FantLab ru

Курт Воннегут «Механическое пианино»

Рейтинг
Средняя оценка:
7.57
Оценок:
721
Моя оценка:
-

подробнее

Механическое пианино

Player Piano

Другие названия: Утопия 14 / Utopia 14

Роман, год

Жанрово-тематический классификатор:
Всего проголосовало: 64
Аннотация:

Самый значительный человек в своем городе доктор Пол Протеус живет в то время, когда автоматизация зашла настолько далеко, что сделала ненужными профессии множества людей. Но несмотря на высокое положение в обществе, Пол не чувствует себя счастливым. После некоторых раздумий Протеус решает сменить свое окружение, но удастся ли ему выйти из системы и открыть глаза многим другим людям или его примут за предателя и посадят в тюрьму?..

Входит в:

— антологию «О дивный новый мир», 2006 г.

— сборник «Novels & Stories 1950-1962», 2012 г.


Номинации на премии:


номинант
Международная премия по фантастике / International Fantasy Award, 1953 // Художественная проза

Похожие произведения:

 

 



В планах издательств:

Механическое пианино. Матерь Тьма
2022 г.

Издания:

Библиотека современной фантастики. Том 12. Курт Воннегут
1967 г.
Курт Воннегут. Том 1
1992 г.
Утопия 14
1992 г.
Механическое пианино
2002 г.
Механическое пианино
2002 г.
Механическое пианино
2004 г.
О дивный новый мир
2006 г.
О дивный новый мир
2006 г.
Механическое пианино
2006 г.
Механическое пианино
2006 г.
Механическое пианино
2007 г.
Механическое пианино
2009 г.
Механическое пианино
2009 г.
Механическое пианино
2010 г.
Механическое пианино
2015 г.
Механическое пианино. Дай вам Бог здоровья, мистер Розуотер
2016 г.
Механическое пианино
2018 г.

Самиздат и фэнзины:

Механическое пианино
2015 г.

Издания на иностранных языках:

Le pianiste déchaîné
1975 г.
(французский)
Novels & Stories 1950-1962
2012 г.
(английский)





Доступность в электронном виде:

 


Отзывы читателей

Рейтинг отзыва



Сортировка: по актуальности | по дате | по рейтингу | по оценке
–  [  3  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Начнем мы, пожалуй, со Льва Толстого...

Поговорим об антиутопиях.

Существуют антиутопии, к которым мир шел, но не дошел (1984).

Существуют антиутопии, к которым мир все еще идет (О дивный, новый мир).

И существуют антиутопии, к которым мир никогда и не шел (451 по Фаренгейту и Механическое пианино).

И Брэдбери, и Воннегут рисуют картинки будущего, которых никогда не было и не будет на повестке дня.

О чем «Механическое пианино»? О власти одного «слепого старца» с кучкой машин над всеми США. Люди потеряли все свои профессии, так как их успешо заменяют автоматизированные уборщики, конвейеры, доктора и т.д. При этом людям дали все блага жизни: спорт, страховку, телевизоры, стиральные машины, новые дома и т.д. Но все равно возникает конфликт: людям нечем заняться. Им скучно. Остались только 2 профессии: военные и ремонтники дорог.

Еще раз — речь о машинах, но никак не об ИИ (этого термина еще не было в 1952 г, его ввел Джон Маккарти в 1956 г). Отсюда и отсутствие концепций условного Скайнета, нет ни намека на тест Тьюринга. Речь о бездушных машинах и кучке инженеров, которые их придумывают.

Главный герой, доктор Пол Протеус, находится на вершине иерархии в городе Илиум — он директор завода. У него самая сексуальная жена в городе, несколько автомобилей и прочие ништяки. Но он оказывается потихоньку втянут своим лучшим (и единственным) другом в этакие сомнения по поводу целесообразности такого существования людей, которые в основной своей массе попросту не нужны никому. У них нет чувства причастности ни к чему.

