FantLab ru

Все отзывы на произведения Яцека Дукая (Jacek Dukaj)

Отзывы

Рейтинг отзыва


Сортировка: по дате | по рейтингу | по оценке
–  [  1  ]  +

Яцек Дукай «Кто написал Станислава Лема?»

Zangezi, 10 марта 2018 г. 18:40

Хороши только два последних абзаца (про самостоятельные книги). Остальное довольно невразумительно.

Оценка: 5
–  [  3  ]  +

Яцек Дукай «Экстенса»

beskarss78, 14 февраля 2018 г. 12:40

Сингулярность и культурная пустота.

Так и хочется выдумать фальшивую цитату «Это были годы, когда писатели еще плохо понимали особенности большого компьютерного скачка».

Дукай показывает Землю после наступления технологической сингулярности — большая часть планеты уже необитаема, люди сохранились фактически в единственной резервации, где поддерживается уровень технологий из усредненного девятнадцатого века, причем сельской местности.

Человеческая линия повествования — это неторопливая жизнь одного из последних людей.

В резервации уцелел некий астроном — у него есть способ связаться (отождествиться) с громадным кораблем/формой кибержизни, отправленной с Земли пока еще люди оставались людьми.

А вокруг обитаемых земель — океаны пыльных бурь. Новая форма жизни, в которую перешли человеческие разумы — это наномеханизмы.

В конкурентной борьбе между собой они уже заселили планеты Солнечной системы и начали понемногу разбирать их.

Все станет разумной пылью.

Сингулярность отождествляется Дукаем с тепловой смертью.

А образы становления некой чуждой силы, которая необратимо меняет наш мир — можно узнать в «Иных песнях» и во «Льду».

Уже сейчас понятно, что компьютерный разум наследует разуму человеческому не только в логике, в рассудке — но и в культуре, которая тоже есть механизмом саморефлексии общества и познания мира.

Подобное наследование не означает, что культура машин будет совпадать с человеческой (попытки натянуть на терминатора красный берет — это вульгаризация проблемы) — однако же она будет вырастать из наших мечтаний и надежд.

Потому не слепую силу видели бы перед собой люди, нет.

Как собака или крыса не очень понимают движения людей, но могут быть «очарованы» человеком, получить от него хлеб и смысл жизни — точно так же и люди будут видеть в сверхразумах что-то знакомое, но малопонятное, слишком сложное, но временами упрощающееся до очевидного.

Не только странных птиц видели бы люди во время «флуктуаций» пыльных бурь.

Обрывки информации — от стихов до странных зрелищ, от непонятных рассуждений до примитивнейших логических тестов — вот чего категорически недостает миру «Экстенсы».

И как птицы шалашники собирают в своих гнёздах бусины и блестящие камни — так и люди бы жили в домах-музеях той кульутры, которую не они создавали, и которую они не до конца понимают. Даже если бы хотели опрощения.

Оценка: нет
–  [  10  ]  +

Яцек Дукай «Иные песни»

Алорн, 19 ноября 2017 г. 11:02

Исторически так сложилось, что Польша импортирует в Россию замечательные литературные произведения. На политическом фронте страна с белом орлом на гербе уже давно огрызается на своего грозного соседа, но поток хорошей польской литературы в нашу страну не иссякает, а в последнее время даже увеличился.

Польша страна небольшая и, казалось бы, в ней просто не может быть столько хороших авторов, особенно фантастов. Но традиции, штука мощная. Дело в том, что фантастическая польская литература двигалась эволюционным путем, новые авторы впитывали в себя идеи классиков и добавляли к ним свои. А в России прошлый опыт не чему не учит. Времена СССР до сих пор многие стараются забыть, от того и теряется связь между поколениями, чего уж говорить о литературе.

Так что наша литература опять в начале пути и до польской нам еще расти и расти, что прекрасно доказывает Яцек Дукай и его роман «Иные песни».

Каждый роман Дукая отличается повышенной сложностью восприятия для читателя. Поляк пишет так называемую интеллектуальную фантастику. Хотя жанр романа «Иные песни» можно определить, как развлеки себя сам. Мягко говоря, это произведение не для всех, а точней для очень малого количества читателей.

Если для вас в фантастике важней всего сюжет, то смело проходите мимо. В «Иных песнях» сюжет служит лишь скелетом мира, выстроенного Дукаем. Ну а если вы не любите читать стены текста, то вам к произведению Дукая лучше и вовсе не подходить. Диалогов здесь очень и очень мало.

«Иные песни» теряют весь свой шарм, если относится к ним, как к стандартной фантастике. Прочитав их и пересказав сюжет своему другу, вы обнаружите, что он не будет особо вдохновлен вашим рассказом. Судите сами. Главный герой Иероним Бербелек, бывший полководец, проживающий в Вотенбурге, а ныне успешный торговец, совладелец крупной торговой компании, оказывается неприятно удивлен приездом детей, которых он не видел без малого десять лет. Благодаря знакомству с некой Шулимой Амитаче, Иероним едет в столицу Эгипта Александрию, где ему нужно заключить торговую сделку. За одно господин Бербелек решает поохотиться в джунглях Африки. Говорят, там видели каких-то странных зверей, какоморфов, которые меняются до неузнаваемости.

Раз есть охота, будет и трагический случай на ней, который станет катализатором в возращение господина Беребелека к полководческой деятельности. Виной трагедии оказались те самые какоморфы, которые меняются под влиянием неких неведомых существ, которые привносят Хаос во все, что их окружает.

Дальше Бербелека ждет встреча с Лунной Госпожой, живущей, разумеется, на луне, череда битв, которых автор даже не описывает, сражение со своей немезидой Чернокнижником (между прочим наш с вами соотечественник), который когда лишил его полководческого дара и сломил дух Иеронима. Ну а в финале Бербелек, находясь во главе лунного космического флота сразится с теми самыми сеятелями Хаоса, оставив читателя самому решать, что случилось в конце книге. Сам Дукай говорит, что и под дулом пистолета не расскажет каноничной концовки, ибо ее нет. Как ее поняли, такой она и будет.

За весь сюжет не будет ни неожиданных поворотов, ни развитии отношений между персонажами. Дукай сформировал вокруг истории оригинальный мир и упоительно о нем рассказывает на протяжении всей книги, лишь изредка отвлекаясь на путь Иеронима Бербелека. Но все легендарные фантастические произведения включали в себя и интересную историю, которой в «Иных песнях» попросту нет.

Мир «Иных песен» это что-то с чем-то. События происходят на альтернативной Земле. Считайте, что теория Аристотеля о системе мира стоит во главе этого мира. Мир состоит из пяти элементов. Земли, воздуха, огня, воды и эфира. Некоторые люди могут управлять этими элементами, наиболее сильные называются кратистосами (вроде Чернокнижника и Лунной Госпожи). Они живут веками и обладают возможностями работать с элементами.

Элементы образуют Морфу. Чем сильнее воля человека, тем сильнее его морфа и его морфе могут поддаться другие люди. Морфа является сущностью мира, у каждого объекта своя морфа, причем морфа является как визуальным образом, так и описанием чувств. Например, кто-то может втянуть господина Бербелека в морфу дружеского разговора.

Морфу можно менять путем манипуляцией элементами. Этим занимаются текнитесы (они обычно являются врачами) и демиургосы (читай, стихийные маги). Вообще, пока вы читаете «Иные песни» вы выучите много греческих слов. В мире Дукая культура Греции оказалась сильнее римской, от того и самый распространенный язык греческий. Вместо госпожи и господина говорят эстле и эстос, вместо полководца стратегос.

Те самые существа, изменяющие животных в джунглях Африки, являются прямой угрозой миру «Иных песен», ибо не имеют правильной морфы (формы), они Хаос, и распространяют вокруг себя Хаос. Люди, находящиеся рядом с этими существами и обладающие слабой морфой быстрой меняются. Их рвет ракушками, из ноги растут корни и прирастают к земле, борода начинает светиться.

Так до конца книги Дукай и кидает на читателя все новые подробности своего мира, включая его историю. Сам мир в разы интересней похождений Иеронима Бербелека и является не фоном произведения, а ключевым элементом.

Творение Дукая идеально подходит для любителей поиска глубинного смысла. Этот самый смысл здесь попросту везде. Каждая строчка текста несет в себе несколько слоев информации и каждый будет понимать их по разному, если его, конечно, не утомят бесконечные потоки описаний.

Из-за этого читается роман очень тяжело, приходится вникать в каждый абзац, а они здесь иногда занимают пару листов. А диалогов мало, правда, такое понятие как морфа добавляет в них свою изюминку. Описаний боев почти нет, хотя вторую половину книгу Иероним только и делает, что руководит армией.

Пищи для размышлений Дукай подкидывает много, тем более читатель освобожден от интриг основного сюжета (их попросту нет), и думать приходится часто. «Иные песни» отнюдь не книжка для развлечения, а самая настоящая пища для ума.

Сам автор признает, что особо не уделял внимания персонажам. Это и заметно. Героев много, все они часто встречаются на страницах книги, но их взаимоотношения почти всегда рассматриваются автором в одной плоскости, и никак не меняются на протяжении романа.

Только главный герой господин Бербелек, проходит путь от потухшего торговца, до стратегоса с огромной силой воли. Его дети Авель и Алитэ (у большинства персонажей имена говорящие, поэтому их судьбу можно предугадать, но для этого надо знать несколько языков) отыгрывают роль типичных детей, которые сначала сторонятся отца, а затем боготворят его. Нимрод (охотник) Ихмет Зайдар калька с ортодоксального мусульманина. Эстле Шулима Амитаче типичная роковая женщина.

Аурелие Оксре Дукай уделил больше внимания, чем другим второстепенным персонажам. Жительница луны и один из лучших ее воинов, она стала наперстницей Бербелека, когда тот стал стратегосом. В последней трети книги Бербелек уходит на второй план, Дукай показывает его со стороны Аурелии, которая пытается разгадать истинные мотивы стратегоса.

В общем, слабые герои, для слабой истории, но ценители наоборот, будут от них в восторге, ведь почти в каждом персонаже скрывается известная мифическая или историческая личность. Развлекайте себя сами, как было сказано выше.

***

Яцек Дукай создал отличный тренажер для застоявшихся умов. Причем шевелить извилинами вас заставляет не сюжет, а мир «Иных песен». Если вам нравится альтернативные миры, вы любите искать глубинный смысл между строк и вы не против стен текста и слабого сюжета, то «Иные песни» придутся вам по душе.

Оценка: 6
–  [  14  ]  +

Яцек Дукай «Иные песни»

Avex, 14 февраля 2017 г. 15:14

Не совсем то, что хотелось бы: не паломничество к истокам Нила, к сердцу тьмы, которая не в глубине Африки, а в недрах собственного человеческого сознания, не песнь, улетающая вслед искоркам от костра навстречу ледяному дыханию звёзд, и даже не день, когда пришли олимпийцы — а (вот ж пся морфа!), за вычетом буквально пары страниц сркнскх словоморфоз, подростковая фэнтези в стиле раннего Муркока — с лунными поселянами, ангелицами и демоницами, невольницами различной степени обнагощённости, а также с кракеном, бегемотами, с формосплавами и дирижаблями, соборами, с нетронутой пиросом Александрийской библиотекой, с висящими в пустоте анаксагоровскими раскалёнными булыжниками, и разумеется с боями и покушениями (экшна как раз хотелось бы поменьше всего, но требует рынок).

Элитарность, усложнённый язык? Не замечено. (правда, пред этим был «Анафем», коего проглотил не дочитывая вступление и не обращаясь к глоссарию, после чего «Иные песни» пролетели совсем незаметно, точно трели райских птах) Греческий лексикон и знакомство с азами античной культуры, полагаю, не должны представлять проблемы. Может смущать быть может намеренная мешанина из древнесемитских, греческих, вавилонских имён и языков, но автор вправе поступать по своему усмотрению, тем более, что мир Песен устроен по своим законам, да и древняя ойкумена, не в пример нынешней, была более цельной: границы были ближе, а культурный слой намного тоньше.

На датировки (после упадка Рима) особенного внимания не обращал, но мимоходом отметил, что перестановкой цифр получаются знакомые даты — 1914 (первая мировая), 1981 (ввод военного положения в Польше), 1991 (распад советского блока).

