FantLab ru

Роджер Желязны «Порождения света и тьмы»

Рейтинг
Средняя оценка:
8.24
Оценок:
1695
Моя оценка:
-

подробнее

Порождения света и тьмы

Creatures of Light and Darkness

Другие названия: Создания Света, Создания Тьмы; Создания света, создания тьмы; Создания света — создания тьмы; Порождение света и тьмы

Роман, год (год написания: 1967)

Жанрово-тематический классификатор:
Всего проголосовало: 130
Аннотация:

Диковинный мир, где рядом с величайшими достижениями технократической цивилизации соседствует волшебство, где оживают боги Древнего Египта — Анубис, Гор, Тифон, Сет — создает Роджер Желязны. Удивительный мир переплетающихся реальностей, мир грез, заставляет читателя не только следить за динамикой сюжета и приключениями героев, но и задуматься над вечными вопросами Смерти и Бессмертия, смысла существования Вселенной, над вопросами сущности Добра и Зла.

С этим произведением связаны термины:
Примечание:

• Роман написан в 1966-1967 гг.

• В 1968-1969 гг. тремя порциями был опубликован журнальный вариант романа: «Creatures of Light», «The Steel General» и «Creatures of Darkness».

• Авторское посвящение: «Чипу Дилэни, просто так». «Чип» это прозвище, которое в молодости себе взял писатель-фантаст Сэмюэл Дилэни. (bellka8)

• В мире этого романа также происходит действие рассказа Джио Клэрвал «Creatures of Foam and Mist» (2017), написанного для антологии-посвящения.


В произведение входит:

7.87 (23)
-
8.38 (21)
-
8.42 (19)
-
8.16 (19)
-

Обозначения:   циклы   романы   повести   графические произведения   рассказы и пр.


Похожие произведения:

 

 



В планах издательств:


Издания:

Избранные произведения. Том 2
1992 г.
Порождения света и тьмы
1992 г.
Создания света, создания тьмы
1992 г.
Создания света, создания тьмы…
1992 г.
Остров мертвых
1993 г.
Создания света - создания тьмы
1993 г.
Создания света - создания тьмы
1993 г.
Этот бессмертный
1993 г.
Миры Роджера Желязны. Том 2
1995 г.
Порождения Света и Тьмы
1999 г.
Джек-из-Тени
2001 г.
Князь Света
2003 г.
Создания Света, Создания Тьмы
2003 г.
Князь Света
2004 г.
Порождения Света и Тьмы
2007 г.
Порождения Света и Тьмы
2017 г.
Порождения Света и Тьмы
2018 г.

Издания на иностранных языках:

Creatures of Light and Darkness
1969 г.
(английский)
Creatures of Light and Darkness
1970 г.
(английский)




 


Отзывы читателей

Рейтинг отзыва



Сортировка: по актуальности | по дате | по рейтингу | по оценке
–  [  17  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Почему решил прочитать: третий роман из условной мифологической трилогии Желязны. Небольшой объём

В итоге: третий в трилогии и самый лучший, самый поэтичный, самый масштабный и не скованный условностями роман! Начал читать и влюбился. Потрясающая образность и необычность всего происходящего. По красочности и полёту фантазии напомнило первую трилогию Муркока о Коруме. Что не удивительно: и Желязны, и Муркок — яркие представители Новой Волны в фантастике и «Порождения света и тьмы» и Корум были написаны примерно в одно время.

Роман был написан как писательское упражнение, без намерения его публиковать. И только благодаря настойчивости Дилэни книга увидела свет. В романе Желязны вовсю эксперементирует со стилем — в середине полностью стихотворная глава, в конце — глава, стилизованная под пьесу, местами — кислотная сюрреалистичная психоделика.

Вселенная, она же Срединные миры. И на полюсах этой вселенной Дом жизни под управлением Осириса и Дом Смерти под началом Анубиса. Но так было не всегда. Верховными богами были Сет и Тот, пока во вселенной не объявилась жуткое бессмертное существо, Вещь-что-плачет-в-ночи (некоторые считают, что тут скрыт образ Яхве. Мне так не показалось. Скорей, какой-то из лавкрафтианских богов).

Сет гибнет в битве, а Тот устаняется от управления мирозданием, полностью посвятив себя попыткам сдержать или уничтожить Вещь-что-плачет-в-ночи. Также по мирам бродят Триста Бессмертных. Боясь возвращения Тота к власти, и Анубис, и Осирис отправляют своих чемпионов найти и уничтожить Тота...

