fantlab ru

Лев Толстой «Анна Каренина»

Рейтинг
Средняя оценка:
8.27
Оценок:
814
Моя оценка:
-

подробнее

Анна Каренина

Роман, год

Жанрово-тематический классификатор:
Всего проголосовало: 97
Аннотация:

«Анна Каренина» — лучший роман о женщине, написанный в XIX веке. По словам Ф. М. Достоевского, «Анна Каренина» поразила современников «не только вседневностью содержания, но и огромной психологической разработкой души человеческой, страшной глубиной и силой». Уже к началу 1900-х годов роман Толстого был переведен на многие языки мира, а в настоящее время входит в золотой фонд мировой литературы.

Примечание:

Экранизации:

Анна Каренина, 1967, СССР, реж. Александр Зархи

Анна Каренина, 2008, Россия, реж. Сергей Соловьев

Анна Каренина /Anna Karenina, 1997, США, реж. Бернард Роуз

Анна Каренина /Anna Karenina, 1948, Великобритания, реж. Жюльен Дювивье


Входит в:

— антологию «Best Railway Stories», 1969 г.

— антологию «Здравствуй, поле русское!», 1977 г.

«Словесность. Тексты», 2004 г.

«Театр FM», 2004 г.


Лингвистический анализ текста:


Приблизительно страниц: 837

Активный словарный запас: крайне низкий (2126 уникальных слов на 10000 слов текста)

Средняя длина предложения: 79 знаков, что близко к среднему (81)

Доля диалогов в тексте: 35%, что близко к среднему (37%)

подробные результаты анализа >>


Награды и премии:


лауреат
200 лучших книг по версии BBC / BBC The Big Read, 2003

Экранизации:

«Любовь» / «Love» 1927, США, реж: Эдмунд Гулдинг, Джон Гилберт

«Анна Каренина» / «Anna Karenina» 2012, Великобритания, реж: Джо Райт



Похожие произведения:

 

 


Анна Каренина
1953 г.
Анна Каренина
1954 г.
Анна Каренина
1956 г.
Собрание сочинений в двенадцати томах. Том 8. Анна Каренина (роман в восьми частях)
1958 г.
Собрание сочинений в двенадцати томах. Том 9. Анна Каренина (роман в восьми частях)
1959 г.
Анна Каренина. В двух томах. Том 1
1965 г.
Анна Каренина. В двух томах. Том 2
1965 г.
Анна Каренина
1967 г.
Анна Каренина
1967 г.
Анна Каренина. Части 1-4
1969 г.
Анна Каренина. Части 5-8
1969 г.
Анна Каренина
1970 г.
Анна Каренина
1970 г.
Анна Каренина
1970 г.
Анна Каренина
1973 г.
Анна Каренина
1973 г.
Лев Николаевич Толстой. Собрание сочинений в двенадцати томах. Том 9
1975 г.
Анна Каренина
1976 г.
Анна Каренина
1976 г.
Здравствуй, поле русское!
1977 г.
Здравствуй, поле русское!
1978 г.
Анна Каренина
1979 г.
Анна Каренина 1-4
1979 г.
Анна Каренина 5-8
1979 г.
Анна Каренина
1981 г.
Анна Каренина 1-4
1982 г.
Анна Каренина 5-8
1982 г.
Лев Толстой. Собрание сочинений в двенадцати томах. Том 7
1984 г.
Лев Толстой. Собрание сочинений в двенадцати томах. Том 8
1984 г.
Анна Каренина
1985 г.
Анна Каренина
1985 г.
Анна Каренина. В двух томах. Том 1
1985 г.
Анна Каренина. В двух томах. Том 2
1985 г.
Собрание сочинений в двенадцати томах. Том 7
1987 г.
Собрание сочинений в двенадцати томах. Том 8
1987 г.
Анна Каренина
1998 г.
Анна Каренина
2003 г.
Анна Каренина
2006 г.
Анна Каренина
2006 г.
Анна Каренина
2006 г.
Анна Каренина
2008 г.
Анна Каренина
2008 г.
Полное собрание романов и повестей в 2 томах. Том 2
2009 г.
Анна Каренина
2010 г.
Анна Каренина
2011 г.
Анна Каренина
2011 г.
Анна Каренина
2012 г.
Анна Каренина
2013 г.
Анна Каренина
2013 г.
Анна Каренина
2013 г.
Анна Каренина
2013 г.
Анна Каренина. Книга 1
2014 г.
Анна Каренина. Книга 2
2014 г.
Анна Каренина
2015 г.
Анна Каренина
2017 г.
Анна Каренина
2017 г.
Анна Каренина
2017 г.
Анна Каренина
2018 г.
Анна Каренина
2019 г.
Анна Каренина
2020 г.
Анна Каренина
2020 г.
Анна Каренина
2021 г.
Анна Каренина
2021 г.
Анна Каренина
2021 г.
Анна Каренина
2021 г.
Анна Каренина
2021 г.
Анна Каренина
2021 г.
Анна Каренина
2021 г.
Анна Каренина
2021 г.
Анна Каренина
2022 г.

Аудиокниги:

Анна Каренина. Часть I
2005 г.
Анна Каренина. Часть II
2005 г.
Анна Каренина. Воскресение
2006 г.
Анна Каренина
2008 г.
Анна Каренина
2010 г.
Анна Каренина
2011 г.
«Анна Каренина»
2012 г.
Анна Каренина
2013 г.
Радиоспектакли
2013 г.

Издания на иностранных языках:

Best Railway Stories
1969 г.
(английский)





Доступность в электронном виде:

 


Отзывы читателей

Рейтинг отзыва



Сортировка: по актуальности | по дате | по рейтингу | по оценке
–  [  10  ]  +

Ссылка на сообщение ,

«Анну Каренину» я начинала не раз, но постоянно откладывала. Ну никак не шло у меня это произведение. А тут я начала его слушать, и буквально провалилась в этот роман. Он оказался исключительно хорош!

Поначалу у меня вообще было ощущение, что Толстой умудрился впихнуть в эту книгу всю русскую классику. В каких-то эпизодах мне казалось, что я читаю Тургенева, так легко и изящно был написан текст. Где-то виделись явные параллели с Чеховым (скажем в сцене продажи леса, и утверждении, что дворянин не для того, чтобы выгадывать, да деревья считать, это дело купеческое. И пусть обманывают, хитрят и высчитывают, это их натура, их сословная задача. А то, что в следующем поколении детям купца денег на жизнь и образование хватит, а дворянским – нет, так это неважно).

Потом я оценила щедрость Толстого, как писателя. Он мог из этого романа сделать десятка два других, причем в разных жанрах. Собственно говоря, отношения Анны и Вронского – это ведь только один из сюжетов, причем, на мой взгляд, наименее интересный. Отношения Китти с тем же Вронским и Левиным куда интереснее хотя бы с точки зрения описания норм, привычек и обсуждаемых тем тогдашнего общества. А рассуждения Левина о деревне! Да и просто порой наталкиваешься на какие-то моменты, которые цепляют внимание и возбуждают любопытство. Например, я не встречала раньше выражения «аттическая соль». И думала, что выражение small talk – это довольно современный термин (ну, скажем, из 20 века, но не из 19 пришедший), а вовсе нет. В Италии Вронский с Анной снимают дом, о котором приятель Вронского отзывается, как о приличном месте, где на стенах есть пара неплохих Тинторетто. То есть, жить там не стыдно.

И таких любопытных мелочей по тексту набирается довольно много. В общем, я теперь понимаю тех, кто регулярно перечитывает этот роман. Он действительно стоит того.

Пожалуй, больше всего меня удивили три вещи.

Во-первых, это на редкость увлекательное чтение. Действие нигде не провисает, не тормозит и я не помню ни одного места, где мне хотелось бы скорее пролистать страницы. Вот, действительно, не ожидала. А от Толстого – в особенности. В сравнении с Карениной «Война и мир» — на редкость скучная и медленная книга. Да что там. Если представить этот роман лошадью, то треть современной литературы будет плестись за ним, еле перебирая копытами, а половина, так и вообще не доберется до первого барьера. Стремительность действия, наполненность цепляющими внимание мелочами, не дает скучать ни на минуту.

Обычно принято хвалить сцену скачек. Она хороша, да. Но меня куда больше впечатлил покос. Одновременное любование человеческой силой и красотой природы, удовольствие, которое можно получить от простой физической работы, сознания собственной физической крепости и от законченного дела, вкусность ломтя хлеба, когда ты пахал полдня, счастливый крепкий сон, и аромат сена, конечно же. Это исключительно яркие чувства, и они прописаны так, что прямо хочется взять в руки лопату и вскопать грядку (хотя я ненавижу грядки). Вспомнила, кстати, читая, как в моем детстве, в цековском пансионате было развлечение (размеется, бесплатное) – косить траву. Желающим (в обычной жизни – чиновникам) выдавали косу и кусок луга. И знаете сколько было таких желающих? Полно! Отец моей подруги накосил больше всех и получил в награду огромный пирог с курагой. Мы его ели двумя семьями несколько дней.