Замес под элитарную фантастику, с уклоном не в действие, а скорее в необычность воображаемой «картинки» и лексики, но к сожалению, засим открывается вполне заурядный вид, без тонкости и глубины конрадовской новеллы — что поделаешь, «Апокалипсис», однако ж, продукт штучный, случается не каждый день, и не каждый год. В итоге, «Иные песни» — не совсем то, что хотелось бы, но тоже неплохо — как чтение для отдыха.

Переведено достойно, если возникнут проблемы с пониманием происходящего, в конце имеется послесловие и глоссарий, которые я всё же посоветовал бы приберечь напоследок.

PS/ в целом неплохо, как развлекательный подростковый роман, не прочь прочитать и другие книги — манера автора экспериментировать, рисовать необычные картины и создавать непривычные миры, плыть против течения импонирует, несколько охлаждает только конечная развлекательность результата, работа на зрелищность, внешнюю сторону происходящего.

есть книги действия, есть книги эмоций, книги ярких и красочных картин, есть книги эксперимента и книги мысли. наиболее ценны для меня последние. и жаль, что «Иные песни» к ним, при всём желании, не относятся — хорошо в своём роде, но всё ж массовый коммерческий продукт.

Оценка: 7
–  [  13  ]  +

Яцек Дукай «Ксаврас Выжрын»

Futuris, 9 февраля 2017 г. 00:22

Великолепнейший образец рафинированной русофобии от лучшего писателя-фантаста Польши! Проклятый Сталин, выковыривание глаз русскому генералу, ядерный терракт в Москве... это надо читать полностью!

К теме терракта в Москве и последующего за ним уничтожения России Дукай вернётся ещё не раз, очевидно, это его idée fixe.

Какого-то осуждения терроризма я, к сожалению, не заметил. Нет, терроризм у Дукая действенен, именно он ведет к главного героя к победе. Законы войны, Женевское право, Гаагское право также никак не упоминаются в контексте.

Оценка: 2
–  [  9  ]  +

Яцек Дукай «Иные песни»

Yarowind, 29 декабря 2016 г. 19:36

Еще одна книга по рекомендациям с Фантлаба, которую я не оценил. Да, желание автора поиграть в словотворчество с греческими корнями похвально, но ведь все хорошо в меру. И вот эту меру автор, на мой взгляд, не уловил. Книга сильно перегружена этой псевдогреческой терминологией в ущерб читабельности. Да и с сюжетом тоже неладно — долгая раскачка и крайне быстрый финал. Уж как пугали Чернокнижником, как пугали, а захватили дворец и расправились с ним в мгновение ока. В итоге — книга не увлекает, дочитывал только из-за нелюбви к бросанию произведения на середине.

Оценка: 6
–  [  21  ]  +

Яцек Дукай «Иные песни»

cadawr, 28 ноября 2016 г. 17:14

Идея книги великолепна: построить вселенную по чертежам древних, причём не какого-нибудь примитивного шамана из дикого леса, а одного из величайших умов античности. Мир получился абсолютно безумным, но гармоничным. Пейзажи его волшебны, и автор их очень вкусно рисует; логика его причудливо-сложна, и автор скурпулёзно ей следует; потенциалы его головокружительны, и автор филигранно их развивает.

К сожалению, в этом чудесном обрамлении вместо истории подаётся унылое занудство, размазанное по страницам, точно остывшая каша по тарелке. В главной роли – заносчивый, чванливый подонок, типичный «Мэри Сью», исключительно омерзительный тип. К тому же написан текст оголтелым, лютым русофобом, такого презрения и ненависти к русским я не встречал даже в «Майн кампфе».

В результате имеем очень качественную фантастику, читать которую лично мне было крайне неприятно.

Оценка: 3
–  [  2  ]  +

Яцек Дукай «Золотая галера»

zmey-uj, 11 ноября 2016 г. 15:52

Насколько удалось понять, автор любит развивать те или иные философские идеи, даже — картины мира, и в них вписывать события произведений. Причём вписывать полностью, как бы независимо от мира нам известного, так что психология персонажей может отличаться от нашей, и не сразу удаётся понять: а чего это они, почему вот этого они боятся, а вон то — желают. При этом внутренняя логика происходящего сохраняется. Это происходит в «Иных песнях», которые я пока только пытаюсь читать, это же происходит и в «Золотой галере».

Здесь взята как бы христианская модель мира и развита куда-то далече, в будущее. Архангелы трудятся наравне с людьми, управляя спецслужбами и получая за это гонорары, их подручные общаются с некими дружественными душами и загнанными в различные вещи существами, заклятья и покаяния имеют реальную силу и последствия. И вот начинает сбываться пророчество — как я понимаю, выдуманное специально для рассказа —

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
и сам Сотона мчится на золотой галере, чтобы собрать новые души. Душ много, грешников гораздо больше, чем праведников.

При том, что не люблю небесно-канцелярские сюжеты и пропаганду религии, читать этот эксперимент было довольно интересно. Чувствуется некоторая авторская отстранённость от персонажей, как если бы сохранить цельность концепции было важнее, чем вызвать сопереживание отдельным действующим лицам. Поэтому трудно сказать, кто тут хороший или плохой: нам-то в основном показаны обычные спецагенты, карьеристы и любители деньжат, прикрывающиеся «благом человечества». Некоторые даже обладают самокритикой, хотя она им не помогает, когда речь идёт о жизни и смерти. Однако каковы при этом остальные люди, и почему им грозила опасность — всё ещё загадка.

Времени, потраченного на прочтение, не жаль, однако рекомендовать рассказ другим не возьмусь. Уж очень вещь в себе.

Оценка: 6
–  [  12  ]  +

Яцек Дукай «Лёд»

Екклизиаст, 2 ноября 2016 г. 15:45

Первое, что стоит отметить для того, кто раздумывает о том, стоит ли браться за это поистине крупное произведение: перевод, выполненный В.Б. Марченко (тот самый, который доступен в сети) хорош и позволяет пройти различные смысловые и надсмысловые пути вслед за героями, НО по словам другого переводчика с польского Сергея Легезы (который перевел другой крупный роман Дукая «Иные песни») одним из ключевых аспектов романа является то, что автор придумал (!) своеобразный «новый» язык: польский, каким он мог бы стать, если бы Польша оказалась под длительной оккупацией Российской империи. Плюс нельзя не упомянуть несколько режущее глаза «я-оно», которое используется главным героем, чтобы показать свою отстраненность от своих же поступков, показать, что он лишь щепка, несомая обстоятельствами. Да и вообще, есть множество словесных конструкций, которые так и остались загадкой для переводчика (в чем он сам признается в примечаниях). При этом, официального перевода возможно придется ждать ещё несколько лет, поэтому, за неимением лучшего, вполне можно читать перевод Марченко.

Теперь немного о содержании романа, который в общем то можно было бы смело называть эпопеей, а то, что он вышел одним томом отнести лишь к тому, что Дукай не гоняется за гонорарами и позволил своим читателям увидеть произведение сразу целиком.

В романе огромное количество героев. При том, трудно сказать, что они второстепенны, ведь сам главный герой, молодой польский математик, азартный игрок и человек «который не существует» по его же словам, попадает в череду событий и лиц, которые много больше, чем он сам и, соответственно, он не может заслонить их собой. Редкость, когда автору удается это многоликое повествование без перегибов в различные стороны.

Роман изобилует различными рассуждениями героев обо всем на свете, но в первую очередь об Истории. История в романе подается как одна из фундаментальных движущих сил, которая не подвластна даже владыкам, даже императорам. Не История подчиняется им, а они Истории.

Мне особенно хочется отметить очень сложную и красивую любовную линию в романе. Она пронзительна, реалистична, многоярусна и заставляет сопереживать.

Немаловажная роль уделяется черной физике (так в романе называется физика Льда лютов, физика где температуры могут быть ниже абсолютного нуля) и двузначной логике и психологии людей (такая особая логика, где есть только да или нет, где человек «замерзает» в определенном характере, который без особых проблем читается другими).

ИТОГ: если вас не пугает объем и медленно развивающийся сюжет, если вы любите не просто развлекательную литературу, но такую, которая заставляет задуматься и в чем то даже переступить через себя, обязательно читайте. В романе есть все: и НФ, и философия, и психология, и история. И ещё, это такое произведение, в которое надо сначала погрузиться (прочитать страниц 50-100), потом уже будет легче.

Оценка: 10
–  [  3  ]  +

Яцек Дукай «Экстенса»

Екклизиаст, 29 октября 2016 г. 23:17

Очень далекое будущее. Человечество перешло в иную форму существования. Хотя их теперь и человечеством можно назвать только исходя из того, кем они были раньше. Теперь каждый может быть чем угодно: хочешь стать планетарной системой, вернее чувствовать себя ей, хочешь стань всесильным супергероем или богом в своем мире, хочешь общайся со всеми, хочешь запрись ото всех. Все возможно. Однако не все считают это благом. По прежнему существуют анклав живущих «по старому». Они стремятся сохранять традиции старой Земли. И считают, что именно такая жизнь — есть жизнь настоящая. Но сопротивление слабнет. Островок жизни людей сужается.

Главной герой все ещё человек обретает технологию из досингулярного мира, технологию познания космоса, экстенсу. И он находит в космосе нечто, нечто, что заинтересует отстранившихся пост-людей.

Оценка: 9
–  [  2  ]  +

Яцек Дукай «Земля Христа»

Екклизиаст, 29 октября 2016 г. 23:01

Данную повесть можно номинально считать НФ, но особой, дукаевской НФ. Здесь главное, это не НФ элемент, хотя и он присутствует в виде гипотезы мультивселенной,

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
представленной пареллельными мирами (Дукай называет их Землями) которые образовались отколовшись от «базовой» в различные исторические периоды, и соответственно дальнейшие события стали развиваться различным образом
.

Однако всё лишь антураж, лишь декорация. Главное, это то, что разворачивается на фоне всего этого. То, что переживают герои.

Психологический аспект в этой короткой повести острый и заставляет нас буквально стать рядом с героями и задуматься, что бы мы почувствовали на их месте. Как бы мы себя почувствовали, если бы узнали, что Бог есть. Не просто верили бы в этом, а знали точно. Чем бы тогда в разрезе всего этого стала наша жизнь? Смогли бы мы жить дальше, если бы знали, что Он незримо за нами наблюдает?

Попробуйте повидаться с Богом. Проверьте себя, не испугаетесь ли.

Оценка: 9
–  [  6  ]  +

Яцек Дукай «Иные песни»

Екклизиаст, 19 октября 2016 г. 14:59

Я долго готовился к тому, чтобы написать этот отзыв.

Готовился, читая. Понаблюдал через толстое стекло Школы за Пуньо и вместе с ним совершил прыжок в будущее; увидел несущуюся на всех парусах Золотую Галеру; взглянул из-за плеча настоящего героя(?) Генерала и сопереживал его любящим подопечным; прошелся в тени Собора и остался там до самого его конца; Пока ночь и живы страхи, и когда живет и дышит старый дом (дом ли?), разделял ужас с паном Трудным. Ну и отдельно следует выделить непростой и длинный путь Бенедикта Герославского сквозь Лёд лютов и лёд людских сердец.

Что же касается Иных песен, то именно с этого произведения началось мое погружение в творчество Яцека Дукая, в его особый творческий мир тонкого интеллигента и интеллектуала, патриота Польши (что можно сказать как о нём самом, так и об одной из сквозных линий, идущих через большинство его произведений).

Сложно читать Дукая. Автор даже не пытается облегчить труд читателя искусственным ускорением или оживлением событий в своих трудах. Можно его за это ругать, и сложно этого миновать впервые читая пана Яцека.

Но тот смелый читатель, который сможет терпеливо и кропотливо погрузиться, уйти в глубину (что малопривычно для читателя фантастики развлекающей, фантастики популярной), будет одарен за это сполна.

Дукай видит своего читателя, как человека образованного и думающего, можно сказать, что автор пишет для своих друзей, коими заочно становятся все те, кто допустил его творчество в свою душу.