Как и у многих талантливых авторов, у Желязны в его ранних вещах, и в особенности в данном романе, заархивированы все те темы, к которым он будет не раз возвращаться в поздних романах, и в «Джекке-из-тени» и в цикле про Амбер. Центральное измерение, герой-телепортатор, необычные миры, свары могущественных сущностей.

Все сущности, носящие имена богов из разных пантеонов, носят эти имена просто так. Да и мешанина в именах порядочная. Превалирует египетский пантеон, но Норны и восьминогий конь прискакали от скандинавов, а Тифон, Цербер и сандали Гермеса — из Эллады. На самом деле это всё всемогущее постсингулярное человечество, обычные люди. Осирис тот ещё маньяк: нервную систему одного из врагов вплёл в ковёр, по которому ходит, а вместо пресс-папье использует всё осознающий череп одной из своих бывших подружек. Анубис — упивающийся властью и боящийся за своё место коварный тиран. И только Стальной Генерал максимально похож на метафизическое воплощение самого Духа Бунтарства.

У Желязны в романе несколько гениальных находок:

* Планета, заключённая вместе с атмосферой во внешний океан. То есть ходишь по земле, но подняв голову, видишь как в бескрайней воде плескаются рыбки;

* Боевое искусство темпоральной фуги — соперники скачут во времени всё назад и назад, плодя двойников и выискивая удобный случай атаковать. Битва заканчивается до своего начала, а история переписывается!

* Под именем Скагганакской Бездны автор первым из фантастов ввёл в литературу только появившуюся в те годы концепцию чёрной дыры. «Пространство, в котором нет самого пространства»;

* Придумывает гениальную Молитву Агностика, ставшую затем весьма популярной.

Команда супергероев собирает для финальной битвы разбросанные по вселенной могущественные артефакты и противостоит заговорам, либо же участвует в них. А в конце три персонажа, три «волхва», при свете сверхновой приносят некоему младенцу свои дары.

Шедевр, веха, культовая классика. Хорошо, что добрался только сейчас. Вряд ли бы проникся романом в 1992 году, когда он вышел в жёлтой серии.

10(ШЕДЕВР)

Про переводы. Я читал, параллельно заглядывая во все три доступных перевода, причём перевод Лапицкого был не основным тестом для чтения. Что я могу сказать: читать этот роман надо в оригинале, так как все существующие переводы — вольный, куцый и слабый, пересказ происходящего. Если выбора нет — наверное, порекомендую Лапицкого. Я же, видимо, когда-нибудь соберусь почитать «Creatures of Light and Darkness» в оригинале.

Оценка: 10
–  [  5  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Фэнтези бывает хорошим, бывает средним, иногда бывает откровенно «сорным», мне кажется, что в библиографии Желязны можно найти всё из этого перечня — автор имел склонность к экспериментам, готовые формулы успеха его не устраивали, иногда у него отказывало чувство меры (обычная ситуация для визионера).

Поэтому каждая из книг «Хроник Амбера» имеет своё лицо, поэтому между «Дилвишем Проклятым» и «Джеком-Из-Тени» настолько большая разница, что можно принять их за произведения разных авторов.

А «Порождения света и тьмы» — это, строго говоря, не «фэнтези».

Это психоделическая поэма в прозе, прощание с «модернистским» фикшном, закатный гимн времени, которое навсегда ушло.

Великая и печальная вещь.

Рок-группа King Crimson выпустит альбом Starless пятью годами позже, в 1974 году.

В нём она попрощается с казалось бы бесконечным «летом любви и протеста» американских 60-х, подведёт итог — неформальная музыка пережила пик своей моды, хиппи превратились в яппи, а идеология «свободной любви» не привела к революции и сдулась во время первой же тотальной экономической встряски. Великий Рок и Великий Ролл умерли, пришла пора расходиться по домам.

Примерно тоже самое сделал Желязны в своём фантасмагорическом произведении. «Закрыл эпоху».

Жизнь продолжится, она задаст новые темы, будут смелые жанровые опыты и книжные циклы, в конце концов придут молодые авторы, но Миф уже не вернётся.

