FantLab ru

Все отзывы посетителя Гришка

Отзывы

Рейтинг отзыва


Сортировка: по дате | по рейтингу | по оценке
–  [  2  ]  +

Дэвид Моулз «Chitai Heiki Koronbin»

Гришка, 8 ноября 18:47

Хотели фанфик по «Евангелиону» без упоминания «Евангелиона»? Нате, получите, распишитесь.

У автора интересный язык (наверное, ибо читал только перевод) — да, этого не отнять, историю не хочется бросить.

Но и особого смысла в ней тоже нет. Развязка с ее анти-военным (наверное?) посылом выглядит грустно-вторичной. Упоминание нетрадиционной ориентации главной героини вплетено настолько походу и без особого для истории смысла, что видится мне не иначе как очередным кивком безутешному жанру. Ах, да, тут еще есть всякие словечки-маркеры типа «хиккикомори», «манга», «меха». И где-то там Эдипов комплекс маячит на горизонте. Тоже, просто так. Чтобы был.

Может, это и заблуждение, но мне почему-то кажется, что фанфик можно написать по любой вселенной так, чтобы он не смотрелся фанфиком. И пастиш можно написать тоже такой, что он не будет тебе кричать в лицо «я пастиш!». Но этот пастиш голосит о своей пастишевости настолько громко, что дребезжат защитные экраны пресловутых боевых роботов, начиная с подчеркнуто «японутого» названия и заканчивая помянутыми мною словечками-маркерами, сюжетом, персонажами и прочим. Мехи со стильными именами вроде «Пьеро», «Коломбина», etc.? Да, круто! Люди сражаются с монстрами, вышедшими из неких разломов в реальности? Уже было, но можно интересно обыграть, да... Сюжет? Просто выдернутый из хроники и контекста кусок, за такое на русских сетевых конкурсах рассказов обычно ругают нещаднейше. Оценку ставлю максимально нейтральную.

Оценка: 5
–  [  3  ]  +

Мартин Уоддел «Кровожадный»

Гришка, 16 ноября 2017 г. 02:43

Потрясающий рассказ, и Уоддел — потрясающий автор короткого ужастика, незаслуженно забытый. Все его творчество в «темном» жанре исчисляется пятнадцатью рассказами (из которых самый известный русскому читателю — «Неожиданно, после хорошего ужина») и явно стоит в тени детского творчества писателя. Повторюсь, упущение досаднейшее, ибо автор самобытнейший, и всем бы такие идеи, как у него.

Рассказ, как видим, написан в шестидесятые годы и перекликается с идеей одержимостью бессмертием у того же Роберта Блоха — в «Мороке над Голливудом» она ведь примерно та же. У Блоха вечно молодыми хотят оставаться кинозвезды. У Уоддела — некий деспотичный, но чертовски умный персонаж (политик? диктатор? отец народа? ученый? Вот тут уже понять сложно — в тексте есть приятные недосказанности), без лишней скромности величающий себя Мозгом. Ну, собственно, по сути он и есть один лишь Мозг — его старательно пересаживают из тела в тело (у Блоха, напомню, все упиралось просто в создание нестареющего искусственного тела-сосуда). И вот однажды Мозг пересаживают... как бы это помягче сказать... в не самую удачную физическую оболочку (и дело тут не в состоянии здоровья — со здоровьем у донора все нормально, кровь, как говорится, с молоком, жил бы себе и жил, если б мозги не вышибли). Ну а дальше одни лишь спойлеры, поэтому о сюжете я более говорить не буду. А скажу вот о чем. Кажется, именно в шестидесятые впервые была высказана идея помещения человека в криосон сохранения для нужд светлого будущего ради. Гонка за бессмертие началась. Вот писатели эту идею по-разному и осмысляли. Блох шел на опережение — «Морок над Голливудом» вышел на целых одиннадцать лет раньше «Кровожадного».

Может, конечно, Уоддел, сидючи в своей старушке-Англии, ничего такого и не думал осмыслять из жизни буржуа в старушке-Америке. Может, дело мы имеем с просто хорошо выписанной gore comedy (под это определение, в принципе, подходит каждый его рассказ), построенной на интересной идее. Вроде бы и не сказать, что эта идея прямо такая неочевидная... хотя, нет, она, блин, неочевидная. До такого надо додуматься. И Уоддел, бытописатель безвинных мишек в благоуханных лесах, взял и додумался. И рассказ получился великолепным. Жемчужинка «забытого» хоррора из самого сердца палп-Британии эпохи Герберта ван Тала. Хотя, знаете ли, с таким качеством исполнения, да с таким отличным черным юмором — никакой это уже не палп.

Оценка: 10
–  [  2  ]  +

Уильям Сэнсом «Человек с луной внутри»

Гришка, 16 ноября 2017 г. 01:10

Очень странный рассказ, и черт меня раздери, если я в нем хоть что-то понял. Есть у нас главный герой, он граффитер (тема для года написания вещицы зело свежая). Ну, такой себе граффитер — пишет собственный никнейм на стенах и матерные словечки на киноафишах в метро. И вот в один прекрасный момент лишается этот довольно-таки странный герой, носящий внутри себя, цитата, «лунное безумие», конец цитаты, своего верного маркера, орудия мелкого вандалирования (которое, разумеется, в его глазах и не вандалирование вовсе, а вполне себе идеологический протест против запретов, скуки и всеобщей унылой посредственности). Лишается по глупой случайности — и впадает в панику. Что делать? Чем корябать? Денег на новый нет. Надо у кого-нибудь отобрать карандашик, решает главный герой, и дальше...

Вот рассказывать, что было дальше, уже не имеет смысла — ибо спойлеры. Но... ждешь чего угодно, но не этого. И по прочтении рассказа (который сам по себе, кстати, довольно-таки туманно-отрешенный и вполне себе магреалистичный) остаются очень странные ощущения. Вроде и посмеяться можно в конце — хотя, с чего? Вроде и погрустить в середине — хотя, тоже вроде особо не с чего, ибо инертный и болезненно-инфантильный ГГ особо к себе не располагает. И думается — написано красиво, да. Но для чего написано — непонятно.

Но да и на кой нам сдался этот смысл и эти «длячегошки»? Кому они вообще нужны? Классный рассказ, дичайше атмосферный! И да, какой же он все-таки СТРАННЫЙ — этот самый главный герой!

Оценка: 9
–  [  27  ]  +

Рэмси Кэмпбелл «Усмешка тьмы»

Гришка, 25 августа 2017 г. 14:43

Бытовой роман ужасов, в котором малейшие, на первый взгляд, жизненные невзгоды выставляются кошмаром, сравнимым с каким-нибудь пришествием Ктулху в наш мир.

И что-то в этом есть, потому что когда-то я и сам нечто подобное испытывал. Даже не знаю, почему. Видать, нервишки шалят. :D

Текст избыточен? Ну, не без этого. Авторский стиль перегружен и способен отпугнуть неподготовленного? В оригинале — еще как! (в русском переводе это не без усилий со стороны, но сгладилось). Конец немного предсказуем? Сложно сказать. Тут, конечно, надо следить за развитием сюжета. Но, думаю, на странице 400 из 500 Вы вряд ли будете сомневаться в судьбинушке Саймона-лишенца.

Но.

Есть в общем-то простенькая, но наболевшая идея. Которая будет раскрыта в полной мере лишь на последних страницах. Кстати, наболела-то идея где-то в 2015-м — а в 2007-м только-только назревала. Так что имеем дело с почти что провидением.

Есть монстр. Жуткий и древний. Меняющий обличья, как перчатки. И что-то в этом монстре есть. Учитывая его связь с искусством кино, это еще и очень стильное чудовище. Оригинальное — уж точно. Не припомню похожего в относительно свежей литературе в рамках жанра.

Есть небезынтересные «боковые» персонажи.

Есть по-настоящему жутковато описанные ситуации. И плевать, что в контексте сюжета они вроде бы и роли-то особой не играют — они, блин, жуткие! Жуткие и непонятные. Один поход в заброшенный театр чего стоит.

В общем, только продравшись через все-таки кажущуюся избыточность этой книги, какую-то болезненную зацикленность автора на, казалось бы, очевидных и не требующих особого упоминания деталях, понимаешь... что-то в этой книге есть. В самом тексте, в идее, в композиции. Что-то, что, вполне вероятно, придется даже немножко додумывать самому читателю.

Но понравилось ли мне? Скорее да. Необычный опыт? Определенно. Роман ли это ужасов? Разумеется! Рекомендую ли? Конечно. Такие книги стоит читать просто для того, чтобы составить о них свое, непредвзятое мнение.

Шершавым языком ассоциаций с хоррор-классикой: «Звонок» + «Киномания» + немножечко пеннивайзнутости.

Оценка: 9
–  [  2  ]  +

Уэйн А. Сэлли «Болеутолитель»

Гришка, 11 октября 2015 г. 14:39

В последнюю очередь этому произведению следовало бы вешать ярлыки «хоррор», «триллер», и уж подавно это не детектив. Если вы, берясь за эту книгу, надеетесь насладиться острым сюжетом, в конце которого антагонист будет обличен, наказан, уничтожен, etc., а хорошие ребята будут выплясывать победу — то это явно не по адресу.

Более того, аннотация немножечко врет. В романе, по-хорошему, даже антагониста нет. И то, как он «пожирает» жертв-инвалидов — дань не каннибализму и Лектеру. Процесс описан сугубо метафизический. Объяснений не ждите. Просто потому что. Так что фигура Болеутолителя — это скорее метафора, идея, чем полюбившееся читателям штампуемых однообразных американских триллеров смакование перверсий и актов жестокости очередного маньяка с какой-нибудь там идеей.

А с выбором ГГ и вовсе чехарда. ГГ тут можно назвать и страдающего тягой к самобичеванию Тремалиса, и Рив, и Американского Мечтателя, и Майка Серфера. Проблема только в том, что описаны они предельно просто и реалистично. Именно что люди — не герои, не центры развития действия. Но описаны очень убедительно. В мастерстве Сэлли не отказать.

А самому роману подойдет определение «хроника». Или сугубо такой сериальный термин slice of life. Только вот быт здесь показан ужасный. Быт людей, поставленных в совершенно непереносимые условия. Быт тех, кто еще не сломался и тех, кто уже сломлен. Злодейства Болеутолителя не кажутся тут чем-то противоестественным — он закономерное продолжение общества, закрывающего глаза на бедность, несчастье и покинутость. Инвалиды здесь описаны предельно реально — (почти) никому не нужными. А те, кому они еще нужны, могут и умереть.