Иные песни... Действительно иные. Трудно говорить об Иных песнях, как впрочем и о большинстве произведений Дукая, как о фантастике. Дукай как будто и не фантаст. Да, во всех его творениях присутствует фантастический элемент, но на это не делается упор. Главное, на что стоит обратить внимание читателю, это атмосфера, это мир в который автор зовет за собой. И пусть не смущает кажущаяся фантастичность, ведь то лишь способ оказаться свободным от оков привычного мира, сковывающего предрассудками и устоями.

Читатель Дукая имеет возможность стать соавтором, сотворцом, следующим за подсказками пана Яцека. Дукай создает настроение, состояние души, в котором читатель-творец может жить в его мире. Он не заставляет нас внимательно следить за каждым движением героев, не дает слишком много деталей, ведь необходимо оставить свободу для сотворчества.

Рассказывать что-то непосредственно о сюжете или идеях, заложенных в Иных песнях, не вижу ни малейшего смысла. Ведь это уже сделал Дукай, а мы имеем возможность (с помощью замечательного перевода Легезы) послушать внутри самих себя Иные песни.

Оценка: 10
–  [  1  ]  +

Яцек Дукай «Podróż międzywymiarowa, czyli z biblioteki do kina i z powrotem. Wokół „Interstellar” Christophera Nolana»

Екклизиаст, 27 сентября 2016 г. 13:20

Весьма содержательная статья, выходящая широко за пределы узкой темы «Интерстеллара».

Дукай в фирменном стиле интеллектуала-интеллигента препарирует множество современных произведений кинематографического искусства и нащупывает связь между НФ-кинематографией (которой он кстати не признает вообще) и НФ-литературой.

Оценка: 9
–  [  2  ]  +

Яцек Дукай «Иные песни»

Manowar76, 15 сентября 2016 г. 12:00

«Иероним Бербелек слыл некогда великим полководцем. Однако во время осады города был сломлен и едва не лишился собственной личности и воли к жизни. Может быть, теперь, снова встретившись со своими взрослеющими детьми, которых он не видел многие годы, он сможет обрести себя прежнего — в походе в Африку, страну золотых городов и бесформенных тварей, в сердце Черного Континента, где по воле чуждого сознания рождаются отвратительные чудеса и ужасающая красота...

«Иные песни» можно читать многими способами: как приключенческий роман, фэнтези, научную фантастику или философский трактат. В каждом случае это окажется удивительное и притягательное чтение, где автор вместе с читателем будет искать ответы на вопросы: можно ли познать иное, что лучше — силой навязать неизвестному собственную форму либо уступить и измениться самому?»

Эта аннотация — более корректная, чем представленная на сайте.

Я очень боюсь кривыми и косноязычными описаниями и восхвалениями отпугнуть тех, кто колеблется, читать эту книгу или нет. Попробовал и забил. Слишком здорово, чтобы описать словами.

Можно почитать рецензии на фантлабе, но ту рецензию, что полностью отражала бы моё впечатление, я не нашёл.

Вообще, Дукай — такой же авторитетный фантаст в Польше, как Лем или Сапковский.

Важно — есть два перевода.

Мне попался перевод Марченко. На середине книги я понял, что так нельзя, скачал на планш официальный перевод Легезы и дочитывал уже его.

Оценка: 10
–  [  11  ]  +

Яцек Дукай «Иные песни»

Inkor, 15 августа 2016 г. 10:29

Совершенно прекрасное миростроительство. Взяв за основу античность после завоеваний Александра Македонского, Дукай создал мир работающий по метафизическим законом античных философов: Демокрита, Анаксагора, Левкиппа, Эмпедокла и конечно в первую очередь Аристотеля. Материя состоящая из пяти первоэлементов на которую накладывается Форма и которую в свою очередь может формировать воля человека. Иная работа общества и психологии людей, чью форму личности и разума, также можно морфировать обладая достаточной силой (Кратистосы — сильнейшие из людей, придают форму целым странам и народам). Полеты в космосе, построенном на основе геоцентрической модели мира с землей в центре и окружённой семью сферами по которым движутся эпициклами солнце, луна и планеты. Подробная атомическая модель с добавлением алхимии, нумерологии и каббалы. Вторжение неописуемых чужаков чья форма чужда этому миру, вносящая в него совершенно восхитительно описанное искажение и хаос. А также вечные двигатели, летающие города, стипанковские дирижабли и прочее, прочее и прочее.

И в этих античных декорациях разворачивается полная политики, интриг история возвращения главном героем потерянного статуса и личности. Чувствуется привкус творчества Желязны, также вспоминается Анафем Нила Стивенсона. В некотором смысле активное развитие сюжета заканчивается где-то на середине, переключившись на повествование от лица другого персонажа, который больше играет роль пассивного наблюдателя, чем активного участника закономерно разворачивающихся событий. И тут на мой вкус, книга несколько провисает, хотя и к финалу снова набирает обороты. Концовка открытая и неоднозначная в своей интерпретации.

Впрочем нужно отметить, что чтение не самое простое. Дукай известен своими языковыми экспериментами и стилизацией. Текст и без того способен проверить на прочность ваш словарный запас, но в него добавлено еще множество древнегреческих терминов и неологизмов на их основе, дополняющих общее античное ядро романа. Остается сказать лишь спасибо переводчику, снабдившего конец книги справкой по происхождению данных терминов, изрядно облегчающую жизнь.

Как итог, хорошая книга с сильным и интересным идейным ядром, а также сложным, но тем не менее идущим на пользу общему стилю языком.

Оценка: 9
–  [  11  ]  +

Яцек Дукай «Иные песни»

zafar, 20 июня 2016 г. 23:53

С трудом продирался через текст просто потому что не понимал значения слов и терминов все эти «древнегречизмы» я буквально читал со словарем в первый и последний раз в жизни

Прочитав я так и не понял а для чего было городить весь этот огород? Чтобы спрятать за ними несостоятельность сюжета и главного героя?

Оценка: 3
–  [  17  ]  +

Яцек Дукай «Иные песни»

prouste, 2 июня 2016 г. 10:56

Объемная и скучная книга. Понятно, что Дукай движется в русле Нила Стивенсона и его добросовестность в осмыслении греческого материала достойна уважения, но тщательно воссозданный мир получился умозрительным . Текст перенасыщен терминами, авторскими словобразованиями, отчего читается наискосок — в попытке отследить сюжет. Как ни крути, а к миру что-то надо было присобачить. Сюжетная составляющая получилась неинтересная. Главное, различного рода Формы, которым автор дал имена, перемещаются в пространстве, изрекают какую-то чушь, изменяют другие формы путем войн и не только — людей в книжке нет. Назови центрального персонажа не Берлебеком, а Треугольником, ничего не поменялось бы. Умозрительные взаимоотношения абстракций сами по себе сюжета на выдуманном пространстве не создают. Дукай вполне квалифицированный декоратор, но декорации носят самоценностный характер. Немало копий сломано относительно мэйнстрима и проч., но вот «Иные песни» — пример именно геттовой фантастики, специфической литературы в коммерческом жанре, созданной без заискивания перед читателем. Получился фактурный коктейль. который, судя по отзывам, многим понравился. Любопытно, «Лед» хоть немного более антропомофрная вещица или опять придуманный для треугольников мирок с географически враждебной Московией и словоериками?

Оценка: 6
–  [  9  ]  +

Яцек Дукай «Иные песни»

ejiky, 1 мая 2016 г. 19:55

Эта книга читалась долго и тяжело. А когда я перевернула последнюю страницу, ощущение было будто я совершила пешее кругосветное путешествие. Вот вернулась и снова пытаюсь привыкнуть к привычному.

Читалось долго не только из-за банальной нехватки времени, но и от того, что мне никак не удавалось уцепиться за сюжет или же за героя. Не возникало у меня ни душевной, ни умственной связи, ощущения хоть какого-то родства в чем-либо с господином Бербелеком.

Да еще и текст постоянно выскальзывал из внимания, все норовил распасться в какую-то странную аморфную — бесформенную — массу слов, событий и людей.

Даже сами слова сбивали с толку — и неологизмы как раз воспринимались легче всего, с ними проще. Хуже обстоят дела с теми словами, которые основаны на вроде бы знакомых греческих корнях. Потому что смысл или же форма, а то и то и другое вместе в нашем мире и мире романа расходились, оставаясь при этом родственными. Это призрачное противоречие, будто камушек в туфле, постоянно ощущалось и мешало бежать по тексту глазами. Увязаешь в тексте будто пытаешься бежать по песку…

Автор постоянно ставит мне, читателю, подножки, сбивая, путая, искривляя привычные формы смыслов и жанров.

И еще один источник постоянной, зудящей фрустрации — ощущение, что ты ухватываешь только самый верхний, очевидный смысловой уровень текста. Что где-то там, в глубине, лежат целые пласты, тобой неухваченные и только изредка их тени проявляются и дразнят воображение. Но даже сама мысль — перечитать это — пока еще пугает.

Не выходит у меня написать просто отзыв на этот роман. Постоянно мысль уходит в сторону какого-то псевдофилософского эссе.

Я не возьмусь даже и пытаться описать мир романа. Насколько же огромная, трудоемкая, тщательная работа автора — создать эту “иную” Землю во всем ее объеме и разнообразии стран, народов и культур. Мир, в котором существует достаточно моментов-сцепок с нашим, но при этом даже невозможно сопоставить с какой-либо эпохой по уровню развития. То кажется, что это античность, то — средневековая ганзея, и вдруг — практически современность… Мир, которым управляют законы первоэлементов, в котором Земля буквально является центром вселенной. Где, обладая достаточной силой духа, человек может подчинять материю, менять ее форму. Но, в то же время, и сам всегда подчинен своей форме.

И вот весь этот огромный сложный мир в финале романа вдруг становится всего лишь декорацией для героической трагедии. И вот, актеры ушли, и декорации вновь стали всего лишь разрисованными холстом и бумагой…

Существует ли этот мир благодаря господину Бербелеку или же господин Бербелек сотворен этим миром? Он ли та сила, создающая форму вещей и искривляющая ее? Значит ли это, что он вечно сражается с самим собой вне времени и пространства, в том единственно существующем нигде-везде-никогда-всегда? Значит ли это, что другой судьбы для него не существует? Вопросы, вопросы, вопросы…

Это одна из тех книг, после которых, во время которых, приходится залазить в энциклопедии и философские сочинения. И если она вас действительно зацепит — вы будете возвращаться к ней снова, чтобы забраться глубже, попытаться понять судьбу героев. Попытаться понять, в самом деле, есть ли в тебе самой что-либо кроме заданной вам когда-то формы. Той, что дает вам социум — семья, язык, культура. Есть ли что-то большее, что-то сверх? И если содрать с себя эту форму — что останется после, есть ли оно — чистое “Я”?

Такие дела.

Оценка: 9
–  [  5  ]  +

Яцек Дукай «Иные песни»

olpo70, 26 апреля 2016 г. 17:16

Я уже писал отзыв.Но вот я начал читать «Антологию фантастической литературы» серия «Личная библиотека Борхеса».И хочу привести слова великого писателя,писателя именно интеллектуальной литературы.Которые он написал к предисловию своей антологии.Эти слова сто процентов про этот роман.

«Профессоров-а именно они создают славу-куда меньше интересует красота,чем превратности моды и даты литературной истории,а так же пространный анализ книг,которые и были написаны для подобного анализа,а не для читательского удовольствия»

Оценка: 1
–  [  8  ]  +

Яцек Дукай «Иные песни»

ФАНТОМ, 5 апреля 2016 г. 11:33

Да....

Такое можно было написать, явно обкурившись чем-то сверх экзотическим.

Как говорил герой одной не самой плохой книги: «Бред сивой кобылы в глухую сентябрьскую ночь»...

Логика повествования гипертрофирована, сюжет сегментирован, герои...

Таких героев поискать в самом страшном альтернативном сне; перед ними бледнеют даже всяческие гагноиды Петухова, не говоря о прочих эгрегорах и сущностях.

Фантазия заменена суррогатом горячечного бреда, бесталанного и обрывочного.

На протяжении всего действия.

Переводчик сделал всё, что смог, но даже его героические усилия и хорошее знание языка оригинала не смогли опустить уровень абсурда до человеческого восприятия текста...