Оценка: 10
–  [  8  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Бессмертные герои-божества, сражающиеся друг с другом, обладающие самыми невероятными способностями, способные творить и уничтожать миры, менять реальность, телепортироваться в любую точку пространства и времени... Довольно типичный сюжет для Желязны. И очень много можно привести примеров более поздней фантастики с теми же идеями. Но все эти произведения скучны, натужны и тяжеловесны. Что хорошего в том, что в придуманном мире возможно всё? Чему там удивляться? Как сопереживать героям, которые могут всё, что только взбредёт им в голову (точнее, в голову авторам)?

Но это относится к тем, кто был после Желязны, но не к самому Желязны. Его «Порождения света и тьмы» — жесточайший сюрреализм, но читается этот роман как поэма, настолько всё красочно и зримо. Такие книги можно перечитывать не один раз.

Оценка: 8
–  [  5  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Это было сложно и странно. Книга выглядит как что-то среднее между потоком сознания, кусками несвязанных текстов и «Улиссом» Джойса. Тем не менее, в романе есть сюжет, хотя пробиться к нему крайне непросто.

Начинается книга восхитительной фразой. «Человек идет в канун своего Тысячелетия по Дому Мертвых» (во многом из-за этой фразы я ожидал чего-то сурового и мрачного, а не психодела). Чуть позже по ходу повествования на сцену выходят Анубис, Осирис и другие боги, а также прочие бессмертные, и начинается сюрреалистичные приключения, в ходе которых герои путешествуют во времени и пространстве, сражаются, предают, ищут великие артефакты — иглу, перчатку и сандалии, а в конце узнают правду о себе.

Сюжет наполнен символизмом и хаосом, а иногда в тексте проскакивают рассуждения на тему жизни и смерти, метафоры и даже стихи. Написано все это будто бы не для читателя, а для писателя, как упражнения или вызов собственному мастерству.

Роман, если принять некоторые его постулаты за норму, внутренне непротиворечив и даже красив. Однако, после прочтения сидишь и думаешь, что такое я только что прочитал?

Оценка: 7
–  [  3  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Притча, сон, видение? Несмотря на путанное, движущееся рывками и не подчинающееся жесткому сюжетному маршруту повествование, Желязны получилось рассказать красивую историю. Возможно именно так и должны мыслить, взаимодействовать и вершить свои дела боги. Компактный емкий роман скачет от персонажа к персонажу, жонглируя образами, расстоянием, местом действия.

Кажущийся наркоманским трипом сюжет — всего лишь издержки того, кто является действующими лицами. Простым смертным не досталось места в этой истории, а на тех уровнях бытия, где сражаются, заключают союзы и строят козни Тот, Озирис и Сет свои взаимосвязи и порядки.

Оценка: 8
–  [  1  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Ужасно, просто ужасно. Со всем уважегием к творчеству Желязного, но давайте смотреть на вещи правильно. Этот роман это просто какой то кошмар. Начало еще куда ни шло. Но потом начала происходить какая то чертовщина, к концу я уже настолько заапутался во всем и во всех, что просто хотелось, чтобы это поскорее закончилось. Ни смысла, ни логической цепочки ничего, единственное слог, как всегда красив и все на этом.

Оценка: 3
–  [  15  ]  +

Ссылка на сообщение ,

«Создания света, создания тьмы» написаны в 1969 году, спустя два года после «Князя света». И влияние «Князя…» на «Создания…» хорошо ощутимо. Перед нами вновь мир далекого будущего, вновь человеческая экспансия и технологии подняли некоторых людей до уровня богов. На этот раз, правда, индийский пантеон заменен на египетский. Вновь главный герой является одним из богов, но не отожествляет себя с ними, существуя как бы вне сложившейся системы. Это все на поверхности и сразу бросается в глаза при чтении. Давайте взглянем чуть глубже.

Итак, люди колонизировали космос и во главе всего этого стоял Тот. Был ли Тот Богом или все его способности объясняются технологиями и генетической мутацией – каждый решит самостоятельно. Тот контролировал все освоенные миры с помощью своих ставленников, тоже богоподобных. Однажды в глубинах далекой планеты Тот обнаружил некую злую сущность, которая угрожала жизни всей галактики. Тот нарекает это нечто Тем-что-плачет-в-ночи и бросает все свои силы, а также своих сыновей, Сета и Тайфуна, на уничтожение этого создания. Однако отвлекшись на новую опасность, он забыл о старых. Подчиненные Тота подняли мятеж, захватили и поделили власть, после чего успешно помешали уничтожению Того-что-плачет-в-ночи. Итоги: Тот в изгнании, тратит все свои силы на сдерживание в заточении твари, угрожающей жизни всей галактики, Сет и Тайфун считаются погибшими, а к верховной власти приходят Анубис и Осирис, которые перекраивают мировые порядки по своему усмотрению.

