FantLab ru

М. С. Парфёнов «13 маньяков»

Рейтинг
Средняя оценка:
7.21
Голосов:
105
Моя оценка:
-

подробнее

13 маньяков

Антология, год

Аннотация:

13 авторов.

13 рассказов и повестей.

13 серийных убийц и маньяков.

Создатели антологий-бестселлеров «Пазл» и «Самая страшная книга» представляют новый уникальный проект — сборник, целиком и полностью посвященный, пожалуй, самой ужасающей теме современности.

Писатели, работающие в жанре «хоррор», заглянули на свой страх и риск в кровавую бездну человеческого безумия — и готовы поделиться с вами теми кошмарами, которые в этой бездне увидели.

Не для слабонервных. Не для детей. Не для беременных.

Будь осторожен, читатель. Эта книга способна свести с ума.

Безумие — заразно...

Примечание:

Информация для желающих скачать официальную электронную версию этой книги:

Horror Shop

В произведение входит:

6.72 (119)
-
2 отз.
7.13 (112)
-
4 отз.
7.54 (120)
-
4 отз.
6.35 (101)
-
2 отз.
5.60 (97)
-
1 отз.
  • Кляксы (2015) // Автор: Александр Матюхин  
7.24 (101)
-
6.61 (175)
-
4 отз.
7.17 (104)
-
3 отз.
7.20 (101)
-
1 отз.
6.17 (134)
-
4 отз.
6.99 (99)
-
6.58 (95)
-
6.72 (142)
-
3 отз.

Обозначения:   циклы   романы   повести   графические произведения   рассказы и пр.


Входит в:

— условный цикл «13 ...»


Лингвистический анализ текста:


Приблизительно страниц: 279

Активный словарный запас: высокий (3093 уникальных слова на 10000 слов текста)

Средняя длина предложения: 56 знаков — на редкость ниже среднего (81)!

Доля диалогов в тексте: 34%, что близко к среднему (37%)

подробные результаты анализа >>


Похожие произведения:

 

 


Издания: ВСЕ (2)
/языки:
русский (2)
/тип:
книги (2)

13 маньяков
2015 г.
13 маньяков
2018 г.




 


Отзывы читателей

Рейтинг отзыва



Сортировка: по дате | по рейтингу | по оценке
–  [  18  ]  +

Ссылка на сообщение , 30 марта 2015 г.

Маньяки, одержимые, — они среди нас. Как бросил когда-то Тед Банди: серийные убийцы — это мы, ваши сыновья, ваши мужья, мы — повсюду. И завтра умрет еще больше ваших детей.

Маньяки. Они есть и будут, и никуда от этого, к сожалению, не деться. Все эти тихие омуты, я никогда бы не подумала, я слышу голоса, я убивал людей, чтобы познать себя... Все эти дамеры, чикатило, головкины, спесивцевы, банди, зодики, найтсталкеры... Они вокруг, они рядом.

Как ни странно, интерес к этим нелюдям огромный. Особенно на Западе. Особенно за океаном, в США, которые впереди планеты всей по количеству серийных убийц на душу населения. Аукционы и выставки, где можно пройтись вокруг рисунков Гейси или посидеть внутри нелепого и совсем, казалось бы, не страшного фольксвагена-«жука» Банди, в которой были убиты многие и многие молодые девушки... Целые экспозиции с вещами, которых касалась рука того или иного убийцы. Многотысячные тиражи различных тру-краймовских книг и журналов; конвенты; толпы глупеньких дурочек, желающих обручиться с душегубом, пусть он уже на пути к своей зеленой миле; десятки подражателей и фанатов. Про художественную литературу я даже и не говорю. Каждый второй процедурник представлен каким-либо маньяком, разной степени убедительности. В России этот интерес тоже есть. Как, впрочем, и сами серийники. Опять же — к сожалению.

Сборник «13 маньяков» собрал тринадцать историй, посвященных этой страшной одержимости — убийству людей. Мотивации внутри её, ее же перверсиям, жестокости, пустоте, бездне, в которой живут (и умирают) палачи и жертвы. Собрана книга Михаилом Парфёновым, в рамках успешной серии «Самая страшная книга», в которой до того вышли две ежегодных антологии русского хоррора. При достойных продажах планируются дальнейшие выпуски тематических антологий и потому не проходите мимо, как говорится. Тем более, что книга по итогу вышла весьма и весьма достойной.

«Метод сборки» Максима Кабира обладает тем самым главным словом, о котором вещает главная одержимая рассказа. Здесь аберрация сознания, как она есть. Андрей Сенников в своем декларативном и диалектичном рассказе глядит «прямо в темноту», что бывает, застилает глаза даже хорошему человеку. Здесь одержимость возмездием. Александр Щёголев и его «Читатило» представляют бойкую и местами весьма жуткую историю об убийце, что следует детской шутливой книжке под названием «Поваренная книга людоеда». Тушенная любопытная дурочка, фаршированная каштанами... Здесь одержимость старая, породистая -- детская травма. «Трюк с фонарем» Александра Подольского -- довольно легкая и иногда даже излишне простоватая история в духе крутого детектива, в котором наш PI пытается забороть фокусника, чьи представления то и дело заканчиваются трупами ассистенток. Здесь одержимость достоевская -- потому что я могу. «Чайкины песни» Игоря Кременцова сюрреалистичны и одной крови с мериджевским «Порожденным». Здесь одержимость эмоцией, болью, инаковостью. «Кляксы» Александра Матюхина, возможно, лучшая вещь в сборнике. Всем, кто в свое время оценил фильм «Порок», обязательно полюбит и эту повесть. Отец и его сын убивают людей, отмеченных «червоточинами». Здесь одержимость идеей, миссионерской избранностью. «В глазах смотрящего» Владислава Женевского все зыбко и туманно, и морочно. Здесь одержимость одиночеством. «Учитель года» Виктории Колыхаловой еще одна большая удача сборника. Просто маньяк и просто жертва. И это ужасно. Здесь одержимость страстная. «Нагльфар» Марии Артемьевой «плывет» по реке смерти и безумия, и снова здесь одержимость сознанием, его аберрацией. Дмитрий Тихонов и его «Свиноголовый» плутают по лабиринтам темных и сырых улиц, одержимые ими же. В голове и вокруг — одна чертовщина. Отличный рассказ. Алексей Шолохов «в строгих традициях» работает в духе сплаттерпанка — незамысловатый сюжет в ярких и экстремальных декорациях. Одержимость женская: берегитесь женщин, женщин берегитесь. Владимир Кузнецов и его «Шесть ликов Дхармапалы» — очень хороший исторический рассказ, который, правда, скорее ближе к похождениям Фандорина или же сыщика Лыкова, нежели к хоррору. Одержимость тут неясная, но то что скверная — точно. «Благословенная тишина» Михаила Парфёнова ужасна явным сходством с реальным гаражным подвалом Головкина, и читать о происходящем по-настоящему тяжко и трудно. Впрочем, так оно и должно быть. Здесь одержимость... настоящая.

Словом, очень достойная подборка. Один из лучших сборников, прочитанных мною за последние несколько лет. Хотите пощекотать нервы, оказаться по ту сторону одержимости, просто почувствовать себя нормальным? «13 маньяков» ваш выбор.

И берегите себя.

Оценка: 9
–  [  17  ]  +

Ссылка на сообщение , 22 мая 2015 г.

«13 маньяков» — книга, которую многие ставят даже выше поистине блестящей «Самой Страшной Книги-2015». И хотя я с этим категорически не согласен, сборник все равно получился весьма интересный.

Первым маньячит Максим Кабир со своим «Методом сборки». В сообществе «Тьма» личность весьма уважаемая. Я читал у Кабира шесть рассказов, и как минимум по трем у меня сложилось о нем впечатление, как о дерзком и нестандартном авторе. Здесь он показал класс — история попавшего в хреновейшую передрягу модного писателя элегантна, иронична, и вместе с тем кровожадна. Кабир явно рассчитывал вызвать шок даже у крепких мужиков (ОСОБЕННО у крепких мужиков), и это ему удалось.

Совсем другим получился рассказ «Прямо в темноту». История более чем предсказуемая, но в то же время пронзительно щемящая. «Маньяку № 2» искренне сопереживаешь. Рассказ напомнил мне отнюдь не попсового «Ворошиловского стрелка», а незаслуженно забытую мощную драму Сергея Мартьянова «Убийца», снятую по повести Александра Крашенинникова. Гуманоидам... ах, простите, ГУМАНИСТАМ, которые осудят героя, желаю... впрочем нет, никому не пожелаешь пережить то, что пережил герой и его дочь.

«Читатило» Александра Щёголева понравился многим, но у меня вызвал смешанные чувства. Все-таки, за основу «Поваренной книги людоеда», вдохновившей маньяка, взята настоящая книга, отсюда следует, что и ее малоприятный (мягко говоря) автор списан с автора реального (и горячо мною любимого). Если абстрагироваться от этого, получаем неожиданно жуткое, но с толикой абсурда произведение о необычном убийце детей. Пожалуй, ближайший аналог — итальянские «джиалло»: такая же вычурная мотивация, вычурные убийства и неожиданное раскрытие личности убийцы. Определенная искусственность, которая в данном случае «не баг, но фича», однако понравится не всем.

«Трюк с фонарем» Александра Подольского — мрачный нуар о зловещем фокуснике, или, скорее, разоблачителе фокусов. Хороший рассказ, но по теме подходит весьма условно. И хотелось бы больше «фокусов» от «разоблачителя»; впрочем, для этого рассказ пришлось бы переработать в повесть.

«Чайкины песни» — рассказ Игоря Кременцова. Как и предыдущие его рассказы — «Отличный способ скрыть убийство» и «Десять фунтов» — это история безумия, одержимости. Здесь, в отличие от тех двух, больше психоделического, непонятного. Хороший рассказ, но на любителя.

«Кляксы» — еще одна большая удача Александра Матюхина — история отца и сына, которые убивают людей, зараженных (как им кажется) грехом, «червоточинами». Как всегда у Матюхина — отличный язык и проработка персонажей. Отдельный плюс за «ангела», здорово напоминающего Убийцу БОБа из «Твин Пикса».

«В глазах смотрящего» Владислава Женевского — красивый, витиеватый, немного размытый... Однако другие рассказы Влада мне понравились больше. Да и по тематике он подходит весьма условно.

«Учитель года» Виктории Колыхаловой — пожалуй, самый реалистичный и определенно самый омерзительный рассказ сборника. Жестокий, бескомпромиссный и безысходный. По прочтении оставляет гнетущее чувство. И, пожалуй, желание самолично линчевать этого милого педагога.