Оценка: 3
–  [  16  ]  +

Яцек Дукай «Иные песни»

olpo70, 4 апреля 2016 г. 21:47

Обращение ко всем нормальным людям,всем кто любит и читает фантастику.НЕ ТРАТЬТЕ СВОЁ ВРЕМЯ НА ЭТУ КНИГУ!Это просто не возможно читать.Эта книга для не большого количества супер интеллектуалов.И то мне кажется что они хвалят эту книгу только по тому что,её хвалят такие же как они.А как же прослыть тупым в кругу себе подобных,ну ни как нельзя.А началось всё с того что кто то присудил этой книге кучу премий.За что?За то что нормальные люди не смогут её читать?Наверное эти премии присуждались по принципу:«Ты читал?-Нет.Но премию надо дать ,мы же не тупее тех кто дал премию раньше.»

Я уверен из ста человек начавших читать эту книгу-пятьдесят бросили сразу,тридцать пожалели о потраченном времени и деньгах,девятнадцать ни чего не поняли и забили.И лишь один какой нибудь очень умный и хороший человек подумав скажет-«Хорошо!»,что бы приобщится к тем супер интеллектуалам которые присуждали премии(он же не хуже их).

Я люблю интеллектуальную литературу.Я с удовольствием читаю:Кафку,Митчела,Лема и других.Но это заумная,написанная чудовищным языком,с простеньким но завуалированным до нельзя сюжетом книга-полная билеберда.

Я жалею о своей дурной привычке-начав, я дочитываю книгу до конца.Столько времени потратил в пустую.

Оценка: 1
–  [  9  ]  +

Яцек Дукай «Иные песни»

scafandr, 4 апреля 2016 г. 11:37

У романа очень хорошее название. Меткое, точное, передающее весь смысл многостраничной эпопеи в двух словах. Иные Песни — это такие песни, которые мы раньше не слышали и возможно даже не догадывались об их существовании. Очень точно передала ощущение от Иных Песен в своем отзыве многоуважаемая primorec. Я с ней полностью согласен, что к этим Песням не сразу привыкаешь, так как первое, что слышишь — это чуждый нам язык, повествующий о странном мире, который первое время пытается быть похожим на альтернативную историю, а на деле оказывается альтернативным миром с элементами истории нашего мира.

Александр Македонский не умер в 32 года, а отстроил замечательный город, правил страной до седины и оставил потомкам богатое наследие. Наверное, это и путает читателя, который может подумать, что Дукай просто фантазирует на тему альтернативной истории.

Люди в книге вроде бы обычные, как и мы с вами — две руки, две ноги, голова. Они видят, дышат, думают. Пан Бербелек — самый обычный купец, который в прошлом отыграл роль успешного стратегоса...

Постойте, стратегоса? О да, это первый звоночек, возвещающий о странном языке, на котором Дукай разговаривает с нами. Книга напичкана старогреческими словами, которые еще прошли процедуру осовременивания, в результате чего светят на улицах пирокийные фонари, а люди пышут антосом. Первые 100 страниц привыкаешь к странным словам и пытаешься усвоить их целиком и полностью, чтобы потом не пришлось отчаянно шуршать страницами в конце книги, где спрятался небольшой словарик, поясняющий странные термины. Пирокийные, эстлосы, керосы, текнитесы, океаносы, макорники и крастистосы должны всосаться в мозг, и только когда, когда слова начнут восприниматься легко, только тогда Иные Песни запоются слаженным хором, а не сплошной какафонией. Или какоморфией, если пользоваться терминами Дукая...

Бербелек — главный герой книги. Он купец и в этом его проблема личности. В мире, в котором живет Бербелек, люди добиваются признания и почестей не делом, а своим влиянием (морфой). Поэтому то, что он превратился из великого полководца в какого-то мелкого купчишку, говорит о том, что его морфа ослабела. Скукожилась. Уменьшилась в размерах. Как в переносном, так и прямом смысле — Бербелек уменьшился в росте. Успешному, влиятельному человеку достаточно просто посмотреть в глаза, чтобы доказать свое положение в обществе. Каждого человека окружает аура, и чем она слабее, чем ниже его положение в обществе. Такова Аристотелевская философия, от которой отталкивался Дукай, когда писал роман.

Удивительно, но во время чтения Иных Песен я находил отголоски аристотелевской метафизики в современном обществе. Мне встречались люди, которые пытались давить какими-то вербальными методами, доказывая, что они настолько величественны, что их влияние с трудом помещаются в комнату, в которой находится весь технологический отдел.

Самые слабые и безвольные люди — это рабы, они же дулосы. В противовес им стоят кратистосы — люди-полубоги, которые пышут аурой на много сотен километров от себя.

На Бербелека неожиданно сваливаются свои дети, которых любезно передала бывшая жена, встретившаяся с какими-то большими проблемами. А тут как раз еще наклюнулся роман со знойной женщиной... И дети, и гормоны, и купеческие дела... Но в мире Иных Песен без подозрений не обходится. Уж не шпионит ли знойная Шулима Амитаче за Бербелеком? Уж не она ли была с кратистосом из Уральских земель, который сумел обуздать ауру Бербелека во время своего великого похода?

Иные Песни рассказывают о том, как снова стать известным стратегосом, вернуть свою былую славу. Для этого нужно совершить путешествие в проклятые земли Африки, окунуться с головой в любовные интриги,слетать на Луну, а дальше черт с ней этой куплей-продажей — дайте саблю в руки поострее да войско побольше.

Сложный язык? Да, сложный. И если не привыкнуть к нему, можно испортить себе впечатление от книги. Главное, нужно понять, что без этого языка книга была бы совсем другой. Иной Язык делает роман особенным, непохожим на другие романы.

Мир. Мир совсем Иной. Об этом начинаешь догадываться, когда доходишь до плавающего в воздухе города. А когда доходишь до огненной Луны, так и вовсе перестаешь видеть связь мира Иных Песен с нашим миром. Он, мир, Иной и живет по другим законам.

Люди. Не знаю почему, но они не вызывают чувств или особых симпатий. Они живут в строгом, холодном мире (не смотря на палящее солнце, в домах всегда холодно), в котором даже подростки умеют сдерживать свои эмоции. У меня Бербелек не вызвал никаких чувств, хотя он главный герой и за него, наверное, нужно было бы переживать, сочувствовать, понимать его. Но он живет не в нашем мире, а в Ином, там нет таких трепетных чувств.

Сюжет. Из-за языка сюжет сложнозатейлив, и он требует прямого вмешательства собственной фантазии. Читатель должен самостоятельно суметь построить Иной Мир в своей голове. Дукай не спешит разукрасить его красками, подать мир романа на блюдечке с голубой каемочкой. Он выстроил каркас и сложную устойчивую систему, а как оно работает — представляйте сами. Вообразите зооморфов, огненную Луну, полубогов, доспехи воинов Луны, их транспорт. Представьте себе искривление пространства в пустынной Африке и то, что оно делает с людьми, посмевшими ступить на испорченную территорию. Без вашей фантазии Иные Песни сами не споются.

В итоге, мы имеем необычную книгу польского автора, прелесть которой кроется в сложном языке и странных правилах мира, в котором развиваются события. Яцек Дукай спел фантастическую Песню, которая хорошо поется только дуэтом с хорошей фантазией читателя.

Книга не для всех и она не имеет аналогов. Дукай смог удивить и заставить меня задуматься, а это главное, из-за чего я читаю книги.

Оценка: 8
–  [  3  ]  +

Яцек Дукай «Ход генерала»

Екклизиаст, 15 марта 2016 г. 10:18

Очень атмосферно и свежо.

В характерной для автора манере, он описывает мир, в котором магия достигла небывалого развития, при этом не заслонив, а скорее дополнив науку. Здесь есть место и джинам, и демонам, и многомерным пространствам, и высокотехнологичному оборудованию, правда тоже во многом завязанном на магии.

Центральной мыслью является то,

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
что на разных этапах развития общества ему нужны разные герои, и то, что может казаться неоспоримым шагом к величию народа, на самом деле может оказаться лишь очередным шагом к упадку, о том, что нельзя сохранять одни и те же принципы и понятия о всеобщем благе на протяжения многих поколений, о том, что никогда нельзя рассмотреть всё с одной лишь точки зрения, пусть ты даже прожил 800 лет, ты могучий, справедливый, любимый народом, ведь даже такому человеку, если его можно так назвать, нужно вовремя уйти в сторону.

Оценка: 9
–  [  12  ]  +

Яцек Дукай «Иные песни»

Al_cluw, 11 марта 2016 г. 12:12

И все-таки они вертятся! Причем все, и даже Солнце:) вокруг Земли!

Изначально читать было очень муторно, глаза прикрывались сами собой, не добредя до окончания предложения. Лишь неимоверным усилием приходилось заставлять открываться глаза и читать строку за строкой. Постоянно ловил себя на том, что терялись не только строки или предложения, терялись абзацы. Нередко повторялись случаи повторного чтения одних и тех же предложений. Зачастую их смысл не добирался до зависшего мозга даже при перезаг.. тьфу, при повторе. Повторение, мать учения? отнюдь. Возможно, это способ чтения книг наискосок, ИНОЙ способ...

Но все не вечно под Луной, зима и сырая весна остались позади вместе с Воденбургом, и повеяло теплыми ветрами из Африки. Вот она, Александрия, край магии и иной музыки. Город аристократов и кратистосов, рабов и преступников. Город Навуходоносра, Ворот Солнца, Ворот Луны, Великой Библиотеки и Великого Маяка на острове Фарос. А еще дальше, в Сахаре, нашлась Зона (Сколиодои по Дукаю), населенная какоморфами. А на Востоке империя зла, Московия, подвластная Чернокнижнику, выводящему какоморфов во глубине Уральских гор.

Звездный корабль с Солнечным парусом — очень красиво (но увы, не Дукай это придумал первым),ведомый экипажем лунников. Интересен момент с выдуванием пассажирки за пределы корабля, как же она смогла протянуть несколько часов в межзвездном эфире (хотя, там возможно, эфир тоже иной). Описание Луны в Иной морфе, где чрезвычайно жарко, где находится Лабиринт, Город Гармонии, Столица Луны и Лабиринт в кратере Мидоса c адинатосом вместо минотавра и где живущие на поверхности спутника лунники вполне успешно обходятся без аэроматов. Сражения за Земле, на суше и на море, и битва в Эфире (космическом). Очень немало всего вышло из-под пера автора, и местами описываемые события вовсе не выглядят «лениво».

В итоге получается сложночитаемое произведение, где изначально надо «проникнуться» очень необычным языком, придуманным автором для этого романа. Предполагается, что одного прочтения для книги явно недостаточно. Но от повторного посещения сырого и серого Воденбурга, жаркой и распаленной Солнцем Александрии, заснеженной монголоидной Москвы, странной насыщеной пиросом Луны и заключенной в «Цветок Искривления» орбиты Юпитера подавляющее число «упертых» читателей (тех, кто всеж таки осилил книгу, пусть и не с первого раза)скорее всего откажется. Ибо помимо «Иных песен» есть непочатый край гораздо легче «ощущаемых» книг. Хотя, это наверное в определенной степени, подвиг книгопечатания — издание книги ИНЫХ песен в почти современных реалиях.

Оценка: 6
–  [  5  ]  +

Яцек Дукай «Школа»

Екклизиаст, 16 февраля 2016 г. 10:30

Бескомпромиссный, жесткий, атмосферный.

Дукаю неизменно удается рассказать словами то, что казалось бы невозможно передать без искажения, разрушающего суть.

Особый сорт интеллектуальной фантастики.

Автор окунает читателя в самую суть. Говорит с нами тем языком и такими средствами, которые позволяют не просто понять «о чем», но и проникнуться самим духом происходящего, стать почти реальным наблюдателем за событиями. Позволяет, насколько это возможно, взглянуть на мир глазами совершенно непривычного и непонятного для большинства из нас человека — подростка из трущоб, зверенка.

Оценка: 10
–  [  2  ]  +

Яцек Дукай «Золотая галера»

Екклизиаст, 16 февраля 2016 г. 10:04

Рассказ о добре и зле. О том, что быть добром номинально вовсе не означает быть добрым.