Во-вторых, это внезапно настоящий викторианский роман. И не потому, что отлично укладывается в соответствующие эпохе годы, но по своей внутренней уютности и безопасности. Стива Облонский (мой любимый персонаж) – в легкости отношения к жизни напоминает Берти Вустера. Высший (и почти высший) свет – это прежде всего очень комфортное существование. Вас не заботит уличная преступность, перспектива потери работы, необходимость готовить еду, мыть посуду и чинить засорившийся унитаз. Можно преспокойно погружаться в чувства, размышления, детей, лошадей, балы, сплетни, обеды, хозяйство, религию, благотворительность и далее по списку. Невзгоды прекрасно лечатся путешествиями и водами. Жизнь течет размеренно, понятно, с должной мерой изящества, время от времени оттеняемая ядовитыми сплетнями и косыми взглядами, чтобы не быть слишком сиропной. Читатель окунается в эту атмосферу с самого начала, и остается в ней до финала. И финал – это вовсе не гибель Анны. Нет. Это обретение Левиным спокойствия через обретение веры.

В-третьих, этот роман не только, точнее – не столько об Анне, сколько о Левине. История Анны, в сущности, банальна и наименее интересна в романе. Увлечение, влекущее за собой раскаяние, проблемы и самоубийство — все это было тышу раз и до, и после. Начиная с «Бедной Лизы». Наверное, в том числе и поэтому история любви Анны и Вронского – это всего лишь некий стержень, фон, на который нанизано все остальное. На самом деле, это роман о Левине и его взрослении (принятии окружающего мира и себя в нем), а не об Анне. В понятие взросления здесь входит очень многое – от поведения в свете и создании семьи до отношений с Богом.

Слушала в исполнении сначала Багдасарова (очень удачный нейтральный и деликатный вариант прочтения), а потом Клюквина (типичный Клюквин, порой немного переигрывающий), и оба чтеца были очень хороши.

Оценка: 10
–  [  18  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Нередко приходится слышать мнение, особенно от представительниц как бы феминистических кругов, что «энциклопедия русской жизни» нашего всего Алексан Сергеича Пушкина — «Евгений Онегин» — на самом деле роман не столько об Онегине, сколько о Татьяне. Так вот, а я несколько разовью эту мысль, но на сей раз, так сказать, в андроцентрическом ключе. Мне кажется, что «Анна Каренина» — роман в первую очередь про Вронского. И еще про Левина, потому что без него образ Вронского не получил бы достаточного раскрытия. В общем, это роман про мужчин и, не побоюсь дерзкой мысли, для мужчин. А теперь позвольте объясниться поподробнее.

Кто такая главная героиня романа — Анна? В общем и целом довольно типичная женщина. Для своего времени даже более чем типичная, но и для нашего — тоже не редкость. Ее история проста — выдали замуж в несознательном возрасте, либидо тогда еще не играло, а в «середине двадцатых» природа в лице гормонов решила отыграться за бесцельно прожитые годы. В итоге — сумасбродный роман, безумство страсти и трагедия. Хорошо если только семейная, а то частенько бывает и криминальная. «У бурных чувств неистовый конец», как мы хорошо знаем. Сама по себе Анна совершенно не оригинальна, но именно это и делает ее одной из крупнейших героинь русской литературы. В ее лице Толстой собрал весь огромный сонм сходных судеб множества Анн. Причем не только тех, кто переживал свои трагедии со времен возникновения института брака, но и тех, кому это еще только предстоит. История Анны вечна, этот сюжет будет повторяться до скончания времен, потому он и стал классикой. Но это же и делает его довольно скучным.

А вот персонажи Вронского и Левина на мой взгляд гораздо интереснее. Я говорю о них в связке потому что они олицетворяют полюса мужской натуры, два совершенно разных подхода к построению отношений с женщиной. Они — кривое зеркало друг друга, но в отсутствие одного второй теряет смысл. Именно необходимостью сравнения и создания контраста объясняется такая большая линия Левина, которая, по-хорошему, не оказывает на основной сюжет никакого влияния.

Но кто же такие Вронский и Левин?

Я про себя прозвал их «ищущим» и «ждущим» — по терминам из «Лабиринтов Ехо», если кто узнал. Вронский — ищущий. Он целеустремлен и активно действует для достижения своей цели. Он не боится ничего — ни общественного мнения, ни порицания близких, ни гнева начальства, ни, в конце концов, потенциальной физической угрозы от мужа Карениной (дуэли). Он четко расставляет приоритеты и шаг за шагом идет к цели, преодолевая все препятствия. Полюбив Анну, он последовательно и упорно добивается ее благосклонности, а добившись, отсекает все, что мешает построить счастье с ней.

Сразу хочу возразить звучавшим здесь обвинениям в том, что Вронский — повеса, серцеед и вертопрах, для которого Каренина была не более чем одним из многих увлечений. Те, кто пишет такое, очевидно, просто не читали роман, а судят по экранизациям, а то и вовсе по слухам. Вронский пожертвовал ради Анны всем, что имел. Он сознательно похоронил свою карьеру, сначала отказавшись от выгодного назначения в Туркестан, а затем открыто связавшись с замужней женщиной. Он разрушил свою репутацию в свете, он рассорился с матерью, желавшей для него блестящей карьеры, он лишился значительной части своего состояния. Еще раз напомню — все эти жертвы, он принес сознательно, а не просто перенес их как случайные удары судьбы. Он знал, что роман с женщиной в браке приведет именно к таким последствиям и без колебаний пошел на них. В конце концов он получил то, что хотел, но жизнь с любимой в провинции неожиданно оказалась для него испытанием куда более сложным, чем карьерные или светские перипетии. Деятельный и смелый характер «ищущего» позволил ему выстоять в борьбе и завоевать право на ту жизнь, какую он хотел для себя. Но тот же характер вдруг оказался уязвим к чрезмерному покою и отсутствию той самой борьбы. В итоге Вронский зачах. Мелкие для масштаба его личности задачи типа строительства сельской больницы или председательства в местной управе не смогли заполнить его скучные дни, потеряв достойную своих сил цель он стал раздражителен и зол. Все это, помноженное на мнительность Анны, в конечном итоге испортило их отношения, и привело к трагической развязке.

А что же Левин? Это человек совершенно иного склада. «Ждущий». Он не ставит перед собой долгосрочных целей, не бросается с головой в омут активности и не вырывает у жизни свое счастье. Он ждет когда оно само придет к нему. Тут нужно оговориться — это не пассивный Обломов, который просто лежит на диване. Левин как раз таки не бездельник и не мечтатель. Он серьезно готовится к приходу этого самого счастья. Он обеспечил себя материально, он готов ко встрече с будущим духовно, он хорошо знает самого себя и свое место в мире, он предусмотрителен и основателен. Вплоть до того, что он отлично развит физически. Разница между ним и Вронским напоминает разницу между охотниками, один из которых действует облавой, а другой — сидит а засаде. Ни один из способов не лучше и не хуже, тем более, что цель одна — личное счастье.

И результат их усилий тоже совершенно разный. Вронский — храбрый, упорный и решительный, защитил свою женщину от всего мира, но не смог защитить от самого себя. Анну убило не осуждение света и закона (хотя свою роль оно тоже сыграло). Ее убил крах отношений с Вронским. Причем он отнюдь не охладел к Анне — после ее смерти он был полностью раздавлен и, по сути, сам пошел на изощренное самоубийство — отправился на войну. Просто в отсутствие привычного приложения для своих сил и энергии он начал вымещать раздражение на той, кто стал причиной их изгнания — Анне. Любовь стала вырождаться в неприязнь. Но ненависть — не антитеза любви, противоположность любви — безразличие. А безразличием в их отношениях и не пахло.

Левин же не завоевывал свою любовь. Он сделал довольно робкую попытку к ней приблизиться, но получив отказ, просто принял его и стал ждать дальше. И дождался — не сумев достаточно заинтересовать Вронского, Кити вновь обратила взор на старого поклонника. Не всякий мужчина на месте Левина пошел бы на то, чтобы делать повторное предложение девушке, отклонившей его притязания ради интереса к другому мужчине. И уж точно нельзя представить себе в такой ситуации Вронского. Однако Левин не видит здесь ни малейшего для себя унижения — он ждущий. И он дожидается. И нельзя не признать, что Левин, хоть ему и не пришлось вести такую суровую борьбу за свою любовь, как Вронскому, тоже заслужил счастья. Просто, в отличие от своего антипода, он не завоевал, а построил его.