В 1950-60-е гг Харлан Эллисон создал целую ретроспективу антиутопических, грозных картинок будущего, тем самым уже через менее, чем 10 лет опровергнув все страхи Воннегута. Машины не будут у власти, и к этому никогда не стремились. У них нет интеллекта. Другое дело — компьютеры. Например, в рассказе «У меня нет рта, но хочется кричать» Мировой Компьютер взбесился и уничтожил человечество. Но у него был разум, и тест Тьюринга он прошел бы легко. У Воннегута же все профессии отмерли из-за машин. Такой мир нежизнеспособен, но почему-то живет. С чего это все профессии вымерли? Почему остался только парикмахер, военный и ремонтник? Где микробиологи? Где астрономы? Где все те, которые анализируют информацию?

Но давайте по порядку. Начнем мы, пожалуй, со Льва Толстого. Или нет. Начнем с Генри Дэвида Торо. Воннегут был явно под впечатлением «Уолдена» и «Гражданского неповиновения», раз решил цитировать Торо:

«Торо оказался в тюрьме, потому что не платил налогов, которые должны были пойти на финансирование Мексиканской войны. Он был против войны. И Эмерсон пришел к нему в тюрьму на свидание. «Генри, – сказал он, – почему ты здесь?» И Торо ответил: «Ралф, почему ты не здесь?»

Пожалуй, одна эта цитата только и заставляет задуматься. Фактчекинг не показал мне, утверждал ли Торо такое. Хочется верить, что да.

Учение Торо, трансцендентализм (надеюсь, верно написал это слово), стремится к гармонии человека с природой. Герой «Пианино» доктор Пол Протеус внезапно также захотел жить в гармонии с природой.

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
но в итоге не выдержал и дюжины дней на ферме

Отсылка на «Уолден» есть также и во время финальной блокады Илиума, где граждане Илиума жили на этаком блокадном острове полгода.

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
но и тут не выдержали 2 лет, 2 месяцев и 2 дней как Генри Торо, и спустя полгода доктор Протеус видит, как они чинят разрушенные механизмы. Правда, причины сего Воннегут не пояснил

Очень жаль видеть, как учение Торо о гармонии с природой Курт Воннегут использует для построения своего романа, но в итоге терзает и швыряет в сторону как ненужное и устарелое.

Вернемся опять к Харлану Эллисону, на примере которого докажем ненужность «Механического пианино» уже спустя 5 лет после написания.

Рассказ «Требуется в хирургии» написан в 1957 г и повествует о ненужности врачей из-за того, что роботы ставят диагнозы безошибочно.

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Но в финале рассказа самый мрачный и едкий сатирик-фантаст 20 века дает шанс человечеству. Выясняется, что машины не умеют сопереживать людям. А иногда сопереживание дает +20 к излечению. В итоге профессия хирурга остается у людей.

Такого рода примеров о профессиях будущего можно привести вагон и большую тележку. У любого автора. Да хоть сейчас. Да, есть устаревшие профессии типа трубочиста и телефонистки, но есть полно новых. И так будет много веков (пока не вымрем или не эволюционируем в нечто новое).

Да, самообучащийся ИИ существует. Есть AlphaZero и Leela — шахматные программы, которые самообучаются и становятся сильнее. Но даже если у них спросить, они не ответят, зачем программам обучаться. У ИИ нет любопытства и эмоций. У них нет зависти, которая также является краеугольным камнем прогресса.

В 1980-е гг вышел обновленный Star Trek, в котором одним из центральных персонажей являлся Дейта (андроид). И вокруг его стремлений (полностью провальных) походить на человека строится добрая половина лулзов сериала. Есть одна сцена, где он дает концерт классической музыки. И капитан Жан-Люк Пикар отмечает, что Дейта сыграл великолепно, но без изюминки. Просто механически идеально. Но цель искусства — не в идеале, а в послании, эмоциях и порой корявости.

Мир «Механического пианино» стремится к идеалу, но нежизнеспособен из-за этого. Человек не идеален. Он может стремиться к идеалу, но никогда не достигнет оного.

Да, в романе есть один компьютер. И он очень похож на компьютер у Кобо Абэ в «Четвертом Ледниковом периоде», написанном 7 лет спустя. Сравните оба компьютера. Оба всемогущие. Но у Воннегута компьютер практически владыка США, а у Абэ хоть изначально и владыка мира, но финальное решение принимают люди после анализа.

Как видите, идеи Воннегута не выдерживают никакого сравнения с идеями других авторов, которые писали несколько лет спустя.

И финальный момент, господа (не думаю, что сей роман будет интересен женщинам, так как от него несет тестостероном за версту, но хотел бы ошибаться).