«Нагльфар плывет» Марии Артемьевой вызывает смешанные чувства. С одной стороны, финал предсказуем, предсказуем настолько, что я честно удивился, когда все ДЕЙСТВИТЕЛЬНО оказалось именно так, как я и подозревал. С другой — навязчивая идея тамошнего безумца весьма оригинальна.

Дмитрий Тихонов погружает нас в мрачный мир серийщика, бродящего по угрюмым улицам неназванного города, очень похожего на бесовский Петербург в произведениях Федора нашего Михайловича Достоевского. Где-то рядом бродит и «Свиноголовый». Среди безумного потока сознания, в веренице пугающих образов ни на миг не теряется сюжет и стройность повествования. Чертовски сильная вещь. В «Самую Страшную Книгу-2015» она не прошла, но справедливость восторжествовала.

«В строгих традициях» Алексея Шолохова — история разбитной бабенки, которая никак не может подыскать нормального мужика в отцы своим деткам... Точнее, мужики-то нормальные, а вот бабенка, хм, не очень. Рассказ прост, как удар топором по башке, и в этом его сила. Проглотил влет, концовка весьма позабавила!

Владимир Кузнецов, блестяще отметившийся в «Самой Страшной Книге-2014», тут, увы, не столь хорош. Его «Шесть ликов Дхармапалы» добротный мистико-исторический детектив, но, во-первых, именно что «мистико» (по крайней мере, герои приходят к выводу, что без магии не обошлось), а во-вторых, концовка показалась изрядно смазанной. Злодей мелькает где-то на периферии, и мотивы его также весьма туманны.

Завершает сборник также крайне жестокий рассказ Михаила Парфенова «Благословенная тишина» — мы увидим самое что ни на есть жуткое воплощение навязчивой идеи. Весь рассказ состоит из полунамеков, но их более чем достаточно. Слабонервным стоит взять на заметку, что именно Кабиру, Парфенову и Колыхаловой книга обязана тем, что один из корректоров поднял бунт, а некоторые книжные магазины сняли ее с продажи. Но если ваших нервов хватило, чтобы прочесть сию длинную и унылую телегу, то компактный сборник из всего-то тринадцати маньяков вы проглотите, не моргнув глазом...

Оценка: 8
–  [  14  ]  +

Ссылка на сообщение , 9 февраля 2016 г.

Я не особо люблю жанр маньячных триллеров, хотя в целом ужасы и триллеры мне нравятся. Тем не менее, бывает так, что я получаю удовольствие от истории, в которой один персонаж сходит с ума и убивает других. Обычно мой интерес обусловлен необычной мистической или фантастической составляющей такой истории, а также привлекательными персонажами. Взяться за этот сборник я решил в порядке исключения: очень уж приятное впечатление оставили другие подобные сборники современного российского хоррора. И в целом знакомство с книгой можно считать удачным: из 13 рассказов я оценил 2 на шесть баллов и 3 на восемь баллов. Все остальные получили от меня «семерки», что очень даже неплохо. Теперь поговорим о каждом рассказе отдельно, начав с худших и переходя к лучшим.

Для начала те два рассказа, что я оценил на 6 баллов:

• «Кляксы», А. Матюхин. Неплохой, но довольно банальный триллер. Отец и сын свято верят, что делают мир чище и лучше, устраняя в людях червоточины. Естественно, работают они не одним добрым словом. В наличии хороший язык и неплохая проработка персонажей.

• «Свиноголовый», Д. Тихонов. Рассказ не впечатлил. Полумистический триллер про маньяка, который любит убивать людей и знает, что где-то рядом с ним бродит Свиноголовый. Внутренний мир психа показан довольно блекло, тема Свиноголового не раскрыта в должной мере. В общем, чего-то не хватило, то ли мне понимания, то ли рассказу глубины.

Теперь пара предложений по тем рассказам, которые получили от меня по 7 баллов:

• «Метод сборки», М. Кабир. Известный писатель знакомится с довольно необычной читательницей его работ. А учитывая, в каком сборнике печатается рассказ, думаю, никого не удивит то, во что выльется это знакомство. Зато может удивить структура рассказа: большую часть времени не будет происходить ничего из ряда вон выходящего, зато на последних 3-4 страницах развернется действо кровавей и жестче сцен из любой серии «Пилы».

• «Прямо в темноту», А. Сенников. Рассказ скорее о мести, чем о маньячестве. Дочку священнослужителя изнасиловали четверо подонков, снимая все происходящее на камеру. Как же теперь быть Божьему человеку, столкнувшемуся с таким кошмаром? Рассказ неплохо выписан, но уж больно прямолинеен. По сути, он добавляет очень мало к другим произведениям схожей направленности (к/ф «Авария, дочь мента» и «Ворошиловский стрелок»).

• «Трюк с фонарем», А. Подольский. Неплохой нуарный детектив с примесью триллера. На выступлении фокусника умерла ассистентка. Необходимо выяснить, кто в этом виноват. Естественно, у рассказа есть небольшое двойное дно, заключенное в главном герое.

• «Чайкины песни», И. Кременцов. Очень специфический, но любопытный рассказ из разряда «не факт, что понравится, но ознакомиться стоит». Увы, слишком короткий, концентрированный и сюрреалистичный, чтобы можно было в двух словах сказать, о чем он, и не проспойлерить что-то важное.

• «В глазах смотрящего», В. Женевский. Довольно занятная мистическая история. Некто присылает Кире ее собственные фотографии, причем такие, которые не могут быть получены обычным путем. Кто за этим стоит? Мистический маньяк, тайный поклонник или она сама? Основная прелесть рассказа в том, что каждый читатель может интерпретировать события на свое усмотрение.

• «Учитель года», В. Колыхалова. Читал и думал: «Какая жесть…». История о том, как учитель-маньяк (педофил-некрофил) похитил ученицу и воплощал с ней свои фантазии. История написана очень живым языком, и от этого делается просто не по себе. Будь я фанатом таких натуралистичных гуро-хорроров – поставил бы десятку не задумываясь, но, увы, для меня этот поджанр один из наименее привлекательных во всем многообразии хоррора. Так что только 7 баллов.

• «Шесть ликов Дхармапалы», В. Кузнецов. Неплохой исторический детектив. Монголия, начало ХХ века. Неизвестный маньяк совершает, по всей видимости, ритуальные убийства, и главному герою необходимо расследовать это дело. Повесть выделяется своей стилизацией и сильной детективной составляющей, но несколько разочаровывает своей околомистической развязкой.

• «Благословенная тишина», М.С. Парфенов. Рассказ пугает своей реалистичностью. Он скуп на детали, небольшой по объему, но история очень тяжелая и неприятная. По настроению она в чем-то близка к «Учителю года».

И наконец «восьмерки»:

• «Читатило», А. Щёголев. История цепляет своей непредсказуемостью. В городе завелся маньяк, который убивает маленьких детей и готовит из них блюда по «Поваренной книге людоеда». Поймать маньяка никак не удается, и напряжение в городе все нарастает… Повесть не представляла бы из себя ничего особенного, если бы не один момент: вычислить маньяка читателю не удастся. Я не смог этого сделать, даже зная, что маньяк тут тот, на кого подумаешь в последнюю очередь, и от этого становится действительно жутко. Так что рекомендую к прочтению всем любителям жанра.

• «Нагльфар плывет», М. Артемьева. Макс тяжело переживает развод родителей и переезд в новую квартиру. Он начал грызть ногти, ссориться с матерью и мучиться ночными кошмарами. Или не кошмарами? Макс готов поклясться, что видит, как в соседней пустой квартире ходит кто-то страшный, как этот кто-то ночью заглядывает и заходит к Максу в комнату… Рассказ – хороший ужастик, отлично проработанный по части психологизма и атмосферы. Жаль только, финал уж очень определенный, добавить бы неоднозначности происходящему, история только выиграла бы, на мой взгляд.

• «В строгих традициях», А. Шолохов. Рассказ не напугал, но очень позабавил. Жила-была женщина, у которой было трое детей. И женщина эта очень хотела найти деткам отца, да вот только мужик нынче не тот пошел: только увидит троих малюток, сразу норовит удрать. Но наша главная героиня знает отличное средство против этой напасти: топор. Рассказ – прекрасный пример того, как с помощью черного юмора можно сделать приятным даже сплаттерпанк.

В целом сборник неплох, но уж больно он небольшой по объему. 13 – это, конечно, магическое число, но я был бы абсолютно не против, если бы составитель решил сделать сборник «37 маньяков» или что-то около того. Хотя такого, разумеется, не будет.

В общем, российский хоррор сейчас явно на подъеме. Тьфу-тьфу-тьфу, чтоб не сглазить. Вот-вот выйдет «Самая страшная книга 2016», которую я обязательно приобрету и с интересом ознакомлюсь. Открыл для себя много новых авторов, произведения которых теперь буду читать уже целенаправленно.

Оценка: 7
–  [  14  ]  +

Ссылка на сообщение , 16 апреля 2015 г.

«С 1990-х годов в России постоянно росло число преступлений, совершаемых серийными убийцами. До 1998 года в среднем заводили 20-30 уголовных дел такого рода. В 2002 году было заведено уже 205 дел. В 2003-м – 350. И в том же году доступ к статистике серийных преступлений на территории России был официально закрыт»

М. С. Парфенов «13 фактов о маньяках» (вступление в сборник).

Читатель, незнакомый с авторским составом данной антологии и проектом «Самая страшная книга» наверняка подойдет к этому сборнику с опаской. Маньяки? Отечественные? Ага, конечно, знаем, видели… Какие нынче в моде? Вид первый: «Сивуха ударила Степану в голову, он ошалело выкатил глаза и с криком «Убью, с-с-сука…» бросился на заплаканную Зинаиду». Вид второй: «Серый пнул обмякшее тело в опустевший схрон, посмотрел на приближающийся выброс и поспешно скрылся в темноте». Все, других не бывает. Вот такая, наверное, отечественная проза про маньяков.

Ну что тут сказать – слава богу, такой поспешный читатель ошибется в каждом из тринадцати рассказов. Потому как маньяки здесь самые что ни на есть взаправдушные, такие, что потом еще долго не вылезут из головы. Ведь и в самом деле «убийцей может оказаться любой», как и написано во вступлении.

[b]Максим Кабир «Метод сборки»[/b]

В том, что у успешного писателя есть горячие поклонницы, нет ничего необычного. Одна из таких как раз попалась герою истории, к тому же не только горячая, еще и дерзкая. Такую есть за что наказать. Конечно, если она не накажет первой.

Избранная цитата: «Кожа медленно расплылась в стороны, раскрылась, как лепестки цветка, явив белую с желтым оттенком жировую прослойку».