Безусловно, Левин писался Толстым с самого себя, возможно поэтому ему и улыбается удача, и, в отличие от Вронского, он свое счастье находит. Немного отвлекаясь, скажу, что у Толстого вообще частенько проскальзывает неприязнь к деятельным и активным мужчинам, как мы сейчас сказали бы — к «альфам», таким как Вронский или Долохов. Возможно, это — следствие какого-то личного опыта или комплекса.

Как бы то ни было, на примере Анны, Вронского, Левина и Кити, Толстой разворачивает огромное и интереснейшее полотно жизни, того какими способами можно идти к счастью и куда они могут привести. Финал не столько выдает некую мораль, сколько доносит мнение самого автора о том, как надо идти к любви. Но, в отличие от многих других своих романов, особенно от «Войны и мира», здесь у Толстого это получилось не слишком навязчиво, за что ему отдельное спасибо.

Оценка: 10
–  [  12  ]  +

Ссылка на сообщение ,

На мой взгляд, эту книгу стоит считать не зеркалом русского общества, а пособием по психиатрии.

У Анны почти весь роман едет крыша, что усугубляется регулярным приемом морфия. Левин специфично философствует и подумывает о самоубийстве на почве экзистенциального кризиса. Кити впадает в настоящую депрессию после неудавшегося предложения, а потом у нее же в счастливом браке постоянно происходят скандалы по пустяковым поводам. Тут нормальные люди вообще есть?

Возможно, тогда в высшем свете эти проблемы считались действительно важными, но сейчас большая часть страданий героев вызовет или недоумение, или совет обратиться к профильному врачу. Хотя некоторая часть общественных отношений актуальна до сих пор.

Читается книга легко, как и должно быть для классики, но большую часть текста составляет «вода». С одной стороны излишние подробности дополняют портреты героев, состояние общества и описание покосов, охоты и выборов, с другой — можно было сократить объем раза в три, ничего при этом не потеряв.

Я не смог найти в «Анне Карениной» особую мудрость и интересную историю, а потому советовать роман к прочтению не могу. Есть много классических и новых книг, от прочтения которых будет больше пользы.

Оценка: 7
–  [  21  ]  +

Ссылка на сообщение ,

В середине тридцатых годов моя бабушка, взрослая женщина, имевшая в ту пору уже двоих детей и образование три класса церковно-приходской школы, пошла учиться в вечернюю школу для взрослых. И там ей пришлось читать «Анну Каренину». Мнение её об этом романе таково: «Этой бы дамочке стирку хорошую осилить, а потом полы во всей её десятикомнатной квартире намыть, так небось дурь бы из головы повылетела». Старенький учитель, преподававший ещё в дореволюционной гимназии, что-то пытался объяснить, но не преуспел.

В начале XXI века учёная французская дама, филолог с докторской степенью, преподававшая в Сорбонне, сказала мне: «Всё-таки, не могу понять, почему Анна Каренина бросилась под поезд». Далее по пунктам было расписано, что именно должна была предпринять Анна, чтобы ущучить бывшего мужа, стребовать с него достаточное содержание и получить право видеться с сыном и принимать участие в его воспитании. Теперь уже я выступал в роли старенького учителя, пытаясь отстоять достоинства романа, которых на самом деле не видел ни одного. По поводу глубочайшего проникновения в психологию героев, мне было сказано: «Психологии там не больше чем в воинственных танцах папуасов. Подобные танцы мы порой смотрим не без удовольствия, но к культуре они не имеют ни малейшего отношения».

Страшно обидно слышать такие слова, но что делать. Мнение это было сформировано творениями Льва Толстого, и мы продолжаем доказывать всему миру, что мы именно таковы.

Оценка: 2
–  [  3  ]  +

Ссылка на сообщение ,

«Анна Каренина» — один из лучших романов Льва Николаевича. Пожалуй, если и не энциклопедия, то уж точно подробный справочник человеческой жизни. Роман многоплановый, затрагивающий обширные слои жизни общества, актуальный и в настоящее время. Вспомнить хотя бы выборы предводителя дворянства. Видит Бог, не отличить от некоторых нынешних выборов.

Я неоднократно перечитывал роман — и каждый раз находил в нем моменты, ускользавшие ранее. Видимо, со временем меняются взгляды, приоритеты, ощущения. В этот раз потрясло описание смерти брата Левина — так точно удалось Толстому отобразить чувства и умирающего хронического больного, и окружающих его близких людей. Раньше этот момент как-то ускользал, а вот сейчас, после долгих лет работы, ошеломил своей фотографической точностью.

Да и образ Анны тоже воспринимается иначе — совсем не влюбленная женщина-бунтарка против лицемерного общества, а, скорее, психопатка возбудимого круга, регулярно принимающая даже не лауданум, распространенный в то время, а морфин. То, что она полюбила блестящего красавца-офицера из высшего общества — понятно, ибо «всякая женщина считает привлекательным мужчину, возжелавшего её», но вот дальнейшее её поведение, трансформация характера, нарастание эгоизма, стремление «достать» человека, который ее любит, пренебрежение обществом — это движение «вверх по лестнице, ведущей вниз», апофеозом которого стала демонстративная смерть под колесами железнодорожного состава (представьте, что чувствовал машинист паровоза, ставший невольным убийцей человека). Можно много чего сказать еще, но, думаю, хватит.

Впрочем, это субъективное мнение, я — читатель, я так вижу.

Роман стоит и читать, и перечитывать.

Оценка: 10
–  [  13  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Наконец-то дочитал «Анну Каренину» и хорошо, что я ее прочитал именно сейчас, а не в школе. Безусловно книга не оставила равнодушным, но не могу сказать, что получил от прочтения удовольствие. Книга, имхо, больше ценна для историков и исследователей творчества Толстого. После прочтения предисловия от критика, был удивлен — ого как описания природы, железной дороги и прочего, описанного критиком тесно переплетаются в книги. Какие глубокие взаимосвязи между событиями. Но по мере чтения я все больше был в удивлении — мне временами кажется, что критики находят в произведении куда как больше, чем автор реально закладывал. Наверное, если бы я сильнее погрузился в творчество Толстого и время им описываемое, я бы возможно тоже увидел много взаимосвязей — но читая без погружения, как и любую другую книгу я наблюдал странную жизнь и неблизкие переживания далеких от моего времени людей.

Из всех персонажей более всех понравился Левин, и судя по тому времени, что отведено в романе его линии — роман можно было бы назвать и «Константин Левин», правда такой же успех как у «Анны Каренины» он вряд ли бы имел. Финальная глава, в которой он пришел к согласию с самим собой, его сформировавшийся взгляд на смысл жизни, произвела наиболее сильное впечатление и вытянула мою оценку в положительную. Однако до финальной главы его любовные метания больше походили на подростковые эмоции, чем на эмоции человека разменявшего три десятка.

Анна Каренина с середины книги начала раздражать, к концу книги я ее иначе как дурой и не воспринимал. Умная женщина, оказывается профессиональным манипулятором, что очень сильно проявляется в ее общении с прочими дворянами во время ее изгнания и своими руками разрушает все, что имела. Мучилась, как осел перед двумя стогами сена. Ах я тебя Вронский люблю и жить без тебя не могу, но вот и разводится не хочу, Сереженьку ведь мне не отдадут. Вот в упор не понимаю ее метаний по поводу развода и расставания с Сереженькой. Год наслаждалась жизнью с Вронским за границей, в поместье, в Москве без сына и ничего. но разводится без сына ни-ни.... Ну не дура? Вынесла мозг Каренину, Вронскому и убилась — офигеть.... Могла Анна достичь личного счастья? Я считаю, что могла и имела все шансы и счастливо жить с Вронским, и видеться с сыном. Но вместо того чтобы приложить усилия к достижению своего счастья, она всю книгу мучилась сама, мучила Каренина и Вронского. Имхо, Анна — это главный отрицательный персонаж всей книги. Под конец книги я сочувствовал кому угодно, но не ей.

Вронский — красавчик! Настоящий правильный мужчина, в общепринятом смысле. Влюбился в Анну, отбил у Каренина, отказался от карьеры, пошел общественного мнения, чтобы быть с Анной. Дал слово и на протяжении всей книги держал его. С любимой не повезло...