Роман начинается с празднования в Доме Мертвых тысячелетия службы Оакима. Анубис лично поздравляет его, дарит ему имя и отправляет во внутренние миры с целью уничтожить загадочного и бессмертного Принца-имя-которого-тысяча.

Роман легко читается, но тяжело усваивается. Он напоминает лоскутное одеяло, в которое много чего вшито, но от обилия и разнообразия лоскутов общая картина уходит куда-то на границы восприятия. И это, в общем-то, неудивительно, т.к. Желязны писал эту книгу как упражнение и не более. Он даже не собирался ее издавать, просто накидывал идеи, нанизывая их на нить повествования, не особо беспокоясь, насколько хорошо они гармонируют друг с другом. Тем не менее во всем этом безумии и хаосе можно найти свое особое очарование.

Да и как его не найти, когда тут рядом с египетскими богами действуют греческие (Тайфун) и вообще авторские (Железный генерал, который воплощает собой дух войны и бунта), когда наряду с технологиями используется магия, когда даже Черная дыра применяется как оружие, а для особой аутентичности Анубис и Осирис делают себе пластические операции, чтобы их головы стали похожи на шакалью и птичью соответственно. А черный юмор, который использует Желязны? Взять хоть сцену гадания на человеческих внутренностях, когда жертва, чьи внутренности использовали, была в сознании и обвиняла предсказателя во лжи, т.к. тот неправильно положил «вон тот кусок кишки», а затем и вовсе заявила: «Это мои кишки, и я не желаю, чтобы по ним гадал жулик!».

В общем, книга по-хорошему безумная и непростая для восприятия. Ей не хватает глубины и эпичности «Князя света», но прочитать ее я рекомендую. Редко встретишь произведения подобного толка.

Оценка: 8
–  [  9  ]  +

Ссылка на сообщение ,

По сути своей, «Порождения Света и Тьмы», наряду с «Князем Света», который безусловно является моим самым любимым произведением вообще, — это вся суть того, как писал Роджер Желязны. Сейчас так не пишут. От слова «совсем». Но это и ставит роман в ряд шедевров. Хотите мифологий — пожалуйста. Фэнтези — их есть у меня. Мрачности — без проблем. Интеллекта в каждой строчке — сколько хотите. В этом весь Желязны. Просто он и Филип Дик были инопланетянами. Они стояли на другом уровне, который всем остальным писателям даже не снился.

Оценка: 8
–  [  7  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Возможно ли объять собой Бесконечность? Ликами каких мерцающих звезд улыбаются нам Ангелы? Носит ли Безвременье на своем запястье изящные встроенные часики, — или от века к веку непроглядным пыльным туманом клубятся все пути, направления и сроки событийности мнимого континуума Вселенной?.. А может быть, это всего лишь таинственный шорох и шелест Подсознательного, надежно спрятанного на задворках Истории (еще не случившегося, но по наитию ожидаемого).

Желязны, честное слово, не был бы так изящен и великолепен, если бы пытался в своей прозе дать четкие определения/наметить явные границы между мифом и космологией, между зыбкой античной панорамой уже случившегося и константой всегда существующего. И его великолепный роман «Порождение света и тьмы» не стал исключением, — все это по-прежнему живет и пульсирует где-то на задворках его вымышленных Срединных миров, разбросанных щедрой авторской рукой разноцветными бильярдными шарами между двумя домами Жизни и Смерти. Или быть, может, не вымышленных?... -И вновь оживает и ослепительно ярко восстает в его романе пантеон всемогущих и бессмертных богов, представленных автором в весьма неожиданном ракурсе.

Нервный панический лик Анубиса мечется в смертельном предчувствии, застигнутый в своих покоях фатальной тенью черной лошади... Гневливый и мстительный Озирис (а ведь классические легенды рисуют его в более выгодном свете) с механикой пресс-папье, встроенного в него нежно любимого ранее создания; с вплетенными в ткань роскошного ковра нервными окончаниями его прежде величественных и одиозных врагов-завистников, которые стеная и плача жаждут отмщения... Трогательная, и лишь наполовину вырванная из пустоты Нефтида, — уставшая жить между небом и землей и мечтающая окончательно рассыпаться в прах и умереть Навеки...