Автор не вдается в особые подробности, как будто рассказывает нам о чем то, хорошо нам известном. Все это делается видимо для того, чтобы мы не слишком цеплялись за то, кто именно, как именно и когда именно, а смогли проникнуться философским посылом.

Скорее даже зарисовка, чем рассказ.

Оценка: 7
–  [  14  ]  +

Яцек Дукай «Иные песни»

Ааз, 13 февраля 2016 г. 10:38

Эта книга — какоморф.

Сколиодои победил, антос Дукая оказался слабее.

На полпути Сколиоза проникла в книгу и начала медленно разрушать ее морфу, разделяя, искривляя и преображая порядок в то, чем являет себя в мире времени и пространства — хаос, незавершенность и избыточность, вопросы без ответов.

Антос Дукая не совладал. Книга сопротивлялась, надо признать, но Искривление пересилило.

Оценка: 7
–  [  14  ]  +

Яцек Дукай «Иные песни»

supertigr, 5 января 2016 г. 01:28

Вы меня конечно извините, но читать это «чтиво» абсолютно невозможно.. Автор видимо хотел блеснуть умом и перегрузил свою книгу излишней терминологией, персонажами и прочим прочим. Любой уважающий читателя автор должен понимать, что мы читатели оказываем ему огромную честь беря в руки его произведение чтобы погрузиться в его мир. Так вот, погружение это должно быть плавным, равномерным и приятным.. Писатель перед тем как использовать авторскую терминологию должен подробно разъяснить читателю ее значение и то, как ее следует понимать контексте его произведения..

С первых страниц автор меня огорошил такими словосочетаниями как «пирокийные фонари» ,« морфа ночи» , и т.д. Дальше, хуже. Масса новых имен неизвестных персонажей которые сходу не получается связать с главным героем.. Напрашивается очевидный вопрос — зачем мне ломать голову пытаясь выстроить у себя в голове модель авторского мира? Мне за это деньги не платят. Это не профессиональная литература ради которой стоит напрягать свои извилины.

Представьте себе новичка приходящего в тренажерный зал который без разминки начинает выполнять базовые упражнения с максимальным весом. Буквально через несколько подобных занятий он получит травму и плюнет с высокой колокольни на это самоистязание..

Эта книга подходит тем, кто после ее прочтения чувствует себя важным, сверх-интеллектуальным.. Вообщем хорошая пища для самомнения. Всем остальным не рекомендую..

Оценивать ее не берусь, так как не имею на это морального права..

Оценка: нет
–  [  8  ]  +

Яцек Дукай «Иные песни»

saspens, 19 декабря 2015 г. 13:14

Польская фантастика. Вот читал я и думал, то ли это автор такой своеобразный, то ли это польскость его выпирает из страниц. Заинтересовала же меня коротенькая фраза из аннотации: «... во вселенной, в которой мысль первична и в буквальном смысле слова организует материю...» То бишь про людей, которые могут мыслями и волей строить пространство. Очень круто и свежо. И прописано на самом деле здорово. Для пущей интересности этот мир является проекцией нашего, где Александр Македонский выжил и надрал всем задницу, мировые религии проявились в несколько другом виде, да и города в принципе те же, вот только карта мира совсем иная.

Язык тоже довольно своеобразный, с большим количеством греческих непереведеных слов, за которыми нужно лезть в гугл и значение допонимать из контекста. Поэтому первая четверть книги похоже на исследование языка больше, чем мира. Юмора практически нет, однако читать вполне интересно, автор не злоупотребляет предложениями на полторы страницы и описаниями на 10 (это я не люблю).

Сюжет добротен и практически не провисает, и к концу книги вертится все быстрее и быстрее. Много приключений, да вообще, если книжку грамотно экранизируют, она возьмет кучу премий за спецэффекты, ибо красочно, красиво и, возможно, даже психоделично.

Как и во многих стоящих книгах, здесь несколько хороших жирных слоев. Первый — интереснейший мир со своими законами и правилами. Вот запихнуть бы в него компьютерную игру — была бы хитом при хорошей реализации. Второй — эдакий приключенческий роман про восхождение человека с налетом детективной интриги. Третий — псевдоисторический эпос с различными аллюзиями. Четвертый — исследование человеческого характера, причин поступков и чувств. Пятый — философский этюд по канонам Аристотеля. Может быть, я еще чего-то не уловил.

Из минусов отмечу не очень интересный язык автора. Вот ни одна цитата в голову не залезла, ни один эпизод не захотелось перечитать. Главы — можно, но не эпизод.

Оценка: 9
–  [  5  ]  +

Яцек Дукай «Иные песни»

choyochagas, 27 октября 2015 г. 17:20

Книга не сразу впускает в себя. Первое время пребываешь в недоумении: что это? как это?.. — но через два десятка страниц уже принимаешь условности авторского мироздания, уже почти свой в аристотелевом геоцентрическом мире четырех первоэлементов, уже почти понятно, почти, почти... Не стану притворятся, что понял всё. Не знаю, до какого смыслового уровня докопался, ведь в каждом тексте можно открывать слой за слоем, и никогда не знаешь, какой слой — самый глубокий. Это для детей «Колобок» — бесхитростная сказка, а извращенный взрослый ум ведь обнаруживает здесь детективный сюжет с четырьмя покушениями и убийством в финале!

Первая половина книги не вызвала никаких внутренних протестов, все было очень замечательно, увлекательно, живо... Но потом повествование распадается на фрагменты, словно Искажение (Сколиоза) вторглось в текст и нарушило его связность и логичность. Главный герой растворяется, провисают некоторые сюжетные линии...

После чтения остается больше вопросов, чем ответов, но, наверное, так и должно быть: автор вопросы ставит, читатель — распутывает головоломки. Так что,если вы ищете в книгах ответы, эта — не для вас.

Оценка: 8
–  [  12  ]  +

Яцек Дукай «Лёд»

vokula, 20 октября 2015 г. 17:17

Прочёл русский перевод В.Б. Марченко (благодарности ему), дочитал всё-таки... «Букаф много» — 2.345.370. Стало понятно, почему роман книгой на русском не издадут. И дело не в том, что он отчасти «антирусский», важнее то, что Дукай здесь совсем не думает о читателе (будь он хоть польский). Роман явно «избыточен», чего в нём только нет! И от этой наполненности/многогранности читать его совсем непросто. Представить не могу, что какой-либо русский писатель мог написать нечто подобное сейчас. Оценить его мне лично невозможно ни по какой шкале. Дукай — «гигант» замыслов (10), но читать все его «сентенции» подряд иногда совершенно невозможно!..

Оценка: нет
–  [  5  ]  +

Яцек Дукай «Собор»

A.Ch, 4 октября 2015 г. 20:19

На далёком астероиде, вращающемся в чёрном космосе, появился Собор. В результате аварии, благодаря жертве. Чудо ли? Для разъяснения этой ситуации на место отправляется отец Пьер Лавон,

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
но само порождение слияния живых семян и человеческого организма не отпускает просто так героя. Он вынужден стать частью Симбиота.
Вот и весь рассказ.

Только произведение обладает многогранностью и сложностью понимания при первом прочтении. Здесь и твёрдофантастические термины будущего — перилевий/аллевий, живокристы да планетоиды; вопросы веры и философии – что есть Чудо там, куда зашёл человек, где оно невозможно? Да и структура текста в виде то коротких глав, то длительных описаний, заставляет читателя вернуться к прочитанному, чтобы понять что произошло.

Вспоминался Питер Уоттс со своей super-hard SF и “Троянский конь” Майкла Суэнвика с одинаковыми почти поднимаемыми вопросами. Для большей визуализации текста подходит просмотр короткометражного анимационного фильма, снятого по мотивам “Собора”, который не отвечает на все вопросы, но позволяет немного представить, потом перечитать и, возможно, самому взяться за перо.

Оценка: 8
–  [  16  ]  +

Яцек Дукай «Иные песни»

Brachicephallus, 28 сентября 2015 г. 15:42

Тот редкий случай, когда на вполне обоснованный вопрос даже вполне подготовленного читателя «ЗАЧЕМ?» заранее дан столь же вполне закономерный ответ «ПОТОМУ ЧТО». Вопрос: надо ли было писать много сотен страниц высокохудожественного, почти-маркесовского по размаху эпичности текста, чтобы смоделировать вселенную, где единственной данной в ощущениях реальностью является аристотелева «Метафизика» (с прибавлениями «Физики» и «Метеорологии»)? Ответ: да, надо, вот же пан Дукай написал, и написал талантливо. Вопрос: альтернативный ли нашему этот мир? Ответ: в нашем мире ученик Аристотеля Александр Великий умер тридцати трёх лет от роду, а в мире пана Дукая сорокалетний Александр был коронован владыкой обитаемой вселенной, и с этого момента «всё пошло не так»; но это только на поверхности — на деле же мир «Иных песен» и до воцарения Двурогого обладает не просто иной, нежели в реальности, историей — он обладает иной космогонией, ведь небесные сферы, четыре простых элемента и пятый — эфир, но самое главное — психократическое воздействие человеческого разума на живую и, что характерно, на неживую природу... — все это не могло возникнуть в результате восхождения Искендера на мировой престол, а следовательно, существовало изначально — не как исторически ограниченная система воззрений на мир ранних философов, а как, повторюсь, данная нам в ощущениях подлинная реальность.

В общем, титанический труд автора по созданию полностью иного мироздания, которое к нашему привязывают только некоторые события древней истории, невозможно не уважать.

Но вот возможно ли его любить?

Наверное,в молодости он воспринимается как откровение.

Наверное,будь мне двадцать один год,я задыхался бы от величия постигаемого в этом тексте — так же как в свои реальные 21 я задыхался от величия вселенной Гарсиа Маркеса...

Но во вселенной Маркеса были живые люди.

А во вселенной пана Яцека Дукая, увы, живых людей нет. Есть морфы (*кстати, г-н переводчик, это у Вас формы и морфы так произвольно взаимозаменяются по тексту? или так в оригинале польскем?), которым более или менее правдоподобно приданы черты, схожие с человеческими. Но мне как читателю так и не удалось установить свое читательское,человеческое родство с этими морфами. Они так и не стали для меня людьми. Величественные абстракции, восхищающие могуществом фантазии автора (о лунники и лунницы, особенно одна конкретная лунница, пышущие огнем как доминирующим в лунной сфере первоэлементом!) — да. Живые люди, с которыми читатель может себя ассоциировать,в которых может узнать кого-то, особенно себя? Нет. О нет.

Даже главный герой — он сложно разработанная абстракция, он мощный комплекс писательских идей, он причудливая система философских построений... Но не живой человек. В нем не узнаешь живого человека. Он не вызывает ни ненависти,ни любви. Он не достоверен психологически. Бледно прописанная пышущая «пиросом» лунница — и та достовернее, чем господин Бербелек, поляк аристотелевой вселенной — с польским упрямством и польскими национальными комплексами (ну конечно же Зло в лице самого мрачного из кратистов, владык Морфы — кстати, г-н переводчик, почему показатель греческого именительного падежа понадобилось сохранять в косвенных падежах, набивая текст «кратистосами» вместо «кратистов»? — так вот, Зло находится в Москве, а Урал это вообще средоточие ужаса, ну конечно!), но без польской души.

Просто потому, что в отличие от подлинной философии Аристотеля, души у обитателей мирка «Иных песен» нет.

Возможно, еще и потому, что в мире Аристотеля есть Перводвигатель, есть Первопричина — то есть Бог.

А в мире «Иных песен» нет Бога — и, вероятно, поэтому нет и людей как таковых.

Оценка: 7
–  [  3  ]  +

Яцек Дукай «Irrehaare»

victoruss, 22 сентября 2015 г. 14:13

Повесть получилась вроде бы навороченной, но к концу становится скучновато. События идут вереницей, одно за другим, а главного героя несет по ним, как щепку в потоке. Он не активный участник действия, он фактически просто пассивный наблюдатель. Ему совершенно перестаешь сопереживать. Получилась, как говорили Стругацкие, фантастика ради фантастики. Повесть не зацепила, в отличии например от «Собора» и «Школы» этого же автора. Хотя поклонникам компьютерных игр Irrehaare наверно понравится.

Оценка: 7
–  [  11  ]  +

Яцек Дукай «Лёд»

osipdark, 13 июля 2015 г. 17:26

Целый месяц, а то и чуть больше, и вот — «Лед» Дукая дочитан.