Каренин — еще один суперчувствительный, маловыразительный и непоследовательный тип, податливый под стороннее влияние. Простил Анну, смирился со своей ношей по Христовой вере — так отпусти до конца. Дай развод, договорись о совместном воспитании сына и живи. Критик писал, что в то время были проблемы с разводами, но адвокат в книги с ходу предложил для развода несколько вариантов — какие проблемы? Честь? Общественное мнение? Над тобой и так в обществе смеются и переговариваются за спиной — доведи дело до конца. 46 лет — по всем меркам уже должен накопится солидный жизненный опыт.

Облонский — забавный тип. Наверное самый цельный и понимающий жизнь и свое место в жизни. Бестолковый в торговых делах, понимающий толк в удовольствиях, ценитель женской красоты. Если бы Дарья в начале книги от него ушла бы, то сомнительно что это сильно сказалось бы на его жизни. вот уж кому любые трагедии побоку — погоревал малость и забыл. Настрогал кучу детишек, влез в долги, покрутился, пробился на более высокооплачиваемую должность. Умерла сестра, но я то жив! Есть деньги, значит доступны и удовольствия — вкусно поесть, интересно пообщаться, охмурить балерину или гувернантку вдали от глаз жены.

Из Щербацких же больше всего понравился князь, по всей книге проявляется его житейская мудрость и приверженность к России.

Еще из впечатлений — изобильное любвеобилие. Влюбляются все мгновенно, это не симпатия — это чуть ли не с первой встречи любовь и восхищение. Как-то теряешься при чтении, настолько это различается с нашим временем. Интересно народ описан и внедрение Левиным прогрессивных методов управления хозяйством и реакция мужиков на нововведения. Не так уж много с тех пор и поменялось, все также народ в штыки принимает новшества и везде ищет подвоха, где же барин их обмануть хочет и прежде сам схитрить норовить, прежде чем барин обманет. В целом дворянство в книге выглядит бестолковым и умеющим только прожигать жизнь. Читал книгу и не понимал, как работало управление в стране, за счет кого шло хоть какое-то развитие?

Самое главное ощущение-вопрос после прочтения: чего добиваются изучая данную литературу в 10-11 классе? Какие выводы сделает ученик, достаточно взрослый, но еще не набравший жизненного опыта? Я специально многих спрашивал читали ли они Анну Каренину и каковы их впечатления от книги? Практически все читали в школе и ничего кроме любви и смерти под поездом не помнят. И в чем смысл тогда смысл чтения в школе, пусть и в поздних классах такой литературы?

Оценка: 7
–  [  18  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Ни разу я еще столько страстно с первых страниц не желала смерти главной героине. Условно-главной. По крайней мере ее именем названа книга. Я отчаянно пыталась зацепится в этой женщине хоть за что-нибудь положительное. И кстати, мое негативное мнение не связано с изменой. Она в принципе мне категорически неприятна. Истеричная (не требует пояснений), эгоистичная (например, когда была при смерти- ей тут же понадобился муж, как только «воскресла»-стала испытывать отвращение), самодурствующая (например, как ни уговаривал ее Вронский не ехать в театр- все равно поперлась, а потом его же обвинила, что все ее страдания из-за него), неблагодарная (столько лет прожила с мужем в хороших отношениях и не испытывает ничего, кроме отвращения), плохая хозяйка (было упоминание о том, что с хозяйством блестяще управлялся Вронский) и самое отвратительное- никудышная мать (пока зажигала с Вронским за границей -даже не вспоминала о сыне, пока он не стал ее идеей фикс, я уж молчу о холодном и наплевательском отношении к дочери, которая рождена была вообще-то от любимого человека). До чтения книги я предполагала, что самоубийство будет логичным завершением трагедии, неминуемо ведущей к гибели. Ан нет. Даже ее смерть вызывает брезгливость. Прыгнула под поезд только для того, чтоб Вронского наказать да и то тут же пожалела об этом.

Для меня главным героем остался Левин. За его историей я следила, сочувствуя и сопереживая. Роды его жены-это вообще один из самых волнительных моментов, что я читала за последнее время.

Ну а в конечном счете я убедилась, что классика-это классика. Читать, не натыкаясь на несостыковки сюжета, на языковые шороховатости- это удовольствие. Однако ничего нового эта книга мне в душу не привнесла, разве что галочку «прочитано».

Оценка: 6
–  [  18  ]  +

Ссылка на сообщение ,

«Анна Каренина» такой роман, какой всю жизнь читаешь по-разному.

Я его читала 4 раза.

Первый раз в 12 лет. Мне еще библиотекарь не хотела ее выдавать потому, что рано. А я ей возражала, что если книга стоит в открытом доступе значит я ее могу взять. Человек я упрямый и книгу у библиотекаря выпросила. В тот раз «Анна Каренина» мне показалась приключенческим романом наподобие «Айвенго». Почему не знаю.

Второй раз в 15 лет. В 10 классе Толстого изучают по школьной программе и я перечитала роман. Жизнь высшего света, балы, громкие титулы, заграничные поездки меня просто пленили и восхитили.

Третий раз в 25 лет. У меня тогда был пик житейского кризиса и я очень сочувствовала Анне. Она мне казалась такой несчастной. И муж дурак, и любовник сволочь. Ах, бедная Анна, думала я, ради кого ты страдала и умерла?

Четвертый раз сейчас, в 36 лет. Что я думаю? «Анну Каренину» называют романом о великой любви. Но если это роман о любви значит люди оправдывают супружескую измену, предательство, пренебрежение интересами детей, психическую неадекватность. На мой взгляд если оправдывать такие вещи человек разрушает себя, становится миной замедленного действия.

Анна во всем оправдывала себя и сначала уничтожила себя, а потом мужа, любовника, сына, дочь. Ужасная женщина и конец себе выбрала страшный, лучше бы склянку морфия выпила. Но позерка не могла уйти тихо.

Второй главный персонаж романа, Константин Левин, тоже страшный позер и неврастеник. То в день свадьбы закатит невесте истерику, то беременную жену истязает ревностью, а уж душевный кризис у него всегда. На страницах, описывающих этот кризис, особенно в конце книги, я засыпала. Не могу я понять этих пространных, громоздких внутренних монологов. Может быть они о важных вещах, но я ничего не понимаю. Просто жить Левин не может, ему нужна какая-то инструкция для жизни. Константин Дмитриевич такой нудный тип. И гораздо более нудный, чем Алексей Александрович Каренин.

Каренину я сочувствовала. Анна все время твердит, что муж ее оскорблял и унижал. Не могу понять чем и как. Думаю, что тетка Анны вынудила Каренина сделать предложение племяннице, последняя была рада. Так же, как и Китти Щербацкая. Им сделали предложение и они вышли замуж не за молодых и красивых, как им хотелось, но все же лучше, чем остаться старыми девами. Мне кажется тогда дела обстояли именно так.

Так вот, Каренин не молод, не красив, не эмоционален, но он честен и благороден. Вронский еще пока молод и хорош собой, тоже честен и благороден. Его существенное отличие от Каренина, кроме некоторого легкомыслия, страстность натуры. Однако Анна ухитрилась быть несчастливой и с тем, и с другим.

Все таки счастье это тяжелый труд, а не встроенная функция человека.

Мне в этом плане очень нравится Долли Облонская. Вот уж у кого мало причин для счастья – муж мот и бабник, растущее количество детей, нездоровье, материальное неблагополучие. Однако она находит в себе сил и мужества жить и радоваться разным мелочам. Замечательная женщина. Может быть и не образец для подражания, но в любом случае славный человек.

Вот сколько мыслей и чувств, в данный момент, вызывает у меня «Анна Каренина». Через несколько лет перечитаю роман и этот отзыв. Интересно, я буду согласна сама с собой?

Оценка: 10
–  [  2  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Часто экранизуемый роман. Это классика, а про классику писать бывает трудно. Трагедия Анны была не в том, что она полюбила, а в том, что она была замужняя дама с детьми. Ей того попросту не простили. Другие времена, другие нравы. В ту эпоху диктовалось , как должна вести себя уважаемая светская женщина, как она должна одеваться, краситься, за кого выходить замуж и все в том же духе. Разводов не существовало, так что особого выбора и свободы им не предоставлялось. Ее винили в неподобающем поведении… в том противопоставляется также конфликт долга и любви, закона и чувств. Эмансипация женщин пришлась значительно позже, но и сегодня ее трагедия — трагедия многих женщин.

Оценка: 10
–  [  3  ]  +

Ссылка на сообщение ,

ЭШАФОДАЖ ЛЮБОВНОГО РОМАНА

«Насчёт «Карениной». Уверяю вас, что этой мерзости для меня не существует и что мне только досадно, что есть люди, которым это на что-нибудь нужно.»

