской литературой и кинофантастикой встает другая задача, связанная с тем, что ребенок растет, меняется, формируется, идет процесс становления личности. Фантастика своими силами решает общую задачу — помогает ребятам взрослеть, ориентироваться в возрастающем потоке информации, образов, идей, сложности мира.

По-моему, сегодня растет поколение, в восприятии которого есть нечто принципиально новое. Если сравнить детство довоенного и послевоенного поколений, то у них, при всем различии, было больше общего: одни сказки, одни игры, одни ценностные установки. До войны мальчишки играли в Чапаева, после войны — в советских разведчиков. Традиционным оставался набор воспитательных средств.

— Надо заметить, что в искусстве этот набор до сих пор широко используется.

— Да, но за последние четверть века сознание современных детей стало совсем иным. Шестиклассник спокойно смотрит «взрослый» фантастический фильм и разбирается в его антураже куда лучше и быстрее, чем его бабушка или даже студийный редактор.

Грандиозную роль в перестройке детской психики, по-моему, играет телевидение, которое несет качественно новый уровень информации. Раньше окружающее ребенок воспринимал через взрослых, которые старались его оградить до поры до времени от слишком сложных вопросов жизни. Не успевая за движением времени, мы, взрослые, воспитанные нашими родителями и учителями, еще помнящими этажерки, которые именовались аэропланами, зачастую не осознаем, как важно нашим детям и внукам войти в завтрашний день готовыми к его требованиям. Необходимо делать фильмы, подготавливающие наших детей к встрече с будущим, воспитывающие в них идеалы, которые не устареют и через двадцать — тридцать лет. В мире иных скоростей, других темпов, новых сложностей значение искусства, убеждающего с помощью арсенала фантастики, будет только возрастать.

— Можем ли мы сегодня наметить некоторые положительные тенденции в развитии советской детской кинофантастики?

— Не берусь это делать. Мы пока имеем мало материала для обобщения. Если посмотреть планы киностудий и телевизионных центров, скажем, за последние пять лет, то обнаружится, что «детской» фантастики почти нет. Два фильма Ричарда Викторова «Москва — Кассиопея» и «Отроки во Вселенной», телевизионные — «Приключения Электроника» и «Гостья из будущего», мультипликационный фильм «Тайна Третьей планеты»... То есть редкие искорки. Фантастика в кино — сложное дело. Воссоздание ее требует не только желания, но и специфического опыта, режиссеры же охотнее работают в жанре сказки, который освоен достаточно хорошо и плодотворно.

— Киносказка у нас имеет славные традиции, и экранизировано немало народных и классических литературных сюжетов, современных сказок. По-новому зазвучали классические образы Красной Шапочки и Серого волка, Буратино и его друзей в музыкальных постановках Л. Нечаева. Фильм режиссера А. Греся «Черная курица, или Подземные жители», недавно поставленный по одноименной повести А. Погорельского, дал этому произведению как бы вторую жизнь, был высоко отмечен критикой, получил награды фестивалей.

— Картина А. Греся — красивое, изящное произведение. Но что настораживает — детских откликов этот фильм получил немного. И, наверное, не потому, что у детей неразвитый эстетический вкус. Видимо, что-то в киноленте не отвечает современному детскому ожиданию. Наиболее популярны у детей сегодня не традиционные и даже не модернизированные сказки, в которых место Ивана-дурака занял пионер Ваня, а детские фантастические фильмы, в которых герои лишаются условности сказочного безвременья, а некое царство, некое государство обрастает знакомыми атрибутами наших дней. Сказка пытается догнать акселерацию, при которой ребенок узнает слова «телефон» и «космос» раньше, чем «ведьма», и постигает логическую картину мира очень рано, соглашаясь на определенные правила игры только при условии соблюдения узнаваемой им действительности. Порог восприятия таких историй, как сказка о братце Иванушке и сестрице Аленушке, остался где-то в четырех-, пятилетнем возрасте. В семь-девять ребята ждут от нас новой, современной художественной информации. Стоит обратить внимание на то, что, хотя детских фильмов и телевизионных постановок у нас сотни, на первое место по зрительскому интересу (анкета, проведенная в 1983 г. «Пионерской правдой») вышел фильм «Приключения Электроника».

— Судя по письмам, юных зрителей интересуют не столько подробности создания чудо-робота или прибора для подслушивания мыслей, сколько характеры героев, к которым они обращаются как к своим близким друзьям.