Роман очень сильный. И страшный. Но не «картонными» ужасами. Тут реальность ужаснее вымысла.

Оценка: 10
–  [  7  ]  +

Ричард Лаймон «Укус»

Гришка, 30 июля 2015 г. 22:24

«Укус» — роман иронично-обаятельный, задиристый и разухабистый, как главный гад Снег Снегович. (Или все-таки не главным был седой громила? Гадов на долю героев перепало в данном и конкретном случае порядочно!)

Элементы роуд-муви и вампирского «ужастика» смешаны в пропорции 1/3 в пользу роуд-муви (хотя, красная «вампирская» нить нет-нет да и даст о себе знать, даже в конце, см. название романа). Кстати, о вампирской «модерновой» природе здесь будут сделаны нетривиальные заключения, хотя и от стокеровских нот в образе Эллиота не откреститься.

Романтика тянущихся дорог, плохих дорог и совсем-не-дорог, проложенных посреди жарких пустынь, передана, на мой взгляд, прекрасно. С этой книгой действительно «едешь». Бездорожничаешь. Кстати, не только душный и тревожный день, но и пустынная ночь Лаймоном прописаны так, что любо-дорого глядеть. Сцены в гроте, когда главные герои, фактически, бегут за садящимся солнцем, стилистически шикарны.

Раскрывать все карты истории не хочется, чтобы не лишать потенциального читателя парочки извращенных сюрпризов. Скажу лишь — на каждый «мрачный» эпизод здесь найдется эпизод уморительный; «Укус» — пиршество для черного юмориста. Самый шик — дочитав до последней страницы, окинуть взглядом мысленным всю историю в целом. Это же настоящая математическая цепочка Голдберга из вероятностей, оплошностей, запоздалостей и развилок. Вопрос о том, «что было бы, если бы...», герои зададут себе в романе не раз. (Правда, как правило — когда менять что-то уже поздно :)

Хороши отсылочки к вампирской классике. И «Дракула», и «Салимов удел», и «Почти стемнело» к ночи помянуты — будут.

Достойная штука. Необычная.

Оценка: 9
–  [  14  ]  +

Ричард Лаймон «Луна-парк»

Гришка, 30 июля 2015 г. 22:06

Роман входит в число любимых у этого автора. Вообще, меня интриговал он еще с приснопамятного задника обложки «Кола», и когда появилась возможность прочитать — сначала на английском, а потом и на русском языке — я понял, что получил немного не то, на что рассчитывал, и в этом-то и вся прелесть.

Сам пресловутый луна-парк здесь явно не центр действа, и, по большей части, это не ужастик о смертоносных аттракционах и каруселях с дисковыми пилами. Внезапно, основное действо тут происходит на улицах города и в душных душах человеческих. Здесь вам и расцветающий под началом харизматичного лидера (лидерши) культ «своих», и метания от «своих» к «чужим» с-ног-на-голову-и-обратно практически в духе Стивенсоновской «Черной стрелы» (нет, серьезно, если подумать — накал примерно тот же), и, конечно же, городские бродяги, которые совсем не то, чем кажутся. Роман вообще многогранен. И социалочка тут непростая. Ибо и evil здесь вполне себе lawful (превосходно описаны тролли), и good здесь ох какой chaotic, на уровне neutral evil практически. Несомненные украшения сего непростого действа — классическая темная лошадка Данн, и сюрреалистическое окончание, которое определенно придется по духу

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
любителям гигантских арахнидов ;)

Вообще, сугубо на мой взгляд — самый продуманный роман Лаймона. Продуманнее «Передвижного шоу». Палитра яркая, и все цвета на месте. Очень качественный — очень непростой — очень крепкий «хоррор».

P.S. «Любопытному копу шнобель сунули в ...» (c) Нет, бабулька с говорящим носком — все же жуть какая прелесть.

Оценка: 9
–  [  11  ]  +

Стивен Кинг «Команда скелетов»

Гришка, 29 июня 2015 г. 23:22

По моему скромному мнению, худшая антология рассказов Кинга. И дело даже не в качестве самих произведений — тут как раз все очень разнится. Нет, дело скорее в том, что и «Ночная смена», и «Все предельно» имеют некую логику в подборке рассказов и даже какое-то общее настроение. В целом, то же самое можно сказать про «После заката». Но здесь вот впечатление, что набрано — с миру по нитке.

В упор не понимаю, почему антологию продолжают издавать под трешовым названием «Команда скелетов», которое является калькой с английского идиоматического выражения skeleton crew — «костяк», «основа» (см. http://www.macmillandictionary.com/us/dictionary/american/skeleton-crew ). А ведь в нем кроется важный ключ для понимания сборника: он — «основа», этакий демонстрационный фундамент того, что может Кинг. Но вот проблема в том, что с этим фундаментом мы и так хорошо знакомы по основным его произведениям — так стоит ли нам показывать это все снова?

По делу:

- «Туман», конечно же, жемчужина сборника. Тут спору нет и комментарии излишни. Хотя — жаль, что не полноценный роман. Чувствуется, что кое-где редакторская правка все же поджала Стивову песню.

- «Осторожно, возможны тигры» — потрясающая штука, форменный bizarre в духе Винсента Саковски. Непонятно, за что все ругают.

- «Обезьяна» — «триллероватый» ужастик на нерве. Тема Плохой Вещицы потом много раз была обыграна. Тоже — сборнику в плюс.

- «Восставший Каин» — первый минус. Хотя бы потому, что рассказ а) банально устарел соотносительно к современности; б) не выдерживает никакой критики в сравнении с «Яростью»; в) сугубо «зарисовочен». И да, ох уж этот Пиг Пэн/Хрюндель/Свиное Рыло. Где только персонаж с таким прозвищем у Кинга не мелькает.

- «Кратчайший путь для миссис Тодд» — один из моих любимых рассказов Кинга в принципе. Плюс.

- «Долгий Джонт» и «Свадебный джаз» МОГЛИ БЫ быть хорошими рассказами, если бы не грешили огромными недоработками. СД блекнет в сравнении со «Смертью Джека Гамильтона», а что до ДД — то, если вдуматься, ни особого принципа работы Джонта, ни пояснений, почему все себя так странно ведут, нам не преподнесли, а жаль. Минус, минус.

- «Неприкасаемый» и «Пляж» совершенно лишены Кинговского голоса. Первое — подражание А.К. Дойлу, второе — подражание Брэдбери, причем уступает оригиналам столь же сильно, сколь «Иерусалимов Удел» из сборника «Ночная смена» уступает любому рассказу Говарда Лавкрафта. В минус.

- Кстати, о Лавкрафте: «Отражение смерти» до зубовного нытья напоминает «Ловушку» или «Зловещего священника», поэтому тут тоже плюс поставить, увы, негде.

- «Нона» — до жути тяжеловесный рассказ. Сколь изящен был «Мужчина, который любил цветы», столь нуден и излишне подробен этот. Избитый «крысиный» мотив чести не делает. Да и Норма, хоть и не была очерчена столь обстоятельно, сколь Нона, все равно — более законченный и более лаконичный образ. Так что и это — в минус.

- «Оставшийся в живых» и «Плот» — настолько шибающие по мозгам вещи, что хочется аплодировать и плакать, плакать и аплодировать. Чуть ниже градусом напряга — «Верткая пуля», но сумасшествие рассказчика липнет к читателю, и тут обстоятельность Кинговская как раз-таки к месту и вовремя. Плюс, плюс, плюс.

- «Грузовик дяди Отто» — в минус, ибо «Кристина». «Протока» — в минус, ибо можно было включить доп. главой в «Долорес Клэйборн». Проблема только в том, что и без этой доп. главы история ничего не теряет, а обреченную изолированность нам потом продемонстрируют в «Буре столетия».

- «Молочники» — первый и второй — слишком bizarre, да и первый «Молочник» слегонца напоминает плагиат с «Записки молочнику» Сидни Кэррола. Опять же, Кэррол выигрывает, ибо бытовой террорист у него описан с черным юморком, а у Кинга не описан ну почти никак.

- Стихотворения «Оуэну» и «Блюз параноика» — отличные. Украшают сборник.

Получается, в общем, серединка на половинку, т.е. 5,75/6 из 10. Количество «проходных» рассказов немного утомляет, и через определенные тексты приходится буквально прорываться, чтобы добраться до «вкусняшек» вроде «Главное — выжить» или «...миссис Тодд». Заданная «Туманом» высокая планка соблюдается тут далеко не всегда.

Оценка: 6
–  [  6  ]  +

Грэм Мастертон «В стиле рококо»

Гришка, 18 июля 2014 г. 00:41

Фаллос — он и в Африке фаллос, штука серьезная. Не шутите с фаллосом. Особенно древним, с богатым культурным прошлым.

Вот что сходу экстрагируется из рассказа.

Хотя «винтажные духи» — любопытный второй план. Но если бы упор в рассказе был на них, а не на фаллос... если бы дамочку задушили римские шторы или забили фолианты...

Да, да. Кстати, вот что напоминает эта аллюзия с духами винтажа — отечественные Красные Руки, Желтые Шторки. А что, теперь-то это уже винтаж. Так что можно тему-то эксплуатировать, весьма плодотворно и антуражно (а Мастертон все сделал антуражно, в данном-конкретном случае).

Только вот по нему добавляется к джентльменскому набору еще и... эх... самотык-убийца. Хорошо хоть не летающий. И не говорящий. (А что? Самотык, комментирующий собственные действия — это что-то для сюрреалистического хоррора!)

Но, в общем, я о чем? Я-то ни в коем случае не ханжа. Только вот хоррор-рассказ, нанизанный на самотык — это скорее диагноз жанру, чем всплеск кривой на его же, жанра, энце-ФАЛЛО, хи-хи-хи-грамме.

Оценка: 2
–  [  5  ]  +

Грэм Мастертон «Джинн»

Гришка, 18 июля 2014 г. 00:34

Дано: кувшин. В нем сидит джинн. Джинн не простой — дикий и злой. Кувшин открываем, и... огребаем.

Плюс: в числе основных действующих лиц — добрый раздолбай Гарри Эрскин, из «Возвращения злого духа». Он мне понравился как персонаж, честно. Да, кстати, искренне жаль, что эпопея о Маниту скатилась в то, во что скатилась. Поющую Скалу тоже жаль.

Плюс: Джинн пугает и витийствует. По крайней мере, его атаки описаны мощно, не так, как обычно бывает у Мастертона.