Впечатления: Рассказ залихватски открывает сборник забористым коктейлем из юмора, саспенса и анатомических подробностей, держит градус от начала до конца и кладет увесистое: «ох ты ж е-о-о-лки…» в копилку автору. Не откладывая быка с рогами в долгий ящик, «13 маньяков» с первой же вещи начинает радовать.

Андрей Сенников «Прямо в темноту»

Святое писание учит прощать даже закоренелых грешников, ибо господь судья им, и воздастся им за дела свои на страшном суде. В эту правду пытается верить отец Василий. С каждым днем вера дается ему все сложнее и сложнее, потому что жертвой таких грешников стала его дочь.

Избранная цитата: «Открой глаза! Открой глаза, я сказал! Иначе я вырежу тебе веки».

Впечатления: Крепкий психологический рассказ, в котором есть место сочувствию, размышлениям, мрачной атмосфере и тяжелому давящему финалу. Множество тонко подмеченных деталей и ситуаций заставляют прочувствовать историю на своей, что называется, шкуре, что нельзя не отметить плюсом авторскому мастерству.

Александр Щеголев «Читатило»

Есть такая книжка для детей: «Поваренная книга людоеда». И пришло же в голову какому-то психу начать готовить мальчиков и девочек по описанным в ней рецептам…

Избранная цитата: «Второклассники – удобный полуфабрикат. Вечная проблема – членить тела или нет?»

Впечатления: Две трети истории заходили со скрипом, и не раз в голове крутился вопрос: что она вообще здесь делает? Однако потом автор все так хитро закрутил и перетасовал, что дочитывал с интересом и в паре мест даже почувствовал, как по спине крадется морозец. С точки зрения хоррора рассказ специфичный, но, думаю, своего читателя он найдет.

Александр Подольский «Трюк с фонарем»

У циркового клуба «Платформа» есть фирменный фокус: трюк с бумажным фонарем, в котором из ниоткуда появляется девушка. Как-то раз он привлек к себе гораздо больше внимания, чем обычно: по окончанию представления девушку нашли мертвой. Ловкость рук? Или колдовство таинственного черного мага, о котором вполголоса переговариваются цирковые?

Избранная цитата: «Подвешенной к потолку марионеткой больше не управляли. Она облезла, с нее сползали горелые лохмотья и лоскуты маски. Теперь я понимал, что мясная туша на тросах гораздо крупней любого здоровяка».

Впечатления: Настроение истории отлично ассоциируется с графическими романами Фрэнка Миллера из серии «Город грехов». Рассказ порадует любителей нуара. Ни одного положительного персонажа. Грязные продажные окраины общества, где справедливости добивается тот, у кого крепче кулаки и жестче сердце. Ну и, конечно, то самое «двойное дно», где прячется кровавая развязка. Отличная жанровая работа.

Игорь Кременцов «Чайкины песни»

Герою истории очень не повезло: он родился с необычной болезнью, — склонностью к погружению в летаргический сон. Один раз это чуть не стоило ему жизни – его похоронили заживо. С тех пор он слышит в голове чайкины песни: крики тех, кто уже мертв. Пожалуй, эти песни — единственное, что помогает ему бороться с сонливостью.

Избранная цитата: «Старая сука только теперь понимает, что натворила, и начинает выть. Лезвие лопаты цепляет первую порцию земли».

Впечатление: Один из наиболее полюбившихся мне рассказов. Тщательно подобранные образы и описания создают галлюциногенную атмосферу бессонницы, воспаленное смешивание кошмара и реальности, лихорадочной дрожью забирающееся под кожу с каждой перевернутой страницей. Мощная вещь, можно перечитывать несколько раз, и все равно ощущения никуда не денутся. К ознакомлению рекомендуется.

Александр Матюхин «Кляксы»

Когда-то давно Григорьев был преступником, для которого существование не имело никакого смысла. Однако прочитанная в тюрьме книга о Небесном человеке навсегда изменила его отношение к миру. Теперь, с высоты виденного и пережитого, он учит своего сына честности, заботе и уважению. Злые помыслы становятся чревоточинами, разрушающими слабого человека, и их надо нещадно вырезать. А ползущие по небу кляксы укажут на того, кто нуждается в очищении.

Избранная цитата:

« — Глупая. У меня же ключи.

И полоснул любимую свою <spoiler>, солнышко, ненаглядную, ножом по горлу».

Впечатление: Знаете, ради того, чтобы найти такой рассказ как «Кляксы» и покупаются сборники молодых нераскрученных авторов. Именно такие рассказы вспоминаются спустя годы словами: «А помнится, читал в какой-то книжке классную историю про кляксы… мужик там, короче, из тюрьмы вышел. Ну, вроде вышел и вышел, да? А вот нифига, слушай дальше…» Умело написано, умело придумано и цепляет за живое там, где надо цеплять. Поговаривают, автор работает над романом на тему маньяков. Обязательно куплю, как появится в продаже.

Владислав Женевский «В глазах смотрящего»

Героиня истории – библиотекарь, типичная серая мышка, сторонящаяся любого человека. Казалось бы – кому до нее есть дело? Однако находится неизвестный поклонник, отсылающий ей на электронную почту снятые тайком фотографии. Кто на них – сама девушка или же…

Избранная цитата: «За ней оставался след из крови и алых лепестков, но возвращаться по нему было нельзя».

Впечатление: Этот рассказ – отличная находка для любителей интеллектуального хоррора. Своими отсылками, намеками и образами он тревожит спящие где-то в подсознании истории о темных двойниках – доппельгангерах, а также связанной с их описаниями прозой эпохи романтизма. И при этом – достойная маньячная история. Интригует, правда? Читал с удовольствием.

Виктория Колыхалова «Учитель года»

Александр Иванович – учитель года. По его предмету — химии, в классах показательная успеваемость. Но никто не догадывается о том, как тяжело ему раз за разом приходить в школу и видеть там девственных блудниц в белых блузках и коротких юбках, эти переходные формы от ангела к шлюхе. Однако любое терпение рано или поздно подходит к концу…

Избранная цитата: «Не хочешь увидеть горячий клюквенный кисель из своих кишок – не двигайся».

Впечатление: Очень впечатлительное. Редкий образец качественного гуро-хоррора с изобретательными сценами насилия, обрамленными маревом кровавого антуража. Такие не то что в отечественной литературе найти сложно, – и в переводной нечасто встретишь. А уж финал… приготовьтесь к тому, что этот урок запомнится надолго.

Мария Артемьева «Нагльфар плывет»

Переезд – это всегда стресс. Особенно если в стене комнаты кто-то расковырял дырку и наблюдает за тобой из соседней квартиры.

Избранная цитата: «Я ждал, что он вот-вот коснется меня. Тонкие длинные руки с узловатыми пальцами, покрытые волдырями и серо-зеленой слизью, воткнутся под ребра железными крючьями, продавят мое тело, как гнилое яблоко, — и тогда я умру».

Впечатление: Прочитал на одном дыхании. Мощный рассказ с атмосферой демонического страха, радующий тягучими мрачными описаниями и отличным эффектом присутствия. Во время ознакомления советую держаться подальше от тумбочек, шкафов и колюще-режущих предметов.

Дмитрий Тихонов «Свиноголовый»

Убивать можно по-разному. Герой истории не трогает женщин и детей, а вершит правосудие только над мужчинами: теми, кто этого правосудия заслуживает. Именно поэтому Свиноголовый и обращает на него внимание.

Избранная цитата: «Мрак принимал меня, наполнял спокойствием, дарил уверенность. Пальцы смыкались на рукояти ножа, твердые и сухие, как кремень».

Впечатление: Да, уважаемый читатель, здесь будут активно орудовать ножом, прокладывая дорогу через лабиринты застрявшего в сером дожде города, все дальше и дальше, в распотрошенную утробу безумия. И, поверьте, автор сделает это так искусно, что единственное, о чем вы будете жалеть к концу рассказа – это то, что он такой короткий. Сильная работа.

Алексей Шолохов «В строгих традициях».

Поматросили и бросили. Трое детей. Порядочной девушке сложно найти в наше время приличного мужчину, особенно если строгое воспитание требует ни-ни-ни до свадьбы. Однако Света не отчаивается. Да, подонков вокруг хватает, но рано или поздно хороший мужчина отыщется. Разве что отбракованных замучаешься утилизировать.

Избранная цитата: «Лезвие топора блеснуло на солнце и со свистом опустилось на шею Сергея. Крови почти не было – Сергей умер еще вчера, <spoiler>».

Впечатление: Рассказ начинается с приведенной выше цитаты и крепко держит на протяжении всей истории, балансируя на грани чернушной бытовухи и задористого сплэттерпанка, окрашенного мрачным юмором. Заканчивается в самых что ни на есть строгих традициях. Отличная жанровая вещь, в которой чувствуется проверенная авторская рука. Понравилось.

Владимир Кузнецов «Шесть ликов Дхармапалы»

Монголия, начало XX-го века. Политические интриги, таинственный убийца с изощренной логикой преступлений, мистическая атмосфера буддистских верований, — все это ожидает Георгия Филимоновича Жданова, известного научного деятеля своего времени.

Избранная цитата: «Убийца связал жертву, вставил в рот кляп, затем отрезал нос и оставил умирать. Смерть наступила, по всей видимости, от попадания жидкости в легкие».

Впечатление: Рассказ интересный, добротно сделан, снабжен множеством исторических и религиозных деталей. Правда, намного логичней он смотрелся бы в сборнике исторического детектива, так как фокус истории сосредоточен на дедукции и интригах. Хотя, стоит признать, по-своему есть какой-то шарм в присутствии среди работ такой классической Конан-Дойлевской вещи.

М. С. Парфенов «Благословенная тишина».

Есть вещи, которые необходимо сделать. Перешагнуть через себя. Прочувствовать каждым миллиметром кожи. Терпеть и ждать. Ждать и терпеть. Пока не настанет этот прекрасный момент, момент благословенной тишины.

Избранная цитата: «Хули ты все время визжишь, сука?!!»

Впечатление: Самый короткий рассказ сборника. И, пожалуй, самый яркий. Такой, после которого можно увидеть привычный мир по-другому. Подробности, которые не захочется узнать. Чувства, которые не захочется испытать. Читайте – на свой страх и риск.

Действительно, антология оправдывает свое название и честно отрабатывает рекламные слоганы. Здесь вы найдете и безумие, и насилие, и красоту. Истории изящны и холодны, как лезвие ножа, лежащего в руке человека, идущего под дождем через улицы старого искореженного города туда, где можно обрести покой. Хотя бы на несколько секунд.

Что касается наиболее понравившихся рассказов, то для меня ими стали: «Нагльфар плывет», «Чайкины песни», «Кляксы» и «Благословенная тишина». Авторам – огромное спасибо.

Все, чего хочется пожелать после прочтения «13 маньяков» — это новых сборников. Больше, чаще и объемнее.