Любая революция оставляет след в истории и никогда не заканчивается замыканием круга и возвращением в прежнее русло.

Гай Фокс и его восстание провалилось, но Англия никогда уже не была прежней.

Герой «Покайся, Арлекин, — сказал Тиктакщик» (да, опять Эллисон), этакий Фокс будущего, был одиночкой. Но даже он в итоге

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
вынудил Тиктакщика опоздать на работу

Герои Воннегута попросту наблюдают, как

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
спустя полгода люди соскучились по машинам, которые сами же и разбили, и круг замкнулся — восстание привело абсолютно ни к чему

Плохо. Коряво. Картонно. Надуманно. Неактуально ни в 50-е гг (непонятен страх Воннегута, когда даже не задумывались об интеллекте у машин), ни, тем более, сейчас. Простое чтиво, которое легко читается, но если у условного Гаррисона никогда и не было скрытого подтекста, и его единственной целью было написать качественный пыщ-пыщ, то претенциозность Воннегута вызывает воистину гигантские недоумения касательно переоцененности «гения мысли». Цель антиутопии — предостережение. В «Механическом пианино» Воннегут ошибся.

Оценка: 4
–  [  3  ]  +

Ссылка на сообщение ,

По мере чтения всё время вспоминалась школьная программа: лудисты, враги машин. Автор противопоставил две категории людей, те которые с машинами на «Вы» и тех, кто в них ни черта не понимает. И при этом вся попытка перевести противостояние в плоскость идей, аргументов, веры, фактов явно не получилась. Всё, это заменили длинные, тягучие диалоги, описательные моменты совершенно мелких деталей, психология, эмоции вообще остались в стороне. Читать трудно, хотя умение обращаться со словом отнять нельзя. Техника письма, умение передать событие, образ находятся на достаточно высоком уровне. Одним словом на любителя.

Оценка: 7
–  [  2  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Перед нами дебютный роман, написанный в далеком 1952 году. Название романа довольно ёмко отражает суть проблемы, которая раскрывается при прочтении.

В центре сюжета социальный конфликт между представителями технократии, инженерами, управляющими, учеными и простыми работягами, оставшимися за бортом в новых условиях. По мере стремительного развития технологий из-за войны, а так же по причине автоматизации производства, простые рабочие оказались вытеснены со своих рабочих мест автоматами. Таким образом, большая часть людей оказалась никому не нужной в социальной среде, жизнь просто потеряла смысл. Стремление государства к практичному, экономически выгодному, совершенному мироустройству привело к объединению государства и бизнеса. Под этой эгидой были построены огромные города-заводы, производящие великое множество разнообразных вещей. Формально контролируют это всё инженеры, составляющие элиту общества и обладающие высокими показателями интеллекта (ПИ). Причем этот ПИ определяют также машины, впрочем, как и наклонности с предрасположенностями. По сути, от человека уже ничего не зависит – его возможное будущее предопределено с детства.

Главный герой романа, Пол Протеус, является типичным представителем новой элиты. Он управляет заводом Иллиум, а это достаточно высокопоставленная должность. Он умен, молод, перспективен, пользуется привилегиями, доступными лишь для элиты, имеет еще более влиятельных покровителей. Его отец был одним из лидеров новой технической революции и пользовался большим почетом. Казалось бы в жизни Пола всё прекрасно, но душу терзает вопрос, правильно ли устроен мир? Ради того, чтобы разобраться, он готов пожертвовать многим.

С рациональной точки зрения автоматизация производства чрезвычайно выгодна: меньше затраты, выше производительность, ниже цена конечного продукта. Машинам не нужны больничные листы, социальные гарантии и страховки, они не будут допускать брак из-за невнимательности или переживаний. Да, все так, но куда тогда деваться человеку? Чтобы избежать недовольства правительство создает новые рабочие места: рабочие для Корпуса Ремонта и Реставрации (КРР) и солдаты для армии. Работая там, человек получает небольшие деньги, но их вполне хватает на обеспечение собственных нужд. В новом мире люди стали жить в бытовом плане гораздо лучше, но это не решает основной проблемы – нужности человека. А ведь именно это и есть основа самоуважения. Машины могут быть совершенными, но они бездушны и действует по алгоритму, в отличие от живых людей.

