FantLab ru

Г. Бим Пайпер «Пушистики и другие»

Рейтинг
Средняя оценка:
7.67
Голосов:
63
Моя оценка:
-

подробнее

Пушистики и другие

Fuzzies and Other People

Роман, год; цикл «История терранского человечества»

Аннотация:

Не успели пятеро пушистиков прийти в себя после похищения, как над ними нависла новая опастность. Изворотливый адвокат похитителей обвинил пушистиков в соучастии в краже солнечников. Дело осложняется тем, что пушистиков нельзя подвергнуть допросу на детекторе лжи — его надо настроить ложным высказыванием, а пушистики просто не умеют говорить неправды. А тут ещё Маленький Пушистик сорвался со скалы в реку и пропал...

© Форумный Тролль
Примечание:

Роман восстановлен по рукописи.


Входит в:


Номинации на премии:


номинант
Премия SFinks / Nagroda SFinks, 2014 // Зарубежный роман года. 10-е место


Пушистики и другие
1997 г.

Самиздат и фэнзины:

Терранское человечество: история будущего
2012 г.
История терранского человечества
2017 г.

Издания на иностранных языках:

Fuzzies and Other People
1984 г.
(английский)




 


Отзывы читателей

Рейтинг отзыва



Сортировка: по дате | по рейтингу | по оценке
–  [  3  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Ну вот и прочитаны три романа о пушистиках. Рецензирование начну с последнего, не в последнюю очередь потому, что — в отличие от остальных — на данный момент отзывов на него на сайте нет.

Сразу скажу, что я намеренно не употребляю слово «трилогия», поскольку по моему глубокому убеждению оно здесь совершенно неуместно.

Собственно первоначально — еще при жизни автора — существовала дилогия о пушистиках, которая издавалась одним томом с подзаголовком «The Fuzzy Papers». Так продолжалось до тех пор, пока в 1984 году, двадцать лет спустя после самоубийства Пайпера, не был «обнаружен» данный роман. Лично я всегда считал и продолжаю считать сейчас, что вероятность обнаружения более-менее готового к публикации произведения спустя пару десятилетий после смерти его автора чуть выше, чем, разглядывая в микроскоп поверхность купленного в магазине школьного глобуса, открыть неизвестный науке остров в Тихом океане или с помощью того же прибора в одном пикселе увидеть картину Александра Иванова «Явление Христа народу». В данном случае мой скептицизм подтверждается тем, что, как при этом утверждается, роман был «восстановлен по черновикам». Вот как хотите, так это заявление и понимайте.

Даже просто объективно, если забыть обо всем вышесказанном, данная книга не может претендовать на составную часть авторского сериала, как бы он там не назывался. Это скорее какой-то придаток ко второй части, подозрительно напоминающий фанфик. При этом вполне возможно, что создавался он с использованием каких-то забракованных Пайпером фрагментов второй книги, оставшихся в виде черновиков. В пользу этой версии свидетельствует еще и тот факт, что главными героями одной из основных сюжетных линий здесь становятся персонажи, которых мы видим мельком во второй части. Да и вообще сам роман не добавляет практически ничего нового к нашим знаниям о пушистиках, а является всего лишь выхолощенными перепевами уже знакомых нам по канонической дилогии мотивов.

Если в первом романе главная коллизия разворачивается вокруг попыток доказательства разумности пушистиков, завершающихся успехом, а во втором мы сталкиваемся с социальными, экономическими и политическими последствиями этого события, а кроме того узнаем много нового из области физиологии, эмбриологии и даже нутрициологии пушистиков, то здесь политика уступает место политиканству, а захватывающие судебные разбирательства сомнительному крючкотворству, которые и выходят на первый план.

Напомню, что заключительная книга дилогии заканчивается арестом злодеев, пытавшихся использовать пушистиков для своих преступных целей. С первых страниц рецензируемого романа неожиданно объявившийся ловкий адвокатишко пытается спасти этих преступников от наказания. Собственно основная сюжетная линия всей книги именно на этом и зиждится.