Л. Н. Толстой (из письма В. В. Стасову, 1881 г.)

Приступая к этой работе, я опасался попасть в неловкое положение, сделав какое-либо литературоведческое открытие, которое кем-то из известных учёных давно уже введено в научный оборот. Познакомился с монографией Б. М. Эйхенбаума «Лев Толстой. Семидесятые годы.» Анализа романа там нет, Борис Михайлович рассказывает историю написания и переписывания романа и об отношении к нему современников, родственников графа и его друзей. Ни о каких особенностях текста романа Эйхенбаум не сообщает, но не мог же он не заметить в романе тех крайне любопытных моментов, мимо которых, по-моему, просто невозможно пройти. Например, можно было бы показать мастерство Толстого, как сатирика и даже юмориста. Беседа двух лекарей у постели больной Кити, описание различий московской и петербургской жизни (XX глава седьмой части), остроумнейшая характеристика Степана Аркадьевича Облонского — все эти страницы достойны пера самого короля русской сатиры Михаила Евграфовича Салтыкова-Щедрина. Приведу здесь один пример тонкого юмора, который становится заметным только при чтении этого отрывка вслух. Ручаюсь, что этого читатель не найдёт ни у кого, кто написал о Толстом хотя бы несколько строк. Речь идёт об обмене репликами между Кити и Вронским на балу в XXIII главе первой части: «Кити чувствовала себя раздавленною, и лицо её выражало это. Когда Вронский увидал её, столкнувшись с ней в мазурке, он не вдруг узнал её — так она изменилась.

— Прекрасный бал! — сказал он ей, чтобы сказать что-нибудь.

— Да, — отвечала она.»

Вы услышали? Кити сильно раздосадована и обижена на Вронского, и совместно ими произнесённое, относящееся со стороны Кити не только к собеседнику слово «балда», — это блестящая находка Автора.

Ничего подобного у Эйхенбаума нет и в помине*, но зато он приводит очень интересный отклик на роман одной умной женщины: «Сегодня опять некогда говорить об «Анне Карениной», но, умоляю Вас, дайте нам поскорее продолжение и конец. Вы не можете себе представить, как все заинтересованы этим романом ... Здесь прошёл слух, что Анна убьётся на рельсах железной дороги. Этому я не хочу верить. Вы не способны на такую пошлость.» Это из письма Александры Андреевны Толстой, двоюродной тётки Льва Николаевича. Именно так воспринимали Анну Каренину многие современники — как безнадёжную истеричку, не сумевшую взять себя в руки и сделать единственно возможный для всех выбор между сыном и любимым человеком. Не мстя никому, поскольку право на месть имеет только Господь (см. эпиграф к роману). И правильно воспринимали, просто Александра Андреевна не сразу поняла, что эта пошлая гибель есть наказание осуждённой Толстым его героини. Толстой относится к Анне в целом хорошо, хотя и осуждает её за неспособность (нежелание) найти выход их тупика, т. е. элементарно последовать советам Долли, Стивы и самого Вронского. А вот последний Толстому очевидно не симпатичен. Подтверждений этому в романе много, например, сравнение Вронского с лягавой (так в тексте, глава XXX, часть 7) собакой, хорошо, что хоть с умной (в другом месте)). Самое очевидное — трагический эпизод на скачках. Произошедшее с Вронским основано на реальном инциденте, когда князь Д. Б. Голицын сломал позвоночник своей лошади. Но Вронский накануне скачек, в отличие от Голицына, не пил, поэтому описанное в романе целиком является результатом его плохой подготовки, как наездника. Сесть на спину лошади в момент её приземления после прыжка через препятствие — это нонсенс даже для начинающего жокея, а для гвардейского офицера просто позор. Толстой как будто бы ставит Вронского по некоторым чертам (ума, характера) не намного выше лошади и выражается это в романе весьма необычным способом. Я сейчас приведу несколько маленьких цитат. «Вронский покатился со смеху. И долго потом, говоря уже о другом, закатывался он своим здоровым смехом, выставляя свои крепкие сплошные зубы, когда вспоминал о каске.»; (конец первой части). «И признаюсь, — сказал он, улыбкой выставляя свои плотные белые зубы, — я в эту неделю как в зеркало смотрелся, глядя на эту жизнь ...»; (глава III, часть четвёртая). « — Всё пройдёт, всё пройдёт, мы будем так счастливы! Любовь наша, если бы могла усилиться, усилилась бы тем, что в ней есть что-то ужасное, — сказал он, поднимая голову и открывая улыбкою свои крепкие зубы.» (глава XXIII, часть 4). «Как я рад тебя встретить! — сказал Вронский, выставляя дружелюбною улыбкой свои крепкие белые зубы.»; (глава VII, часть пятая, встреча с Голенищевым в Италии). «Вронский, сняв серую высокую шляпу, подошёл к Долли. — Вы не поверите, как мы рады вашему приезду, — сказал он, придавая особенное значение произносимым словам и улыбкой открывая свои крепкие белые зубы.»; (глава XVII, часть шестая). Как говорится, — в здоровом теле здоровые зубы :), не зря же лошади оцениваются в большой мере по зубам. Но вот Анны уже нет, Вронский едет на войну с турками. Провожающая его мать говорит Кознышеву: «Вы, пожалуйста, поговорите с ним, мне хочется его развлечь. Он так грустен. Да на беду ещё у него зубы разболелись.» На следующей странице: «... он сделал нетерпеливое движение скулой от неперестающей ноющей боли зуба, мешавшей ему даже говорить с тем выражением, с которым он хотел.» Это не всё, в конце главы V последней части, вспоминая Анну, он «перестал чувствовать боль зуба, и рыдания искривили его лицо.» Бывает ли такое — потерял конь наездника, и от горя у него начали портиться зубы? Толстой хорошо разбирался в лошадях, ему виднее. Я же приведу ещё одну цитату, проливающую достаточно яркий свет на отношения Анны и Вронского и оставшиеся в прошлом отношения Анны и Каренина. «Я несчастлива? — сказала она, приближаясь к нему и с восторженною улыбкой любви глядя на него, — я — как голодный человек, которому дали есть. Может быть, ему холодно, и платье у него разорвано, и стыдно ему, но он не несчастлив.» И утолившего её голод так жестоко наказать! Женщины в такой ситуации ведут себя всегда одинаково — следуют за любимым человеком хоть на край земли, хоть за край. Ах, сын! Да вырастет он очень скоро и поймёт маму. Или не поймёт, будучи воспитан Алексеем Александровичем. От тебя, Аннушка, здесь ничего уже зависеть не будет. Так был ли Толстой таким уж замечательным знатоком женской души?**

Теперь о разных интересных находках в тексте романа. Надо сказать, Толстой был странным человеком. Вот что записал о нём однажды в своём дневнике Пётр Ильич Чайковский: «Между прочим, он любил отрицать Бетховена и прямо выражал сомнение в гениальности его. Это уже черта, совсем не свойственная великим людям: низводить до своего непонимания всеми признанного гения — свойство ограниченных людей.» Ну, это причуды гения. Бывает. Пётр Ильич и сам не без того был. Но с русским языком Лев Николаевич обращался крайне небрежно. Вот что это такое (о Вронском)? — «Честолюбие была старинная мечта его детства и юности, мечта, в которой он и себе не признавался...». А это (об Анне)? — «Она была совсем не та, какою он видел её первое время. И нравственно и физически она изменилась к худшему. Она вся расширела [курсив мой] и в лице её, в то время как она говорила об актрисе, было злое, искажавшее её лицо выражение.» А тут очень редко встречающаяся характеристика внешности мальчика (в таком контексте не попадалось никогда) — «... не Серёжа, а целый Сергей Алексеич! — улыбаясь сказал Степан Аркадьич, глядя на бойко и развязно вошедшего красивого, широкого [курсив мой] мальчика в синей курточке ...». Информация о втором ребёнке Анны могла бы заинтересовать врача-педиатра: «Чернобровая, черноволосая, румяная девочка, с крепеньким, обтянутым куриною [курсив мой] кожей, красным тельцем, несмотря на суровое выражение, с которым она посмотрела на новое лицо, очень понравилась Дарье Александровне...» (глава XIX, часть 6); ну что за дети такие — мальчик широкий, а восьмимесячная девочка похожа на бройлера. По мере чтения романа становится очевидным, что, если речь идёт о вопросах философских, психологических, социальных, Толстой тщательно работает над текстом, всё остальное — только обрамление для его мыслей, и в этом обрамлении куча небрежностей. Такой уж у него особый род гениальности. Последнее такого рода замечание касается большой квартиры Вронского в Петербурге на Морской улице. Толстой (не Вронский, это не прямая речь) называет эту квартиру «трёхлетней». Как это надо понимать? Это его собственная квартира, купленная три года назад? Или дом построен три года назад и тогда это возраст квартиры? Если так, то я живу не очень далеко от Морской (от них обоих) в 45-летней квартире. В сериале Карена Шахназарова, к разговору о котором я сейчас перейду, Вронский живёт в Петербурге не в какой-то там квартире, а, как и подобает графу, в полноценном двухэтажном особняке, каких много на набережных Невы и на прилегающих к ним улицах.