В книге много ярких запоминающихся персонажей. Например, жена Пола – Анита. Она больше всего на свете заботиться о карьере своего мужа, о чем напоминает при каждом удобном случае. И это, в принципе, логично, ведь сама она нигде не работает и если бы не доктор Протеус, ей была бы уготована участь людей из низов. Именно поэтому она люто ненавидит простых рабочих. Также есть близкий друг Пола – Финнерти. Построив еще лучшую карьеру, он бросает всё, чтобы противопоставить себя несправедливой системе. Бад, один из инженеров завода Иллиум, создает очень удачный автоматы. Его беда заключается в том, что машины ранее определили его неспособным к такой работе, и в итоге он оказывается на улице, вытесненный с должности собственными изобретениями.

Итог: А так ли всё это несбыточно? Роман написан почти 70 лет назад, но прогнозы сбываются. О подобных тенденциях Юваль Ной Харрари говорит в своей книге «21 урок для XXI века». В скором времени алгоритмы и нейросети будут даже выбирать за нас. Какое же место в этом мире уготовано нам? Время покажет…

Оценка: 8
–  [  5  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Наплохой рассказ, но до уровня Оруэлла в плане антиутопии не дотягивает. «Механическое пианино» само по себе читается гораздо лучше, чем «Колыбель кошки», да и структурировано получше. Несколько удивляет, что многие усмотрели проблему развития общества именно в развитии технологий, хотя проблема развития проистекала далеко не из них, а из образа мышления и самосознания этого общества. Альтернативные и гораздо более реалистичные варианты технологического развития можно усмотреть у Паоло Бачигалупи в рассказе «Помпа номер шесть», а также в ранобэ Юити Судзумото «Planetarian».

К сожалению, работа содержит ряд противоречий и сюжетных нестыковок, но детальный разбор деталей требует их раскрытия, поэтому дальнейший комментарий будет помещён под спойлер.

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)

Пытаясь инициализировать мой любимый сюжетный троп «Crapsaccharine world» (Сладкая помойка/ложная утопия), автор изначально указывает положительные стороны получившегося сценария будущего:

«Раз и навсегда после кровавой военной бойни мир, наконец, избавился от своих неестественных страхов — массового голода, массового лишения свободы, массового издевательства и массового убийства. Говоря объективно, сведущие люди и законы мирового развития, наконец, получили свой долгожданный шанс превратить землю в приятную и приемлемую для всех обитель».

То есть объективно решены проблема голода, массового ограничения свободы (то есть преступности нет, либо борьба с ней проводится по-иному, что противоречит сказанному Финнерти в разговоре с Полом и Кронером про массовую наркоманию), насилия в некотором смысле. Замечательно. Но это не коммунизм.

Структура общества включает в себя управленцев, механиков, военных/полиции, предпринимателей и безработных. Деньги по-прежнему присутствуют. Как подчёркивает Холъярд «У нас государство не владеет машинами» (считаем, средствами производства), тут, ради справедливости, следует заметить, что когда государство владеет машинами — это не коммунизм, а ... (внезапно) государственный капитализм. При этом, функционирует утопия по странным экономическим принципам: добыча сырья и его переработка производится механизмами, поэтому себестоимость товаров минимальна, даже с учётом амортизации, но их цена, при этом, значительна, что вытекает из условий жизни персонажей. Куда же уходит прибавочная стоимость? Владельцам машин и государству. Разумно предположить, что налоги, собираемые государством с предприятий значительные, они уходят грубо на обеспечение социальной помощи безработным, поддержание военных/полиции, обслуживающего персонала и госаппарата. Ввиду постоянного увеличения капитала возникает противоречие: все эти пункты не могут поглощать весь прибавочный продукт, поэтому на лицо несоответствие. Рассмотрим предпринимательство, которое координируется частными лицами — «комитетом руководителей частной промышленности, а не политиками», то есть на лицо узаконенный картель, являющийся естественным монополистом. Тем не менее, картель власти практически не имеет, что странно. Но, если предположение, что налоги слишком велики и регулируют цены по предельному принципу верно, ещё жизнеспособно. И даже в этом случае расслоение по имущественному положению должно быть на лицо, но в тексте противопоставляются только управленцы (УП) с высоким показателем интеллекта (ПИ) и все остальные. На что уходят сверхдоходы УП? На импортируемую роскошь? Почему они сами её не производят с такими возможностями? Почему уровень сознания людей с высоким ПИ остался на мещанском собственническом уровне? На эти вопросы в тексте ответов нет. Из явных минусов системы — недоразвитая система образования и ранжирование по коэффициентам ПИ, это вопиющая проблема, подчёркиваемая автором на примере Финнерти и Беррингера. Почему коэффициенты рассчитываются только один раз, а не каждый год? Никто не развивается и, наоборот, не впадает в маразм? Нет кружков и клубов по интересам, абстрактные численные показатели используются вместо системы накопленного портфолио специалиста. Главый герой Пол отмечает, что система несовершенна в её собственной системе правил: «имя и деньги всегда одержат верх над системой». Несмотря на частичное сочувствие: «Пол с огорчением подумал, что люди, разрушающие какую-либо систему, всегда вызывают восхищение у тех, кто покорно следует этой системе», он лицемерно начинает этим самым разрушением и заниматься.