Оценка: 9
–  [  13  ]  +

Ссылка на сообщение , 18 марта 2016 г.

Довольно редкий случай, когда на сборник рассказов русскоязычных авторов написано большое количество отзывов и рецензий, причем, практически все отзываются довольно хорошо. Антология состоит из рассказов про маньяков, самых жестоких и ужасных. Стоит ли на подобные темы издавать книги? Однозначно, да. Эта проблема существует и не имеет смысла делать вид, что подобного нет в реальной жизни.

Авторы попытались найти ответ, что управляет маньяками? Безумие, желание избавиться от комплексов из детства, неразделенная любовь, месть, жажда славы любой ценой, все эти аспекты легко становятся решающими для превращения обычного человека в Зверя.

Согласен, что впечатлительным людям лучше воздержаться от чтения данного сборника. Некоторые истории могут повергнуть в шок, настолько подробно описаны сцены насилия. На мой взгляд, в любом рассказе можно найти что-то необходимое и полезное для обычной жизни. Всегда нужно быть начеку, неизвестно кто живет с тобой по соседству и чем занимается в свободное время.

Выделить кого-то особенно нельзя, практически все рассказы мне понравились. Единственным исключением является история от Владимира Кузнецова «Шесть ликов Дхармапалы», которая абсолютно лишняя в этом сборнике. Вообще, данная антология получилась довольно ровной и по составу, и по подбору рассказов. Это несомненный успех издателей, которые пытаются заново создать культуру жанра ужасов, придуманных русскоязычными писателями.

Оценка: 8
–  [  12  ]  +

Ссылка на сообщение , 12 июня 2015 г.

Прежде всего — о сборнике в целом. Каюсь, изначально подошёл к нему с так скажем, каноническим взглядом: раз написано «13 маньяков», значит, в каждом рассказе именно что классический маньяк и должен орудовать: скальпелем, щипцами, паяльником и так далее. И этот самый канонический взгляд сначала (по прочтении четырёх-пяти рассказов) породил в душе сомнение: погодите, а эти-то вещи что тут делают? Но я, само собой, продолжил читать (в конце концов, сказал я себе, классика или нет, а рассказы весьма интересны, так чего же упускать удовольствие от чтения?) и, добравшись до середины «Шести ликов Дхармапалы», был вознаграждён пониманием. Не стоит держаться за классический образ маньяка и искать под обложкой только традиционные для этого поджанра ужасов сюжеты. Михаил Парфёнов постарался сделать сборник как можно более разноплановым, чтобы показать Манию (с большой буквы, как объединяющий героев диагноз) как можно более полно. При этом, естественно, составитель стремился удержаться в рамках поджанра — и ему сие, на мой взгляд, удалось.

Таким образом, перед нами не набор из тринадцати однотипных рассказов (право, дамы и господа, это было бы скучно — менялись бы декорации и средства умерщвления, а суть оставалась бы всё той же), а ядрёный коктейль из, если можно так выразиться, разных составных частей одного Сверхманьяка. Его прошлое, настоящее и будущее. Его становление, его разрушение. Его сомнения, переходящие в ужасающую своими последствиями уверенность. Его альтер эго (есть и такое, да) и борьба с самим собой.

На мой взгляд, попытка показать Манию и Маньяка удалась. Сборник получился и составителю следует пожать руку. Что же до рассказов... в большинстве своём они отвечают задаче, которую поставил перед собой Михаил Парфёнов. Но — о каждом чуть подробнее. Оценок же ставить каждому рассказу не буду.

1. Метод сборки — самое то в качестве так называемой «открывашки» (песни, открывающей альбом, или рассказа, открывающего сборник). Не особенно большой, с ярким финалом, хорошо выписанными главными героями. Плюс — в классическом для поджанра ключе. То, что нужно, чтобы завлечь читателя, который «клюнул» на название сборника. Единственное — достаточно скоро становится понятно, чем дело закончится и кто кого схрумкает тем или иным образом, и потому та часть текста, которая остаётся до, собственно говоря, развязки, читается уже довольно бегло. Может, стоило её насытить какими-то будоражащими деталями? Теми же вставками из прошлого девушки, раз уж она о своём муже упоминала? Но финал заставляет забыть об этом — особенно если читатель мужчина.

2. Прямо в темноту — очень атмосферно. Первый рассказ в сборнике, который отходит от канонов и даёт нам увидеть рождение маньяка. Когда, как говорится, сначала ничего не предвещало. По эмоциональному накалу, по драматизму и сопереживанию герою этот рассказ для меня — безусловный лидер. Прочитал с огромным удовольствием, спасибо.

3. Читатило — жуткая идея о том, как один человек страшно пошутил, а другой человек страшно воплотил его шутку в жизнь. До определённого момента читал, не отрываясь. Но концовка, если честно, меня несколько огорчила. Во-первых, то, что не больно-то большая девочка сумела воткнуть заточенный сучок в шею парню заметно старше её. Не так-то просто пронзить живую (молодую и крепкую, упругую) плоть даже не ножом, а заточенным сучком. И с какой же силой надо было «звездануть» парня по башке, чтобы он от такой зверской боли не очнулся (как не очнулся и, угодив в костёр — ведь там он явно не мгновенно помер)? Сей момент показался мне спорным. Ну и финал... я долго не мог понять, что же мне не нравится. После «Благословенной тишины» понял. Там страданиям, ломке и метаниям героя верится больше. Они показаны более полно, достоверно — душа маньяка рвётся по-живому, это можно буквально ощутить. Здесь... слишком гладко, что ли, идёт изложение, слишком спокойно. Сцене терзаний уделено слишком мало места и оттого они кажутся задвинутыми на задворки. Кстати, герой выл ведь в голос — неужели никто в деревне и прежде всего родной человек в доме, не услышал? Ночью за городом тишина — ветры пустить нельзя без того, чтобы на другом конце посёлка народ возмущаться не начал.

И всё же — сильная вещь, да. В вероятность того, что маньяком станет именно этот герой, верить не хочется, но, читая день за днём сообщения в СМИ, в которых люди убивают своих детей...

Спасибо!

4. Трюк с фонарём — ещё один экскурс в сторону от канонических историй о маньяках. Здесь герой — детектив и ведёт расследование убийств который совершает какой-то маньяк. Всё хорошо (и прежде всего, двойное дно героя, когда становится понятно, кто же ищет маньяка), но тайной стороне героя, может, стоило бы уделить побольше времени? Что же до финала... я ждал несколько более кровавой развязки. В целом — неплохой рассказ в стиле нуар, который показывает нам ещё одну неожиданную грань маньяка и его роль в обществе. Но, на мой вкус, здесь тайной жизни главного героя всё же дали слишком мало места.

5. Чайкины песни — а вот и альтер эго Маньяка, о котором я говорил ранее. Здесь главный герой — безумец и только он, так уж вышло — единственная надежда на спасение подобным ему людям. Инверсия мне понравилась, безусловно — в том числе, своей свежестью (по крайней мере, для меня). Вот только я не совсем понял: как так вышло, что после визита полицейских домой к главному герою он сумел бабку с собой уволочь? Неужели его не стали искать, не поставили скрытое наблюдение за домом? Странно. Но читается хорошо, хоть стиль и не везде удалось выдержать. Такой вот «маньяк наоборот» интересно оттеняет рассказы более классической направленности.

6. Кляксы — сама идея «спасителя» очень даже недурна. Не сказать, что нова, но в наши дни, когда о маньяках и иже с ними столько всего сказано, написано и снято, это не может считаться претензией. Однако рассказ показался мне слегка затянутым. Думаю, можно было и чуть покороче его сделать. Есть также вопросы к процессу становления Григорьева на его путь «спасителя». Вот так несколько страниц прочитал и уверовал, и обратился? Как-то больше на сказку похоже, где по велению Золотой рыбки терем отстраивается в один миг. А финал произвёл впечатление наигранного, слегка театрального, с долей штампов. Но читается рассказ отлично, образы возникают перед глазами, а южный городок так и вовсе, словно живой, видится. Есть за что сказать спасибо.

7. В глазах смотрящего — ещё один рассказ, в котором маньяк до самого финала не выходит из-за портьеры, где имеет удовольствие прятаться. Вообще, рассказ может показаться скорее мистическим, чем «про маньяка», но маньяк на самом деле на месте — наблюдает за жертвой из тени. Язык живой, интересный, особенно почему-то в память впечатался образ тьмы за окном, прижавшейся к стеклу. Единственно — слегка царапнул образ сестры, которой вечно некогда: уж очень затёртый ход.

8. Учитель года — жёсткий рассказ в классическом стиле. Сцена уничтожения пятна на полу врезалась в память сильнее других. Присказки хочу отметить особо — отлично добавляют атмосферы и достоверности рассказу. Прекрасный ход. Рассказ читается на одном дыхании. Всё на месте, всё для дела. Спасибо!

9. Нагльфар плывёт — второй «женский» рассказ и второй весьма удачный. Прогрессирующее безумие главного героя кажется словно бы игрушечным, словно бы понарошку... и тем больше контраст с финалом. Единственное — изложение от лица главного героя мне показалось чуточку более взрослым и гладким, чем, возможно, стоило бы сделать.

Я читал этот рассказ ранее (вот, увы, не помню, где) и сейчас прочёл повторно с большим удовольствием.

10. Свиноголовый — кажется, единственный рассказ, который показался мне пустоватым. Возможно, это моя вина — не понял замысла Тихонова. Как бы то ни было, внутренний мир маньяка я увидел довольно-таки серым, невзрачным, без видимых мотивов мании. Он не ужаснул и не заинтересовал. Вдобавок, царапнул момент с отсечением головы одним ударом тесака (не меча, не тяжёлой секиры) — и это у стоящего на земле человека. В следующем рассказе («В строгих традициях») сцена отрубания головы изложена куда более достоверно, на мой взгляд. Если мне не изменяет память, даже у средневековых палачей не всегда получалось отрубить голову преступнику с одного удара — а ведь человек лежал на твёрдой плахе, шее деваться было некуда. «Свиноголовый» намекнул на что-то интересное, пообещал вкусное продолжение, и... для меня этого не случилось, увы.

11. «В строгих традициях» — классика жанра, можно сказать, но в свежем костюме. Удачная открывающая сцена, интересное безумие главного героя, объём как раз тот, который требуется — сказано всё, что надо, и при этом без «воды». И хотя ещё до развязки ты догадываешься, что с детьми что-то не так, финал всё равно производит впечатление. Отдельно хочу отметить сцену с соседями главного героя. Знают, что их соседка — не в себе, но принимают её за деревенскую дурочку и даже шутят на этот счёт. Пробирает от жизненности ситуации. Спасибо. Побольше бы таких произведений.

