38 Иллюстрированный Пушкин


Вы здесь: Авторские колонки FantLab.ru > Авторская колонка «Zivitas» > 38. Иллюстрированный Пушкин. Евгений Онегин (художники из запасников)
Поиск статьи:
   расширенный поиск »

38. Иллюстрированный Пушкин. Евгений Онегин (художники из запасников)

Статья написана 11 мая 2018 г. 15:19

Перебирая сборники, стоящие на задних полках (т.е. в запасниках), обнаружил ещё двух художников, у которых есть рисунки к "Онегину". Покажу их для полноты картины, заодно и сборнички опишу, чтобы потом темп не замедлять.




Издание "Пушкиниана Дмитрия Арсенина" (1994).

В этом сборнике мешанина, но всё же есть несколько интересных иллюстраций к Пушкину. Качество воспроизведения, жаль, плохое.

Придётся дать библиографическое описание в интересующей нас части. Издание небольшого формата, почти квадратное.

Александру Пушкину… Пушкиниана Дмитрия Арсенина / Альбом. — Н.Новгород: Нижегородская ярмарка, 1994. — 13 см. х 11 см. 192 с.

АРСЕНИН Д.: "Иллюстрации к болдинским произведениям" — 43 цв. и ч/б. илл.; "Иллюстрации к произведениям" (стихотворения, Гавриилиада, Евгений Онегин, Пиковая дама, Дубровский, Капитанская дочка, Арап Петра Великого) — 20 цв. и ч/б. илл.

Кроме того, в издании представлена пушкиниана ("Окружение поэта", "На нижегородской земле", "Болдинские пейзажи", "Пушкин и декабристы").

Тираж 20.000 экз.

Художник — Д.Арсенин — даже представлен на Фантлабе: https://fantlab.ru/art17547.

Курьёзный сборничек. Автор то как школьник перерисовывает в свою тетрадку репродукции с портретов пушкинской эпохи, то даёт собственную безумную интерпретацию. Вот слева — привычные родители Пушкина, а справа — какой-то странный мальчик в космической косухе. Ясно ведь, что это неудавшийся портрет Виктора Цоя;-), но художник зачем-то выдал его за маленького Пушкина. Видимо, не реализовалась мечта издать альбом, посвящённый Цою, ну а зачем добру пропадать.

Цой — это Пушкин сегодня
Цой — это Пушкин сегодня

Вообще, художник на некоторые свои "левые" картинки клеит ярлык пушкинского произведения, выдавая картинки за иллюстрации. Классика: введение потребителя в заблуждение. Ну вот как эта девица из 1970-го года в псевдонародном прикиде, может быть героиней приводимого рядом пушкинского обращения?

Ну а вот картинки, которые сам автор назвал иллюстрациями к "Онегину". Но вряд ли это так. Ярлык "Онегина" приклеен к каким-то случайным костюмированным сценам.

Такой вот фальшивый "Онегин", такое вот паразитирование на бренде.




Но обнаружился и более любопытный "Онегин". Он из сборника позднесоветской эпохи.

Даю библиографическое описание по образцу каталога-справочника.

Полнощных стран краса и диво...: А.С. Пушкин о Петербурге. — Л.: Лениздат, 1987. — 301 с. — 20,5 см.

ПЛАКСИН Д.: 71 ил.: Медный всадник: 5 ил.; Стихотворения: 35 ил.; Евгений Онегин: 18 ил.; Прозаические отрывки: 7 ил.; Станционный смотритель: 2 ил.; Домик в Коломне: 2 ил.; Пиковая дама: 1 ил.; Арап Петра Великого: 1 ил.

Тираж 50.000 экз. Цена 1 руб. 50 коп.

Художник — Давид Плаксин — есть на Фантлабе: https://fantlab.ru/art411. Я считал, что Плаксин советский неформал и нонконформист, но здесь он вполне себе нордический ленинградец.

Вот в этой книге концепция иллюстративного ряда есть — только Петербург. Ни одного человека, ни одного героя, ни одного Пушкина! Это такое постмодернистское продолжение линии Добужинского (в знаменитых "Белых ночах" Достоевского — знаменитых из-за иллюстраций — Добужинский делает Петербург главным действующим лицом).

Иллюстрации к "Онегину" — только питерские виды ("город пышный, город бедный..."). Раз "Онегин", то и на полях надо картинки поместить — традиция. Но и на полях только кусочки Петербурга и окрестностей.

Далее — Петербург из Десятой главы. Очень атмосферно! Это Петербург декабристов: видать, ночь после восстания (фонари вокруг дворца горели всю ночь, потому что свозили арестованных).

То было над Невою льдистой
То было над Невою льдистой

И следующая картинка очень впечатлила — иллюстрация к выброшенному из окончательного текста прелестному "Дневнику Онегина": "Мороз и солнце! Чудный день...". Почти как "Мороз и солнце; день чудесный...". Но "ещё ты дремлешь, друг прелестный..." — это деревня, воля и покой. А в "Дневнике Онегина" мороз и солнце — это Город.

Действительно ведь, для Онегина в этом контексте "мороз и солнце" — это дым из труб над большими и тесно стоящими в одну шеренгу столичными зданиями (как тут опять Добужинского не вспомнить с его километровыми дровяными запасами для столицы).

Пожалуй, Плаксина надо из запасников перевести в основной фонд.





173
просмотры





  Комментарии
нет комментариев




Внимание! Администрация Лаборатории Фантастики не имеет отношения к частным мнениям и высказываниям, публикуемым посетителями сайта в авторских колонках.
⇑ Наверх