Плюс: «арабская ночь, хороша словно день», и все-все-все, что вставленно для арабского антуражу. На самом деле, в данном мифологическом направлении для хоррора — край непуганных птиц, непросеянных песков, непаханных полей. Мастертон взял Джинна, о Джиннах-то все знают. А вы попробуйте написать, скажем, о половине человека — да, есть в арабской мифологии и такая тварюшка, пол-человека. Здорово, правда?

Минус: Джинн нападает однообразно и действует не очень умно для Джинна многовековой выдержки.

Минус: героям подфартило с легкой авторской руки.

А в целом — для Мастертона хорошо, дюже хорошо. Как по мне — самая толковая вещица из антологии 1996-го года «мистического детектива» (странное название для серии, детектива там, по сути, и нет, если не брать в расчет интригу об уничтожении злодея).

Оценка: 8
–  [  8  ]  +

Грэм Мастертон «Маниту»

Гришка, 18 июля 2014 г. 00:28

Хороший роман. Если вам от 12 до 15 лет и вы делаете первые шаги в мире хоррора (и начинаете осознавать, что хоррор — это в вашем сердце, венах, почках, селезенке), открывая этот роман, вы его полюбите. Может быть даже, будете на довольно долгий период очарованы им. Мне вот свезло вот так.

Мастертон — он на самом деле очень неровный писатель, да и вообще автор пособий по прикладным потрахушкам, а-ля Sex for Eggheads (кстати, надо бы почитать, вдруг неизбывного ужаса бытия там не меньше, чем в средней руки хорроре?), но вот что я хочу сказать: этот роман, он от души. Он задорный, яркий, он сам себя тащит за хвост и не дает себе засохнуть. Такого мы, к слову, не очень много увидим у Мастертона в его более поздних работах. Здесь харизматичные и юморные положительные персонажи — дуэт Гарри Эрскина и Поющей Скалы; здесь, в общем-то, «пострадавшей» стороне хочется сопереживать, ибо — взаправду, ни за что, ни про что. Здесь есть демонический противник, который, как и полагает настоящему злому колдуну, нагибает законы реальности и шутит со здравым смыслом. Здесь есть добрая щепоть Лавкрафтианы и изящные реферансы к «Охотникам за привидениями». Вы любите что-то из этого, а может быть, и то и другое? Вы полюбите этот роман, черт возьми, потому что он — хорош. Он не пытается из себя строить то, чем не является, он — то, что он есть. Добротный ужастик для юношества, по-хорошему наивный, по-хорошему задорный. И все в нем прекрасно, если вы понимаете, что перед вами за книга.

И да, тут кто-то сказал про смятую концовку. Концовка прекрасная. Бог из машины? Ха! Дух из машины — вот наше оружие! И вперед, с НТР под руку и с шаманской песней в сердце против порождений Тьмы, жаждущих душ и крови! Романтика, достойная СССР, в котором этот роман так и не издали, а зря, зря — идеологически верно ведь! Пионеры — в бой, и да помогут нам наши бубны и наши суперкомпьютеры! Беспрекословное торжество прогресса и единение с малыми народами в лице индейцев!

P.S. Есть два перевода — Казакова и Колесникова. Казаков — круче и литературнее. Колесников... ну, это Колесников. «Би гуд, май диар». (с)

Оценка: 10
–  [  10  ]  +

Джеффри Линдсей «Декстер»

Гришка, 18 мая 2014 г. 06:01

«I can't decide whether you should live or die...» (c) Scissor Sisters

Обнаружил, что прикончил в один присест все шесть переводных книг о Декстере и даже взялся за последнюю (Final Cut, «Окончательный монтаж») на языке оригинала (то, что книга еще не опубликована, как указано в базе Фантлаба, не совсем точно — на Амазоне уже довольно давно можно приобрести электронный текст). Читается действительно невероятно легко и довольно-таки весело. Итак, перед нами несколько условный мир Майами, перенаселенного волею автора преступниками с маньячным модусом операнди. Вроде бы даже и странно поначалу — откуда на такой сравнительно небольшой территории такое количество этих самых интересных дядек/тетек с жаждой крови и Темными Пассажирчиками за спинами. Впрочем, по мере углубления в историю условности скрадываются. Ведь романы, в общем-то, довольно хороши.

Главное — продраться через первую книгу под названием «Декстер, мечтатель тьмы» (у нас же она «Дремлющий Демон Декстера»; перевод оправдывает себя — как и в оригинале, название сохраняет аббревиатуру ДДД). Не скажу, что она плоха — нет, но есть в ней некая сырость. На каждый ее бесспорный плюс можно найти по щербинке, но — зачем? Мы погружаемся во внутренний мир Декстера Моргана довольно-таки обстоятельно. «Взгляд изнутри» убедительный. Love song психическому заболеванию и патологическому эгоцентризму. Декстер болен, очень тяжело. Декстер влюблен в себя и радуется собственному коварству — за безупречным, отшлифованным и улыбчивым фасадом зубастая зверюга с желтыми слезящимися глазами. Изворотливый хищник, этакий кицунэ. Причем, кицунэ, как нам вменяется, благородный — ибо для удовлетворения жажды крови Декстер выбирает себе подобных. Хищников с человеческими фасадами. Неважно, был ли зверь хищным сначала или жизнь сделала его таким — на ужин сойдут оба, а объедки канут в океан. Конечно же, много памятных сцен экранный, шоутаймовский Декстер взял отсюда. Страйк отрубленной головой, расчлененная куколка. Правда, прямо в финале нам уже понятно, что создатели сериала и Линдсей пошли разными путями. Финал, кстати, у книги скомканный. Весьма и весьма. Зная, что есть продолжение — рассчитываешь на возвращение к ключевым сценам финала «Дремлющего демона...» и, если уж не прояснения ждешь, то хотя бы вдумчивого взгляда, ревизии событий — позволившей бы объяснить, почему все сложилось именно так. Но нет, такой роскоши мы не заслужим. Жаль, конечно. Но это не значит, что мы не сможем читать дальше.

«Добрый Друг Декстер» читается легче, задорнее, правда, и написан-то он попроще. Психологическую прорисовку здесь имеет один только Декс. Поступкам остальных персонажей иной раз диву даешься — внятной мотивации не хватает. Впрочем, все перекрывать должна (по идее...) колоритная фигура Доктора Данко и зверства, им вытворяемые. Доктор голосует за жизнь, друзья... Если вы верите в любовь с первого взгляда, претензий к книге у вас будет меньше.

«Декстер во мраке» внезапно разбавляет события некоей долей мистики. В целом, выглядит этот роман порой как яркий, красочный фанфик к сериалу. Из сериала, кстати, Линдсей на этом этапе начал немножечко заимствовать. Не знаю, прочиталось по-прежнему легко, но колоритными фигурами психов, за которыми интересно наблюдать, роман не блещет, а проведенные параллели с древней языческой мифологией и попытки ею же оправдать несколько эксцентрических мотивов книги — право, излишни в Декстеровселенной. Ну да ладно, зато здесь дадут развитие образам Коди и Эстер.

В «Декстере в деле» возникнет колоритный маньяк с художественным вкусом. А еще Декстер попадет на крючок. А еще проявится нелюбовь автора к персонажам-рядовым полицейским. Интрига и легкость снова доведут нас до последней страницы.

К последним двум изданным на русском языке книгам, «Деликатесы Декстера» и «Двойник Декстера», видно — буквально по толщине книг, на глаз — что Линдсей решил подойти к Декстеру посерьезнее, поместить его в ситуации, которые заставят персонажа показать поподробнее, из какого теста он сделан. Добавив в объеме, Лиднсей не сдал в динамичности, язвительности, интриге. У меня эти две — любимые в цикле. А вот к седьмой книге автор явно устал от собственного героя. Не буду спойлерить, но это очевидно: брошенная линия Брайана, резко (и довольно категорично) оборванная линия Риты, в высшей степени туманные перспективы для Декса. Конечно, не факт, что «Окончательный монтаж» ставит окончательную точку в цикле, опционально — можно придумать еще один сюжетный твист, но не даром же книгу, изначально называвшуюся Dexter's Debut сам же Джефф перелицевал в Dexter's Final Cut (нарушив традицию, по которой каждое слово названия должно начинаться с D). Быстро же устал, замечу я скромно. Вот, Джим Батчер продолжает посохом магическим бить пиньяту по имени Гарри Дрезден уже книгу двенадцатую, по-моему. До полусмерти уже избил несчастного детектива-чародея — ан нет, не дрогнет рука набитая. А Декс-то поинтереснее даже Дрездена в чем-то даже будет. Провокативнее — уж точно. Согласитесь, такие книги появляются редко. Для раздобревшего жанра американского триллера Декстер — ощутимый такой пинок-толчок. Да и маньяки в положительных персонажах — смело, ново, не заезженно. У цикла отличный потенциал, но в сериале, на визуальном материале, он был развернут ударно — Линдсеевская книжная эпопея же с третьего романа ощутимо пытается поспеть за обаянием экранной магии. А в итоге (по крайней мере, по состоянию на сегодняшний день) выходит вот что: у Линдсея явно осталось на руках еще не одно заряженное ружье, но выстрелить он из них не то постеснялся, не то забыл, очарованный экранным Декстером, не то — взаправду устал и послал все к черту.

В общем и целом: на самом деле Декс необычный герой, с необычными взглядами, исполненный черного юмора и дьявольской бодрости. Он напоминает безумный техно-джаз трепетно любимой мною группы Scissor Sisters — от литературы: мотив будто бы незатейлив, но полон сюрпризов. Декстер предвзят. Декстер берет на себя священное право судить, кому жить, кому умирать. Декстер при всем при этом привержен справедливости. Этой своей противоречивостью на грани цинизма он и подкупает, этим и отличается от тяжеловесных, написанных с избыточным усердием триллеров об очередном полицейском с тяжелым прошлым, охотящимся за очередным неуравновешенным преступником. Несомненно, «Декстер» — свежая кровь. Но разбавленная. То есть, на экране-то он произвел фурор, собрал фанатов, взбудоражил — а вот в книжном плане ему, конечно, нужно не останавливаться на достигнутом, чтобы закрепить статус. Дело — за временем. Вернется ли Линдсей к своему детищу — неизвестно. Но если все остановится на «Монтаже...», мне, право, будет жаль.

Но — честное слово, мне понравилось. Честное слово, я приятно провел время. Честное слово, не жалею ни о чем.

Отриньте предрассудки, и, быть может, вам тоже понравится (Не спорю, кстати, что Декс все же лучше ляжет на определенно социофобский ум; воспримется и будет принят быстрее — уж точно).