12. Шесть ликов Дхармапалы — снимаю шляпу. Великолепная стилизация. Читал с удовольствием, вспоминая детство, проведённое за приключенческими романами классиков жанра. Казалось бы, разве это может быть похвалой повести в жанре ужасов? Может, да ещё как. Когда автор не ставит главной целью всенепременнейше напугать читателя, не запихивает в каждый абзац что-то «жутенькое», а в первую очередь стремится рассказать интересную историю хорошим языком, то элемент ужаса можно дать на заднем фоне, вторым планом, но он своё возьмёт. Собственно именно так и случилось здесь. Да, конечно, здесь накал страха не таков, как в «Прямо в темноту», «Читатило» или «Благословенной тишине», но какова история! Вот вам, пожалуйста, ещё одна грань Мании и Маньяка, да ещё поданная в достоверном историческом антураже (разве что обращение «Федя» в первой половине рассказа резануло глаз. Как-то уж больно по-простонародному. Сколь помню, люди из благородного сословия даже к близким друзьям обращались пусть на «ты», но по полному имени, а то и с отчеством). Мания во имя веры — страшная штука, особенно когда сама вера довольно жёсткая. Если уж христиане породили инквизицию и крестовые походы, то тут... С большим удовольствием прочитал повесть, пришлась по сердцу. Спасибо!

13. Благословенная тишина — как удар под дых. Короткий, жестокий, после которого мир ещё долго не может стать прежним. И даже после того, как боль уходит, ты ещё какое-то время оборачиваешься через плечо: а ну как обидчик снова где-то рядом? История, страшная тем, что нам наглядно показывают истоки мании и то, как она коверкает, сминает и подчиняет себе человека — семьянина, отца. Подчиняет, несмотря на все его мольбы и борьбу. Словно подводит итог всего сборника: вот, смотрите, запоминайте — он был нормальным, а значит, такое может произойти и с вами. Сначала я поморщился было, увидев старый приём «мы нашли рукопись» (можно ж было и просто дневником дать, подумал я), но концовка с тишиной оправдала его на все сто процентов. Без рассказчика история не стала бы полной. Спасибо — автору и составителю.

И — ждём новых книг.

Оценка: 8
–  [  11  ]  +

Ссылка на сообщение , 14 июня 2015 г.

Передо мной лежат все три книжки серии — пухленький томик самой первой антологии, чуть схуднувшая ССК-2015 и совсем тонкий в сравнении с первыми двумя экземплярами сборник рассказов про маньяков — и я воочию наблюдаю прогресс относительно качества бумаги. Желтоватая, похожая на газетную — в ССК-2014. Побелее, но все еще тонкая и чуть зернистая — во второй антологии. И наконец, белая, отличная бумага в «маньяках». Контрастные буквы на корешке, которые в кои-то веки видно на книжной полке. Я не знаю, значат ли что-то эти перемены к лучшему либо так просто выпали карты, однако хочется сказать издателям отдельное спасибо — с каждым разом держать в руках книгу становится все приятнее! Не останавливайтесь на достигнутом, господа!

Перейдем непосредственно к содержанию. К удивлению, рассказы получились довольно разносторонними. Я-то ожидал непосредственно маньяков, этаких психов, поджидающих своих жертв в темной подворотне, в домашнем халате на голое тело и с тесаком в руке. То есть, как видите, был загнан в рамки шаблонного мышления :) составитель антологии же, видимо, ставил перед собой задачу осветить тему безумия со всех сторон. В целом, сборник с поставленной задачей справляется на отлично.

В жемчужины сборника смело записываем «Кляксы» Матюхина, «Читатило» Щеголева, «Метод сборки» Кабира и «Учитель года» Колыхаловой. «Кляксы», несмотря на большой объем, пошли просто на ура, а шикарнейшему, харизматичнейшему господину Небесному можно присудить звание «персонаж антологии» (хотя Григорьев с сыном тоже многим дадут прикурить). Идея, визуализация — все, как говорится, в елочку. Не менее порадовал «Читатило» — кто не помнит использованную в рассказе книжку? Сам маньяк получился страшным и... неожиданным (реакция «вот это поворот!» в конце рассказа обеспечена практически каждому), а монолог писателя во время интервью заслуживает отдельных аплодисментов, как и описания преступлений. Жестко, жестоко, жутко... а чего вы ждали от антологии про маньяков? «Метод сборки» Кабира запомнился филигранно прописанными персонажами и шикарным финалом (хотя он и просчитывался, читалось все равно с интересом, а уж анатомические подробности просто ужаснули в хорошем смысле). «Учитель года» блестяще настраивает на маньячную волну, благо декорации отлично узнаваемы. Из неоспоримых плюсов — считалочки-присказки преподавателя да метод уничтожения кровавого пятна в конце (едва ли не самый тошнотворный момент за весь сборник).

Понравились также «Трюк с фонарем» Подольского, «Нагльфар плывет» Артемьевой, «В строгих традициях» Шолохова, «Благословенная тишина» Парфенова и «Шесть ликов Дхармапалы» Кузнецова. «Трюк с фонарем» с самого начала увлек детективной линией, однако ее же простоватость не позволила отнести рассказ к жемчужинам сборника. Я ждал какой-нибудь финт в конце, переворачивающий всё с ног на голову, и потому ожидаемая в общих чертах концовка несколько снизила впечатления об этом отличном в общем-то рассказе. «Нагльфар плывет» можно отнести к маньячной теме условно — именно тема намекает нам, кто же является маньяком на самом деле. Окажись рассказ, скажем, в ССК-2015, позволительно было бы поверить в мистического убивца. «В строгих традициях» радует фирменным черным юморком Шолохова и развязкой, до которой следовало бы догадаться, но я не допер и оттого она мне полюбилась еще больше. Рассказ довольно прост, однако с поставленной задачей справляется. Читалось с удовольствием. «Благословенная тишина» поведает кое-что о навязчивых идеях, пусть и рассказом в рассказе, но во всех отвратительных подробностях. Несколько смазал впечатление выбор изложения «к типу пришел приятель и...». Наконец, «Шесть ликов Дхармапалы». Рассказ очень, очень понравился, но авторская фига в конце просто поразила. Стоило читать столь длинную детективную историю, чтобы узнать в конце что убийца... (спойлер) женщина. И все. Так и хочется поймать автора и спросить «так кто, кто она, елы-палы?». Возможно, в повести был намек, да я его пропустил — но хоть убей не вспомнил после прочтения ни одного действующего персонажа женского пола (убитая девушка не в счет). Во время чтения не сомневался, что нашел лучший рассказ в сборнике, но конец...

Не понравились по тем или иным причинам «Прямо в темноту» Сенникова, «Чайкины песни» Кременцова, «В глазах смотрящего» Женевского и «Свиноголовый» Тихонова.

Оценка: 7
–  [  11  ]  +

Ссылка на сообщение , 7 июня 2015 г.

Обозначу сразу, что тема маньяков мне нравится, но только в художественном ее выражении. Настоящие маньяки и серийные убийцы, как Чикатило, Гейси, Банди и прочие, мне противны и обожествлять их или оправдывать, мне претит.

Сборник получился довольно неоднозначным, некоторые истории притянуты к теме «маньяки», а некоторые абсолютно лишние.

Лишним можно считать рассказ Владимира Кузнецова «Шесть ликов Дхармапалы». Это довольно затянутый исторический детектив, с небольшим вкраплением мистики. Очень небольшим. Прочитался он неплохо, но ему бы в какой-то другой сборник.

Андрей Сенников «Прямо в темноту». Тоже не оценил, что же тут маньячного? Эдакий «Ворошиловский стрелок».

Владислав Женевский «В глазах смотрящего». Тоже не подходящий по тематике рассказ. Сумбурные приключения «серой мышки», которую преследует неизвестный.

Хороши рассказы Александра Матюхина, Марии Артемьевой, Максима Кабира, Алексея Шолохова.

Теперь о тройке лидеров. Три рассказа, ради которых стоит купить эту антологию. Беспредельное маньячество, сумасшествие, мерзость гарантированы

1) «Читатило» Александра Щёголева. Честно говоря прочитав этот рассказ, я книгу закрыл и ушел от нее подальше. Как-то нужно было этот текст переварить и переосмыслить.

2) «Учитель года» Виктории Колыхаловой. Вторая страшная и мерзкая история. Даже не верится, что этот рассказ написала женщина.

3) «Благословенная тишина» М.С.Парфёнова. Я от товарища Парфёнова такой жести не ожидал. Обычно у него все несколько поспокойней, а тут прям лютая жесть.

Хоть и не без недостатков сборник получился неплохой. Ждем следующий — «Хеллоуин»

Оценка: 7
–  [  11  ]  +

Ссылка на сообщение , 1 мая 2015 г.

В ближайшее время ценители русского хоррора освободят место на полке под новый сборник рассказов, имя которому «13 маньяков». Несмотря на то, что антология вышла в серии «Самая страшная книга», составлял ее один человек, а не специальная группа читателей. Михаил Парфенов отобрал чертову дюжину историй, которые были написаны авторами, известными по «Темной стороне дороге», «Пазлу» и другим сборникам. Получилась ли книга такой же страшной, как и остальные? Смело заявляю — да!

Ведь маньяком может оказаться, по сути, любой человек, даже женщина или ребенок. Вдохновить на убийства его или ее может любая идея. Например, в повести «Читатило» Александра Щеголева своеобразной библией душегуба оказывается «Поваренная книга людоеда» — шуточная детская книжка. Однако, некто решает приготовить первое блюдо, в точности следуя указанному рецепту, потом еще раз и еще... Дальше — изысканно сервированные детские тела, убитые горем родители. Ну и еще много такого, за что некоторые читатели пожелают Щеголеву, милому интеллигентному человеку, сгореть в аду. Не верьте юморку в начале — он как маска из глазури, за которой прячется жуткая волосатая личина. Предупреждаю, этот рассказ испортит настроение тем, у кого есть дети. Если вы впечатлительны, лучше пропустите его. «Читатило» написан слишком хорошо — он оставляет ядовитое послевкусие.

На схожем поле играет и Михаил Парфенов в «Благословенной тишине». Дневник маньяка, обнаруженный милиционерами на месте преступления, отравляет жизнь писателя-детективщика, дерзнувшего прикоснуться к чужому безумию. Ради чего обычный человек посягает на жизнь самых близких людей? Какой замысел им движет? Ответ вряд ли понравится читателям.

Книги меняют не только щеголевского Читатило, но и маньяков из «Метода сборки» Кабира и «Клякс» Матюхина. В центре первой истории оказывается автор такой книги, человек не самый харизматичный, да и не самый талантливый. Когда симпатичная поклонница предлагает пойти к ней домой, он не отказывается. Легко предсказать, чем все закончится (сборник-то о маньяках), но Кабир умудряется взрастить свой кровавый цветок на жанровом поле. В «Кляксах» же, помимо книги, присутствует и семья душегубов, и борьба с вселенским злом, и ангел, это зло пожирающий. Однако, повесть читается, как набор штампов, да и короче она могла быть.