Итак, сериал 2017 года. Тем, кто его не видел, читать дальше почти бессмысленно. Но посмотреть его надо. Левина сценаристы ликвидировали, «как класс» (а ведь ему в романе уделено едва ли не больше места, чем Вронскому), в связи с чем происходящее в фильме местами сильно отличается от тех же самых событий романа. Например, о том, что Анна пишет книгу, Стива рассказывает Левину, когда везёт его в гости к Анне, живущей в это время с Вронским в гостинице, в Москве. В фильме об этом же Стиве рассказывает Вронский, когда приводит его в свой особняк в Петербурге. Вот тут-то и зарыта собака. Почему в фильме финальные сцены разворачиваются не в Москве, как у Толстого? Почему карета с адским кучером везёт Анну к месту её гибели среди петербургских декораций, нисколько не изменяющихся на всём долгом пути? Что не изменяющихся, понять можно — дорога в сторону ада и должна быть такой однообразно-страшноватой. Но почему Петербург, а не Москва? Тоже из-за отсутствия Левина? У Толстого Анна говорит Вронскому (разговор после болезни дочки, глава XXXII, часть 6): «Если ты поедешь в Москву, то и я поеду.» В фильме она, тыча пальцем Вронскому в грудь, говорит голосом, не допускающим возражений, что поедет с ним в Петербург. В результате место гибели Анны перенесено с всем известной станции Обираловка Нижегородской железной дороги (теперь город Железнодорожный) в какое-то неназываемое место под Петербургом. Из-за этого пришлось переселять в Петербург Облонских, они обустраиваются в старом доме тётки, как сообщает Вронскому Стива. Может быть, Стива должен служить в Петербурге из-за того, что стал камергером (этого нет в романе)? Но сценаристы должны были бы знать, что в семидесятых годах 19 века камергер не обязательно должен был находиться при Дворе. Видимо, не знали и искусственно создали (за уши притянули) причину переезда семьи Облонских в столицу. Но изначально зачем всё-таки понадобилось так круто менять написанное Толстым (то есть, повторю, зачем надо было Анну и Вронского отправлять в Петербург?). Возможно, существует какое-то объяснение, я не читал и не слышал. Убеждён, что это глупость. В романе мать Вронского постоянно живёт в Москве (имение у неё под Москвой), в Петербург она ездила в гости к старшему сыну Александру (фильм начинается с возвращения графини в Москву). Видимо, она часто бывает у Александра, это следует из описания обстоятельств поездки Анны в театр (после возвращения из Италии), — Вронский в нерешительности, он беспокоится за Анну, понимая, что в театре ей непоздоровится. Вот эта сцена: «Вронский, оставшись один, встал со стула и принялся ходить по комнате. `Да нынче что? Четвёртый абонемент ... Егор с женою там и мать, вероятно. Это значит — весь Петербург там. [ ... ] И зачем она ставит меня в это положение?` — сказал он, махнув рукой.» (глава XXXIII, часть 5; какой-такой Егор? Не Корсунский же? Вот это очень похоже на промах Толстого, если одновременно Вронский думает про мать, то должен назвать имя брата — Александр). Там же, в романе, Вронский во время самоубийства Анны находится в подмосковном имении своей матери, куда он поехал просто потому, что сильно разозлился на Анну (достала и сыграно всё прекрасно****) и куда, между прочим, и хотела неожиданно приехать Анна, да не доехала. Сценаристы решили (не из-за этого ли эпизода с театром ?), что это ляп Толстого — имение матери под Питером, а Вронский очень быстро оказался на Обираловке. В романе нет ни слова о том, что графиня Вронская меняла место жительства, но говорится другое — что у отца Вронского, графа Кирилла Ивановича, было несколько имений (годовой доход до 200000 рублей). Одно из этих имений, доставшееся графине по наследству, могло находиться под Москвой, другое (где живёт Александр Вронский с семьёй) под Петербургом (такие мелочи Толстой опускает, надеясь, что у читателя есть голова, а может быть он просто забыл об этом сообщить). В подмосковное она и переехала (она могла какое-то время жить с семьёй старшего сына), рассердившись на Алексея за его связь с Анной (она даже перестала давать ему 20000 рублей, и Вронский срочно пересматривает свои расходы, в связи с уменьшением доходов почти вдвое). В конце концов Алексею Кирилловичу удаётся выбить из мамаши некоторую сумму, сообщив ей, что он и Анна уедут в Воздвиженское, перестав мозолить глаза светскому обществу. И до этого тоже не трудно додуматься. В дни, непосредственно предшествующие самоубийству, Анна и Вронский находятся в Москве. Выходит, что это сценаристы вЛЯПались, перенеся последние часы жизни Анны в Петербург. Сценарий мог бы не содержать той многочисленной ахинеи (этим словом я называю все существенные и ненужные исправления романа, мне такое определение представляется вполне адекватным), которая в нём есть, если бы его авторы не стремились хоть как-нибудь да переделать написанное Толстым. Следы аналогичной трудно объяснимой деятельности (творческой, видимо?) присутствуют в разной степени во всех трёх отечественных экранизациях «Анны Карениной».

Надеюсь, это сравнение сериала и романа будет полезным для читателей. Кто-то заглянет в книгу, кто-то пересмотрит сериал. Можно сразу три последние серии, этого будет достаточно для предварительных выводов. Мне кажется, существует порядочное количество народа, хорошо знающего и любящего этот роман Толстого. Думаю, у многих глаза, как у меня, не раз лезли на лоб при просмотре киноверсии. Вот и попытался разобраться заодно с изложением своих мыслей о самом романе. Если у кого будут возражения, пишите. Где-то я мог ошибиться, что-то пропустить. С удовольствием исправлю ошибки.

Не уверен, что нужно это делать, но на всякий случай объясню, откуда я взял слово «эшафодаж». Из романа «Анна Каренина», где оно мне встретилось впервые в жизни. Толстой удачно употребил это слово, описывая неописуемую причёску одной из многих знакомых Анны. Если кто-то помнит, как её зовут, значит этот человек внимательный читатель с очень хорошей памятью. Этот персонаж должен быть упомянут в путеводителе по роману. У меня пока нет этой книги, а когда появится (а иначе, как в неё заглянуть?), допишу здесь несколько слов.

*) А у него могло бы быть такое, например, наблюдение. Сестёр из «Хождения по мукам» как зовут? Даша и Катя. А сестёр Облонских? Правильно, Катя (Кити) и Даша (Долли). Их средняя, Наталья, практически не является действующим лицом романа. Так что в трилогии это очевидный привет дальнему родственнику, что, без сомнения, замечают многие читатели.

**) Кое-что в этой области он всё же понимал. Вот что Кити говорит Левину перед свадьбой. «Кити не только уверила его, что она его любит, но даже, отвечая на его вопрос, за что она любит его, объяснила ему за что. Она сказала ему, что она любит его за то, что она понимает его всего, за то, что она знает, что он должен любить, и что всё, что он любит, всё хорошо. И это показалось ему вполне ясно.» Похоже, что создатели фильма «Доживём до понедельника» внимательнейшим образом читали «Анну Каренину».

***) Мне в общем понравилось исполнение роли Анны Лизой Боярской. Но женщин с таким типом красоты в то время не было. Сужу по огромному количеству портретов, которые есть в моих книгах и альбомах и, разумеется, в музеях. На роль Анны больше, по-моему, подошла бы по внешности Анастасия Макеева (княгиня Бетси Тверская). Очень красивая и «соответствующая». То, что она примерно на десять лет старше Карениной, совершенно не заметно. А Максим Матвеев идеальный Вронский, Лановой на втором месте.

Вообще, если бы Обираловку не отправили вслед за Левиным, отличный был бы сериал. Вот одна из интересных идей (не буду здесь ничего говорить о главной из них и, на мой взгляд, очень продуктивной — встрече полковника Вронского с Сергеем Карениным на японской войне) — в самом конце фильма до Вронского почти дошло, в кого вселилась душа Анны, почему ему кажется, что она где-то рядом, хотя прошло тридцать лет.