Добро пожаловать в Майами безумцев. Это праздник, и на жаркое — горожане. Здесь в каждом доме может скрываться аллигатор с лицом человека, а на любом из задних сидений может таиться Темный Пассажир. Здесь весело, но не все поймут такое мрачное веселье.

«Lock the doors and close the blinds — we're going for a ride!» (c)

Оценка: 9
–  [  19  ]  +

Константин Образцов «Красные цепи»

Гришка, 30 января 2014 г. 10:33

«Иногда единственное чудо, к которому человек может прикоснуться за всю свою жизнь, это именно смерть, — говорю я.

- Почему?

- Потому что чудо это свидетельство о том, что есть нечто большее, чем наша обычная жизнь. О том, что вечно. И нет ни одного столь яркого напоминания об этом, как смерть. А еще это то, что нельзя проигнорировать – так, как это делает человек, сталкиваясь в своей жизни с другими проявлениями чудесного, или читая про то, что называется чудесами, или глядя на них по телевизору. Смерть не дает ни одного шанса остаться незамеченной теми, к кому она прикасается».

К. Образцов, «Красные цепи».

---

Начинается история как будто бы умиротворенно и спокойно. История уставшего человека в петербургском баре. Грустная, в общем-то, но грусть подана в таких пастельных тонах. Как-то даже и непривычно начинать произведение явно мрачноватой тематики с такого. Но погодите. Полотно истории соткано удивительным образом, нити его встречаются в совершенно неожиданных местах и переплетаются по-своему. И вот у нас уже новая история, тревожная и холодная, ни дать ни взять петербургские туманы. История убийства в городе, убийства необычного, жестокого, мотивы убийцы туманны и скрыты где-то либо в безумии, либо в неочевидности цели, к которой тот идет.

Нить вьется — и вот перед нами уже индустриальный детектив, местами заставляющий вспомнить об «Инсайдере» Стивена Фрея и о других романах, что посвящены грязной внутренней паутине больших деловых коллективов и корпораций. А вот новый узор, и перед нами — городское фэнтези, граничащее с фантасмогорией в духе литературы 18-го века. Описания «Мертвого дома» — и — более того — «Мертвого города». «НЕ ЗВОНИТЕ — ПОВЕСИЛСЯ!». И от этого узора мы переходим к вполне себе современному библиографическому детективу — скрытые в прошлом тайны, таинственные древние книги забытых безымянных авторов, послания сквозь века... Кто может предугадать, что встретится нам дальше? Тайные общества в сердце Петербурга, властные «Протоколы теней» и «серые кардиналы»? Да, встретимся. Вставки на уровне боевика, порой подходящие даже к супергеройской саге — это уже про богатое прошлое Гронского — да, и им тут каким-то образом находится место.

Впрочем, при всей этой видимой многообразности историй, роман-то, в общем, об одном и о старом. А именно — о том, как далеко человек способен зайти в погоне за идеалом собственного благополучия, биологическим бессмертием. Вообще, центральная идея романа имеет не одну грань. Грань биоэтическая — можно ли жертвовать отдельными индивидами для общего блага. Грань более узкая, социальная — жизнь близкого человека в обмен на жизни «чужаков», «посторонних». Грань прагматично-медицинская — панацеи нет, есть лишь определенные приближения. Цена есть всегда.

Идейная составляющая тут далеко не единственная. Очень хотелось бы отметить любопытное построение произведения. Здесь и «система зеркал» (тайны в прошлом героев и резкие смены приоритетов читательских симпатий), и «роман-в-романе» — стилистически почти безупречная история о путешествии славного рыцаря Вильяма Брана (действительно читается, как «произведение в произведении», а, учитывая, что в контексте пресловутого условно выделяемого «библиографического детектива» мы имеем созданный автором уникальный мистифицированный исторический документ, действительно выделяющийся из общего текста и спокойно читающийся и отдельно от основной истории, можно лишь поаплодировать полету фантазии оного) — в общем, сюрпризов достаточно. Ново, свежо, любопытно.

Солидное количество того, что англоязычные читатели назвали бы «nice touches» (я до сих пор не уверен, как же это точнее перевести на русский язык). Упоминание действительно существующих трудов на тему алхимии и отсылки к таким подзабытым вещам, как Папюс. Многочисленные — любопытно, намеренные ли? — отсылки к лучшей «петербургской» русской прозе. А глаз на затылке бабы Вилы и объяснение его пребывания там? Внутриутробный каннибализм — не от этого ли пострадал когда-то Стивенкинговский писатель Тадеуш Бомонт, герой романа «Темная половина»? (Интересно, каков же личный Джордж Старк петербургской старушки).

Не без несколько натянутых моментов.

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Например, Гронский сходу отметает версию о том, что его информатор — убийца, хотя, с другой стороны, вроде бы логично было бы подозревать его, как и художника-провидца Ивана Каина. Масштабы власти Кардинала, конечно, выглядят преувеличенными, образ действий его команды — гиперболизированным, равно как и некоторые поступки «побочных героев» повествования. Да и вообще, странная команда у Кардинала — супергеройских костюмов этим ребятам не хватает. Была бы еще одна любопытная грань...

Но давайте согласимся — похожего на нашем книжном рынке давно не было, да и потом, роман красив, и этого у него не отнять — написан очень хорошим русским языком, а ведь порой именно образности и красивостей не хватает современным «сюжетным» вещам. Поэтому моя рекомендация имеет место быть, и рекомендация эта достаточно высока: «Красные цепи» — необычная новинка на российском книжном рынке, с которой познакомиться стоит непременно.

Оценка: 9
–  [  28  ]  +

Стивен Кинг «11/22/63»

Гришка, 27 октября 2013 г. 19:10

Нет, это не будет такая поучительно-правильная и рассчитанная на «плюсики» рецензия, каковым поучительно-правильным и рассчитанным на «плюсики» сделал этот роман Мастер Стив (а он в моих глазах уже не будет не-Мастером: слишком много сделанно в прошлом, чтоб хоть что-то могло быть испорчено в настоящем). Это так, изложенные впечатления и надежды, увы, не оправдавшиеся до конца.

А дело было так: узнав, что Кинг пишет роман про перемещение назад во времени, я на полном серьезе вечером выходного дня взял тетрадку и принялся прикидывать, «а как оно может выйти». Одухотворенный чем-то внезапно спрыгнувшим на макушку с полки, на которой стоят все прочитанные мной до этого книги Кинга, т.е. все, вообще Мастером написанные, я едва сдуру сам не написал в роман в котором Джейк Эппинг, пройдя через кроличью нору, сдвигает равновесие Башни; и вот уже Рассел Фарадей в действии, и его вечные «низкие люди», сплели паутину в высших кругах ЦРУ и желают устранить Кеннеди — Стрелка, который сам еще не знает, что Стрелок; и вот уже раскрывается заговор, и вот служба регуляции путешествий во времени из 22-го столетия в лице библиотекарши Сейди Данхилл (ведь все библиотекари — люди «оттуда», хи-хи-хи) вступает в игру, не зная — помогать ли «попаданцу», устранить ли его по тихому, и вот уже Освальд, человек с непростой судьбой, смотрит, как то, что приписано ему, выполняется другими, и вот уже Кеннеди — живой — берется за сандаловую рукоятку тяжелого, но справедливого револьвера Стрелка, но, конечно же, все равно погибает.

Все оказалось гораздо проще, ожидаемее и, честно говоря, скучнее.

Даже не потому что фантастический элемент минимальный — это ни в коем случае не портит. Да и знаем мы, что отлично Кинг пишет и вовсе без фантастики. Да и фантастику-то Кинг распишет так, что поверишь. А здесь как-то — и не того, и не сего. В Джейке Эппинге, откровенно говоря, харизмы маловато. По сравнению с Джонни Смитом-то. Потому что веришь в то, что если Джонни Смит не пойдет с кулаками на Грега Стилсона, он спать спокойно не будет, жить не сможет. А в то, что с Джейком Эппингом такое произойдет — я почему-то не поверил. Огонь Смита в нем не горит, огонь Гарднера в нем вообще не теплится.

Что до Кеннеди — ну да, конечно, только вот я-то ожидал, что Кинг, вопреки американским традициям масслита, сделает президента спасенного живым человеком, персонажем, раскроет хоть как-то со стороны личности, но Кинг этого делать не стал. Зря — Паттерсон в «Джек и Джилл» мало того, что президента Америки (не Кеннеди, просто президента) персонажем сделал — так еще и убил в итоге. И чего Кингу-то стеснятся, когда он — уже Король? Не знаю. Но президент Кеннеди персонажем этой книги не стал. Так, функцией. Мы даже не увидели его толком после исполнения плана — лишь туманные намеки в будущем.

Что до Освальда — его свели к еще меньшей функции, «маленький гад, воспитанный плохой мамкой». Ну, господа. Давайте все под мамкино лекало загонять. Эта психоаналитическая литературная традиция из европейских триллеров Кингу вообще как-то не к лицу. Но, в общем-то, в 11/22/63 Освальд банальнейший маньяк. Но даже исторические факты, даже свидетельства очевидцев говорят о том, что это был куда более интересный персонаж. Да и вообще, чего таить — в версию «одиночки» я никак не верю. Люблю теорию заговора, родную и единственную, люблю кино «Выстрелы в Далласе». В сговор Освальда — верю. В сговор с подставой вообще случайного человека — тоже верю. В одиночку не верю. Такие «случайности», складывающиеся в идеально подобранные удачные обстоятельства для одного-маленького озлобленного человечка, никакой бритвы Оккама, которой персонажи 11/22/63 пытаются махать, не выдерживают.

Ах, Сэнди Данхилл. Ох, Сэнди Данхилл. Не впечатлила меня, ку-ку. Вот Кэрри Уайт — моя девчонка, с Сэнди Данхилл даже для такого многообещающего персонажа, как библиотекарь, вышла бледненькой. Я-то ожидал Агента Пэйпер, а получил просто стандартную романтическую линию «изделие-номер-десять». Даже та Феерия-и-Волшебство-Танца у Кинга не появилась на страницах, хоть он и пытался ее вызвать, и говорил о ней с чувством.