Алая Леди — и Вожделение, и Жестокость, и Мудрость, — и сама суть Любви. Великолепная, безрассудная и необузданная в своих поступках Изида (честно признаться, мой найлюбимейший женский персонаж седой древности). С сияющим пламенем Жизни на царственном лице, темными глубокими глазами, — она словно нервная величественная пульсация Бесконечности. Ее улыбку, если повезет, можно рассмотреть в ярких сполохах пламени костра... Как причудливы и витиеваты все ее пути. И как изящна, непостижима и неподсудна вся ее женская и материнская сущность. Считаю уместным в ключе фабулы этого романа сказать о ней чуть больше остальных. Эпическое противостояние двух Домов — Жизни и Смерти, — на самом деле умышленно очень сильно размытое Желязны в неясные полутона между привычными концептами добра и зла, — состоялось и по мановению ее изящной руки в том числе. Прекрасная Изида — Мать Праха и сакральный символ обновления. Неувядающий цветок зарождения новой жизни, энергий и живительных потоков — полу женщина, полу ведьма, полу богиня. Она способна соткать жизнь из пустоты, залатать дыры ткани бытия, вдохнуть жизнь там, где все давно иссякло и омертвело... Эта трижды загадочная леди (а ведь мифы рисуют более линейного персонажа), — в безумной авторской вариации так или иначе своим недвусмысленным магическим сексапилом провоцирует всю эту вселенскую бойню и бешеный гон во времени. И она ведь тоже уязвима, напугана и смята ожиданием неизбежного финала, который до конца романа весьма сложно предугадать. -Желязны виртуозно держит свою интригу до самого конца. И одновременно сыплет изящными авторскими намеками: Изида не может не думать о Сете (что бы она там в самом деле о нем не думала). -Об этом вспыльчивом кровавом Разрушителе истоков всего живого, носящего свою Вину с невероятной гордостью и апломбом. Хотя в ключе всякого канонического равновесия всех стихий и основ нравственности Изиде думать о нем никак нельзя, — так или иначе уважительно относясь к Озирису, (своему господину и законному супругу), и одновременно спасаясь от него бегством, — ее женское сознание словно раздробилось и зависло между двумя этими безднами. Ведь Сет был когда-то ее возлюбленным, а может быть и остается им по сию пору... И где проходит этот баланс у Желязны, — сказать предельно точно невозможно: его фэнтезийное авторское воображение раскачивает и швыряет эти стихии из стороны в сторону практически в каждой главе умело заритмиченного повествования. Причудливое переплетение белых азиатских стихов (отчасти китайских гексаграмм) грамотно переплетается с колоритной и сочной динамикой основного повествования и виртуозно увязывается с главами мини-зарисовками, — словно разводные мосты они перекинуты ч/з весь роман, вероятно, с целью умелых авторских нажимов и акцентов. А изумительный тонкий юмор Желязны с нотками иносказательной иронии, — местами изрядно приблатненный и частично уходящий в сарказм, — добавляет его прозе неповторимого шарма и элегантности.

По моим индивидуальным ощущениям получилась с одной стороны красивая, бойкая и чудесно заритмиченная Сказка (эдакий чувственный и колоритный фолк), а с другой — талантливый задачник от любимого автора: некий образчик латерального мышления в жанре фэнтези. Чего только стОит его краеугольная глава «Война и Стальной человек» о Князе Восставших и Мастере временной фуги. Это истинный бог мятежников и бунтарей, — которого сразить еще возможно, но вот победить — никогда, поскольку этот персонаж являет собой сам дух восстания. -Атаковать не только умением, но и числом: сотни преломленных проекций себя самого в зыбком удивленном зеркале Времени в поисках нужного Момента. Как наиболее грамотно и единственно верно принять на себя фокус фуги, — ведь при всем мнимом разнообразии вариантов должен же быть конечный исход любого события и состязания. Прикладывать к любой событийной скорости силу своего ума, увеличивая этот разгон тысячекратно. Как в этих искалеченных конвульсиях мультивариантов прошлого и будущего найти себя единственного цельного и живого? -И грамотно сложить из этого сплата мелких осколков и зеркальных фрагментов себя Настоящего? И что тогда есть наша истинная Жизнь, если не постоянный Квест и Процесс как таковой?.. В моем случае эта глава — полный читательский восторг и феерия красочных незабываемых впечатлений. Ставлю честно заслуженную десятку любимому автору и за нее в том числе.