В произведении используется противопоставление робота и человека в шашечном матче, но сделано это очень безыдейно и примитивно. При этом, в современных реалиях, когда шашки 8х8 полностью решены, а в шахматы а/б алгоритмы и нейросети играют лучше людей, почему-то не мешает нам наслаждаться матчами людей против людей. Немного напомнило рассказ «Начинают и выигрывают» авторства М. Кривича и О. Ольгина.

Далее в диалоге бывшего священнослужителя начинают выдвигаться идеи: «Поколениями их приучали обожествлять соревнование и рынок, производительность и экономическую ценность и завидовать своим товарищам, а тут — трах! — и все это выдернуто у них из-под ног. Они больше не участники, они больше не могут быть полезны. Вся их культура провалилась в тартарары».

Во-первых, это подтверждает внутреннюю пустоту и неполноценность исходных установок, во-вторых, утверждение спорное по своей второй половине. Они могут быть полезны, просто никто не предложил альтернатив. Высвободившееся рабочее время должно не было потрачено ни на что полезное (читать классику надо, товарищи: «О сокращении рабочего времени для участия трудящихся в управлении государством»). Пирамида потребностей у безработных также проявляется странно, роста культурного и творческого развития также не наблюдается. Они тратят своё время только на отдых (от чего?) и просмотр телевизора.

Высказывается мысль: «Я думаю, что первое, что придет в голову революционерам, — это перебить всех, у кого ПИ выше, скажем, 110». Браво, вот тут в точку. Это мы наблюдали на примере из реальной жизни в Демократической Кампучии, когда человек с псевдонимом Пол Пот (забавное совпадение, ведь гг зовут Пол ПрОТеус) физически уничтожил всех, кто был умнее его, разрушил промышленность и инфраструктуру. На лицо извращение положений людьми, которые не поняли объективных законов развития общественных отношений. Трагедия в том, что это ретроградство и примитивизм отдельными представителями экстраполируются как интересы большинства, как у профессора из рассказа А. Азимова «Раб корректуры». Кто-то берет больше ответственности, чем способен использовать: «Он сознавал всем сердцем что человечество зашло в жуткий тупик, но это был настолько логически обоснованный тупик, и его завели в него настолько умно». Да, сам себя не похвалишь — никто не похвалит, но дыр в логике, к сожалению, хватает. Хочется поработать руками? Выезжай на заработки в другую страну. И польза, и удовольствие!

Диалог суда наглядно демонстрирует тупость подхода:

— Ага! Значит, этого вы еще не определили, не так ли?

— Первым делом следовало бы убедить американцев в необходимости ограничения сферы деятельности машин.

Ох, Пол, думать надо сначала, а действовать потом.

«Машины, организация труда и стремление к более высокой производительности, точно грабители, лишили американский народ свободы и стремления к счастью.» Как пафосно и как бессмысленно.

«Главная задача человечества состоит в том, чтобы делать человеческое существование приятным и полезным, — сказал Пол, — а не превращать людей в придатки машин, учреждений или систем». Да, поэтому надо эти машины ограничить и продолжить заниматься эксплуатацией. Надеюсь, это сделано специально а не по аналогии с фотографией, где видны уши. Более красиво и кратко раскрыл вопрос Биленкин в рассказе «Точка зрения».