Оценка: 9
–  [  8  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Горький писал о Толстом: «Весь мир, вся земля смотрит на него; из Китая, Индии, Америки — отовсюду к нему протянуты живые, трепетные нити, его душа — для всех и — навсегда! Почему бы природе не сделать исключения из закона своего и не дать одному из людей физическое бессмертие, — почему?». Как по-новому воспринимаешь роман, читая в зрелом возрасте! Как великолепно автор дает сущность предметов и людей: очень показательна сцена скачек-перед объяснением Каренина и муж сидят в карете и каждый мысленно проговаривает монолог, бушуют страсти, но внеше спокойные говорят совсем не те слова…Каренина-как меняется отношение к ней на протяжении романа-милая сестра, мать, красавица, и внезапно- роковая страсть, женщиной на живом нерве, порывистая – причём скорее внутренне, и внутренне же измучена собственной нервозностью. Трагичный, неуравновешенный тип, очень привлекательный в определённом смысле образ – хрупкая, ведомая своими желаниями, женщина, которая не плывёт, а скорее летит по течению жизни. Пока совсем в безумие не впала, Анна была сильная (опираясь на свое внешнее положение правда, а не внутренний стержень). Вот когда внешнее положение у нее рухнуло (а внутренней силы там не было), тогда и стало все плохо – морфий и безумный взгляд и поведение. Каренина для меня персонаж-конфликт, человек эмоциональный, по природе своей склонный к сильным чувствам, при этом абсолютно не стойкий по причине тепличной жизни. В общем, столкнулись пламенный животный инстинкт и рациональная жизнь-долг петербургской гранд-дам. Не знаю, кто такое расщепление личности описал бы так хорошо как Толстой. У Толстого отношение к женщинам как искушению, призванному совращать мужчину с пути истинного, потому и Анна не симпатична: вздорная эгоистичная истеричка, испортила судьбы стольких людей. Каренин же, не смотря на свою занудность предстает в критических ситуациях благородно, принимаю на себя заботу чужой дочери, да и Вронский настаивает на браке и статусе для Анны и детей и только сама Анна, ведомая любовью или инстинтами рушит и свою жизнь и всего окружения. Какой протест против общества, о котором нам говорили в школе? Анна плевать на всех хотела и истерично на пути к своим удовольствиям рушила все вокруг.

Очень сильная сцена скачек, когда Вронский не справился с лошадью и она погибает. Много сильных моментов, но главное как Толстой скурпулезно подводит мысли героев к последующим поступкам, как отчетливо выписаны все детали счен, как объемно видешь действие. Это одно из лучшего, что читала. Всем советую перечитать.

Оценка: 10
–  [  11  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Во имя любви женщина способна на всё.

Только в основу этой книги явно положена какая-то другая истина. Во-первых потому, что любовь в ней низведена к похоти. Ну хорошо, к страсти. Но сути это не меняет. Страсть и любовь — не одно и тоже. Просто светская женщина, у которой есть всё, однажды пресыщается этим всем и ищет приключений. И находит их. Да, страсть налицо, но никаких примет любви за этой страстью.

И да, женщина может быть опьянена страстью. Но у каждой женщины есть такая струнка, стоит задеть за которую — и вмиг слетает любое опьянение. Это её дети. Если уж угроза разлуки с ребёнком, и тем более перспектива оставить его сиротой не смогли заставит её очнуться — тут уж, как говориться, медицина бессильна.

Делать центральным персонажем книги женщину, которой бессильная помочь даже медицина — на мой взгляд как минимум спорно.

P.S. Этот же отзыв, слово в слово, применим к «госпоже Бовари» мьсе Флобера. Разве что у Толстого, кроме Анны, есть хотя бы другие, более достойные внимания персонажи. А там только Анна. То есть... как её там звали... А, никакой разницы. Сути это не меняет.

Оценка: 4
–  [  2  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Бралась за книгу с опасением — вдруг тяжело будет читать, вдруг будет слишком много описания и слишком мало действия, вдруг мне попросту не понравится тема. Но все переживания были напрасны, роман Льва Николаевича читался почти на одном дыхании.

О том, что Анна Каренина бросилась под поезд, знает, наверное каждый. Вот и настраиваешься заранее, что роман будет преимущественно про эту женщину и ее судьбу. Но все не совсем так. Да, Анна тут центральный персонаж, но в то же время есть множество других персонажей, которые не просто присутствуют в качестве фона для развития трагедии одной женщины. Их истории выступают самостоятельными сюжетными линиями в большей или меньшей степени, и знаете, они не менее интересны. У Карениной просто более яркая, более трагичная и потому цепляющая судьба. Но мне, например, очень был симпатичен Левин. Своим простым характером, любовью к деревне и робостью он заметно отличался от других, а любовь к Кити добавили ему трогательности. Не было в нем бахвальства, бравады, зато была надежность.

Что же касается Анны Карениной, то не могу я считать ее просто жертвой ситуации, поэтому не могу ей сочувствовать в полной мере. Во всем случившемся есть и ее вина, давайте признаем это. Да, вспыхнувшие яркие чувства — опасная штука, ведь очень хочется быть счастливой, тем более, когда и мужа-то никогда не любила. И все было бы менее болезненно для всех, родись она хотя бы на век позже... Но нет, в то время Анну ждало только общественное порицание да понимание от небольшого числа близких людей. Чтобы это пережить, надо быть очень сильным и уверенным человеком, и Каренина даже по началу показывала в себе эти качества. Но все-таки сломалась, и, что окончательно ее добило, начала сомневаться в своем возлюбленном.

Что ж, я ни разу не пожалела, что взяла в руки эту книгу. Может, я еще не доросла до того, чтобы полностью понимать всю глубину произведения, но как минимум доросла до того, чтобы читать классику с удовольствием.

Оценка: 9
–  [  16  ]  +

Ссылка на сообщение ,

В воздухе витает: Толстой – один из списка «наших всех». Но я читал у него не очень много, и, в основном, все – в юности.

Морализаторско-нравоучительные рассказики для детей, которые я читал своим старшим отпрыскам, на долгие годы отвадили меня от этого писателя.

И вот, этим летом, я перечитал, читанную еще в школе, «Анну Каренину». Друзья мои!.. Я – в культурном шоке! Настолько пронзительным и честным, настолько искренним и смелым открылся для меня автор.

Читал и недоумевал: как, ну скажите мне, как можно такое преподавать школьникам?!! Что могут понять они во взаимоотношениях зрелых, чувственных и ранимых людей?

Насколько помню детские свои впечатления, очень переживал за Каренина. Нормальный, в общем-то мужик. Как мне кажется, по-своему любящий и Анну, и сына. И так боящийся их потерять, что совершенно теряет голову от угрозы потери. Да, он совершает порой низкие, неблаговидные поступки. Но ведь он – человек. Человек, со всеми его низостями и слабостями, и со всей его болью.

Перечитав книгу сейчас, в зрелом возрасте – все равно – жалею Каренина. Но, также – жалею и Анну, и Вронского, и Долли… Судьба каждого из них непроста, и все они – хотят быть счастливыми. И строят свое счастье. Таким, каким они его понимают, пытаясь противостоять ударам судьбы.

Вообще, этот роман – он очень человечный. Человечный в том смысле, что он о нас, о людях. Написанный почти 150 лет назад, он не потерял своей актуальности. Потому что, по-большому счету, человеческая психология, во всяком случае, та ее часть, что касается человеческих взаимоотношений, мало изменилась. А «Анна Каренина» — психологический роман. Я бы вообще посоветовал студентам всяких там психфаков выучить этот роман близко к тексту – роман полон готовых афоризмов, которые необходимо взять на вооружение каждому уважающему себя семейному психологу:

Уважение выдумали для того, чтобы скрывать пустое место, где должна быть любовь.

Для того чтобы предпринять что-нибудь в семейной жизни, необходимы или совершенный раздор между супругами, или любовное согласие. Когда же отношения супругов неопределенны и нет ни того, ни другого, никакое дело не может быть предпринято.

Так же роман будет интересен историкам, т.к. он – срез бытописания жизни российского «среднего класса» второй половины XIX века:

Ну, положим, директор банка получает десять тысяч, — ведь он стоит этого. Или инженер получает двадцать тысяч. Живое дело, как хочешь!

И можно делать выводы о порядке цен.

... снял, как и другие мужчины, с разрешения дам, сюртук.

И можно понять, что без сюртука в обществе появляться было неприлично.

... почти каждый день старой княгине приходилось, садясь за стол, пересчитывать всех и отсаживать тринадцатого внука или внучку за особенный столик.