Не мне, в общем-то, судить Короля, но 11/22/63 не хватает детского задора историй о путешествиях во времени (а детский задор даже у Джека Финнея есть в «Time And Again», а здесь вот его нет), не хватает оригинальности в сравнении с лучшими историями Кинга, и уж конечно, я бы ни за что не назвал ее «лучшим на данный момент творением Кинга», ибо что я, по-вашему, «Зеленую Милю», забыл, «Мертвую зону»? Нееее, не забыл. Кстати, «приключения во времени» хорошо насадились бы на центральную ось мира Короля — Башню, но не захотел этого делать Король. Его право, королевское, конечно же. Но все, что мы в итоге имеем — это несправедливо затянутое жизнеописание, чуть-чуть тоски по эре Дешевого Бургера, но как-то столь профессиональна она, эта тоска, что не вспоминаются, опять же ни блистательный Финней, ни вообще те времена, когда самому хотелось сказать — а я помню, я застал еще кусочек того времени, когда трава была зеленее, девчонки красивее, и книга стоила не шестьсот тридцать пять рублей (ровно столько я заплатил за 11/22/63), а гораздо дешевле была и доступнее... Кстати, развязка в будущем, где нам демонстрируют результаты изменения во времени — это вообще какая-то плохо пришитая шапка-халтурка, в этом плане даже несерьезное кино «Назад в будущее» внезапно выигрывает и приобретает серьезный такой, недетский undertone.

Подведем черту, что ли. Балл за «Охряную Карточку» — только как за образ, эффектную картинку. Балл за короткую экскурсию в Дерри (но что я, по-вашему, Дерри не видел?). Балл за самое-самое начало, когда еще не знаешь, во что превратится роман далее. И — все, не знаю, за что еще добавить. Придется два балла сверху за то, что Король. Ибо не мне Королю такие отметки ставить.

Оценка: 5
–  [  18  ]  +

Стивен Кинг «Дорожные работы»

Гришка, 20 октября 2013 г. 06:08

Я восхищен Бартоном Доузом за то, что он остался собой.

Вот и вся моя, в общем-то, позиция касательно этого романа.

Доуза не раз в отзывах на книгу называют эгоистом, слабовольным человеком.

Мол, и жену подвел.

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Хороша, конечно, жена — взять и сказануть в лицо, что «все это было случайно, потому что так было надо» Конечно, настоящая любовь — настоящая редкость, и «привычка свыше нам дана, замена счастию она», все ясно, но такое — это перебор.

Мол, людей из компании подвел.

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Ничем, как раз-таки, он за все время работы в своей компании он их не подводил. И, как подчеркнуто было, заменить его ничего не стоило. Впрочем, подвести персонал прачечной в спальном районе, подчеркиваю, под снос — это надо что-то очень экстравагантное сделать.

Мол, и конец оказался таким, каким он оказался по одной-простой причине — надо было переехать спокойно, и жить себе дальше.

Но почему, когда жизнь кажется в корне неправильной, Бартон должен был сдать свой ПОСЛЕДНИЙ оплот?

Общество ориентировано не на личность, общество ориентировано на... даже не знаю... соты улья? Ну ладно, отставим в сторону общество. Просто проблема в том, что. как подчеркивается в конце романа, никому эти дорожные работы и нужны-то не были. Надо было просто в срок проложить столько-то метров полотна.

Хорошо, давайте предположим, что Бартону нужно было, как говорят американцы, «get his shit together», увязать концы с концами. А именно:

1) забыть о смерти Чарли-Фредди, оставить ее в прошлом и жить дальше;

2) забыть о всех обидах, нанесенных окружением в те или иные моменты;

3) дать городским службам снести свой дом;

4) переехать жить в безликую ульевую постройку. (Ну, или повкалывать еще и купить отдельный дом).

Но представьте себе:

4) Дом — это не просто квадратные метры. Дом — «там, где двери распахнутся, каким бы ты к ним не пришел». В Доме прошла жизнь. Не самая счастливая жизнь. У каждого человека должно быть место, куда можно придти и залечить себя хотя бы одной обстановкой.

3) Совершенно очевидно, что у Барта такое место одно, и его хотят уничтожить. Что будет, если взять черепаху и вырвать ее из панциря?

2) Иногда обид накапливается так много, что прощать их и дальше — быть вышеупомянутым слабовольным человеком.

1) Есть такие люди, которые не переносят подобные раны от жизни. Такие, как смерть сына, единственного сына. Они не плохие, они просто чувствуют тоньше других.

А счистить все это с Барта Доуза, пойти на беззубые слюняво-улыбчивые компромиссы — и где он, человек? Где душа, где он сам? Получается, чтобы пойти на компромисс с обществом, нужно дать ему поиздеваться над всем, что ты так сильно любишь, над всем, что тебя составляет? Чтобы по всему этому прошлись бульдозеры, а потом тебя бы похлопали по плечу, и ты бы улыбнулся — вяло, беззубо — в ответ? Вот, как, получается, идут дела в датском королевстве? Терпи, пока не перетерпишь?

В человеческой природе хороших вещей не то, чтобы много.

И современным обществом оно явно, хорошее это, не поддерживается в должной мере.

Так безумен ли Бартон Доуз?

Можно ли назвать безумным человека, который защищает из последних сил свой дом, свою жизнь, свой мир?

«У меня нет позиции», говорит он. Правильно, зачем кричать о своей позиции, выражать свое мнение, если тебя все равно никто не услышит? Остается только действовать.

А действие тут такого характера: на вас летит поезд, и вы понимаете, что уже не успеете сойти с рельс, а может, вам и не дадут. И в последний момент вы вдруг сжимаете кулаки, наполненные парадоксальной верой в то, что сможете, и бежите навстречу поезду с кулаками.

Обреченная война человека и самосвала. И простая истина: именно то, что даже осознавая победу самосвала, мы рвемся в бой, в конечном счете делает нас людьми.

Читать только в переводе Медведева. Так удачно отразить английский текст в русском — постараться надо.

Оценка: 10
–  [  16  ]  +

Стивен Кинг «Томминокеры»

Гришка, 20 октября 2013 г. 05:01

Томминокеры — это вторая из двух книг, которые мне порекомендовала бабушка, когда я только-только приступил к ознакомлению с творчеством Стивена Кинга (второй была «Долорес Клейборн»). Было это, дай Бог памяти, семь лет назад, когда я еще учился в школе. По ее словам, только эти книги у Кинга и можно было читать. Отчасти я с ней согласен. В моих глазах «Томминокеры» почти шедевральны.

Пусть кто-то и говорит про затянутость сюжета — но какая же эта затянутость? Часть первая: болезненные раскопки Бобби идеально взвешены и сбалансированны по атмосфере, поэтический вечер и путь Гарда к дому Бобби — ничего лишнего. «Модификации» — глава ключевая, готовит место действия под часть два. Вторая часть — тоже ничего лишнего, история города мерно накручивается на ось выкопанного корабля, сокрытого в земле, по меркам Кинга «социалки» в «Томминокерах» даже не очень-то и много, в «Под куполом» и «Необходимых вещах» ее не в пример больше. Да, конечно, читая третью часть, все торопишь развязку — но совершенно зря. Кинг финал не оттягивает, Кинг нас читать правильно учит, и мы ему еще спасибо должны сказать не раз. Да и побудьте хоть немного детьми. Кинг, все-таки, несмотря на все рейтинги проставленные, и пишет для детей, нашедших страшную книжку в пыльном, забытом всеми родительском шкафу и забравшихся на чердак, куда не пробиваются лучи солнца, почитать, и сам-то он, по сути, ребенок тот еще — с ребяческой же верой, что один хороший человек, не смотря ни на какие преграды, сможет взять верх над сколько угодно большим количеством людей плохих. Как же когда-то было здорово читать о таинственных раскопках, о чудовищах, скрытых в земле, о нелегком пути человека, который стремится найти место в мире, где все, ну абсолютно все, твердят вослед: ты — дерьмовый тип, и пользы от тебя никакой. Вообще, поражаюсь реакции большинства рецензентов на персонаж Джима Гарденера: «спившийся поэт, социальная единица с отрицательным значением», «человек неприятный, никчемный». Вроде бы на сайте любителей фантастики должны сидеть люди с меньшей степенью ханжества в крови, isn't it? ;) С подростковых лет я полюбил Кинга не в последнюю очередь за то, что он показывает людей такими, какие они есть. Не без недостатков, значительных недостатков. Вопреки, кстати, распространенному американскому клише о суперменах, идеальных душой и телом. Нет, настоящий и самый бескорыстный борец со злом — это такой вот оборванный Джеймс Эрик Гарднер, живущий в доме без печки, с пластиковыми завесями на окнах и читающий странные стихи в работающий от «атомного! электричества микрофон. Потому что когда ты встал на путь борца со злом и несправедливостью — ты не можешь быть идеален, в принципе. «Идеальным людям» бороться не с чем, у них и так уже все есть, и спившийся поэт для них та самая социальная единица с отрицательным значением. Путь победителя драконов/томминокеров/зла в людских душах — это путь страданий, и это осознанный выбор, выбор, который Джим, может быть, под влиянием обстоятельств, но все же — сделал. И только тот, кто хоть раз видел тьму у себя в душе, способен рискнуть сразиться с тьмой и победить ее. Хотя бы за историю становления Гарднера «Томминокеров» уже никак не назовешь неудачей.

Кстати, о Томминокерах. Которые, в первую очередь — паразиты не тела, а души. Данайцы, приносящие дары (а какие они, по сути, бесполезные — эти щебечущие машины и телепортаторы — в контексте романа это до ужаса очевидно: при всей заявленной в спецификации «полезности» ни одна из чудо-машинок Томминокеров не работает, как надо), данайцы, взамен забирающие души. Болезненные метаморфозы жителей Хэвена, все это обрастание щупальцами и выпадение зубов — право, частности. По сути, весь Хэвен сгнил заживо именно из-за потери своей души. «Книга дней» закрылась — так назвал это Кинг.

А ведь вся суть проблемы была изложена еще в споре Гарденера с инженером Тэдом. Легко не обращать внимания на статистику смертей в местах испытания ядерного реактора. Ведь реактор этот «кормит» целые города энергией. Как и удивительные машины Томминокеров, он привораживает своей удобностью, функциональностью. И мы забываем о самом главном. Мы обращаем жизни в цифры, цифры — в статистику. На статистику смотреть все же легче, чем на деревянный ящик, который опустят в землю. На статистику легко не обращать внимания.

