FantLab ru

Юрий Тынянов «Восковая персона»

Рейтинг
Средняя оценка:
8.17
Голосов:
12
Моя оценка:
-

подробнее

Восковая персона

Повесть, год

Аннотация:

Умирает великий реформатор Пётр Первый, и молодая империя оказывается в руках людей, умеющих плести интриги, но не способных управлять огромным государством. Все говорят о приверженности идеям Петра, но сам Пётр уже не более, чем восковая кукла, которую мастерит для кунцкамеры скульптор Растрелли.

Входит в:

— антологию «Екатерина I», 1994 г.

— антологию «Трудные повести», 1990 г.



Издания: ВСЕ (8)
/языки:
русский (8)
/тип:
книги (8)

Сочинения в 3 томах. Том 1
1959 г.
Кюхля. Рассказы
1981 г.
Кюхля. Рассказы.
1981 г.
Кюхля. Рассказы
1986 г.
Кюхля. Подпоручик Киже. Восковая персона. Малолетний Витушишников
1989 г.
Трудные повести. 30-е годы
1992 г.
Екатерина I
1994 г.
Екатерина I
2003 г.





Доступность в электронном виде:

 


Отзывы читателей

Рейтинг отзыва



Сортировка: по дате | по рейтингу | по оценке
–  [  4  ]  +

Ссылка на сообщение , 13 ноября 2015 г.

Среднего объёма повесть — 100 страниц в сборнике серии «Классики и современники». Тынянов написал её в 1931 году. Язык рассказчика то ли действительно стилизован под изображаемое время, то ли просто «дистанцирован» от времени создания. Показаны последние дни жизни Петра Первого, а также и то, что происходило уже после его смерти, в ближайшие месяцы. Растрелли (Растреллий, как его называет автор) создаёт восковую фигуру первого русского императора (отсюда — название повести). Ближайшее окружение же царя строит свои планы, продолжает плести интриги.

Показан впрочем и народ. «Монстры», живущие в «куншткаморе», в их числе умный шестипалый «урод» Яков, кроме того его брат солдат Михалко. Ну и ещё ряд различных представителей других сословий. Наиболее сильное из возникающих при чтении чувств — ощущение общей уродливости и жестокости жизни. Конечно же, только усиливаемого особым топорным языком повествования. Всё-таки появилось подозрение, что автором произведена некая подмена. Очень он преуспел в демонстрации технического несовершенства тогдашнего мира, его убогости, отсталости по отношению к миру сегодняшнему (миру 1931 года и тем более миру 2015 года). Чего-то подобного, кстати, добивался Голдинг в своих исторических повестях и романах — впечатления чуждости, непохожести, даже непостижимости древней жизни для нас, жителей современности (из чего уже следовало впечатление полной и безошибочно точной реконструкции эпохи, во всяком случае иллюзии такой безошибности). Но уместен ли именно такой подход к истории — в художественном произведении?

Оценка: 9


Написать отзыв:
Писать отзывы могут только зарегистрированные посетители!Регистрация




⇑ Наверх