фЛР 12 5 Петрович снова в


Вы здесь: Авторские колонки FantLab.ru > Авторская колонка «DamnCynic» > фЛР-12,5: Петрович снова в строю! Группа 7.
Поиск статьи:
   расширенный поиск »

фЛР-12,5: Петрович снова в строю! Группа 7.

Статья написана 6 марта 2017 г. 20:18

7: Чёрная

Поехали

«А давай!» — весело сказал Петрович. Ему чертовски интересно, на что же действительно похож космос. Он мне подкинул что-то около пятнадцати различных версий, пока я его не остановил.

Колумб  

«Зачем Колумб? Почему Колумб?» Но в целом Петрович рад, что шулер-миллиардер (точнее, его слуги) перестарался. Дескать, так и надо капиталюге.

Акушер

Петрович критикует модную практику совместных родов. «Как было в старые времена? Роженицу вели в баню и там с повитухами она рожала. А мужик должен был в это время взять топор и бегать вокруг бани с топором. Ну, якобы злых духов отгонять, но по факту – просто чтобы не нервничал и не путался под ногами: бегает, топор в руке – значит, при деле, пользу приносит. Всё, спокоен мужик. А то насмотрелся бы лишнего, а потом такие вот кошмары бы снились – да ну…»

Далёкие звёзды

Петрович сокрушается, что больше всего в жизни достаётся собакам, а всю любовь и славу получают кошки.

Первый

Петрович задаётся риторическим вопросом: если сын – кобель, то кто тогда его отец? А вообще, жаль собак. Второй рассказ подряд про собачек.

Тонкая линия

Петрович рассказывает про завод нанокерамики, на котором работает его знакомый. Дескать, там и бронежилеты, и  термостойкая обшивка для космических кораблей… «И тут мы банально разбиваем стекло скафандра, — говорит он. – Да там такие стёкла, что человек в лепёшку размажется, а стекло будет целым. А ещё можно предусмотреть второе, запасное, как в окнах со стеклопакетом. Но так-то, конечно, неплохо, как кусок из фильма посмотрел».

Досадная ошибка

Петрович смеется: вот, люди всё списывают на забывчивость, а это сумасшедшие учёные наколдовали.

Увертюра

Петрович в восторге. «Всё так и есть», — и мы с ним сидим и вспоминаем, у кого что было. Не всегда, правда, про то.

А заяц – молодец.

Старая дискета размером 1,44 мегабайта

Петрович вспоминает одного мужика из бригады, уволенного за прогулы и пьянство. Тот отличился тем, что перед уходом заварил на объекте заслонки, после чего вся бригада настойчиво искала персонажа, чтобы выразить свою искреннюю благодарность с занесением в грудную клетку.

Революционер

Петрович глубокомысленно замечает, что листья опадали, опадают и будут опадать, а деревья так и стоят.

Ответственное дело

Петрович улыбается и вспоминает детство. Тоже убегали в сказочные дали. Да что там – все были детьми, и даже ключик от шкафа оказывался тем самым.

Хроноклазм

Петрович рассказал случай из своей практики, когда молодые практиканты попытались соорудить джакузи из старой промышленной ванны, обычного водопровода и пара из трубы парогенератора, который охлаждался до более-менее приемлемой температуры и поступал в ванну по гибкому рукаву. Новация вполне приветствовалась до тех самых пор, пока кто-то не засунул шланг с горячим паром в канализацию. Сложно сказать, что двигало этим человеком, но, как сказал Петрович, он своими глазами увидел исполнение библейского пророчества: «и реки потекли вспять, и взбурлили стоки фекальныя, и был плач и стон по всему трубопроводу».

Первый рыцарь

Петрович ещё не успел ничего сказать, как я уже вспоминал сцену из третьего «Ведьмака» про призрак Рапунцели. Он только головой покачал.

Ты любишь деревья?

«Ага, — вспоминает Петрович, — как в армии. Музыку кто любит? Ты и ты? Вот отлично, пошли в клуб рояль тащить».

Буква Закона

Петрович сказал, что скрещивание Библии с Азимовым в данном случае дало результат в виде мышонка.

Сон Творца

Петрович: «И тут просыпается этот творец наутро, голова – вава, во рту – кака, в холодильнике мышь повесилась и за окном серо и гадко, хоть помирай. И думает: ну ведь вроде бы такой рай вчера создал, так почему же сейчас кругом такая гадость?»

Посадка в аэропорту Вечности

Как говорили в одной авиакомпании, рассказывает Петрович, за всё время её существования она никого и ничего не забыла в воздухе.

Подопытный кролик

«Ага, давайте ещё где-нибудь жахнем, — скептически отзывается Петрович. – Да этот профессор, поди, на атомы расщепился, а все думают – телепортировался».

Бабушка Женя и эволюционный алгоритм для телевизора

Петрович купил телевизор и поставил в гостиной. Ну телевизор и телевизор. Приехал сынище, что-то там пошаманил, глядь – уже в интернет вышел и в игрушку играет. Потом раз – и текстовый редактор открыл, радио запустил…

В общем, Петрович сказал сыну, чтобы тот так больше не делал и вернул телевизор на место. Просто, мать его, телевизор. Всё.

С добрым утром!