Вообще, на все эти возражения о том, что человечество приковало себя к одной-единственной кормушке и альтернатив никаких, вспоминается цитата из другого прекрасного романа, «Going Out» Скарлетт Томас: «Понимаешь, если бы жизнь ценилась дороже всего на свете, нашли бы лекарство от рака вместо того, чтобы посылать людей на Луну. Или выпускали бы машины, которые не быстрее, а безопаснее. И вместо того чтобы изобретать самолет, добились бы сначала стопроцентной безопасности на море. Не знаю. Мне кажется, это дурость – делать машины из такого тонкого-претонкого металла, что в случае катастрофы ты получаешь максимум убытков и максимум увечий. Это же глупо. Почему не делать машины из резины или не окружать их магнитными полями, чтобы они отталкивались друг от друга, или еще что-нибудь?» В том-то и дело, что грустная правда кроется в следующем — жизнь мы не особо ценим. Поэтому и к различным «кормушкам» себя крепко-накрепко приковали, и цепи вышли прочные — деньги, потеря средств, временные неудобства, боязнь перемен, нежелание думать. Коль скоро мы не Люди, а «социальные единицы», да еще с какими-то «значениями», мы ценить жизнь не научимся. Значения легко обнуляются, единиц — море.

Ну, и напоследок — хочу отметить, как прекрасен сам текст, если читать его на английском. Несколько великолепнейших образчиков «потока сознания» и очень-очень много незаметно вплетенных стихотворных кусочков. Вообще, как всегда у Кинга, в «Томминокерах» есть и нужная сопровождающая текст музыка, и хорошо подобранные эпиграфы, да и поэтики непосредственно в этом романе куда больше, чем в существующих его русских переводах (не знаю, как все срастется с новым, готовящимся АСТ — современные тенденции перевода стихам не благоволят). И передать ее на самом деле не так уж трудно — главное, поймать эту волну. Представьте ненадолго, что и у вас есть какая-нибудь волшебная пластинка в голове, как у главного героя.

Нет, не могу не поставить заслуженую оценку «Томминокерам». Лично по мне, они дадут пару очков вперед и «Противостоянию», и «Необходимым вещам».

Оценка: 10
–  [  6  ]  +

Томас Харрис «Чёрное воскресенье»

Гришка, 11 октября 2013 г. 21:26

Странное дело — роман мне, мало того, что понравился, так еще и показался весьма и весьма душевным. Это, по сути, вообще не триллер как таковой, бесполезно в нем разыскивать динамику, крутые сюжетные повороты и гиперболизированных плохих и хороших дядь/теть. Это, опять же, не очень-то и роман о террористах — для настоящих арабских описанные террористы выглядят довольно мирно и интернационально, плюс еще, конечно же, женщина, пусть и очень умная, в «планировщиках» мусульманского теракта — фантастика чистой воды. Нет, книга, в общем-то, о Ландере и о зеркальном ему Кабакове.

Ландер служил своей стране верой и правдой — и в итоге, как тот самый Рэмбо, ей же брошен и забыт. Abandoned. Его боль даже не в обрушившихся на него проблемах — с женой, с устройством жизни вообще — его боль как раз-таки в этой чистой и удивленной обиде: отдав стране и делу буквально все, в итоге оказаться на родине каким-то изгоем, каким-то полумонстром, какой-то отработанной батареей. Ландер, впрочем, напоминает не только Рэмбо, но и Бартона Доуза из «Дорожных работ» Стивена Кинга. С одной той разницей, что Бартон Доуз ограничился взрывом для себя. Волею же Харриса, взрыв будет помасштабнее.

Далия — вообще для террористки удивительно человечный и теплый персонаж. И вроде бы кажется, что играет она с Ландером, что она змеюка-подлая-двуличная, машина для убийства, холодная и рассчетливая — но ведь у Ландера она как-то совершенно по-другому, в неожиданно положительном свете раскрывается. Да и будь все так уж плохо — осталась бы она с ним до конца на борту дирижабля? Можно, конечно, помянуть джихадовы ценности, но, повторяю — из всех «арабов-подрывников» на страницах книги Далия похожа на арабскую террористку меньше всего. Да и остальные-то, повторюсь, не слишком похожи.

А вот Кабаков — слишком «правильный» персонаж, чтобы понравиться. Слишком профессионально-хладнокровный, лощеный, патриот, полиглот. Не то, чтобы я против патриотов и полиглотов — никогда против таковых не был — но в контексте данной книги, однозначно

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
сочувствуешь гибели Далии и Майка Ландера, но НИКАК не гибели Давида Кабакова (несколько, признаться, неожиданной для американского романа).
Интересно, был ли задуман Харрисом изначально такой сдвиг стрелок симпатий — или получилось ненарочно?

В общем, понравился роман, понравился. Может, потому что мне нравится такой отчаянный тип персонажей — Ландеры, Бартоны Доузы и прочие, ведущие обреченную войну против всего. Несмотря на пролет мимо «арабской» кассы, несмотря на отсутствие элементов триллера как таковых — хорошая такая драма. Просто абстрагируйтесь от составляющей политической — данный роман больше о людях, чем о каких-то шпионских интригах. На «Молчание Ягнят» и «Красного Дракона» он не бросает тень совершенно, более того — он гораздо лучше (на порядок-другой лучше) обоих «Ганнибалов». Все, конечно, сугубо субъективно. Но я в «Черном Воскресенье» разочарован не был ни капли.

Оценка: 9
–  [  7  ]  +

Роберт Маккаммон «На пути к югу»

Гришка, 30 марта 2013 г. 22:15

Однозначно лучший роман Маккаммона. Добавлять что-то бессмысленно.

Любимый персонаж — Элвис. Просто потому что здесь он классный и по-настоящему элвисовый. За сцену с сумасшедшей фанаткой и перстнем в луизианских болотах — снимаю шляпу и глотаю соленые слезы счастья.

Отдельное спасибо Н.Ковалевой за превосходный перевод. Лучше читать Ковалеву. Колесников и вполовину не передал весь шарм.

Оценка: 10
–  [  6  ]  +

Вячеслав Рыбаков «Файл №224. Наш городок»

Гришка, 5 декабря 2012 г. 03:13

Я обожаю почти все, что сделал Рыбаков для этого цикла, и, в общем-то, наверное, я предвзят — сугубо как поклонник творчества Рыбакова безотносительно «Секретных материалов». Но, черт побери, это надо читать. Я не знаю, почему Малдер и Скалли глазами Рыбакова мне так близки... хотя, отнюдь, все я знаю. Да потому что они больше всего похожи на настоящих, живых людей, на полнокровных персонажей со своими предысториями и своими мыслями, с какими-то причудливыми тараканами в голове. Может быть, это, конечно, и не по-американски — работая в хаосе, подружиться с хаосом и смеяться над хаосом. Но то, что в сериале проступило в поздних сезонах, и, соответственно, поздних эпизодах, Рыбаков удачно применил на «стартовом материале», и отлично же получилось, черт побери. Еще и эпизоды-то достались Автору под стать. «Розыгрыш» и «Вдвойне Робкий». Показать изнанку людей, которые в силу причуды генов вышли за рамки людского понимания, сдабривая это таким жизненно-грустным ироничным лейтмотивом? Да, получилось. «Кровавое действо» и «Наш городок». Истории о том, как холодная практичность возвышается над ценностью человеческой жизни. Да, черт побери, получилось! «Длань наказующая»: скука маленьких городков иссушает мозги? Да, и как об этом любопытно написано! Хорошая (отличная, в случае Рыбакова) работа на материале «низкого полета» — подвиг.

Помните Ивана Сербина, знаменитого американского беллетриста, родившегося и всю жизнь прожившего в России? Да-да, того самого, который перенес много фильмов с лампового экрана постсоветского телевизора на книжные страницы для серии «Бестселлеры Голливуда»? Вспомните, как из «Кошмара на улице Вязов» он внезапно сваял нехилый психологический хоррор, из «Робокопа» — внятный атмосферный технотриллер, из «Назад в будущее» — непринужденную веселую фантастическую сказку. Он работал чертовски хорошо. И ведь, если подумать, все эти книги — для юношества. И если кто-то молодой и только делающий первые шаги в мире литературы, прочтет книгу с виду «несолидного жанра», написанную просто хорошо — с точки зрения стилистики и литературного языка — и если качество не оттолкнет его, он, поверьте, дойдет до серьезных книг и не столкнется с проблемой «продирания» через текст.

Вот и Рыбаков. Пишет очень хорошие литературные произведения для развлекательного книжного сериала. И Малдер и Скалли у него живые. И «вопят друг на друга, как старые супруги», и руку помощи друг другу протянут, и посетуют над своей долей, и удивятся людской жестокости. Все здесь. В нашем городке.

Оценка: 10
–  [  9  ]  +

Роберт Силверберг «Лагерь «Хауксбиль»

Гришка, 18 мая 2012 г. 17:04

Ну, в общем у нас тут один день Ивана Денисовича в кайнозойской эре. Конечно, можно придраться, что в лагере, наполненном революционерами разных мастей, нет особых противоречий, раздоров, разборок и жестокости. Хотя — Сильверберг показал людей, уставших до смерти. У них и сил нет уже никаких на пресловутые раздоры. Горстка стариков, запертых в далеком прошлом, без надежды на возвращение в привычный мир.

И, кстати, концовка очень злая, очень язвительная. С одной стороны —

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
да, развернули Наковальню времени в другую сторону, счастье.
. А с другой —
Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
кому туда, назад в будущее, возвращаться? Неду Альтману с его глиняной женщиной? Куесаде, который уже свыкся с тем, что он врач без лекарств? Баррету? Ну ладно, Баррет-то отказался сразу — туда. Самым логичным завершением было бы: Ханн отправляется в будущее — и Наковальню уничтожают.

Оценка: 10
–  [  5  ]  +

Роберт Маккаммон «Корабль ночи»

Гришка, 4 января 2012 г. 13:12

Ну, не такое уж это и «вагонное» чтиво — «Корабль ночи». Чисто с эстетической точки зрения тут придратся не к чему — роман ну очень визуальный, чуточку воображения — и можете жалеть, что нет такого аппарата, что преображал бы силу мысли в километры кинопленки. Картины Маккаммон рисовать умеет. Ну, и тема с древним «мертвым» кораблем, по сей день курсирующим вокруг райского островка — может и не новая, но пригодная для разработки и вспахивания, а позже и для получения нового, оригинального продукта.

Образы, конечно, перекочевали из фильмов. Пляжный красавец, красавица, яхтсмен, старик... До середины романа они, эти фигурки, довольно интересные и за ними умильно наблюдать, но, как и в фильмах, появились зомби — и ты уже смотришь только на них, и отодвигается как-то на задний план мысль, что живые герои постепенно сереют и их жизнь сводится к репликам, телодвижениям и выкрикам. Зато зомби здесь смачные. Классические ходячие трупы. Стертые суставы, движимые ненавистью. Всем, что осталось у них — за долгие годы заточения в брюхе затонувшей подводной лодки.

И вот еще какую до нас доносит Мак-Каммон нехитрую мысль — будь ты хоть трижды БЫВШИЙ нацист, разговор с тобой должен быть короткий и с предсказуемым исходом.