Кому удалось обойти всевозможные клише, так это Владиславу Женевскому с его рассказом. Начинается история, впрочем, банально: девушка получает на электронную почту фотографии, на которых запечатлена она сама. Тайный поклонник? Неизвестный психопат? Вопросы копятся и копятся, нить повествования ускользает с каждой страницей, теряется в снах и детских травмах. «В глазах смотрящего» — загадка, ответ на которую кроется в названии. Это образец «странной» прозы, и понравится он далеко не всем.

К «weird fiction» следует отнести и «Свиноголового» за авторством Дмитрия Тихонова. На первом месте здесь — болезненное состояние ума, блуждание мысли в потемках сознания. Не обошлось и без мистики, но не о ней речь. Тихонов демонстрирует внутренний мир убийцы, проводя читателя через галерею безумных идей и гротескных образов.

У Андрея Сенникова безумие более реалистично. «Прямо в темноту» рассказывает о становлении маньяка. Путь тягостных испытаний и мрачных дум ждет отца Василия, диакона православной церкви. Его дочь насилуют местные хулиганы. Такая трагедия стала бы краеугольным камнем для «Жития святых», но в жизни все иначе. Отец Василий борется с подступающей тьмой, не дает разуму потонуть в ней, но проигрывает бой. Пожалуй, рассказ Сенникова — самый грустный и лиричный в сборнике. Тот случай, когда убийце сожалеешь, хочется того или нет.

Похожая ситуация в рассказе с экзотическим названием «Нагльфар плывет». У многих маньяков (вспомним Андрея Чикатило) было трудное детство. Мария Артемьева раскрывает эту тему, но облекает ее в историю о нехорошей квартире. Как и в «Ферме» из ССК-2015, всей мистике находится рациональное объяснение. Но зловещий образ Нагльфара — скандинавского корабля из ногтей мертвецов — незримо реет над персонажами.

Если душегубам Сенникова и Артемьевой можно посочувствовать, то антигерой из «Учителя года» вызывает омерзение. Душевнобольной мещанин, которому нравится мучить беззащитную девушку, встречался и в «Кроткой» Достоевского, и в «Коллекционере» Фаулза, но у Виктории Колыхаловой этот образ получился самым отталкивающим. Особо возмущает, что такого человека трудно заподозрить — учитель года же!

Несмотря на то, что вычислить серийного убийцу подчас очень сложно, некоторые люди пытаются это сделать. Герой исторического детектива «Шесть ликов Дхармапалы» — исследователь, который расследует череду жутких преступлений, чтобы предотвратить войну России и Монголии. Владимир Кузнецов неторопливо, чинно, ведет к разгадке, но истинное лицо убийцы откроется только самым внимательным читателям.

В «Трюке с фонарем» Александра Подольского есть и черно-белые штрихи нуара, и суровые мазки отечественного детектива, но общая картинка не складывается. Больше всего не веришь злодею с невнятными мотивами, который устраивает ловушки в лучших традициях «Пилы 3D». От финала и вовсе остается недоумение: как такое могло произойти?

К сожалению, не понравился мне и рассказ Кременцова «Чайкины песни». Автор показывает внутренний мир убийцы, но делает это без огонька, без изюминки. Не очень правдивым кажется и эпизод с похоронами — отличить летаргический сон от смерти не умели в Средневековье, сейчас медицина шагнула далеко вперед. Даже старушку не жалко, увы.

Остался «В строгих традициях» Алексея Шолохова. Как отмечали другие рецензенты, он действительно написан в старых добрых (если это слово уместно) традициях... сплаттерпанка. Здесь есть и сумасшедшая героиня, и кровь-кишки-разворотило, и неожиданный финал. Все это порублено топором и приправлено черным юмором. До сих пор считаю, что Шолохов пишет неровно, но эта история удалась на славу. Мои похвалы шеф-повару!

Если вы все еще сомневаетесь, покупать эту антологию или нет, смело развею ваши сомнения — берите. «13 маньяков» — это кроваво-красный рубин отечественного хоррора, каждая из тринадцати граней в котором уникальна. Однако берегитесь — можете поцарапаться.

Оценка: 8
–  [  10  ]  +

Ссылка на сообщение , 22 апреля 2015 г.

«У терминов «маньяк» и «серийный убийца» разные значения. Не всякий маньяк совершает серии убийств, и не всякий серийный убийца страдает какой-либо манией».

—>

Это — первый факт из тринадцати, которыми открывается новая «самая страшная книга». Собственно, прочитав один только этот факт, вы уже сможете составить почти что исчерпывающее представление об антологии. И маньяки, и серийные убийцы, и несерийные — все будут в гости к нам!

Между тем, «13 маньяков» — это не только (и не столько?) герои рассказов и повестей. Каждое произведение предваряется лаконичным: «Маньяк №...», после чего идёт сначала имя автора, а затем — название его сочинения. Так что тут ещё призадумаешься, в честь кого названа антология.

Книгу открывает «Метод сборки» Максима Кабира. История ироничная, довольно лёгкая... поначалу. События разворачиваются на фоне южного курорта, куда писатель Глеб Минаков приехал получать похвалы за успехи на литературном поприще. Он завёл знакомство с девушкой Ниной, надеясь, что хотя бы одну ночь не придётся скучать в отеле. И действительно — скучать Минакову было просто некогда. Новая знакомая очень любит читать, так что лучшей компании, чем писатель — ей и не найти.

Простой, но добротный рассказ, заставляющий вспомнить как мастеров иронического хоррора, так и кое-какие мотивы «Книг крови» Клайва Баркера.

«Прямо в темноту» следует герой Андрея Сенникова — человек, жизнь которого менялась кардинальным образом, и не единожды. Сначала он служил в армии, затем обратился к религии и стал священником. И тогда ему выпало самое жестокое испытание. Раны имеют свойство затягиваться, если их не бередить, но мир — он ведь не без злых людей. И порой их жестокость ранит настолько сильно и глубоко, что хочется ответить адекватно, невзирая на все запреты и призывы разума. Диакон Василий так и сделал.

«Прямо в темноту» — история страшная и щемяще-пронзительная. Это рассказ того, кто прошёл этот путь — из света во тьму — и теперь будто вглядывается вверх, пытаясь отыскать то, что потерял.

Следующее произведение стало настоящим украшением книги. Впечатления от повести Александра Щёголева «Читатило» — противоречивые. Нет, безусловно, виден авторский уровень, чувствуется работа профессионала — но, так сказать, моральная сторона проблемы... Читая это произведение, вы вряд ли почувствуете настоящий страх и ползающие по коже мурашки: не так оно построено, не на этом оно играет.

Некий писатель издал «Поваренную книгу людоеда», полную чудовищных рецептов, — если взглянуть на неё строго и всерьёз. И представьте, нашёлся человек с подобными взглядами! Теперь он готовит лакомства согласно рецептам из «Поваренной книги...» — изобретательно, искусно. Однако собственными глазами увидеть эти шедевры кулинарного искусства вряд ли бы кто пожелал...

«Читатило» долго «запрягает», но действительно быстро «едет»! Если первая часть повести представляет собой нечто лоскутное, сюжетные линии достаточно слабо, кажется, увязываются одна с другой, то во второй половине всё встаёт на свои места. Ужас, растекающийся по территории одного города, настолько кошмарен, что характеризовать его понятиями человеческой морали и нравственности — лучше и не пытаться. Повесть Александра Щёголева стала несомненной удачей сборника.

На страницах «13 маньяков» нашлось место и нуару. «Трюк с фонарём» Александра Подольского представляет собой детективное расследование: кто-то убил цирковую артистку, которая участвовала в фокусе. Дело осложняется множеством разных обстоятельств; все эти детали всплывают наружу постепенно, всё запутывая и запутывая расследование. Только к концу рассказа начинают появляться ответы...

Душегуб из «Трюка с фонарём» может дать фору остальным убийцам сборника в том, что касается изобретательности. И вообще, мрачная негостеприимная атмосфера доков и городских окраин, где того и гляди натолкнёшься на опасных парней, вышла на славу. У Александра Подольского вышла хорошая нуар-стилизация с грустным концом.

...И вот звучат уже «Чайкины песни» Игоря Кременцова. История одного сумасшествия — как оно есть. Герой рассказа, известный как Великан, слышит чужие голоса в своей голове, откуда и проистекают некоторые проблемы для окружающих. Голоса нашёптывают ему, что делать, и Большой Человек подчиняется.

Но некоторые всё-таки сами находят себе проблемы. Так вышло и со старухой, что жила рядом с Великаном. Слишком уж она заинтересовалась, чем это её сосед занимается. «Чайкины песни» — это ещё одно подтверждение мысли, что любопытство до добра не доводит.

«Кляксы» Александра Матюхина обращаются к проблеме отцов и детей. Да, вопрос о преемственности поколений стоит даже среди маньяков. Герои повести, папа с сыном, путешествующие по просторам родины, делают мир немного лучше и светлее. Ведь каждый очищенный человек — это ещё одна маленькая победа над тьмой, ещё один кусочек ясного неба. Но с течением времени голубизна небесного свода над головами людей всё больше и больше уступает место отвратительным кляксам, хоть отец и старается как может...

Повесть Александра Матюхина достаточно странна, но вместе с тем и увлекательна. Маньяки здесь свято веруют в своё правое дело: им не к лицу заниматься обычными убийствами. Да и вообще, им некогда особенно думать — надо действовать. Ибо червоточины в людских телах и кляксы на небе грозятся поглотить всё свободное, чистое и ясное пространство.

Рассказ Владислава Женевского попал в антологию, кажется, случайно. Нельзя утверждать, что маньяка здесь нет вовсе — но его не видно. Видишь маньяка? — и я не вижу... Но, в сущности, о какой вообще видимости может идти речь, если весь рассказ — это эмоция, это чувство, это размытый мир в каплях дождя на троллейбусном стекле?

При этом в произведении есть сюжет, довольно простой и понятный. Девушке, работающей в университетской библиотеке, кажется, что за ней кто-то следит. В один момент она понимает, что дальше так продолжаться не может, что её не мерещится, — и просит помощи у знакомого. Но этот сюжет — не более чем фабула, он служит лишь мостиком к тому, что каждый из нас может увидеть «В глазах смотрящего»...

«Учитель года» Виктории Колыхаловой знает толк в извращениях. Преподаватель химии, который мог бы продолжать работать в сфере высшего образования и зарабатывать больше, чем в школе, избирает другой путь. И поступает он так именно из-за любви к детям. Пусть странной, но всё-таки — любви!..