— Фильм «Приключения Электроника» явно современнее, например, такой картины, как «Приключения Буратино», потому что в нем старый литературный сюжет Пиноккио спроецирован на реальность большого современного города, обычную повседневную школьную жизнь. И все подано сквозь призму электронных чудес, забавных приключений, романтического идеала, а потому увлекает, заставляет задуматься. Это попытка обратиться к сегодняшним подросткам, рассказ об их духовном мире, с точными, узнаваемыми приметами дня. Мне иногда кажется, что современные авторы забывают о том, что фантастическое от эпохи к эпохе меняется. Наши студии продолжают выпускать для детей модернизированные сказки, где добро принимает облик смелых пионеров, хороших друзей и отважных рыцарей, благородных зайчиков и собачек, тогда как злу достаются роли коварных министров и визирей, глупых королей, драконов и прочей нечисти. Разумеется, для малышей полезны фильмы о зайчиках и кошечках, разумеется, несут свою положительную воспитательную функцию отважные пионеры в сказочных царствах. Но все же ограничиться киновоспитанием такого уровня — значит с каждым днем все более отставать от интересов и запросов собственных детей.

— Игорь Всеволодович, как вы представляете себе своего юного читателя? Какие творческие задачи вы решали, работая над повестями об Алисе, по которым поставлены и «Гостья из будущего», и мультипликационные фильмы «Тайна третьей планеты» и «Два билета в Индию»?

— Когда пишешь для ребят, внутренне как бы раздваиваешься и отчасти воплощаешься в своего собеседника для того, чтобы лучше почувствовать необходимую интонацию, лексику, манеру письма. Есть темы, которые интересны самым маленьким, а для подростков пишу как для взрослых молодых людей.

Несомненно, существует разница между миром детей большого столичного города и маленького районного центра. С московскими школьниками у меня, как правило, сразу устанавливаются добрые отношения. Сельских ребят расшевелить труднее. Но и они постепенно увлекаются, начинают спорить, искренне говорить о своих проблемах, надеждах, желаниях.

Повести об Алисе — это рассказ о нашем дне. Мне хотелось так выстроить повествование, чтобы в вымышленном мире, в котором действуют и давно знакомые сказочные персонажи, и космические пришельцы, и наши современники, конфликты и события были похожи на те, которые волнуют нас в нашей обычной жизни. Мне хотелось, чтобы в каждом герое было что-то созвучное сегодняшнему дню. Если подумать, то можно вспомнить много писателей, которые помещали реального героя в вымышленный мир. Важно, чтобы такой герой не был в сказке инородным телом, а являлся ее органичной частью, как, скажем, доктор Айболит. Взаимодействуя со сказкой, Айболит привносит в ее мир нечто новое, меняются даже ее злые персонажи. Это в свое время прекрасно почувствовал Ролан Быков, ставя «Айболит-66».

— Действительно, в вашей Алисе, девочке из XXI века, узнается наша современница, а в знакомых сказочных героях появляется новый мотив, они «оживают» по-новому. Повести поднимают современные проблемы. Ваша героиня, Игорь Всеволодович, наверное, не случайно носит имя Алисы. Вы сознательно сделали ее тезкой девочки из знаменитой сказки Л. Кэрролла?

— Нет, это случайность. У меня дочка Алиса. Сначала я написал несколько рассказов, в которых действовала девочка Алиса, позже родилась книга, но менять имя было уже как-то поздно. Хотя в Чехословакии, например, повести о девочке из XXI века издают под названием «Книжки об Аленке». Возможно, это и правильнее: я не хотел никаких специальных ассоциаций и параллелей с героиней Кэрролла.

— В заключение такой вопрос: что, по-вашему, нужно делать, чтобы поднять авторитет кинофантастики?

— Надо относиться к художественной фантастике как к важной и нужной составной части большой литературы и кино. И писатели и, думаю, читатели, зрители нуждаются в критических обзорах фантастической литературы, проблемных статьях. Интересно знать, что создают наши коллеги в союзных республиках.

По-моему, следует активно поддерживать творческий поиск и эксперимент. За границей, например, придумали такое издание: начинается какая-нибудь приключенческая или фантастическая история, доходит повествование до острого поворота и обрывается. Дальше читателю предлагают три ее возможных продолжения, одно из них читатель выбирает и т.д. То есть можно самому строить дерево сказки, активно включаясь в творческий процесс. Это книжка-соучастие, с множеством продолжений и разных концов. По такому принципу можно построить и видеокассету. Это сделать трудно, но интересно.

Ежегодно в Японии выходит на экраны до сотни фантастических мультфильмов для детей, в среднем два часа рисованного кино ежедневно. Помимо этого десятки фантастических игровых фильмов! В США на телевидении ежедневно выходит в эфир программа, посвященная фантастике, идут бесконечные игровые телесериалы. Ребенок, завтрашний активный житель и строитель, охранитель и модернизатор жизни, вырастает в атмосфере всепроникающего фантастического антуража, созданного кино и телевидением. И этот антураж несет в себе соответствующую социальную функцию.

Нам отставать здесь нельзя. Куда вероятнее, что мальчик, который сегодня смотрит на зайчиков, станет генным инженером, нежели просто мирным селянином. И мир, который станет местопребыванием сегодняшнего ребенка, будет отстоять от нашего дальше, чем начало века от нас. Как справится он с будущим, зависит и от искусства, с помощью которого мы воспитываем наших детей.

Беседу записала Т. Москвина

 

источник: Официальная страница писателя