В заключение можно отметить, что проблема именно в людях, потому что степень бездушности или бесчеловечности систем, или механизмов проистекает из бездушности или бесчеловечности людей их проектирующих.

Оценка: 7
–  [  5  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Воннегут -автор , которого стоит читать всенепременно. И дебютный его роман — в частности. Почему так? Потому, что обычно дебютные романы авторов в дальнейшем и определяют стиль и последующее движение в литературном мире. И «Механическое пианино» в целом предопределило Воннегута, как автора , которого мы сейчас знаем.

И здесь можно выделить одну простую мысль. Если у автора возникает какая-то либо идея или проблема — он старается выразить ее именно в дебютном романе. Но Воннегут был человеком,который обращал внимание на урбанизацию, как на естественное неизбежное явление ,которое его огорчало. И эта мысль просвечивается практически в каждом его произведении.

«Механическое пианино» наверное один из примеров того , как пишется антиутопия , и один из примеров жанра , в который вплелась и философия и фантастика. Причем , фантастика — конца 50-х г.

Книга интересная и в то же время тяжелая и драматичная.

Оценка: 8
–  [  16  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Кажется, я начинаю понимать, откуда Гейман почерпнул свой «мусорный» стиль с обилием ненужных бытовых деталей, причем характеризующих именно американскую — не скажу, культуру, скорее, быт. Из Воннегута, во всяком случае, этот роман является образчиком такой стилистики за почти полным отсутствием интересного сюжета.

Сложно сказать, что в нем хорошо, потому что за что ни возьмись, то либо плохо, либо так себе. Складывается впечатление, что Воннегут вначале еще не слишком хорошо представлял себе, что он, собственно, хочет написать — социальную антиутопичную драму в духе 1984 и Brave new world или же что-нибудь другое, более плавное и спокойное. В итоге у него вышло, откровенно говоря, ни то, ни се. Для антиутопии в его воображаемом мире победившей машинерии, где в каждом доме рядового работяги по 40-дюймовому телевизору и стиральной машине слишком хорошо и спокойно. Автор тщетно пытается уверить нас, что безымянные герои, попавшие исподволь под власть бездушных машин, мучаются и страдают. Я как человек, у которого с утра из стыка отопительных труб внезапно хлынул кипяток, могу технический прогресс в плане быта только приветствовать, да и вряд ли кто тут со мной поспорит. В общем, как идея для антиутопии идея удавшегося технического прогресса и мира, в котором правят инженеры и изобретатели, пожалуй, наиболее симпатичная. Ранжирование людей проводится машинами по их персональному индексу — нечто вроде IQ — и если ты неспособный к наукам дурак, путь наверх тебе, понятно, закрыт. Кто скучал десять лет в средней школе, ожидая, пока самую простую вещь пытаются вбить в самого ленивого двоечника, тот меня поддержит, не такая уж это и плохая идея.

К тому же в основе романа лежит на самом деле мысль страшно милая в своей наивности — вера в организаторскую силу человеческого разума. Вот прямо со времен промышленной революции построили такой стабильный идеальный мир, напичканный машинерией, с ранговой системой и предопределением, и никаких проблем, ни внешних, ни внутренних, и практически никаких маргиналов в нем нет. Увы, даже в самых жестких закоснелых системах куда больше жизни и разнообразия, и чем в том, что попытался двумя штрихами изобразить Воннегут. Не достоверно, а потому и не страшно, и не интересно. Этакая очень растянутая борьба с мельницами, с которыми и бороться-то на самом деле не стоит. В итоге вместо трагедии получилось скучное и тоскливое жизнеописание мужчины в ярко выраженном кризисе среднего возраста, когда жена и работа больше не занимают, а ничего стоящего-то не сделано. Ну а коль скоро в утопичном мире не находишь ничего трагичного, то в пресловутой локальной революции, которая больше напоминает буйство фанатов после удачного футбольного матча (побитые витрины и уличные автоматы) тоже нет ничего впечатляющего, напротив, хочется отойти подальше. Искусственное жесткое социальное расслоение выглядит еще менее достоверно, учитывая, что во главе всей этой сложной иерархической пирамиды стоит человек, который по законам этого социума, видимо, должен был бы подметать трамвайные пути. Но он ловко обошел, а бедные наши герои ломятся в открытую дверь.