И улыбаешься, читая о таком смешном обычае православной России.

... я забросила свой чепец через мельницу.

А вот эту идиому мне расшифровать не удалось. Но все равно, она очень забавна!

А какой замечательный у Толстого язык! Сколько в нем юмора и легкой иронии! Насколько он точен в подборе слов и интонаций:

Такое же неприятное чувство испытывал Михайлов при виде живописи Вронского; ему было и смешно, и досадно, и жалко, и оскорбительно.

Протодьякон, как бы напоминая о ценности своего времени, нетерпеливо покашливал, заставляя дрожать стекла в окнах.

Короче, очень советую (в первую очередь самому себе) – читать и перечитывать этот роман. Уже не сюжета ради (тут все запоминается «на раз» — Аня-поезд-все), а ради удовольствия.

Оценка: 10
–  [  9  ]  +

Ссылка на сообщение ,

«Анна Каренина» — фундаментальный труд Льва Толстого, наполненный многочисленными подтекстами и скрытыми смыслами. Пожалуй, наиболее главный из них – это тонкий психологизм, выстроенный автором. Психологизм наполняет диалоги, мысли героев, их действия. И читателю далеко не сразу удается выстроить отношение к тому или иному персонажу, поскольку Толстой отнюдь не сразу выдает все карты, оставляя туз в рукаве, чтобы потом удивить всех и вся. Так как психологизм, в первую очередь, строится на основе героев и их действий, затрону тему персонажей отдельно и массивно.

Всех протагонистов можно разделить на две большие группы – мужчины и женщины. Кто-то, быть может, поспорит с таким сексизмом, найдет другие основания для классификации, но в таком случае этому кому-то придется писать свой отзыв, а мой я оставляю таким, каким хочу его видеть.

Мужские персонажи, которые действуют на первых ролях – это Левин (образ самого Толстого, тут поймет любой читатель), Облонский, Каренин, Вронский.

Женских персонажей тоже довольно много. К их числу (к числу главных!) я отнесу Каренину, Кити, Долли.

Теперь о каждом по отдельности. Я редко прибегаю к такому описанию героев, но уж очень хорош Толстой в проработке персонажей, что нельзя не отметить. Итак.

Левин – прообраз Толстого, что становится понятно очень рано. Левин живет в деревне, любит хозяйство и размышления на отвлеченные темы. Он по своей сути анархист, точнее, имеет анархистские зачатки в своем разуме. Обидчив, меланхоличен. Временами он кажется приятным героем, но свой же путь к счастью желает не строить, а лишь сожалеть о сделанном. Его можно смело назвать человеком мысли, а не дела.

Облонский. С первых страниц Толстой дает ему жесткую характеристику изменника и вялого человека. Потом Облонский вроде бы исправляется и выглядит лучше… Но молния ударяет дважды в одно и то же дерево. Облонский не напрягает так сильно, как другие персонажи, но это лишь по той причине, что он не частый гость, если принимать во внимание первую скрипку. И на том спасибо.

Каренин. Возможно, ему стоило бы посочувствовать. Как-никак видный деятель, благородный, умный, начитанный. Но при этом холодный, расчетливый и эгоистичный. Он всегда думает лишь о том, как повлияет тот или иной поступок на мнение общества о нём. С одной стороны, это свидетельствует о его стремлении быть лучше. Но вот методы неверны на корню. Он намерен улыбаться при плохой игре до тех пор, пока лицо не затрещит от напряжения. Вместе с тем все его попытки идти на поводу у общества, как мне кажется, это лишь страх, это боязнь показать себя настоящего, боязнь показать чувства. Каренин очень холоден, причём холоден ко всем. Даже к сыну. Нисколько не вызывает приятных ощущений образ Алексея Александровича. Увы.

Вронский – щёголеватый тип, который всю жизнь вертел….вертелся как мог, лишь бы урвать своё. Ему близки развлечения и далека ответственность, он – типичный представитель молодёжи своего времени. Да и нашего времени, так я полагаю. Вронский – это даже собирательный образ, а не отдельный человек, как в случае с Левиным. Вронский патологически не способен на долгие и искренние чувства. Ему подавай сливки, да посвежее. А как сливки опробованы, то можно и десерт. И так далее по списку. Вронский – обыватель, антисозидатель, он рушит все, до чего дотрагивается, будь то чувства Кити или чувства А.К. И всё же в чём-то Вронский всё же хорош (отдал прибыльное дело брату, был готов не просить у матери денег, хоть и случилась нужда). Но этого катастрофически мало, чтобы хотя бы чуть-чуть симпатизировать читателю.

Анна Каренина. Самый ужасный образ в романе. Сперва А.К. кажется благовидной, приятной особой. Однако при первом же удобном случае вонзает нож в спину читателю своим увлечением, а затем и адюльтером. Хуже всего то, что её нисколько не жалко. Брак по расчету – не повод для подобной жизни, отнюдь. Её мужа вряд ли можно упрекнуть в развале семьи, знавала история и похуже мужей, чем он. И ведь Алексей Александрович (Каренин) много чего сделал, чтобы сохранить видимость семьи, чтобы не опорочить свое имя и имя жены, чтобы оставить их ребенка с двумя родителями. Но упертая А.К. продолжила стоять на своем, увлёкшись пустомелей Вронским. Полнейшее отвращение к А.К. вам обеспеченно, если в вас отсутствует жалость для всего «бедненького и несчастного».

Кити в самом начале романа предстает перед читателем наивной молоденькой девушкой, которая пытается усидеть на двух стульях разом – закадрить Левина и Вронского. Ей мало просто ухаживаний, она желает услышать предложения от обоих. И когда предложение поступает, то оно одно. Весь хрупкий мир Кити рушится. В юной девушке намечаются большие изменения, пелена перед глазами спадает, показывая, каков же мир на самом деле.

Долли чем-то похожа на Кити, если говорить о стартовой позиции. Она узнает от адюльтере мужа, её это повергает в шок, она намеревается действовать самым решительным образом – уйти, забрав детей с собой. Понимая, что это вариант проигрышный, она желает стоять на своем. Но с умелой подачи А.К. она остается с мужем. Казалось бы, прогресс её жизни должен начаться на этой самой точке, но нет. Долли ужасно разочаровывает и не вызывает симпатии. Она – бесхребетный человек, абсолютно ведомый и слабый. Мнение общества для неё – всё. Как и мнение отдельных личностей.

Но хватит о персонажах, сколько бы ни были они грамотно прописаны. Немного расскажу о том, что вызвал у меня сюжет. В определенные моменты сюжет был очень и очень интересен. Это касается, что называется, химии между персонажами. Например, чего только стоят взаимоотношения Карениных или А.К. с Вронским. То же можно сказать и про Облонского с Левиным и так далее. Читать хитросплетения отношений увлекательно, ведь в них раскрываются черты характера. Однако при этом главы-отношения чередуются с «главами-пустотами», о которых пойдет речь ниже.

Раскрыв две важные сущности романа, хочу высказаться о губительных минусах. Именно губительных, поскольку Толстой – сам себе враг. Наипервейший и самый главный минус – это неоправданный объем, ака вода водянистая. Её нереально много. Целые главы посвящены безвкусному описанию ненужных деталей и банальщин. Например, чего стоит один сенокос. Многие знают, что Лев Толстой и сам был мужик не промах, пахал и пахал, косил и косил. Вот только зачем этому уделяются две или три главы романа? Не понимаю. Это же можно сказать про европейские приключения А.К. и Вронского. Какие там приключения? Три главы о том, как Вронский и какой-то совершенно ненужный герой пишут свои карты с А.К.? Вся суть восьмой части (а это более 50 страниц мелкого текста) сводится к абзацу в 3-4 коротких предложения. И таких моментов куча. Роман можно смело сократить на 30-45%, от этого он не только не проиграет, но и выиграет. Ещё минус – обилие лишних ссылок и разговор на других языках. Понимаю, что это было веянием того времени и тому подобное. Но тот же Гоголь в «Мертвых душах» был не столь утомителен своими сносками и ссылками.

Заключение: «Анна Каренина» — роман глубокий, но слишком водянистый. Это его и губит. Рад, что не читал его в школе. И не рад, что прочитал его сейчас. Мучительно, долго, скучно и нудно. И все это – выбор самого автора (я про стиль). Ведь есть классика, которая читается намного легче, а по содержанию ничуть не скуднее (да те же «Души» или «Обломов», «Отцы и дети» или «Герой нашего времени»). Жаль, что всё именно так. И не жаль ни одного из героев книги.

Оценка: 6


Написать отзыв:
Писать отзывы могут только зарегистрированные посетители!Регистрация




⇑ Наверх