Оценка: 8
–  [  9  ]  +

Роберт Маккаммон «Кусака»

Гришка, 4 января 2012 г. 12:59

Боб молодчина. «Кусака» тому свидетельство.

Работает Боб — и, доложить надо, весьма успешно — на ниве Кинга. И пользуется джентльменским набором из его волшебного чемоданчика. Действие происходит в маленьком городке у мексиканских границ, где полно странных обывателей, непременно у кого-нибудь есть необычный заскок, кто-нибудь — местный «плохиш», как Мэк Кейд, непременно показана подростковая вражда и дружба (в этом романе — особенно ярко и трогательно). Изнуряющая жара и кусучий быт потихоньку ставят крест на мозгах местного населения, и так вялого, чтобы куда-то трепыхаться и что-то менять. А зачем — в Инферно с годами все и так устоялось. Все о'кей. Лежи на солнце, чеши пузо. И пусть продолжают грызться местные детишки с детишками-чиканос, и пусть приезжает дальше дорогой автомобиль наркоторговца, и пусть, и пусть, и пусть...

Да, в этой книге поначалу больше внимания Маккаммон, как и Кинг, уделяет именно людям, город населяющим. И получается у него хорошо, образы довольно яркие, специфичные, характеры довольно живые (хулиган, интеллигент, «простой парень», юродивый...). Фантастику вы получите только к середине книги — но зато какую зубодробительную. С прилетом двух гостей из далекого космоса, на планету, все еще отделенную веками от Прогрессорства Стругацких, все в Инферно становится с ног на голову, и жителям приходится сплачиваться перед неведомой опасностью.

Конечно, Маккаммон — писатель, в людей верящий (и кнопку на одном из двух паромов он бы не нажал ни в жисть:wink:). И так же безоговорочно все защищают Дифин, здесь не ждите трагедии в духе «Бури столетия». Опять же, здесь будут Маккаммоновские вояки — на этот раз тоже сугубо положительные, за небольшим исключением. Здесь уже есть привычная автору тема погони-за-преступником-полицейского-причем-полицейский-куда-больший-злодей-чем-преступник. Ну и злодей, хоть и похож он, судя по всему, на червяка из фильма «Дрожь земли», здесь жутко обаятельный и колоритный. Какие отпарывает перлы этот коп-монстр из другого мира! В конце можно даже пожалеть этого горе-охотника, на себе испытавшего — что такое разозленный землянин.

Отдельное спасибо за перевод Александровой, ибо язык и сленг здесь важная составляющая романа, и придают потрясающий колорит. И вообще, роман хороший. Хоть и спаяны тут два разных полюса — «бытовой» в духе Кинга и фантастический в духе американской киноиндустрии — вышло все довольно красиво и органично.

Оценка: 10
–  [  6  ]  +

Роберт Маккаммон «Ваал»

Гришка, 4 января 2012 г. 12:39

«Ваал» — пожалуй, самое слабое произведение Боба. Может, потому что самое первое. А может, потому что попало на самый конец волны «Омена» и «Изгоняющего дьявола». Плавающий сюжет о Повелителе Тьмы, вздумавшем в который раз захватить грешную землю, выглядит слабовато — уже на то время, на которое пришлось написание романа.

Есть несколько общих положительных черт, применимых, в общем-то, к каждому роману Мак-Каммона: масштабность действа — автор не боится «рамок» и полем боя может сделать хоть весь мир; красивые и интересные пейзажи — одна Антарктида как выписана. В общем-то, неплохо как персонаж прорисован отец Вирга — но человеку с литературным даром, проштудировавшему У.П. Блэтти и что-нибудь в духе «Ватикана» Аламо такой образ дастся легко.

А Ваал — вот где плач и смех одновременно. Больше всего похож на какое-то чучело на палке, запрограммированное на фразочки типа: «Я — будущий повелитель мира, смиритесь», или там «Все равно зло победит, и, кстати, бойтесь — я темый властелин, официальный представитель зла», или «Смирись перед данной властью мне, ибо я — темный властелин!». И так много этот Ваал болтает, что, кажется, ни к чему толковому в конце он не придет. Ну да, вокруг него накрутили этакий флер загадочности, вокруг его «доброго» соперника — еще больше, но заканчивается все предсказуемо —

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
привычным жестом Темного Властелина новенький высекает из руки Адский Огонь, потом превращается в Адского Монстра, потом начинается нелегкая борьба, в результате которой происходит спонтанная детонация и Главного Гада, и Главного Мессии и Спасителя Человечества.

Немножечко жалко, ведь можно было бы из всего этого — Антарктиды и пары сюжетных моментов — что-то да и слепить. А так — в мощь Ваала не веришь, да и читать, может быть, благодаря Колесникову, откровенно скучно.

Оценка: 4
–  [  2  ]  +

Павел Гросс, Екатерина Счастливцева «Файл №554. Тараканы в голове»

Гришка, 4 января 2012 г. 00:37

Вот после таких вот поделок (хотя, на самом деле, еще раньше выхода выпуска «Непорочное зачатие») стало предельно ясно, что с русскими печатными Секретными Материалами что-то уже не то.

Начало нормальное. Был в оригинальном сериале такой эпизод — First-Person Shooter (сценарий не кого-то там, а Уильяма Гибсона). Так вот, тут похоже. Потом появляются штатные сотрудники отдела «Икс», и все становится в интересное положение.

Малдер и Скалли здесть реально тормозят. Как испорченные роботы. Вся речь у них сводится к выкрикивании прописных истин и каких-то совершенно неуместных «М-м-м-м...», «Так-так...» и «Э-э-э-э...». Бывалых агентов ФБР русские фикеры либо опоили, либо подсадили на очень-очень сильные седативные препараты.

Сюжет, хотелось бы сказать, «нелинеен», но — нет, его просто здесь нет. Начинается с компьютерной игры, вызывающей галлюцинации, перетекает в забавное описание сражения Малдера с монстром (который в итоге для сюжета играет такую же роль, какую играет для женских половых органов хитроумно пришитый рукав), потом — в козни Курильщика, потом — в историю ребенка-мутанта, который, к слову, далеко не ребенок. Вот эпизод в пансионате надо читать: где же еще читатель узнает, что монахини поднимают воспитанников приюта гонгом с двадцатипятикилограммовым (!) молотом, а на Курильщика не действует даже отравляющий газ, который выдыхает чудо-мальчик? (подсказка от Криса Картера: последнее МОЖЕТ являться истиной. Которая, впрочем, снова — где-то там, за морем).

В итоге работа Гросса/Счастливцевой (того самого Гросса, что забацал «Молчание поросят», один из лучших «наших» фанфиков по сериалу для «крестокрылой» серии) представляет собой набор эпизодов, плохо увязанных друг с дружкой, из которых самый сильный и отлично написанный — встреча мальчика и пришельца на ферме. Вот его-то можно было бы от всей шелухи очистить и тиснуть в какую-нибудь антологию фантастического микрорассказа. Ибо все равно в концепцию сериала «Тараканы в голове» (а название-то было многообещающее) укладываются плохо, и при чтении ничего кроме отторжения не вызовут и у фанатов сериала (привередливых по природе), и у рядовых читателей, которым обширный театр сериала не очень знаком.

Оценка: 3
–  [  5  ]  +

Олег Лугин «Файл №663. Тварь из-под воды»

Гришка, 3 января 2012 г. 20:40

Плохо. Плохо! Ибо автор совершенно не следит за деталями. Интригу накручивает старательно — тут вам и чудовище озера, и компания молодых людей, которых потихонечку едят, и правительственные агенты маячат на горизонте... Намешал — и сам забыл, что писал. То Малдер заявляет, что в ванную без Люси он попасть не может — то спокойно туда заходит, имея ключ. То труп в озере — то растворен кислотой. Логика Малдера и Скалли и ход расследования — не хватило только лампочек над головами, как у братьев Пилотов, типо «А! Эврика! Это именно так! Почему — не объясню! Прозрение нашло!». И между прочим, имея довольно неплохой потенциал поначалу, автор завернул историю в махровый ковер в конце. Совершенно антинаучная идея о трансплантации человеческого зародыша в организм рептилии и использование Колонистами полученных тел как расходный материал для экспериментов. И — психологическая прорисовка персонажей просто плачет: потеряв жену — пусть и не очень-то любимую — муж играет в бадминтон с подружкой, спокойненько так — мог бы уж сразу надеть футболку с принтом УБИЙЦА — НЕ ДВОРЕЦКИЙ, УБИЙЦА — Я. В общем, ни как фантастический детектив, ни как фанфик по вселенной Секретных Материалов это произведение не смотрится. Писал фанат, выдумывая на ходу и не следя за сюжетом. Фантазия хороша, да порох сыроват.

Оценка: 3
–  [  6  ]  +

Эдуард Веркин «Расследования Феликса Куропяткина»

Гришка, 3 января 2012 г. 15:31

Серия книг, разумеется, детская. И рассчитана на определенный вкус и возрастную аудиторию. Но Веркин автор удивительный. Такую кашу сварил из топорища, пальцы откусишь.

Какая же грустная ирония красной нитью пролегает через весь «куропяткинский» цикл. Какая истинно русская печаль по славным временам. Автор ностальгирует по успенкинским «красным простыням», но картину рисует современными, близкими молодежи красками: харизматичный герой с говорящим именем Феликс Куропяткин, так или иначе втянутый в мистические события, и посмотрите, какая у него история-то богатая, аж зубы сводит от зависти — и призрака из альбома он видел, и мутанта со свалки он грохнул, и грызуна-вампира одолел — не без плотских потерь, между прочим. И прибор для исполнения желаний у него где-то дома валяется. Правда, испорченный и все делающий через пень-колоду. Герой имеет, опять же, довольно грустный и циничный взгляд на происходящее, хватаясь периодически за голову: когда ж оно все окончится. В общем, подросток-одиночка (умеющий, при этом, втереть себя в нужный ареал — с Выживателями-то как обошелся!), не по годам умный, в общем-то, обративший даже одного персонажа в свою веру — пресловутую Тоску. Остальные же — материал непригодный для обращения. Туповаты-с.