Рассказ получился очень живой и яркий. Написано так, что вообразить себе происходящее в «Учителе года» не составит труда. Но будьте осторожны: сцены, которые будут возникать у вас в мозгу, по большей части отвратительны и тошнотворны!

Следующий рассказ обращается к скандинавской мифологии. «Нагльфар плывёт» Марии Артемьевой поименован в честь корабля, построенного из ногтей мертвецов. Это даёт ключ к пониманию того, что случилось, но в полной мере разгадать рассказ всё равно не удастся. Впрочем, этого и не требуется, чтобы понять последствия плавания Нагльфара.

Повествование ведётся от лица мальчишки, который вместе с мамой переехал в новую квартиру. Говорят, что здесь обитают призраки. Маме нет до этого дела, она не верит сыну даже тогда, когда он рассказывает о том, что видел в соседней квартире — в которой никто не живёт... Да и маму можно понять: она устраивает личную жизнь. Мальчик остаётся наедине с самим собой и тем, кто за стенкой...

Дмитрий Тихонов в «Свиноголовом» предлагает ещё одну странную, морочную историю. Повествование ведётся от первого лица, и рассказчик сам признаётся, даже с гордостью, что он любит убивать людей. Делает это в своё удовольствие и не заботится о расплате. А всё-таки расплата будет — однажды он это понимает, но...

Ничего не меняется. Встреча со Свиноголовым неизбежна, но не пугает героя. Собственно, к этому же всё и шло, этим рано или поздно всё равно должно было закончиться. Рассказ Дмитрия Тихонова удачно завершает ряд странных мистических маньяков в книге.

В отличие от предыдущего рассказа, в произведении Алексея Шолохова «В строгих традициях» тумана и вовсе нет. Эта история простая и незатейливая. Светлана уже не первый раз разочаровывается в мужчинах, но всё-таки продолжает искать того единственного, кто будет готов полюбить не только её саму, но и её детей. Не каждый в состоянии принять правду Светы, и потому они бегут... Вернее, пытаются бежать...

«В строгих традициях» — прямой, как стрела, жестокий рассказ, в традициях Алексея Шолохова. Приятный финальный сюрприз вносит в сюжет некоторую изюминку.

Повесть Владимира Кузнецова «Шесть ликов Дхармапалы» стоит среди произведений антологии особняком. Во-первых, это непривычное время и место действия: события разворачиваются в начале XX века в Монголии. Во-вторых, неожиданно меняется атмосфера: после предшествующих триллеров и хорроров — старый добрый почти классический детектив.

Следствие ведёт сыщик-любитель (невольно им ставший), который отправился из Петербурга в экспедицию в Монголию и остановился в Урге. А здесь происходят странные убийства, судя по всему, ритуальные — душегуб вырезает у жертв различные части тела. Деталь цепляется за деталь, клубок тайн медленно раскручивается, и вот перед читателем выстраивается стройная теория: кто и с какой целью совершает убийства. Повесть стилизована под произведения рубежа XIX–XX веков, герои говорят высокопарно и пространно, автор щедро разбавляет действие многословными описаниями. Иногда это кажется чрезмерным, но в общем и целом стоит признать, что стилизация удалась.

И завершает антологию рассказ её составителя — «Благословенная тишина» М. С. Парфёнова. Финал действительно получился ударным. В руки главного героя попадает рукопись маньяка. В ней он правдиво, честно рассказывает о том, как во времени развивалась его мания. Поначалу подробные, логичные, записки чем дальше, тем всё больше и больше становятся обрывочными. Но в общем и целом смысл этого дневника совершенно понятен. От этого и становится страшно...

«Благословенная тишина» могла бы украсить одну из антологий Альфреда Хичкока. Рассказ для этого сделан вполне подходящим образом: он краток, динамичен и шокирует. И в «13 маньяках» он располагается в нужном месте — дальше уже тишина.

И что же остаётся в этой тишине? Весьма немало: толковая подборка, достаточно широко освещающая заявленную тему. Здесь есть и странная мистика, и динамичные триллеры, и даже исторический детектив... Здесь есть и чёрный юмор, и ирония, и непробиваемая серьёзность... Но главное, чем могут гордиться «13 маньяков», — ужас и кошмар, которые дозированно введены в книгу и «играют» там, где это требуется.

И поскольку эта рецензия начиналась с первого из «фактов о маньяках и серийных убийцах», закончим её последним:

—>

«Сколько сейчас по городам и весям России орудует серийных убийц и иных маньяков — можно только догадываться...»

Оценка: 8
–  [  9  ]  +

Ссылка на сообщение , 3 марта 2016 г.

Ну что ж, книга проглочена мною за три дня (могла бы и за день, но мешали бытовые дела), вердикт — must have, то бишь для любителей хоррора к прочтению обязательна. Ставлю общую оценку 8 из 10, в оценке некоторых рассказов не обошлось без субъективности, и допускаю, что те рассказы, которые не пришлись мне по душе, способны найти своего читателя. Кроме того, я довольно искушенный и придирчивый читатель.

А теперь по порядку, постараюсь обойтись без спойлеров.

Маньяк #1: Максим Кабир, «Метод сборки».

На съезде литераторов писатель знакомится со странноватой фанаткой. Во что выльются эти странности, несложно догадаться (хотя стоит отметить, что история девушки не банальна). Крепко сбитый рассказ, не поразил, ничем принципиально новым не удивил, но впечатления оставил приятные. Имеются обычно раздражающие отсылки, понятные любителям жанра (например, упоминание Энни Уилкс), но в данном случае глаза они не режут. 8 из 10.

Маньяк #2: Андрей Сенников, «Прямо в темноту».

Я не люблю рассказы, в которые тесно вплетена религия. Помимо этого, на мой вкус маловато действия, больше душевных переживаний главных героев (однако, реалистично прописанных). Очень жаль и девочку, и отца, и мать. В целом рассказ не страшный, а грустный, до боли напоминающий «Ворошиловского стрелка». 6 из 10

Маньяк #3: Александр Щёголев, «Читатило»

Один из наименее понравившихся рассказов. Во-первых, автор перемудрил с поворотами, во-вторых, слишком гротескно, этакий черноюморный кровавый коктейль. Такую тему, как изощренные убийства детей сложно выдерживать на полном серьезе, мало кто из писателей на это пойдет и еще меньше читателей будет с радостью это читать (я не говорю о клинических случаях, в целом мы, читатели ужасов, все-таки более-менее нормальные, хе-хе). Это табу. А «Поваренную книгу людоеда» помню из детства, Григорию Остеру в рассказе нехило досталось, конечно. 5 из 10

Маньяк #4: Александр Подольский, «Трюк с фонарем»

Честно, от Подольского ожидала большего. Наверное, просто рассказ не мой. Слишком детективно, главный герой нарочито крут, злодей тоже какой-то супергеройский. Но читалось на одном дыхании, этого не отберешь. 7 из 10

Маньяк #5: Игорь Кременцов, «Чайкины песни».

Напомнило мультики про «Ежи и Петруччо». Все очень аморфно, философски, тревожаще. Старуху в начале было очень жалко. Опять же мало действия, в основном описывается боль главного героя. 6 из 10.

Маньяк #6: Александр Матюхин, «Кляксы».

Мне нравится, как пишет Матюхин, и этот рассказ не исключение. Вот он где, настоящий ужас! Человек читает книгу, проникается идеей очищения мира и идет резать людей. Мистическую составляющую рассказа я до последнего воспринимала как безумие героев, поэтому в конце у меня возник легкий диссонанс. Если откинуть мистику, рассказ заставляет задуматься о том, сколько вокруг нас бродит вот таких психопатов, мнящих себя спасителями человечества. Бррррр. 10 из 10

Маньяк #7: Владислав Женевский, «В глазах смотрящего».

С этим рассказом я познакомилась еще на отборе в «Самую Страшную Книгу 2015», и перечитывать не стала. Мне он не приглянулся, но допускаю, что найдет своего читателя. 7 из 10

Маньяк #8: Виктория Колыхалова, «Учитель года»

Рассказ про настоящего Маньяка. Очень неприятный, жаль зверско замученную девочку. Обидно, что в итоге (спойлер?) не наступило справедливое возмездие, очень этого ждала. 10 из 10

Маньяк #9: Мария Артемьева, «Нагльфар плывет».

Действительно жуткий рассказ. Жуткий тем, что такое безумие может разрушить семьи и жизни в любой момент, когда и где угодно. Ощущения такие же, как от рассказа «Кляксы». Удачная идея с кораблем из ногтей. 10 из 10

Маньяк #10: Дмитрий Тихонов, «Свиноголовый».

Читала раньше, на отборе в «ССК-15». Автор показывает мир глазами маньяка. Как по мне, слишком абстрактно и сюрреалистично, но кому-то придется по душе. 6 из 10

Маньяк #11: Алексей Шолохов, «В строгих традициях».

Бодрый рассказ, не лишенный юмора (здесь он вполне уместен). Ожидала какого-то выверта в конце, и не прогадала. 9 из 10

Маньяк #12: Владимир Кузнецов, «Шесть ликов Дхармапалы».

Рассказ Кузнецова из «Самой Страшной Книги 2014» произвел на меня неизгладимое впечатление. Стиль автора отличается множеством подробностей, исторической точностью и атмосферностью. В данном случае действие разворачивается в Монголии в начале 20 века. Очень колоритный рассказ, скорее детектив, чем хоррор. Для меня оказался тяжеловат, однако уверена, что многие оценят. 8 из 10

Маньяк #13: Парфенов М.С., «Благословенная тишина».

Достойное завершение достойного сборника. Коротко и со вкусом, своеобразная встряска для нервной системы напоследок. 9 из 10.

Оценка: 8
–  [  8  ]  +

Ссылка на сообщение , 5 октября 2015 г.