Петрович вспоминает старый анекдот, когда приговорённого к смерти утром ведут на казнь, тот смотрит на встающее солнце и произносит: «ну ни хрена себе начало дня».

Такая любовь

«…Жаба гадюку», — прокомментировал рассказ Петрович, вставив при этом непарламентское словцо.

Кто нам помог?

Петрович спрашивает: ёлки-палки, кто все эти люди? Он их не знает, что им нужно – тоже, пусть катятся в свой крематорий.

Зелёные спешат на помощь

«Ну, наверное, смешно», — как-то грустно говорит Петрович.

Тем, кто верит

Петрович рассказал, что когда-то испытал похожее чувство при переезде из убитой хрущёвки в тоже убитую, но более просторную панелку в девятиэтажке.

Брошенная планета

Петрович считает, что технику нельзя оставлять без присмотра: даже самое качественное всё равно имеет срок износа. Неудивительно, что надолго брошенная планета пошла вразнос.

Первое чувство – смертельно

Петрович считает, что если киборгов в рассказе заменить на женщин, получилось бы актуально, злободневно и остро.

Без шансов

Петрович вроде бы как видел такое в фильме «Тихоокеанский рубеж», но там всё закончилось хорошо.

Редкий вид человека

Петрович считает, что зоопарк ничего не потерял бы, если бы представленные в нём образцы не были уникальны. А так – какой-то непонятный, немотивированный экоцид. Неужели иметь в зоопарке единственного представителя разумного вида – это настолько выгодно? Это же надо гонять крейсер, оплачивать энергию, потом разбираться с экологическим надзором… Да ну!

Судьба

Петровичу даже нечего добавить, потому что наименование рассказа полностью его описывает, ну а я вспоминаю свою шутку про то, как «он был таким неудачником, что даже на конкурсе неудачников занимал только второе место».

Нам жить в этом аду

Петрович говорит, что в жизни люди вот так же приезжают из деревни в город, а обратно их как-то не тянет.

Досрочный выпуск

Петрович говорит, что ещё героиня может водить тепловоз, спускаться в забой или вот собирать системы водоснабжения и канализации.

ОН

Петровичу понравился рассказ. Любит он такие штуки про потусторонние сущности. Дух далёкого предка, да?

Встреча

Петровичу кажется, что нечто подобное он читал, но про Марс.

В порядке вещей

Петрович в очередной раз призывает к вежливости и гостеприимству по отношению к Смерти. А равно вОронам и прочим хтоническим сущностям.

Прибытие  

Петрович, конечно, улыбнулся, но сдаётся ему, пришельцы сами за опохмелом прилетели.

И он был первым (3)

Мы с Петровичем посовещались и решили, что рассказ никак не тянет на то, чтобы быть первым. Я – потому что у меня есть свой собственный рассказ про робота на эстафете, а Петрович просто на порядковый номер указал.

И он был третьим.

На пыльных тропинках

Петрович советует учить матчасть: космонавты постоянно ремонтируют что-нибудь на космической станции, в том числе с использованием проволоки.

Кажется, в Центре...

Петрович разразился серией расистских шуток, которые я здесь приводить не буду. Хватит и этого рассказа.

Счастье

Петрович считает, что это всё – до первой проверки. А потом выгонят парня пинками. Вообще, странно, что на складе нет каких-нибудь автономных видеокамер: штуки там хранятся явно недешёвые.

Забитый мотив  

Петрович тыкает пальцем в звериный оскал капитализма. Я задумываюсь о способах шифрования нейронных связей.

Чистые дали

Петрович обязательно оценил бы это произведение в жанре альтернативной истории, если бы понял, о ком там речь.

Гость (2)

А это Петрович читал у Лукьяненко. И не переубедишь, что Лукьяненко наверняка тоже это не первый придумал.

Первая дуэль молодого поэта со смертельнымъ исходомъ

«Ну вот, а я думал, что про Пушкина», — удивляется Петрович.

Вкуснотища

Петрович поморщился и отметил, что про каннибалов он ещё не читал и, если честно, не хочет.

Мечта

«Ну, в общем-то, такой обычный рассказ про мечту, про крылья, про особенного человека, которого отвергает общество. Скоро рассказ, в котором особенного человека радостно принимают и прославляют, будет диковинкой», — говорит Петрович.

Точка

«Что, всё?»

Нет, Петрович, не всё. Ещё два.

Легенда

Петрович сказал, что разменивать здоровье на сомнительные конкурсы глупо. Я поддержал.

На пассажирском

Петрович решил не комментировать этот рассказ просто потому, что так решил.

Правда, потом сказал, что если мужику постоянно мерещатся голые бабы, то в его доме живёт психиатр и Петрович может отвести к нему совершенно бесплатно. Да он, в принципе, каждого желающего может к нему отвести. Вот будет ли рад психиатр – это, конечно, большой вопрос.

На этом мы прощаемся с этим замечательным, во всех смыслах слова отзывчивым человеком и ждём вновь на следующие конкурсы!

Хотя, если честно, моя печень предпочла бы обычные рецензии, с не очень крепким зелёным чаем и легкоусвояемым диетическим ужином.

Мораль сей басни такова: ХВАТИТ БУХАТЬ!





257
просмотры





  Комментарии
нет комментариев


⇑ Наверх