Так и не поняла, к чему эти скучные и совершенно бестолковые вставки с шахом и футбольной командой колледжа. Шахом нас терроризируют всю дорогу, видимо, чтобы в итоге показать, как он спит на улице. Зачем футбольная команда, вовсе не поняла.

Короче, если уж и классически антиутопии не вызывают у меня особого энтузиазма, то это и вовсе тоска.

Оценка: 3
–  [  5  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Знаете, меня еще в детстве немного напрягал гимн авиаторов. Тот самый, где ребятам некий Разум даровал стальные руки и мотор вместо сердца, а взамен они торжественно клялись сделать сказку не то былью, не то пылью (спасибо старенькому радиоприемнику и нездоровой фантазии). Как оказалось, вера в светлое будущее под сенью науки напрягала не меня одного.

О чем книга? О далеко не новом (по крайне мере, на Западе, у нас долгое время все больше было про пламенные моторы) и местами спорном воззрении, что технический прогресс и засилье науки не всегда есть благо и могут завести человека куда-то не туда. Ну и о так называемом противостоянии «физиков и лириков», где физики вроде как победили, но лирики продолжают вести безнадежную борьбу. В последствии страх и неприятие технологий еще расцветет в фантастике буйным цветом, от киберпанка с его «high tech – low live» до Mage: the Ascension с «наука иллюзия, технократы тайно правят миром». Ну а это так, ранняя проба пера великого и ужасного Воннегута в данном направлении, даже еще не слишком отягощенная его любимой саркастически-абсурдной манерой повествования. И да, если что, то сердцем я на стороне лириков, потому что физику еще со школы не любил, хотя головой и понимаю, как много она нам дала.

Оценка: 8
–  [  1  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Смысл вложенный в роман понятен и достаточно интересен. Но вот форма тягомотна настолько, что книга навеяла на меня зевоту. Сюжет как таковой отсутствует. Я смог одолеть только половину. Жаль, что так тема-то действительно любопытная.

Оценка: нет
–  [  13  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Курт Воннегут — это ещё одно культовое имя, которое я пропустил. И пропустил, кстати, не зря. Прочитай я «Механическое пианино» хотя бы три года назад, я бы плюнул от скуки и нафиг выкинул книжку. А сейчас — уже нет. «Социалист» Воннегут написал на самом деле весьма неплохую гуманитарную фантастику, которую было бы нелишне прочитать всем пророкам «плановой экономики».

В центре всего — новая социально-экономическая модель, развивающаяся по неумолимой логике прогресса. Постепенное совершенствование технологий приводит к автоматизации производства, а следовательно — к резкому сокращению спроса на рабочую силу простого человека. В связи с этим контроль над средствами производства переходит непосредственно к узкой группе «белых воротничков», наиболее квалифицированных инженеров, которые становятся новой аристократией, а затем происходит огосударствление экономики — контроль над этой сферой (и многими другими) переходит в объединённое министерство. Итак, в нашей дорогой США торжествует самый настоящий социализм советского типа, где все достижения цивилизации определяются количеством выпущенных телевизоров, вертолётов, корабликов и самолётиков. И все произведения искусства, кстати, делаются исключительно в жанре «соцреализма». Конечно, главное этой системы от советской — чудовищный разрыв в качестве жизни верховных инженеров и простых людей («такару», по определению индусского шаха). Однако, если присмотреться, даже это различие стирается. Инженеры, заработавшие богатство своим потом, кровью и мозгами, в любой момент могут лишиться своих привилегий, данных с широкого барского плеча государства. Вот и всё. Чем не советское чиновничество?

Однако среди верховных инженеров нашлись пламенные революционеры, которые просто не могли видеть эту систему действующей. Большая часть людей оказывалась просто не у дел в этом автоматизированном будущем. Казалось бы, и живут вроде бы неплохо, даже если учесть уравнительный характер их благосостояния. Но вот люди этого времени хотят работать! В нашей стране такому по большей части были бы рады! Ан нет. Руки жителей мира Воннегута простаивать не любят, и они решают сыграть в лоллордство, и сокрушить мешающие их дивному новому миру машины...