Роман, который может сравниться по количеству текста со всеми вместе взятыми романами цикла «Многоярусный Мир» Фармера, ну, правда, если брать еще в расчет все примечания переводчика... Кстати, о переводчике В.Б. Марченко; ему нужно выразить огромную благодарность за доступный для всех перевод, настолько кропотливый и подробный, тщательный и качественный, насколько это вообще может быть возможно для фундаментального труда Яцека, с которым может сравниться лишь столь же фундаментальная работа уже упомянутого переводчика.

Что же касаемо самого романа... Он огромен. Он многословен. Он наполнен философскими, логистико-философскими, политическими, полито-философскими теориями и высказываниями. Он по-настоящему отображает графоманского монстра автора, так что, вкупе со всем остальным, «Лед» может показаться и быть читабельным далеко не для всех (лично я без скорочтения не обошелся).

Сюжет произведения, как уже говорит аннотация, вертится вокруг одного главного, польского, разумеется, героя — молодого математика с философскими замашками, которого Министерство Зимы (далее) отправляет через всю Евро-Россию и Сибирь на поиски его отца, в которых нас всех ждет знакомство с миром «Льда», многочисленными политическими и партийными интригами и распрями, и даже встреча с последующими воскрешениями очень известных личностей... И, как я уже упоминал, много-много философских теорий, особенно вокруг сути Истории и ее вариациях и поисках истинности в них.

Но самая главная сюжетная идея романа — это Лед и люты; некие сущности и явления, появившиеся после падения Тунгусского метеорита, которые и изменили всю историю этого мира. Например, отменили Февраль, Октябрь, Первую Мировую, сделали из Российской Империи, как это ни странно, экономического гиганта, а так же преподнесли науке и техники свои загадки и дары, такие как тунгенит и зимназий. Плюс, конечно же, разделение мира на Лето и Зиму. Обо всем об этом, между бесконечно длинными диалогами героев, и доносится нам, правда, в виде теорий и таких же бесконечных, как и сами диалоги, интерпретациях.

И во всей этой каше пусть и возможно собрать единую линию мысли автора, но гораздо проще запутаться во всем этом и сомневаться. Хотя, скорее всего, чего-то единого во всем этом и нет — Дукай, видимо, дает нам шанс сам выбрать что-то более-менее конкретное. Все это сопутствует с убивающим глаза «я-оно», политическим дерьмовалом на Россию в виде Империи и ее царя Николая Второго, вместе с обвинением его в онанизме, графоманством, как я уже писал, и несколько скомканным концом, который, впрочем, вполне подходит для пусть и сложного, странного, многовесного и спорного, но событийного романа Яцека Дукая «Лед».

П.С. Оценку поставить сложно, а для тех, кто думает, что не потянет «Лед», есть схожие в некоторых моментах «Иные песни».

Оценка: 8
–  [  3  ]  +

Яцек Дукай «Иные песни»

Siver-Snom, 20 мая 2015 г. 23:52

С подачи Зелёного медведя роман взят (с год назад подачи, торможу). Чтение слОжно, туева хуча аллегорий с историей, признанной реальной, где-то даже пришлось пользоваться поисковиком за ради информации (продравшийся через эти тернии, обретёт плюс к выдержке). Начатое как альтернативная история переросло в масштабную космооперу. При прочтении нервировали ГГ, рефреном через всю историю, меняющий поведенческие маски (некий ненавязчивый супермен), и темп, две трети романа анданте, а потом аллегро.

Оценка: 8
–  [  0  ]  +

Яцек Дукай «Иные песни»

smykov, 12 мая 2015 г. 22:20

Очень необычный роман. Показать читателю, что означает первичность духа на деле, вживую, и как будет выглядеть мир, где сила твоего сознания/подсознания ( или сила духа твоего знакомого, соседа,друга или врага) формирует действительность- задача не из лёгких. И Дукай с ней справился. Не самый лёгкий для чтения роман, но, безусловно, обязательный к прочтению.

Оценка: 9
–  [  43  ]  +

Яцек Дукай «Иные песни»

Fermalion, 15 апреля 2015 г. 16:34

Сели на стволе медной рыбы. Под короной газовой пальмы висел огненный гиппопотам, с морды его капали прозрачные камни, пришлось подвинуться по стволу: разбиваясь, те взрывались обжигающим кожу снегом.

Из романа.

* * *

Эта книга стала в свое время большим событием не только для польской, но и для мировой фантастики: большой, глубокий и многоплановый роман, тугое сплетение философии, истории и культурологии — сложное и долгое чтение, выводящее фантастический жанр из ниши легкомысленной беллетристики в категорию Литературы с большой буквы. Лишь спустя десять лет — хотя фанатские переводы были и раньше — «Иные песни» добираются до нашего рынка, воссияв в лучах благосклонности множества критиков (см. рецензию в майском номере «Мира Фантастики» за 2014 г.)

Создавая свой мир на основе трудов античных философов — Платона и Аристотеля, Сократа и Гераклита, Пифагора и Евклида — автор превращает их метафизику в физику совершенно реальную, буквальную и действительную. Умозрительные теории древнегреческих схоластов, интересные нам на сегодняшний день лишь как прекраснодушная архаика, в мире «Иных песен» обретают статус законов природы, точнейших, всепроникающих и неотвратимых.

Мир наполнен Материей, Материя упорядочена в Форму, Формы наполнены Идеей — такова первооснова всего сущего в «Иных песнях», и это не просто словоблудие философствующих бездельников, но строгая математическая сетка реальности.

Человеческое общество пребывает во власти Кратистосов — князей, обладающих столь сильным идейным началом, что они способны морфировать мир вокруг себя по своему подобию, подминать под себя форму (а вслед за ней и сущность) пространства. Воденбург, вотчина кратистоса Георгия Мрачного — это город постоянных дождей, густых теней, тяжелых воспоминаний и непреходящей меланхолии, земли же кратиста Анаксегироса столь напитаны витальной силой своего владыки, что солнце там сияет жарче, кровь в жилах бежит быстрее а углы зданий кажутся более острыми.

Вдали от волевого присутствия кратистосов реальность истончается и оплывает, объекты теряют не только форму, но и суть, смешиваясь и взаимопроникая друг в друга (см. эпиграф), и даже язык, которым все это описывается, подрвежен сменшеию и всебоещму распдау — это загадочное и ужасное Сколиодои, Искажение, где люди начинают дышать песком, газ застывает в форме деревьев, а кости превращается в жидкую грязь.

* * *

Этот мир чрезвычайно интересен в статичном состоянии, его, как огромную картину, можно часами рассматривать, выискивая удивительные новые мелочи и наслаждаясь прихотливым перетеканием смыслов, идей и форм. Увы, когда этот колосс приходит в движение, его нежизнеспособность становится более чем видна.

Во-первых, отпечаток странности, исказившей мир, виден и в психологии персонажей. Речь не о каком-то единичном герое с трудным детством и непростым характером, но обо всей ментальности здешнего социума, которая сдвинулась в неких глобальных психологических координатах в неведомую для меня сторону. И если превращение воздуха в песок я, напрягши фантазию, еще как-то могу принять, то искажение характеров людей понять гораздо сложнее.

«Человеку нужен человек» — отметил в свое время другой светоч польской фантастики Станислав Лем. Люди тянутся к фантастике не ради неведомых планет и загадочных антуражей, людям нужно зеркало, чтобы видеть себя самих. Нам не нужна вся эта мишура с зелеными человечками и многочисленными щупальцами, мы хотим видеть настоящие характеры настоящих людей с их историями и проблемами.

«Иные песни» же и не пахнут подобной достоверностью. Поведение героев можно было бы назвать звериным — если бы звери могли быть столь целеустремленны и механистичны. Это можно было бы назвать средневековым варварством — но герои романа прекрасно образованы и безукоризненно воспитаны.

Кривое зеркало, идеально вписанное в контекст и атмосферу, порождает аутентичные характеры, соответствующие месту и времени — но ровно по этой же причине они далеки от меня, читателя из другого мира. Я их не понимаю. Не могу и не хочу понимать. Эти люди — не люди, а лишь фигурки в форме людей, слепленные из фарша (в психологическом смысле).

Во-вторых, трудно наслаждаться книгой, главный герой которой тебя чрезвычайно бесит.

Господин Иероним Бербелек, некогда бывший великим полководцем, еще до начала описываемых событий терпит сокрушительное поражение и становится хуже чем инвалидом — маленьким серым незаметным мышонком, сутулым коротышкой с бледными глазами и тихим голосом (напомню, что в реальности «Иных песен», где Идея превалирует над Материей, моральная травма может оказаться в разы страшнее физической).

Таким и принимаем мы его в первых главах романа, и все повествование, согласно авторской задумке, должно было стать историей возвращения былого величия: одинокая искорка, тлеющая на углях разрушенной личности, постепенно разгорается в новое пламя, величественное и мощное — пламя истинного Стратега и великолепного полководца. Герой должен буквально «вырасти обратно в себя», и фамилия «Бербелек» должна перестать ассоциироваться с булькающим супчиком, а превратиться в раскаты грома.

Так задумывалось. В теории.

Трагедия же, на мой взгляд, состоит в том, что изначальный образ, в котором мы видим Господина Бербелека — образ маленького человека, тихого и скромного хомячка — подходит ему гораздо больше. Он необычайно органичен и целостен именно в данной роли, и весь его облик — от фамилии до стиля одежды — соответствует именно ей.

И когда начинается его трансформация в великого стратега, выглядит все это противно и мерзко: как развитие синдрома вахтера у маленького, капризного и истеричного человечка. Наш пупсик начинает сучить своими коротенькими ножками и пытается подпустить стали в свой голос — сталь получается ломкая и визгливая.

Бербелек пучит глазки и что-то там лопочет про «право рождения», а я брезгливо вслушиваюсь, кто это там пищит из-под плинтуса. Ему хочется дать по лицу — не кулаком, ибо это бы уравняло его с настоящими мужчинами, а так, лишь пощечину для острастки.

В то, что все это происходит взаправду, я не верю ни миллисекунды, и тем более мне странно и неприятно, что все остальные персонажи воспринимают такое поведение как должное — отводят глаза и склоняют головы вместо того, чтобы пристукнуть этого жалкого мозгляка, как он того заслуживает.

Сюжет же, если отшелушить от него могучие напластования виньеточных красивостей (схоластику, герменевтику и все прочее древнегречество, коего здесь процентов восемьдесят от всего текста), получится весьма рыхлым. В одном месте автор вроде как берется писать детектив, в другом — любовный роман, а в третьем — и вовсе отправляет персонажей в полет на Луну (я не шучу). Ибо почему бы не отправить. Стройности нет, интриги нет, целостной цепочки причинно-следственных связей не проглядывается тоже — в общем, эдакое мелкое крошево, обильно замешанное на античности, средневековье и постмодернистском заигрывании со смыслами и формами, которое можно подавать в любом порядке и потреблять в любой последовательности.

Впрочем, отшелушивать могучие напластования ни в коем случае не следует, ибо именно они и являют собой суть и смысл романа, именно они создают рельеф и глубину. Но с горькой иронией отмечу: история, воспевающая торжество Идеи над Формой, по форме получилась гораздо сильнее, чем по идее.

* * *

Да простят меня фанаты «Иных песен» (впрочем, нет, чувствую, не простят), но ощущения от книги остались самые тягостные.

Автор невероятно умен, эрудирован и творчески смел, но как собеседник он зануден и совершенно неинтересен. В здешнем огромном болоте фактов, гипотез и исторических реконструкций есть место и любопытным идеям, но ввергаться в эту пучину большую часть времени чрезвычайно скучно.

Дукай прекрасно разбирается в древних цивилизациях и философских школах, но при этом он почему-то наделил своих персонажей какой-то совершенно ублюдочной психологией, отчего ни сопереживать им, ни даже интересоваться их судьбой нет ни малейшего желания. Он мастерски играет с формой и смыслами, но в попытке выстроить хотя бы простенькую сюжетную арку моментально роняет все кубики.