Уже более 15 лет хоррор является непременной и значительной частью моей литературной, да и киношной диеты. Естественно, не попробовать новых российских ужасов из серии «Самая страшная книга» я просто не могла. В отношении собственно «Самых страшных книг» мое мнение сдержанно-оптимистичное, причем антология-2015 года понравилась значительно больше антологии-2014. Останавливаться подробно на этих книгах не буду. Что произвело на меня действительно сильное впечатление, так это сборник «13 маньяков», вышедший в той же серии страшных книг. Да, сделано очень элегантно: и интересное предисловие, и цитаты из высказываний реальных серийных убийц, предваряющие каждую из чертовой дюжины историй, и сами рассказы – сильные, очень разнообразные, практически на любой вкус. Текст большинства рассказов образный и яркий, авторы определенно талантливы. Однако, эта не та книга, после которой лишний раз поверяешь, заперты ли двери, заглядываешь под кровать и засыпаешь только при включенном свете. Нет, от историй 13 маньяков не столь страшно, сколько противно – хочется несколько раз принять душ, поскорее стереть из памяти самые сочные подробности и больше никогда не есть мясо. Не хочу, чтоб меня сочли ретроградом или ханжой, но все равно считаю, что есть сюжеты, которые нельзя публиковать. Прежде всего, это касается детальных описаний каннибализма и иных изуверств по отношению к детям. Оценку книге поставить не могу, рекомендовать тоже не буду, скажу лишь, что «13 маньяков» — антология для узкого круга ценителей жанра, зрелого возраста и с непробиваемой психикой (либо с недостатком воображения). Если все же начнете читать, приготовьтесь к тому, что оторваться трудно – как трудно отвести взгляд, если случайно стал свидетелем аварии со смертельным исходом.

Оценка: нет
–  [  8  ]  +

Ссылка на сообщение , 7 июня 2015 г.

Скажу честно, на данный момент у меня остался не прочитан один рассказ. «Шесть ликов Дхармапалы». Начинал, не идёт. Прочитаю как-нибудь, ибо не люблю недочитанных книг.

Ну, да ладно... Поговорим о прочитанном. Точнее, о том — что понравилось больше всего.

«Читатило». Это было «ух, дайте два». «Учитель года». Сдаётся мне, звезда Колыхаловой скоро взлетит куда как выше :) «Метод сборки». Кабир есть Кабир: мастер, чё...

«Нафальгр плывёт». То же, что и с Кабиром. И неожиданно! — «В строгих традициях». Шолохов приятно удивил, не ожидал. Так держать! :)

Женевский с Подольским, к сожалению, не удивили. Прочитал и забыл. Остальные рассказы неплохи, моё полное одобрям-с :)

Подытоживаем. Любителям ужасов — читать обязательно! Моя оценка антологии — 8. (если бы не В глазах смотрящего и Трюк с фонарём, поставил бы 9. Но даже если Кузнецов не порадует, восьмёрку всё равно оставлю).

Оценка: 8
–  [  7  ]  +

Ссылка на сообщение , 8 ноября 2018 г.

В целом, маньячная антология показалось мне более ровной, нежели сборник про ведьм. В нём нет, откровенно неудачных и слабых, на мой взгдяд, рассказов. В антологии «13 ведьм» такими просидающими рассказами для меня стали: «Естество» Кожина; ««Мать нефть» Жаркова и «Есть ли жизнь в морге» Щёголева. Но, в то же время, такого мощного рассказа, как «Костяной» Провоторова, в сборнике «13 маньяков» нет.

Теперь коротко о каждом рассказе.

Сначала выделю по три рассказа, наиболее понравившихся и наоборот.

Положительно (оценил на 7 баллов) отмечу рассказы:

1. «Метод сборки» Кабира — за прекрасный язык и стиль написания и за отсылки к любимому роману С. Кинга «Мизери». Жаль только, что заканчивается всё на самом интересном месте, если

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
вскрытие пениса, можно назвать самым интересным местом.

2. «В глазах смотрящего» Женевского. Не совсем подходящий под тематику сборника рассказ. Понравился, опять же, стиль написания, после чего возникло желание прочитать авторский сборник Владислава, который давно стоит на полке. Не люблю открытых финалов, но в этом рассказе подобная концовка понравилась и не вызвала недоумения.

3. «Благословенная тишина» Парфёнова. Интересная форма изложения в форме дневника, постепенно сходящего с ума человека. Коротко и доступно, начиная от зарождения маниакальной сверхидеи и до трагического финала. Возникло ощущение, что рассказ, написан, как бы, на основе реальных событий и подобный дневник мог быть найден в любом уголке нашей огромной страны. И это, действительно пугает.

С противоположной стороны (не понравились, оценил на 5 баллов) выделю:

1. «Трюк с фонарём» Подольского. Какой-то недонуарный детектив. Рваный стиль, много недосказанности. Прослеживается намёк на мистическую составляющую, ну или на иллюзию, на грани магии. Не понравился финал. Прихожу к выводу, что Подольский, просто не мой автор, так как, прочитанный ранее рассказ «Свиньи», тоже не понравился. Кстати, как мне кажется, рассказ «Свиньи» подошёл бы для маньячной антологии даже больше, чем «Трюк с фонарём». И ещё, только мне описываемый в рассказе город напомнил бэтмоноский «Готэм»?

2. «Учитель года» Колыхаловой. Многие пишут, что это один из самых мерзких рассказов сборника. Не знаю, мне так не показалось. Видимо товарищи Мэтью Стокоу и Райн Хардинг, настолько задрали планку мерзости и тошнотворности в моём восприятии, что описанные полунамёками зверства в «Учителе года» кажутся каким-то «детским лепетом», уж простите. И ещё, как мне показалось, внутренний мир и психология маньяка-мужчины, не очень удались автору-женщине.

3. «Свиноголовый» Тихонова. Сюрреалестичный рассказ, напоминающий галлюцинаторный бред сумашедшего. Что бы понять его и максимально проникнуться, надо, наверное лично побывать «в той шкуре», ну или контачить с такими людьми постоянно. В противовном случае рассказ вызывает больше недоумения, чем восторга.

Остальные рассказы, как и весь сборник оценил на шесть баллов.

- Рассказ «Прямо в темноту» Сенникова, очень тонко показывает точку невозврата, поворотный момент в сознание психически здорового человека, после которого этот человек становится готовым на самые страшные поступки. Ещё, после таких рассказов понимаешь, что не все жестокие убийцы это безнравственные ублюдки и звери, и мотивы некоторых можно понять и оправдать, чисто по-человечески. Жаль только, что рассказ, как и «Метод сборки» обрывается на самом интересном месте. Из разряда «додумай сам».

- Понравилась детективная составляющая в рассказе «Читатило», реально сложно было угадать, кто же является маньяком. А вот сама идея вот идея с «Поваренной книгой» из этого же рассказа не понравилась совсем.

- Присказку «Хрусть, хрусть, какая грусть» из рассказа «Чайкины песни» Кременцева уже взял себе на вооружение. Сам рассказ, о «маньяке», «воскрешающем» людей из могил тоже зацепил своим нешаблонным подходом.

-«Кляксы» Матюхина понравились своей реалистичной стороной. Описанием отношений откинувшегося с зоны отца, проникнувшегося идеей зачистить мир от «заражённых червоточинами, безнадёжных людей» со своим сыном, выросшим в детском доме. А вот мистическая составляющая показалась откровенно «притянутой за уши».

- «Нагльфар плывёт» Артемьевой показывает, что не только взрослые способны сорваться и начать убивать людей. При определённой предрасположенности и отсутствии должного внимания, на страшные поступки, способны и дети. Те «глюки», как я понял, которые рисовало больное воображение ребёнка, не особо впечатлили, но идея с ноктями интересная.

- Оценил «чёрный юмор» рассказа «В строгих традициях» Шолохова. Лично мне не схавило объёма. Слишком коротенький рассказ. Ещё пару десятков страниц в таком же стиле, точно бы не пошли во вред. Хотя, тогда сложно было бы держать главную интригу.

- Повесть «Шесть ликов Дхармапалы» Кузнецова не очень понравилась своими декорациями и антуражем. Не люблю восточную тематику и исторический период начала ХХ века. Детективная составляющая неплоха, но финальное мистическое допущение вызывает больше вопросов, чем ответов. Но написано здорово, этого не отнять. Вообще, читая данную повесть, складывалось впечатление, что вернулся на школьную скамью и читаю произведение какого-нибудь классика из школьной программы. И включение повести Кузнецова в сборник «13 маньяков» тоже вызывает вопросы, конечно.

Подводя итог, скажу, что, в общем антология «13 маньяков» понравилась чуть больше, чем «13 ведьм». Лично мне не хватило, так называемого «мяса», тех самых натуралистичных физиологических подробностей. Здесь же всё больше намёков и полунамёков, хотя несколько сцен в этом плане, запомнились. А так же, на мой взгляд внутренний мир и психология самих маньяков раскрыты и проработаны, далеко не во всех рассказах сборника. И ещё, опять же, по-моему, мистическая составляющая, присутствующая в некоторых рассказах антологии, совсем не обязательна в произведениях подобной тематики. Хотелось бы больше реализма и психологической (психиатрической) проработки. Короче говоря, всё же многовато минусов, на мой взгляд. Ждал чуть большего от сборника, но о прочтение тоже не жалею.

Оценка: 6
–  [  6  ]  +

Ссылка на сообщение , 5 ноября 2015 г.

Скажу честно,с опаской приступала к чтению этой антологии. Во-первых: я в принципе не фанат антологий,а во-вторых с опаской отношусь к отечественному триллеру.Всё таки этот жанр у нас пока только-только развивается. И как же я приятно была удивлена,когда буквально проглотила эту книгу. Да,не все рассказы мне понравились на 100%,но те не менее сборник очень достойный.Из того что не понравилось: Трюк с фонарем; Чайкины песни; Свиноголовый; Шесть ликов Дхармапалы. Ну не прониклась я,не торкнуло меня,грубо говоря.

Из того что понравилось:

Открывающий антологию рассказ «Метод сборки» Максим Кабир. Именно первый рассказ должен заинтересовать читателя задать атмосферу сборника. И автору это удалось! Хороший занятный рассказ.

Далее — это творение Виктории Колыхаловой «Учитель года». Рассказ о учители педофиле,который скрывает своё истинное лицо и выискивает жертву в школе где работает. Мерзкая и страшная история,которая по всем параметрам соответствует заданной темы антологии. Очень реалистично и пробирает до корней волос.

Александр Щёголев «Читатило».Тоже достаточно мерзкая вещь! В центре внимания маньяк,которые реализует в жизни детскую шуточную книгу «Поваренной книги людоеда». Мне понравилось то,что так до конца и не понятно КТО ЖЕ на самом деле маньяк. А какая концовка шикарная. Вот он готовый сценарий для хорошего ОТЕЧЕСТВЕННОГО фильма ужасов. Действительно получилась бы зрелищная картина.

Ну и само собой,финальный рассказ М. С. Парфенова «Благословенная тишина». Прекрасное завершение антологии! Точно так же как и открывающий рассказ «Метод сборки». Ведь именно первый рассказ создает желание или же не желание читать книгу,а финальный рассказ — это жирная точка закрывающая историю. И точка получилась действительно жирной (в хорошем смысле слова!).

В завершение хочется сказать огромное спасибо всем авторам за прекрасные рассказы на тему маньяков. СПАСИБО!!!

Оценка: 8


Написать отзыв:
Писать отзывы могут только зарегистрированные посетители!Регистрация




⇑ Наверх