FantLab ru

Дмитрий Балашов «Отречение»

Рейтинг
Средняя оценка:
8.67
Голосов:
65
Моя оценка:
-

подробнее

Отречение

Роман, год; цикл «Государи московские»

Жанрово-тематический классификатор:
Всего проголосовало: 14
Аннотация:

Роман «Отречение» повествует о последних объединительных усилиях Москвы — о подчинении Суздальско-Нижегородского и Тверского княжеств, о трудном их отречении от независимости во имя сильной Руси, об отрочьих годах будущего победителя Куликовской битвы — князя Дмитрия Ивановича Донского.

Примечание:

Петрозаводск, Карелия, 1990.


Входит в:


Похожие произведения:

 

 


Издания: ВСЕ (8)

Отречение
1990 г.
Отречение
1992 г.
Отречение
1994 г.
Отречение
1994 г.
Отречение
1998 г.
Отречение
2016 г.

Периодика:

Роман-газета № 13, июль 1991
1991 г.
Роман-газета № 14, июль 1991
1991 г.




 


Отзывы читателей

Рейтинг отзыва



Сортировка: по дате | по рейтингу | по оценке
–  [  16  ]  +

Ссылка на сообщение ,

В молодости с большим удовольствием читал цикл Балашова, но не весь — несколько поостыл. «Отречение» во всяком случае ранее не читал и, безусловно, книга вполне достойная.

Исторический роман — именно в виде линейного изложения событий посредством многофигурного действия — жанр необычайно тенденциозный и ущербный. Автор скован известной клеткой, внутри которой пытается предложить свою интерпретацию событий. Балашов вот считает Куликовскую битву — не обычной масштабной резней в рамках феодальных конфликтов, а неким космическим духовным событием, в котором оформилась русская святость. Ну и через призму этого взгляда собственно оцениваются и всякого там рода деятели. Ряд авторских тезисов — о моральной правоте тверских князей, пустоте Дмитрия Донского и проч. являются сами по себе спорными, но формообразующщиими при изложении событийного ряда.

Над стилем Балашова часто иронизировали, вспоминая известный пассаж про старика Ромуальдыча, но к намеренной стилизации «под старину» привыкаешь достаточно быстро, глаз не режет и во всяком случае права на изложение архаичным образом событий 14 века никак не меньше нежели на заведомое осовременивание манеры, предпринятое, например, Бородиным. Стилистическая архаизация и фольклоризация использовалась и Ивановым в «Сердце Пармы», в котором опты Балашова был, безусловно учтен. Но если «Сердце Пармы» при всем ее мифопоэтическом строе и густой насыщенностью цивилизационных столкновений на каком-то уровне является взглядом современного человека( каким, в общем-то является главынй герой, с которым всякий может себя отождествить) на ужасы и зверства одержимых в средневековье, то цикл Балашова — опять же при добросовестном воспроизведении всех зверств войн и страданий простого народа — идеологическая илллюстрация широко известных исторических взглядов Льва Гумилева с обильными авторскими комментариями и публицистическими отступлениями.

Прямо как у Толстого в «Войне и мир». Это неочевидно, но роман Толстого повлиял на Балашова в манере воссоздания динамичных сцен как бы от первого лица — лучших в романе. Когда автор уходит от обзора с высоты орлиного полета и выстраивает сцены свадьбы, резни, охоты, он словно включает ручную камеру, с которой перемещается, фиксируя действия всех, попадающщих в кадр, прекрасно создавая иллюзию присутствия. Страницы же духовных диспутов или же отступлений достоинством пониже.

В воссоздании бытовых особеннности жизни средневековой Руси, уклада, хозяйства, той самой «истории повседневности», которую провозглашала школа Анналов, Балашову в отечественной литературе нет равных. Коростелев, Язвицкий, не говоря уже о более ранних авторах навроде Лажечникова иили А.Толстого по сложности решаемых задач, обстоятельности, да даже и пластичности рядом не стояли. Весь цикл рекомендовать к чтению незаинтересованным лицам не могу, но попробовать навскидку один из романов — вдруг зацепит — уж точно стоит. «Отречение» в длинном сериале один из лучших, с выдержанной терпкой грустной интонацией, достойной теаматической организацией событийного ряда.

Оценка: 8
–  [  3  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Не хвались идучи на рать, хвались идучи съ рати (русская пословица)

На этот раз действие более чем пятисот страничного романа займёт всего десятка полтора лет. А значит происходившие тогда события будут нам изложены методично и неспешно. Как, собственно говоря, и следует им происходить в реальной жизни и в добротной исторической книге. Тем более, что времена по-прежнему «интересные» — княжество Московское в течение всего описываемого периода испытывает жесточайшее давление практически со всех сторон.

На юге вот уже более столетия раскинулась упырём Орда, и хотя там совсем не мирно и суетливо, и ханы ордынские меняются со скоростью метропоездов, однако для Руси в целом и для княжества Московского все эти перемены каждый раз чреваты новыми визитами в Орду за новым ярлыком на великое княжение.

И Тверское княжество по-прежнему настроено совсем не мирно и тоже претендует на великий стол, и потому постоянно происходят с Тверью разные столкновения, как на дипломатическом уровне, так и посредством периодических набегов друг на друга — то Михайла Тверской на Москву идёт ратиться, то Москва на Тверь отправляется с войском.

А тут ещё и Суздальское княжество поперечиной торчит, и с ним тоже нужно держать ухо востро.

Да и Господин Великий Новый Город тоже не всегда мирен и спокоен.

А с запада напирает Литва, то и дело вторгаясь в пределы Московской земли, да ещё при этом расшатывая и основы православия, и митрополитской московской власти.

И с Константинополем всё не так уж гладко, как хотелось бы, и митрополиту Алексию постоянно приходится делать реверансы и ловчить как только возможно для сохранения единства православия на пределах Руси.

А тут ещё то мор, то глад, то хлад…

В общем, интересное было время. Да что говорить — когда всё как на весах качается, то и всегда непонятно, куда кривая вывезет. И хорошо, хоть московский князь Димитрий потихоньку вырастает и набирается и ратных сил, и ума государственного — впереди ведь Поле Куликово! Правда, он пока об этом не знает...

Оценка: 10


Написать отзыв:
Писать отзывы могут только зарегистрированные посетители!Регистрация




⇑ Наверх