Этот роман сродни некоему академическому труду по истории культуры — он призван услаждать высоколобых академиков от литературы, собирать престижные награды и входить во всяческие Золотые фонды. Единственное, для чего он ни в коей мере не предназначен — это для того, чтобы его читали.

Скучно.

Оценка: 3
–  [  8  ]  +

Яцек Дукай «Иные песни»

Valmont, 28 марта 2015 г. 22:34

Книга вызывает двойственное ощущение.

Во время чтения ее не хочется бросать или откладывать, даже в местах чересчур долгих описаний дирижабля или когда повествование переходит к личности (как по мне) менее интересной лунницы. Действительно интересный мир создан автором, где люди повелевают материей, элементами и своими собратьями, опираясь на силу своих мыслей, своего характера. Где пифагорейцы в своих измышлениях ищут формулу вещества, или даже самого человека. Где те, кто в нашем мире названы пророками и богочеловеками, разбиваются о несокрушимое влияние земных богов. Где космические корабли ловят эфирные ветры, кружа в эпициклах Земли, как центра мира. Где несчастье одного окликается в другом, незнакомом, человеке и дает ему частицу воли. Иные цивилизации, дикие племена, юные ангелы, вечные двигатели…

Неповторимый мир, в который вторгаются чуждые ему внеземные создания, извращая, искривляя привычную ему гармонию. Стратегос Иероним проходит свой путь от сломленного ветерана к защитнику Земли, и за этим интересно следить, это захватывает.

Но тут книга заканчивается и оставляет неприятный осадок.

Долго рассказывая о разных морфах, автор так и не снизошел к объяснению, как и почему. В повествовании аресы уже аресы, нимроды уже нимроды. Ни одной попытки объяснить, как люди ими стают, ни разу не упоминаются, ни тренировки, ни обучения. Демургоси и текнитесы уже творят свои чудеса, причем мы так и не узнаем, почему один человек властен над водой другой над воздухом? Почему человек ограничен лишь одним элементом? И даже мы ни разу так и не узнаем, как управления стихией происходит в умах творящих магию этого мира. Лишь легкий намек о кратистосах, которые якобы занимают избранные судьбой места.

И даже путь Иеронима Бербелека после окончания уже не вызывает такого восторга.

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Прославленный стратегос Бербелек Коленицкий поражает нас такими великими стратегическими решениями как задавить числом, наняв на «бесконечные» лунные деньги армию наемников, использовать летательные суда в сражении и заказать новые осадные орудия. И еще атаковать крепость Чернокнижника (почему-то практически пустую) космическим кораблем с командою риттеров в супер доспехах. Кроме Иеронима видимо никто бы и не догадался.

Необычный элемент книги адинатосы, «невозможные» пришельцы из далеких неизвестных планет.

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
В результате, расстреляны с все тех же обычных кераунетов. А так же главный адинатос был избыт, неожиданно появившимся именно для этой цели, Сколиоксифосом. Также ни объяснений их мотивации, или попытки изобразить какой мир мог создать таких жителей.

Подводя итог можно еще раз восхититься необычным миром «Иных песен», но, увы, признать, что именно мир был для автора главным. Не его герои, а его небесные острова и лунные города.

Хочется ли прочитать другие книге автора? Да. Хочется ли прочесть еще раз эту? Нет.

Оценка: 7
–  [  23  ]  +

Яцек Дукай «Иные песни»

Bizon, 4 марта 2015 г. 05:44

Роман прочитан несколько месяцев назад, а сформировать главное не получалось. Чтение происходило в три этапа:

1. Недоуменный старт. Что это такое? Позади уже несколько десятков страниц, а до сих пор не понимаю, что читаю и зачем. Кто все эти люди, и этот мир наполненный непонятными словами? Может пора притормозить, а вдруг это не мое?

2. Ого! Пошла движуха (радостно потирая ладони и слюнявя палец, привычно перескакивая в объяснение слов и терминов в конце книги — хвала Вам Сергей Легеза за отличный перевод, статью о польской фантастике и глоссарий, которым были обделены поляки!). Оказывается я вовсе не глуп, и роман не метафизическая психоклопедия, разрывающая мозг.

3. И все же это моё. Я принял этот мир, понял мотивацию героев. По Дукаю, моя морфа подчинилась Иным песням.

Что сделал автор? Он не просто придумал альтернативную историю нашего мира, внедрив туда исторических персонажей и смешав времена, описав все по образу и подобию Платона и Аристотеля. Нет, Дукай смоделировал мир с иными физическими законами, поставив во главу угла пять первоэлементов. В этом мире каждому воздается по праву, и хозяином над огромной территорией не может стать никчемный человек. Он должен обладать силой, способной подчинять и переделывать под себя людей, природу, животный мир, всю окружающую действительность. Менее сильные люди могут управлять только одним из первоэлементов — земля, огонь, вода, воздух. Есть еще межзвездный эфир, который не подчиняется никому. Получается очень логичная концепция — люди с мощной морфой (кратистосы), создающие свое окружение (антос), в котором варится прочий люд. Размеры государств ограничиваются естественным путем — влиянием морфы местного владыки.

Конфликт вытекает из основы модели мира: появление существ не имеющих формы, способных смешивать материю и время в непонятных и жутких пропорциях. Это адинатосы, и только они способны разрушить мир, поставив под угрозу фундамент мироздания, деформировав краеугольный камень в основании.

Но есть такие люди, которые не гнутся и не меняются под чужим воздействием, они не воск, но камень, который можно лишь сломать.

Иероним Бербелек из таких. На него не влияет аура власть держащих. Он лишь может сломаться, потерпев поражение. Именно таким: сломленным и неспособным отвечать за себя и других он появляется в романе. А потом начнется возрождение к которому приложит руку окружение, дети, утрата.

Перерождение купца Иеронима в Господина Бербелека сопровождается физическими изменениями — он становится выше, сила убеждения способна убедить и сплотить власть имущих, и он, как настоящий дальновидный стратег, видит ситуацию в целом, понимая чем все должно закончится.

Вот и выходит, что в романе отнюдь не гелиоцентрическая модель мира, а очень даже антропоцентрическая. Потому как в подобном мире возможно появление человека способного изменить само мироздание.

Есть у романа и прикладная задача — для меня он будет репером, для определения тех, с кем мои литературные вкусы наиболее близки.

И да, разумеется это лучшая книга 2014 года.

Оценка: 10
–  [  29  ]  +

Яцек Дукай «Иные песни»

viktor111, 23 февраля 2015 г. 18:21

О книге 3 впечатления: очень жаль времени, очень жаль отпуск, в течение которого я ее читал, и очень жаль, что опять поверил восторженным отзывам с сайта, хотя уже зарекался и после «ложной слепоты», и после «марсианина», и «войны престолов» и многого чего еще, не доверять им. Тут я даже предвкушал, что на сей раз точно будет что-то новое, сильное, качественное. Ну, в самом худшем случае, думал, окажется просто добротная НФ. Кто-то даже писал, что это второй Лем, у которого я читал почти все, и слабые вещи находил крайне редко. Также слышал и про философское наполнение, и одновременно твердую НФ, и уникальный мир. В общем, я опять поверил...

Книга настолько сырая, что прямо расползается в руках, донельзя перегружена нелепыми словами, комплексами автора, ощущением национальной неудовлетворенности и неимоверно раздражающим пафосом, который просто льется из книги. Про сюжет и героев не буду говорить, так как тут ну совсем очень просто, но, по идее, должно казаться сложным, так как обильно смочено потоком неуместных рассуждений, напыщенных мыслей героев и описаниями нелепого мира, но ход не удался, и постоянные ямы и провисания в повествовании просто невозможно не заметить. Философия романа пошла и бульварна до безобразия. Например, рассуждения, что если бы Иисуса повесили, то на храмах бы были виселицы... Ну да, я такой демотиватор тоже видел) Или пафосненькие рассуждения о разнице между господами и холопами, которые могут произвести впечатление разве что на детей школьного, вернее, даже дошкольного возраста) Ну, а каково описание роли охоты в среде аристократии! Бедняги делают вызов себе, рискуют жизнью...Нет, это перебор, все, больше примеры приводить не буду, а то еще вспомню про лизание сапог господину, весьма возвышенно описанное....

Те, кто все же хочет окунуться в этот волшебный мир благородных героев, следующий абзац пропустите )

Тут я напишу только о НФ составляющей. Которая нелепа до абсурда. Итак, мир романа сказочен. В нем вы найдете путешествие на Луну на гигантской стрекозе. Узнаете, что в Африке обитают причудливые монстры, такие как летающий змей (если убить и освежевать, то снятая кожа воспарит в небо), обезьяна без туловища (т. е. ручки-ножки в воздухе, типа как у Винни-Пуха в мульте), и остальные нелепицы, самый страшный из которых сгусток крови-убийца, который разделывается с одним из героев. Также, если долго стоять в одной из зон, можно врасти ногами в землю, но потом тебя вырубят топором как дерево, и все будет норм. ))) Также узнаете про злого правителя Москвы, его зовут Чернокнижник (ха-ха-ха), который занимается на Урале генетическими экспериментами по скрещиванию людей и животных, и их почему-то боятся в Европе, хотя уже в космос летают (???). Также вы узнаете, что если вы, например, работаете генеральным директором, а завтра вас переведут за косяк в менеджеры, то и рост у вас уменьшится от этого сантиметров на двадцать. На Луне ,кстати, живут люди, у которых вместо крови лава, и они сражаются с космическими монстрами посредством ловких перемещений и меча. Летающие острова тоже есть (привет Бушкову). В общем, чего том только нет, мир воистину волшебен и многогранен! А, ну да, логики нет...

Про сюжет писать не буду, он очень прост, и боюсь тут его целиком пересказать...

В общем, книга сугубо не понравилась. Кстати, читал ее, ни разу не выпивая. Может быть, в этом дело)

Не тратьте время, не ломайте голову, не беритесь за нее! Верьте только себе! Читайте проверенных, добротных авторов!

Оценка: 1
–  [  6  ]  +

Яцек Дукай «Иные песни»

k2007, 5 февраля 2015 г. 13:40

Книга сложная. В ее основе лежит концепция строения мира Аристотеля. Куча неизвестных терминов, сложная физика и география мира. Все приключения и путешествия являются служанками философии. Книга на читателя, которому хочется сложных концепций, незнакомых терминов, и которые при этом объясняются не в лоб.

Безусловно достойна прочтения. Но не рекомендаций.

Оценка: 8
–  [  10  ]  +

Яцек Дукай «Иные песни»

alex-fan, 12 января 2015 г. 19:02

Иные песни. Песни о невероятной Земле, где легко уживаются алхимия и космические путешествия, повсеместно используются вечные двигатели и при этом все равно не брезгуют рабской силой. Странное это место – Земля по Яцеку Дукаю, странное, но притягательное. Кто бы отказался пожить под антосом кратистоса Навуходоносора, слетать на Луну во владения Иллеи Жестокой или провести время с Вечерней Госпожой. Список таких желаний после прочтения будет внушителен у каждого. Мир «Иных песен» красив, богат и изящен.

Как и изящно само художественное решение выбранное автором: балансируя на стыке научной фантастики и фэнтэзи, повествование бежит по богатой сюжетной линии с участием множества колоритных персонажей. Всё хорошо, но идеалов, конечно, не бывает: через текст часто приходиться продираться, будто через джунгли Сколиодои, да и мир во всех своих противоречиях зачастую кажется нереальным.

P.S. Отмечу также антагонистов романа – адинатосов. Злодеев круче сложно себе представить!

Оценка: 9
–  [  9  ]  +

Яцек Дукай «Иные песни»

Futuris, 6 декабря 2014 г. 15:15

Шикарный, очень красивый приключенческий роман. Эдакая фэнтези, но с сюжетными ходами, характерными для фантастики. Никаких мегатонн философии и космологии мной не обнаружено.

Декорации романа: система мира Птолемея с Землей в центре мироздания и небесными телами, обращающимися в эфире вокруг нее. На мой взгляд, оригинально. И выписано замечательно, я бы сказал, лучше, детальнее тех фантастических миров, с которыми я ранее встречался. А автор ограничил себя лишь четырьмя первоэлементами и эфиром.

В этом мире нас ждут битвы, осады городов, поход в неизведаные земли для разведки боем немыслимого...