У Желязны все пульсирует, взрывается, то и дело накатывая волнами цунами. С присущим его таланту эпическим размахом автор разваливает (словно детский конструктор Lego) шумные города; дробит континенты; перестраивает событийность; рвет и наспех латает зыбкую ткань бытия; ежесекундно жжет все до состояния горстки пепла, чтобы потом все отстроить (инициализировать) заново.

Лимонно-желтые мосты, кремовые морские побережья, ярко фиолетовые с малиново-красным шумные балаганы площадей: яркая, живая, пластичная плоть этого романа. Сгустки окровавленной плоти, вопли и стенания обугленных городов. Столкновение и перерождение всего на новый лад. Скрежет и шквал ломающихся городов; иссиня-черное месиво и крошиво старого порядка. Гомерический смех авторских персонажей при виде раздираемого на части мира. Временной шок чудом уцелевших городов... -Величественная литания Хаоса и Мрака совершает свой очередной необходимый круговорот...

PS Желязны в этом романе как бы умышленно смещает все мифологические акценты и что ли чувственно заземляет всех своих персонажей, предельно очеловечивая их желания и мотивации: в ключе сакральной эманации автор изящно увязывает гармонию истечения божественной сути к природе человека. И в кач-ве мега одаренного мифотворца, он словно дает своему читателю прикоснуться к легенде, провести ладонью по гладкому истертому временем металлу, в который раз насладиться авторской мелодикой и настроенческой новизной этих античных фресок.

PPS Мир трещит по швам, разлетаясь брызгами пыли и фрагментоми погибших городов. Умышленно затягивая битву за Срединные миры, Желязны тем самым умело держит свое красочное действо до самого финала. -Чудом уцелевший яркий Блис; окунувшийся в вечную пустынную ночь Уолдик; зыбко подрагивающий своим каменным остовом Марачек... Каков будет исход этой битвы и какого старого бога вновь изгонят за пределы Вселенной?. -Так ли важен здесь стройный сюжет и нарочито подытоженный финал, — когда нити этой истории все так же где-то плетутся в тонких мирах и сакральных мотивациях богини Мойры, — нити Судьбы и Предопределения человечества. Кроится заново ткань бытия, — и в тысячелетнем полусне ушедшего в забвение бога вновь мелькают осколки зеркальных отражений героики эпических битв. А где-то в анналах истории горит и пульсирует профиль Стального Генерала, медленно тлея и разгораясь углями очередного Мятежа. И точно так же как отдельные персонажи Желязны к финалу свихиваются от наркотиков. Сам читатель, — систематически попадая в эти мастерски расставленные автором ловушки времени, бездны и провалы, — пролетает все это яркое действо на бешеной скорости жадного и подробного чтения. -Роман по моим индивидуальным ощущениям улетает за два-три коротких вечера. И кроме оценки «Великолепно» мне, ей*богу здесь больше нечего добавить. Браво, Автору за подобную прозу и неувядающее буйство античных красок!

Оценка: 10
–  [  5  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Очень и очень закрученная по стилю, сюжету и даже форме изложения притча, к которой даже сложно придумать аннотацию. На мой взгляд, правильней оставить суть того, про что и о чем этот небольшой роман на усмотрение читателя. Прежде всего, здесь есть загадка о сущности главного героя, здесь есть загадка поменьше — о сущности книги, и есть загадка от современного поколения читателей — что курил автор? Это вовсе не значит, что книга — укуренный бред. Это — гениальный, интересный, захватывающий калейдоскоп видений юного начитанного профессора философии, перебравшего ЛСД. То есть собственно Роджера Желязны в начале его творчества. Я читал первый раз это произведение в четырнадцать лет, в только что вышедшем издании «Северо-Запад», с дикой иллюстрацией на суперобложке и великолепным переводом. В общем и целом — если сравнить с живописью, это будет импрессионизм — то есть, впечатление. Если смотришь вблизи — беспорядочный набор красок, на удалении — четкое и красивое изображение. Таким образом, роман скорее всего понравится, но понять, о чем писал автор, каждый сообразит в меру собственной испорченности

Оценка: 9
–  [  0  ]  +

Ссылка на сообщение ,

,Скучно, натужно, тяжеловесно. Получить свою долю удовольствия и не ломать себе голову над вопросом, что же хотел сказать автор своим произведением. Книга-не укуренный бред, и роман скорее всего понравится, но понять, о чём писал автор, юный профессор философии, перебравший ЛСД, каждый сообразит сам.» Воспользовавшись такими отзывами ознакомился с данной книгой. Как итог знакомства процитирую ещё один предыдущий отзыв- «Что курил автор?».