А что, весьма любопытное произведение, написанное американским социалистом. Конечно, конец нас несколько расстраивает — завершив свою революцию, ребятушки «из низов» с большим удовольствием начинают ремонтировать и реконструировать только что ими разрушенное — ведь не особо хочется человеку на самом деле ходить пешком и готовить еду на костре? Нет. И всё пошло по кругу... Молодец Воннегут, качественная социальная фантастика — это сложный жанр, а он в своё дебютном романе с нею справился.

Оценка: 8
–  [  7  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Некое будущее. Автоматизация на высоте — людской труд повсеместно заменяется машинным, а люди делятся на тех, кто работает с машинами и остальных, которым не суждено по показателям быть допущенным ни к учебе в институте, ни к работе с машинами. Машины решают практически все — анализируют и указывают как жить, сколько нужно специалистов стране и кого можно обучать, а кого «выбросить за борт». Человек же в целом превращается в куклу чревовещателя, так как он уже не может конкурировать в объективности принимаемых решений с машиной, а общество делится на части и зреет революция...

Сильное социальное произведение и в то же время довольно скучное. Все тааааааак растянуто и похоже на некую мыльную оперу, а главный герой наивен и не решителен, что о фантастичности самой ситуации забывается напрочь — она идет фоном. Но даже если не брать это в голову — сюжет оставляет множество вопросов, начиная с банального «все хотят учиться и работать на заводах» — простите, но с чего вдруг? Мы имеем по сути малограмотных «сельчан», у которых хватает средств пособий на существование и выпивку в кабаках, и у них вдруг поголовно откуда-то появляется чувство нереализованности как _специалиста_? Особенно у молодого поколения, которое и не видело другой жизни? С другой стороны не совсем понятно, почему автор оставляет людей «по ту сторону реки» без присмотра — работу выполняют они абы-как, ведут себя агрессивно, занятость им не придумывают и все располагает к бунту, однако «заводчики» живут своей жизнью. Как-то сомнительно и от того неинтересно.

Не смотря на то, что написано хорошо, роман больше напоминает вечернюю сериальную теле-эпопею, посмотрев которую можно взгрустнуть и пустить скупую слезу. Не мое.

Оценка: 6
–  [  12  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Не соглашусь с некоторыми высказавшимися. Воннегут предвосхитил не машинную утопию ,а скорее маразм и абсурд корпоративной культуры.

Лужок — совпадает с некоторыми «корпоративами» дословно. Даже не как допущение, а как цитата.

Оценка: 9
–  [  3  ]  +

Ссылка на сообщение ,

В целом эта вещь показалась мне скучновато-назидательной. Понравился только эпизод с Лужком, — уж настолько абсурдно, что похоже на правду... Да, есть точные психологические моменты и занятные предвидения, но все равно читалось без интереса.

Оценка: 7
–  [  7  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Долго вчитывалась, поначало было скучно... Весь ужас нарисованного автором мира поняла лишь, когда ГГ оказался на Лужке. Вот уж воистину говорящее название — там люди стали стадом баранов пасушися и развлекающихся. И лишь после эжтого до меня стал доходить весь ужас нарисованного автором мира, мира сытых довольных всем владык, и тоже сытых, но ощущающих свою ничтожность рабов.

А ведь медленно и неуклонно все идет к этому... Вот два ярких примера: АСКП в московском транспорте, автоматы по продаже газет, сока, кофе....

Ох не зря иногда говорю: компьютер не должен быть умнее человека!

Оценка: 8
–  [  7  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Прочитала и несколько дней потом просто не могла работать — сидела, смотрела на на эти долбаные закорючки на мониторе, и с ужасом понимала, что кто-то (не я, конечно же) однажды такое сделает. И будем мы все счастлииивыеее! И ненужные.

Оценка: 8
–  [  3  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Хорошим произведением обычно считается то которое хорошо передает переживание центральное для книги. К примеру грустная книга о грусти. А тут мы имеем совершенно удивительную ситуацию. Скучный роман о скуке. И все вроде прекрасно передано, но понимаешь это лишь умом, а душа вопит — скукотища!

Оценка: 5


Написать отзыв:
Писать отзывы могут только зарегистрированные посетители!Регистрация




⇑ Наверх