Для всех любителей хорошей художественной литературы, включая любителей фантастики и фэнтези, но не ограничиваясь ими.

P.S. Отмечу также великолепную работу переводчика.

P.P.S. Читал в переводе С. Легезы

Оценка: 8
–  [  10  ]  +

Яцек Дукай «Иные песни»

pavel-lob, 20 ноября 2014 г. 21:21

В предыдущих отзывах про роман написано очень подробно, поэтому позволю себе краткие впечатления спустя две недели после прочтения.

Однажды возник у меня спор с одним приятелем по поводу сложных книг. «Зачем читать романы, которые трудно понимать?» — недоумевал он — «Это же психологически тяжело, а от чтения нужно получать удовольствие!» Тогда я не смог ему внятно возразить, действительно нельзя читать без удовольствия. Но теперь, после прочтения «Иных песен», я вдруг осознал, что не получал особого удовольствия от процесса чтения, книга читалась тяжело, тем более, что наличие примечаний я обнаружил после того, как прочёл треть книги. Тем не менее я читал, читал до середины ночи, ложился спать с воспаленными глазами, вставал в 6 утра и снова читал перед тем как идти на работу, вечером всё повторялось. Я покорял роман как скалолаз покоряет вершину, завоёвывал страницу за страницей как полководец завоёвывает твердыни, добивал последние главы как охотник добивает раненую дичь. Я поддался морфе романа.

И вот теперь, после прочтения, я заново переворачиваю эту головоломку в уме, домысливаю, анализирую и сопоставляю факты с вымыслом — и вот это и есть УДОВОЛЬСТВИЕ.

Что особо привлекло: неординарная система мира, философия и стиль.

Что не понравилось: местами очень затянуто, много ни к чему не приводящих подробностей.

Кратко: античность и современность, метафизика Аристотеля и полеты в космос, описание неописуемого, победа человека над нечеловеческим.

P.S. Спасибо автору, спасибо переводчику, спасибо издателю.

P.P.S. Завидую тем, у кого вершина ещё впереди!

Оценка: 8
–  [  14  ]  +

Яцек Дукай «Лёд»

Нарисмер, 21 октября 2014 г. 16:12

Почему я не знал про этого автора раньше? Почему не читал его?

Лёд прекрасен.

Это и альтернативная история, и философико-логический трактат, и научная работа по методологии интроспекции и блестящий пример политической фантастики — всё это пропитано прекрасным слогом ( в наличии стилизации под Достоевского и Леблана et cetera, et cetera)

Сюжет перерассказывать не буду — слишком много, слишком сочно. Возникает ощущение, что Дукай стремился вместить в небольшой объем (а для романа — это небольшой объем, хоть многие могут со мной не согласиться) мир, где человек становится я-оно, а логика поддается заморозке.

Сюжета не будет, а другую аннотацию я предложу. Надеюсь, её примут.

10 из 10.

Оценка: 10
–  [  5  ]  +

Яцек Дукай «Иные песни»

mssw, 20 сентября 2014 г. 14:11

Книга, конечно, интересная.

Начало скучноватым показалось, пока знакомились с героем и миром, тем более, что пан автор увлекался подробным описанием известных нам вещей, но другими (придуманными) терминами. Возможно, для создания атмосферы. Но меня, например, описание дирижабля вообще не интересует, даже если это воздушная свинья. Или глобус с лепестками. Но после страниц 100 (или чуть меньше) уже пошли тайны и интриги, появились приключения и динамика. Стало интересно.

Герои яркие и своеобразные (из-за формы, морфы), запоминаются, но как-то сочувствия (лично у меня) не вызвали, поэтому смерть персонажей мною переносилась без тени грусти.

Мир интересный. Не берусь судить о его связи с Аристотелем и доле самого автора, так как Аристотеля не помню, да и не приняла я его в то время, когда изучала философию. Но так ли это важно? А ведь везде об этом пишут. Хоть сам всё выдумал, хоть взял что-то за основу, но главное — никаких логических нестыковок, все ясно и связно, для этого мира все описываемые явления убедительны и объяснимы. Это очень большой плюс. К сожалению, далеко не все фантасты утруждаются созданием необычного мира, а уж продумать его до мелочей непротиворечиво (логике этого мира) да без ляпов — вообще высший пилотаж.

Оценка: 8
–  [  10  ]  +

Яцек Дукай «Школа»

aiva79, 3 августа 2014 г. 12:25

«Школа» — это тот случай, та история, когда Вы думаете, что читаете об одном, а в конце оказывается, что история совершенно о другом. Лично я, начав только читать повесть, была в замешательстве от того, что не могла понять в чем «фишка», почему Дукай рассказывает совсем не фантастическую, а скорее социально-психологическую историю, причем даже, как мне казалось, не по близкой ему теме жизни латиноамериканских детей в трущобах. Кроме того я не могла понять к какому все-таки жанру относится эта историю: то ли это самый настоящий сплаттерпанк, т.к. во всей красе представлены подробности выживания детишек-убийц или проще говоря отморозков со всеми присущими жанру атрибутами кровью, мозгами по стенам, изнасилованиями и порнографией, то ли это все-таки смесь триллера и социальной фантастики, т.к. эксперимент то все-таки какой-то над ГГ проводится, хотя совсем и непонятный, т.к. больше похож на простое издевательство безумных врачей над и без того искалеченным разумом и физически измученным телом героя. И мне в «блондинистую» голову не могла даже закрасться мысль к чему это все было и что в итоге это наитвердейшая научная фантастика.

Суть обучения в школе рассказывать не буду и пусть это будет сюрпризом от автора как это оказалось для меня, лишь замечу, что это очень мрачная вещь, предназначенная исключительно только для взрослых. Сам автор эту повесть считает смесью «Бегущего по лезвию бритвы», «Цветов для Элджернона» и «Заводного апельсина», поэтому кому эти истории по вкусу, то «Школа» — это для Вас, это действительно современный более концентрированный как в итоге оказалось киберпанковый вариант этих произведений.

Оценка: 9
–  [  10  ]  +

Яцек Дукай «Земля Христа»

aiva79, 2 августа 2014 г. 14:40

Вас не раздражает, ситуация, когда Вы задаете вопросы, а Вам в ответ либо мило тупо улыбаются, либо с готовностью отвечают, но не о чем? И Вас не смутит, тот факт, что, к примеру, Вы откровенно хамите и ведете себя вызывающе, а реакция оппонента в виде извинения перед Вами? Или хуже того, не взбесит ли Вас, то, когда Вы намерено причиняете физическую боль человеку, а в ответ Вам подставляют вторую щеку? И не сведет ли Вас с ума жизнь в обществе, где все друг друга прощают, все друг друга искренне любят, где никто не проявляет отрицательных эмоций, где окружающий мир и все что происходит вокруг воспринимается как данность?

И вот Яцек Дукай производит своеобразный эксперимент, помещая своих героев именно в такой мир под названием Земля Христа. Земля Христа, по задумке автора, это одна из возможных параллельно существующих реальностей, где история человечества начала развиваться совершенно в другом направлении нежели то к чему мы привыкли, с того самого момента как мессию не распяли, что привело к соответствующим последствиям и возникновению мира, где в Бога не верят, а где просто знают, что Он есть.

Герои же повести это разведчики-эмиссары из другой реальности, специально подготовленные люди призванные сделать заключение о возможности покорения данной Земли и произвести необходимую подготовку для вторжения. И вот эти самые герои, вот эти самые «брутальные парни» попадают в такой практически «совершенный» мир.

Повесть несомненно относится к жанру фантастики, но основной ее плюс, который я бы хотела отметить, далеко не из разряда очевидного и невероятного, а то как автор точно подметил человеческие реакции и возможные эмоции на такие добродетели как «человеколюбие, всепрощение и великодушие» и тем самым поставил вопрос перед читателями, а добродетели ли это вообще.

Сам автор четко выразил свою позицию по данной теме, назвав словами одного из своих героев этот мир «Ад II».

Оценка: 9
–  [  45  ]  +

Яцек Дукай «Иные песни»

Pickman, 3 июня 2014 г. 22:34

О не в меру талантливых писателях часто выражаются в духе «у него в одной главе/странице/абзаце больше оригинальных идей, чем у некоторых авторов в целых трилогиях». Обычно это поэтическое преувеличение — говоря языком математики, разница составляет не несколько порядков, а один-два.

Но в случае Яцека Дукая старый рецензентский прием попадает в точку. Причем в самой смелой своей вариации — той, что про абзац (до предложений все-таки не доходит).

Не в меру, сверх меры, вне меры — «Иные песни» действительно написаны человеком, который мыслит по-иному. Написан, что примечательно, в двадцать восемь лет (как у писателя у меня этому факту сложное, очень сложное отношение). Но изобретательных идей и ярких образов в романе и в самом деле хватило бы на двадцать восемь авторов попроще. Если не дважды двадцать восемь.

Дальше я хотел написать, что в первую очередь покоряет и поражает мир, описанный в романе, но вовремя сообразил, что был бы не прав. Вселенная «Иных песен» неотделима от того, что в ней происходит, и тех, кто в ней живет. Как правило, автор средней руки заворачивает в фантастический фантик привычную нам действительность. В случае с Дукаем все наоборот: такое впечатление, что земные реалии привязаны к некоему чуждому мирозданию из чистого милосердия — чтобы не оставлять читателя совсем без ориентиров. Но даже и так ему, читателю (и читательнице) придется очень непросто.

Нам предлагают нечто большее, чем альтернативную историю, — альтернативную физику, основанную на онтологических идеях Аристотеля (воплотившихся почти буквально). И это не косметический эффект, а космический, в исконном смысле слова. За физикой идет длинная вереница других явлений — иные химия, география, биология, социология, политика, психология, иные механизмы любви и ненависти, лидерства и подчинения. При этом провести некие аналогии с нашей реальностью не составит труда, а ключевая концепция формы, определяющей облик всего сущего, оказывается отличной метафорой, поводом к размышлениям и спорам — о геополитических играх, о взаимном влиянии связанных между собой людей, о творчестве, о природе хаоса.

У каждой главы романа своя атмосфера, свое настроение, даже свое место действия — представьте все разнообразие «Песни льда и огня», втиснутое в один том вместо (дай Ктулху) семи и помноженное как минимум на пять. Большую часть пути мы пройдем с бывшим стратегосом Иеронимом Бербелеком — и с каждым шагом он тоже будет немного меняться. Этому персонажу трудно симпатизировать, но оторвать от него взгляд невозможно — а финал будет таков, что прогулку захочется повторить еще раз.

«Иные песни» — сложный роман, но его сложность не в изощренных стилистических изысках, а в количестве и качестве заложенных в нем идей. Пролистать книжку наскоро не получится — даже если вы хорошо знакомы с историей античной мысли, несколько сюрпризов наверняка найдется и по вашу душу. Простые смертные будут пробиваться с боем — но заодно и с пылом конкистадора, открывающего новые земли.

Безусловно, это очень холодная книга (хотя едва ли холоднее, чем другой дукаевский роман, «Лед») — для автора важнее посылки и выводы, чем люди. Действующие лица выписаны объемно и ярко, и все же каждое из них — не столько фигура, сколько функция. Но персонажей, способных привязать к себе, в литературе предостаточно. А вот настолько насыщенной и неординарной фантастики — считаные примеры. С другой стороны, в динамике недостатка нет — философские диалоги удачно вписаны в сплошной поток событий, приключений и интриг.

«Иные песни» заслуживают не этого поверхностного отзыва и даже не обстоятельной рецензии, а полноценной статьи (такой, например, как замечательное послесловие Сергея Легезы в конце русского издания, очень вдумчивое и информативное — спасибо Сергею и за него, и, конечно же, за перевод). Но я, признаюсь, не готов — по крайней мере, после первого прочтения... а роман требует как минимум два. Поэтому вместо анализа — открытка с места событий. Check-in, если угодно. Но я обязательно вернусь в эти места, полюбуюсь танцем стихий и мозаикой переменчивых форм.

Добавлю лишь одно: в кои-то веки англосаксы могут нам позавидовать. Мы уже можем читать Дукая на родном языке, а они еще нет.

P. S. В 2014-м выбрать переводную книгу года будет просто как никогда.

Оценка: 10
⇑ Наверх