Оценка: 1
–  [  4  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Роджер Желязны избрал наиболее продуктивный (и, соответственно, наименее деструктивный) способ творить хаос — он его придумывал и описывал. Причем, как у меня сложилось впечатление, описание дворов и миров Хаоса доставляло ему большее удовольствие, чем описание более упорядоченных (и более узнаваемых) «сеттингов». Оно и понятно — есть где разгуляться фантазии, можно смело сказать себе-писателю: «И ни в чем себе не отказывай». :)

Прежде чем браться за эту книгу, рекомендуется ознакомиться с историей его написания и издания. После чего прочесть роман, получить свою долю удовольствия от попыток представить созданный Желязны Хаос и не ломать себе голову над вопросом «что хотел сказать автор своим произведением?». «Порождения света и тьмы» напоминают в этом плане пятна Роршаха — каждый смотрящий видит в них свою картинку (а в случае с текстом еще и свой смысл).

Центральные персонажи «Порождений...» похожи на древнеегипетских богов примерно так же, как некоторые персонажи «Хроник Амбера» похожи на героев Артурианы, то есть именами и какой-то частью своей биографии (ну, и в некоторых случаях внешностью). Читателю разрешено самому выбирать, считать ли их теми самыми богами или героями — Желязны не говорит ни да, ни нет (к тому же, всегда остается вариант «в легендах многое напутано, на самом деле все было не так»).

Что же касается отдельных эпизодов, то тут тоже всё зависит от вкуса и интересов читателя. Можно, например, пробежать глазами описание очередного фантастического мира (но как же проигнорировать океан над головой — вместо неба!), но задержаться на необычной ярмарке в мире, где нет смерти, и где платят деньги за то, чтобы посмотреть на самоубийцу. В романе много жестоких эпизодов (уже в самом начале описана запоминающаяся трансформация, которую устроил своему слуге Анубис, сопровождающаяся вопросом-рефреном: «А теперь ты жив или мертв?»). Но некоторые из них можно отнести к черному юмору: гадание на человеческих внутренностях, предметы быта и обстановки в обиталище Осириса и т. п. Откровенно юмористические моменты связаны с религией: универсальные молитвы бродячего священника, который не относит себя ни к какой определенной конфессии, или культ, созданный вокруг пары божественной обуви (особенно детали этого культа). В общем, есть из чего выбрать — если не оттолкнет своеобразная стилистика и структура текста.

Оценка: 8
–  [  7  ]  +

Ссылка на сообщение ,

За 30 лет до явления миру Олди (а также гениально-параноидального «Нам здесь жить» с его минотаврами, кентами, ментами, компами и прочей современно-мифологической грязью) -- Желязны уже додумался до всего этого.

Тут тебе и постмодернистский стеб («По ту сторону добра и ЖЕзла»), и пародия на третьесортную эрпэгэшную фэнтезню («квестуха» галимая по добыванию... как вы думаете, чего? старых рукавиц с ботами). И крышесносящие фантдопущения типа фуги времен. И смесь философии с экшеном (причем экшен, кажется, таки преобладает!)

Но при всем при этом -- нет чувства, что книга вымучена, что сложные психоделические уловки -- искусственны. Похоже, самому автору было в кайф писать.

Говорят, для него ПСиТ были просто стилистическим экспериментом. Глубокого смысла он туда не вкладывал. Возможно; но все равно эта вещь куда серьезнее и насыщенней смыслом... чем, например, «Амбер».

Оценка: 10
–  [  13  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Мне кажется, было бы ошибочно считать, что перед нами нечто, основанное на древнеегипетской мифологии. Конечно, большинство действующих богов взято оттуда, но автор черпал и в греческой мифологии (Цербер, Минотавр, Тифон, благие киклопы). Откуда взялся зеленобородый Брамин, судить не возьмусь. Аналогично обстоит дело и с Железным Генералом. Это олицетворение бунта, а таких богов, кажется, не было ни у кого. Конечно, Бронза -- конь Генерала имеет восемь ног, подобно одиновскому Слепниру, но это ничего не доказывает. В конце концов, на скифских петроглифах тоже можно видеть восьминогих коней -- символ быстрого бега.