Опять же, если в первом романе на кону стоит будущее разумной инопланетной расы, то здесь вся судебная коллизия вьется вокруг того, удастся ли все-таки вывести уже арестованных злодеев во двор тюрьмы и пустить им пулю в затылок, о чем полкниги сладострастно мечтает один из положительных героев, что, к слову сказать, тоже мягко говоря утомляет. Да и вообще трудно не согласиться с тем, что проблематика обоих случаев не сопоставима, как по масштабу, так и по нравственному наполнению.

Что касается действия, то оно развивается вокруг краеугольного камня местной судебной системы — допроса участников юридического разбирательства на детекторе лжи. Причем изначально его нужно настроить на конкретного человека с помощью произнесенного тем ложного высказывания. Проблема в том, что пушистики, выступающие на процессе в роли потерпевших, не умеют лгать. Следовательно что? Научить их лгать, конечно же! Ранее их научили курить и сквернословить(вся книга пронизана выражениями типа «Сукисын-будь-ты-пьеклят-чейтпобейи» — по другому теперь наш старый знакомый — Маленький Пушистик не изъясняется), осталось научить врать, и процесс приобщения пушистиков к цивилизации можно считать успешно завершенным, или почти завершенным. Иначе как скверную пародию на декларированные ранее в дилогии идеи воспринимать это невозможно. Хотя это еще только цветочки, сейчас доберемся и до ягодок. Потому как курить, ругаться и врать для того, чтобы считаться цивилизованными, на самом деле необходимо, но не достаточно. Отсутствует важнейший компонент — приобщение к демократическим ценностям. А для чего они нужны? А все для того же, что нам известно из истории нашего мира — чтобы кого-нибудь под этим соусом ограбить.

Автор данного опуса не находит лучшего решения сосуществования людей и пушистиков, кроме как загнать последних в резервации, а часть их земель отдать под разработку драгоценных камней с обязательным отчислением толики доходов от последней на нужды пушистиков. Для этого всего-то и нужно, чтобы кто-то от имени пушистиков поставил отпечаток пальца под соответствующей цидулькой. Но тут опять вышла загвоздка. Нет у пушистиков никаких вождей, они живут кочующими семьями и подобная иерархия у них отсутствует. Что же делать? Естественно внедрять передовые методы демократии.

Цитата: «Давайте проведем выборы среди пушистиков. Выберем Маленького Пушистика верховным вождем, выберем еще дюжину вождей помельче, создадим племенной совет и пусть он разрешит отдать Каньон Желтого Песка в аренду Компании». Это слова одного из основных положительных героев, который в первой книге костьми ложился, чтобы доказать разумность пушистиков и прижать ту самую Компанию.

Вот так по-простому. Давайте проведем в бантустане YY «демократические выборы», выберем им вождя, а уж он нас потом отблагодарит. Да-да, именно так «демократия» и работает. И в первую очередь в нашем реальном мире, когда единственным критерием демократичности того или иного процесса становится его соответствие геополитическим и экономическим интересам мирового гегемона. А иначе откуда бы подобные «элегантные» решения могли быть почерпнуты?

Кто бы ни был автором этого опуса, он — американец. Это не его вина, это его беда. Ничего другого он, похоже, представить себе не может. Недаром же говорят, что простота — хуже воровства.

В итоге вся эта примитивная саморазоблачительная американщина не может не вызывать резкое неприятие даже не столько своей ущербностью, сколько навязыванием читателю как должного позорных страниц истории США, параллель с которыми здесь совершенно очевидна.

Отдельной порции критики заслуживает перевод. Обычно все мои упреки в адрес представителей переводческого цеха сводится к анализу их преступлений против русского языка или осуждению чрезмерного сокращения общего объема текста (раза эдак в два). Ловлей блох на предмет соответствия каких-то отдельных моментов оригиналу я обычно не занимаюсь. Вообще считаю, что любой перевод — это самостоятельное литературное произведение, где переводчик имеет право импровизировать и даже в рамках разумного привносить в него что-то свое. При обязательном условии: это не должно бросаться в глаза, вызывать подозрения у читателя и желание свериться с оригиналом. Складно должно быть, говоря другими словами. Между корявым подстрочником и художественным переводом я всегда выберу второй, точно так же, как пойду в ресторан, где вкусно кормят, а не в тот, где, как заявлено, готовят строго по рецептуре, но есть их стряпню невозможно, да еще потом будешь животом маяться, так как с санитарными нормами у них тоже проблемы. Так вот, это всего лишь второй случай в моей практике, после незабвенного «перевода» романа «Pstalemate» Лестера дель Рея, изданного у нас под названием «Псиматы», когда я со всей ответственностью могу заявить, что переводчик убил авторскую концепцию. Ту самую концепцию, которая имела место в канонической дилогии, и которая перекочевала в английский оригинал рецензируемого романа. Речь идет о принадлежности пушистиков не к животным, а к человеческой расе, пусть и внешне отличной от человечества земного. Не случайно первоначальное название заключительной книги дилогии звучало, как «Иная человеческая раса».

Начнем с того, что хороший в общем-то переводчик Анна Хромова по своей ли инициативе, или по требованию издательства изменила название романа. Что, впрочем, не является само по себе редкостью, криминал тут в другом — как это было сделано. Оригинальное название «Пушистики и другие люди» («Fuzzies and Other People») было превращено в «Пушистики и другие», что изменило авторский посыл едва ли не на противоположный по значению. Мало этого, в том же ключе была переделана и вся книга. Особенно это бросается в глаза на примере занимающей добрую половину романа истории большой семьи пушистиков, совершающей дальний поход.

Там где автор прибегает к универсальным понятиям, переводчик старательно подбирала такие русские термины, которые применяются преимущественно по отношению к животным, а уж если иногда используются для людей, то исключительно в негативном ключе.

Так, например, группа пушистков оказалась поименована «стаей», а место их ночевки «логовом». И вся эта животная терминология встречается раз по десять на каждой странице так, что приходится на ней постоянно спотыкаться, понимая что автор имел в виду совсем не то (у него всего-то и было, что соответственно «band» и «sleeping-place»). При всем желании после прочтения дилогии я не могу представить «стаю пушистиков», да еще обитающую в «логове». Отказываюсь я их так воспринимать в принципе. Автор ранее меня убедил, что они — люди. («Господи-сусе, Л-Ю-Д-И, чейтпобе'йи», — как сказал бы Маленький Пушистик).

И всё это вдобавок к общей проблеме с переводом универсального английского male/female(мужчина/женщина или самец/самка), принимающей в рецензируемом романе совсем уж гипертрофированную форму. Здесь нужно сказать, что только переводчица первой книги Ольга Васант подошла к вопросу мудро и деликатно. Уже переводчик второй части Сергей Трофимов мало этим вопросом озадачивался, но на наше читательское счастье, таких специфичных моментов там по воле автора немного.

В итоге оказалось, что в процессе перевода вся рецензируемая книга была переработана в духе, если так можно выразиться, зооморфизма, превратившись в том числе в нелепый квест, совершаемый забавными зверюшками. Что на мой взгляд является подделкой, пусть и не такой грубой, как в случае упомянутого выше романа дель Рея. Или продолжая аналогию с рестораном, подобный ход соответствует замене заявленного в меню мяса рябчика кониной, что недопустимо, так как речь идет уже не просто об импровизации, а о фальсификации.

В заключение еще раз хочу подчеркнуть следующее: насколько хороша каноническая дилогия о пушистиках, настолько нелепо смотрится рядом с ней этот роман. Что важно, это в оригинале он нелепо смотрится. Причем настолько нелепо, что мне даже не хочется верить, что Пайпер был причастен ко всему этому, а все основания так считать есть. В русском же переводе получилось вдобавок одно сплошное противоречие, и посему сие творение никак не может быть рекомендовано к прочтению.

Оценка: 4


Написать отзыв:
Писать отзывы могут только зарегистрированные посетители!Регистрация




⇑ Наверх