Таким образом, не следует воспринимать роман, как иллюстрацию к тем или иным мифологическим представлениям. Зато совершенно очевидна мысль, которую я уже встречал у Желязны в романе «Ночь в тоскливом октябре». Это идея внеморальности высших сил, их полной внечеловечности, а также бессмысленности бытия как такового. В издательской аннотации к роману читаем: «Удивительный мир переплетающихся реальностей, мир грез, заставляет читателя не только следить за динамикой сюжета и приключениями героев, но и задуматься над вечными вопросами Смерти и Бессмертия, смысла существования Вселенной, над вопросами сущности Добра и Зла». Вслед за издателем идею о соществовании «Добра» и «Зла» повторяют некоторые из лаборантов, а кто-то даже договаривается до того, чтобы считать одного из богов «положительным героем». А между тем, в романе нет даже таких слов: «добро и зло». Создания света, равно как и создания тьмы с полным безразличием уничтожают целые народы и даже миры. И смысла в этом противостоянии нет ни малейшего, одна только игра стихий. Боги бьют не только людей, но и друг друга, унижают, лишают силы, уничтожают, но при этом и победитель, и побеждённый знают, что, пусть через тысячи лет, но погибшие вернутся, силы восстановятся и бессмысленный круговорот завертится вновь. Так при чём здесь добро и зло, существующие лишь в представлении людей, которые вовсе никем не принимаются в расчёт?

О том, как написан роман много и хорошо сказали авторы предыдущих отзывов. Мне остаётся лишь восхититься умением Роджера Желязны создавать прозу на грани стихотворной поэтики. Наверное так и надо писать о круговороте вселенной, о богах и тщете сущего, хотя такой стиль затрудняет восприятие простых мыслей автора. Впрочем, думается, что и как бы ни написал автор, всегда найдутся желающие выискивать в тексте добро и зло, а героев делить на хороших и злых.

Оценка: нет
–  [  9  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Отличный роман.

Этот философско-супергеройский эпос, как по мне, лучшее из произведений Желязны в которых он обращается к мифологии и религии. В данном случае речь идет о египетских божествах с добавлением новых, вымышленных персонажей.

Читать этот роман мне было не в пример легче чем «Князя света», так как с Египтом знаком не понаслышке — думаю многие читатели, касательно этого утверждения, со мной согласятся) Ведь кто в школьном возрасте не читал про Ра, Анубиса и Сета. Конечно, очень своеобразно и на любителя, автор представляет на всеобщее обозрение свое видение сих божеств. Получился в конечном итоге взрывоопасный коктейль не рассчитанный на массового читателя. Такое произведение необходимо читать уже прочитав сотню-другую книг по фантастике-фэнтези, ведь двое моих друзей без особого читательского стажа, в данных жанрах, коим был «посоветован» сей роман — были разочарованы. Вот так!

Необходимо отдельно отметить начало: оно престо великолепно, сверхъестественно , фантасмагорично и прочее, прочее, прочее.. Пожалуй, сильнейшее начало в жанре фэнтези прочитанное мной. Сцена в Чертогах Мертвых — это атмосферное вступление данного романа, в двадцати страницах которого автор уместил столько всего: о жизни, о смерти, о сущем, что я еще целых два раза (хе-хе) рассказывал об этом своей жене. Только за такое начало я поставил бы «Порождениям.. « 12 баллов.

К сожалению, дальнейшее развитие событий, особенно действия и поступки второстепенных героев: Гора, «младших «бессмертных и прочих — было временами разочаровывающим. Однако, основная линия повествования прописана и развернута просто превосходно. С предельных интересом следил за действиями и поступками Тота и Анубиса — эти двое стоят в данном повествовании особняком. Прекрасно описана борьба и заступничество Генерала, очень много символизма на протяжении всего романа, коим и славится автор.

Итог: фантазия автора безгранична, а миры великолепны. Читайте и наслаждайтесь!

Оценка: 10


Написать отзыв:
Писать отзывы могут только зарегистрированные посетители!Регистрация




⇑ Наверх