Ф.К. — помесь Плюмбума с Тимуром и всей командой. Образ, рожденный на пересечении темпоральных плит, написанный «советским» взрослым, не ослепшим под солнцем перемен, талантливым, не разучившимся наблюдать за детьми «нового» времени, новой эпохи — и подмечать любопытные архетипы. А вообще, этот Веркин, темная лошадка, ведь чертовски хорош. «Клуб выживателей» — ильф-петровские персонажи. А в таких сценах, как битва Куропяткина с пресловутым грызуном-вампиром, созерцание странных картин в заброшенном Доме Культуры, приход мертвого генерала, или поиски в лесу из «Жмурика-проказника» (а как вы хотели? «Кошмарики» — это вам не баран чихнул) — Веркин лихо затыкает за пояс по нагнетанию ужаса и ощущения этакой неуютности любого из трех Варго по выбору (вот кому писать русский хоррор!). В литературном мастерстве не откажешь Веркину ну никак. Этакий «Ундервуд» от детской литературы получается. Вопрос, конечно, в том, что мы пожелаем своим детям читать — Веркина или скучные, напыщенные истории с очевидной моралью, тяжеловесной нравственностью, слащавой детскостью?

Удивляемся еще потом, что молодое поколение не читает. А вы сыщите сначала читаемое. Веркин — он один, как и Емец в свое время. Только вот других всяких слишком много, и не каждый возьмет на себя труд искать.

Оценка: 9
–  [  5  ]  +

Ф. Пол Вилсон «Ночной мир»

Гришка, 30 августа 2011 г. 17:05

Надвигается вечная ночь навсегда, злая древняя сила из тибетско-китайского мира навлекает беды, все из-за того, что когда-то женщина и вырощенный в пробирке суперсолдат принесли в мир дитя без души, которое Зло использовало, чтобы приблизить Апокалипсис. Вестниками Апокалипсиса, разумеется, являются гигантские зубастые насекомые, вылетающие из дыр в земле. По ходу романа монструарий пополняется другими видами насекомых, разумеется, на борьбу собираются обычные американцы – неверующий священник, уличный качок-супермен, женщина, зачавшая Зло, врач, обладающий древней силой исцеления, и мальчик-аутист с аналогичными способностями, ну и бессмертный воин. Надо ли говорить, что ребята справятся.

Пришли за правдоподобностью — ошиблись дверью. Люди моментально свыкаются с тем, что на них напали зубастые насекомые – смешно. Все безоговорчно верят любому бреду (их ведут предчувствия), который им скармливают. Автор противоречит сам себе, сделав Наладчика Джека из коммерсанта добровольным дружинником в духе Бэтмена. Глобальный катаклизм – вечную ночь – можно было бы неплохо выписать через чувства разных людей, в конце концов, идея простая, но повертеть ее можно. Этим Вилсон не озадачивается. Апокалипсис неубедителен – панорамной картины нет.

«Ночной мир» — кинематографическое чтиво, но даже кинематографически оно мало что сможет предложить читателю. Гигантские жуки, бессмертные рыцари одиночки, Темные Властелины из глубины времен, апокалипсисы — все это уже было не ново на момент написания романа. По простому сравнению: «Ночной мир» раза в три превышает объемом «Туман» Кинга, но проигрывает ему в увлекательности раза в четыре, хотя изначально именно Вилсон, а не Кинг — автор «увлекательного» чтива. Получается проигрыш на собственной полянке.

Оценка: 3
–  [  6  ]  +

Деннис О'Нил «Бэтмен. Тёмный рыцарь»

Гришка, 9 мая 2011 г. 12:37

Наверное, правильнее всего было бы поступить вот как: не заказывать О'Нейлу новеллизацию «Рыцаря». Ибо нашлась бы чертова куча других людей, выполнивших бы задачу куда более достойно. С нашего-то берега — вообще, отдали бы лучше на откуп команде фанов (русскоязычных) — оглядываясь на иные творения, я уверен, получилось бы, да еще как.

А что же Деннис О'Нейл? Он подсовывает нам какой-то дешевый суррогат сценария, разбавленный крайне бедными и скупыми описаниями, нудноватыми диалогами, отступлениями не по делу (в начале нам так долго пересказывали сюжет предыдущего фильма, потом тянули резину о тяжелом прошлом Харви Дента, но в потрясающих сценах преображения Двуликого и финальной драки Бэтмена и Джокера он скупо отплевывается: «Харви поднял руку и сказал», «Джокер ударил Бэтмена — Бэтмен упал, ощущая боль», «Бэтмен ударил Джокера — Джокер упал, безумно хохоча». Нет, ТАК это не пишется. Действительно, на написание «ТР» нужен был либо очень талантливый человек, либо несколько фанатов с привитым литературным вкусом, либо — просто кто-то из признанных фантастов (но, учитывая плебейскость некую темы — вряд ли бы такое было...)

Оценка — истории, сюжету, персонажам — это, конечно, заслуженная девятка/девятка-с-половиной. А оценка халтурке Дэнниса — тройбан с минусом. И не говорите, что это — не заслуженно.

Оценка: 3
–  [  12  ]  +

Дин Кунц «Нехорошее место»

Гришка, 22 августа 2010 г. 20:22

На самом деле, этой книге не хватило немножечко оригинальности, а может быть, ее следовало прочитать до «Слез дракона». Ибо слишком уж схож сюжет — и, в общем-то, мне интересно, Кунц сознательно повторяет одни и те же сюжетные ходы?

Маньяк для Кунца — классика, и здесь все-таки выбивается в «плюс». Ибо это а) классический вампир, проникающий ночью в дома жертв и пьющий кровь спящих (очень сильные, кстати, эти ночные сцены — та, где Кэнди любуется женщиной в постели, та, где он убивает... ладно, не буду говорить, кого он убивает, ятобы не раскрывать сюжет), б) этот вампир создан плохой наследственностью и плохим воспитанием.

А вот мать маньяка, всячески потворствующая тому, чтобы из ребенка вырос монстр — это было. Это было в «Шорохах». Про плохую наследственность и мутагенный фактор наркотиков — было в «Слезах дракона». Единственное, что там мать отпрыска ненавидела — а Розель окружила Кэнди самой нежной любовью, будучи тоже монстром в глазах людей.

Две плотоядные сестрички-лесбиянки, живущие одним сознанием на двоих. Ново; Кунц избегает женщин-злодеек, а тут — целых две (три, считая Розель), да еще и такие колоритные. И — единственный обычный человек в семье, Фрэнк. Ну... не совсем обычный, но не такой необычный, как мать, брат и сестры.

Фрэнк, кстати, самый сопереживательный персонаж. Sad, but so true: от семьи, какой бы она ни была, не убежишь. И от себя не убежишь. Фрэнка — жаль, Бобби поступил с ним подло. У всех есть шанс на жизнь. На нормальную жизнь. У Фрэнка — был.

Детективы Бобби и Джулия — стандартные образы для Кунца. Положительные герои as is. Опять же, второстепенные Клинт и Фелина, дружбаны-японцы, ученые и особенно Томас выписаны лучше их, наравне со злодеями. Вот вроде бы Кунц развил прекрасную мысль о том, что все люди имеют право на жизнь — немые, слепые, подверженные спонтанной телепортации — и, как вы самостоятельно проследите по сюжету, перегнал стрелку на другой полюс.

Еще прекрасные описания другой планеты и алмазных насекомых. НФ-Кунц ранних времен вылез из-под половиц и сказал «Ку-ку!». Молодчага он, этот ранний Кунц. Бесстрашный и вдохновленный. Не то что брусоватый тип из 90-х.

Роман стоит читать, если вы не читали «Слезы дракона» и «Шорохи». Из этой тройки он — самый «художественный», «образный». «Слезы дракона» — самый психологически-прорисованный и самый «декадентский», труъ-хоррор без НФ-вставок. А вот «Шорохи» — самый бестолковый.

Оценка: 8
–  [  13  ]  +

Стивен Кинг «Под Куполом»

Гришка, 25 июля 2010 г. 20:29

Роман совсем недавно закончил читать в оригинале. Он неплох.

Но после «Дьюма-Ки» хочется большего.

Заскучать не дадут. Есть Купол. И Кингом он описан сильно. Как и сама атмосфера изоляции, «в гетто».

Даже несмотря на то, что «Под куполом» — это «Все живое 2: возвращение» (это, кстати, нехилый такой спойлер для читавших Саймака), или вольная новеллизация полнометражных Симпсонов, роман написан достойно.

Дэйл Барбара — душка, но до пьяного очарования Джеймса Эрика Гарднера ему далеко.

«Жертвенная дама» Бренда Перкинс скорее раздражала.

Клодетта недовыписана, но персонаж скорее «сюжетно-втиснутый», чем органично вплетенный.

«Гадкий гад» Ренни и его аффектированный сынок не по-Кинговски нарочито гадкие и аффектированные.

Всей душой болел за Шефа. Искренний мужик. Да я и сам «горьких людей» не люблю. ;)

Тот же случай, что и с «Оно» — конфликт локален, но подкупает эпичностью происходящего. Но если в «Оно» имел место былинный оттенок (история растягивается, история продолжается, город сатанеет), то здесь — скорее майкл-крайтоновский мотив репортажности (история строго ограничена во времени, проблема должна быть решена во что бы то ни стало), с хорошей Кинговской проработкой и обстоятельностью.

Оценка: нет
–  [  35  ]  +

Чак Паланик «Бойцовский клуб»

Гришка, 17 июля 2010 г. 19:19

Одна из популярнейших цитат книги: «Возможно, саморазрушение куда важнее самосовершенствования», но только где оно, это пресловутое самосовершенствование? Такое впечатление, что — в покупке престижных брендов.

Кто такой Джек/Дерден? Дурачок, что будучи Джеком, что будучи Дерденом. Он не колоритный злодей, не лидер масс, не mastermind-вдохновитель.

Джек — идеальное дитя культа потребления, выставившее претензии (глупые) родителю. В пресловутом самосовершенствовании он подчеркивает успех и богатство (прямым таким текстом); подчеркивает, что желает этого, мечтает об этом — но к чему оно в таком виде истинному бунтарю? Джек: хочет многого, но по сути не делает ничего. Да, он хочет кучу денег, дорогие обеды в ресторанах, дорогую одежду, высокое положение в обществе. Ладно бы он честно поступал по принципу steal and kill, так нет же. Все выливается в компенсацию и идею якобы о каком-то подрывающем основы циничном заговоре. Без определенной, в общем-то идеи — парни, давайте драться. Да давайте, с радостью, только толку-то? Смешно ставить боязнь среднестатистического белого воротника сжать кулаки и наставить фингал/получить фингал во главу идеологии. Это явно не история коммунистического переворота в реалиях поколения икс, это история о пустоголовости и претенциозности поколения икс as is. В сравнении с предшественниками, лизавшими ЛСДшные марочки, чтобы найти человеческую душу и тайну бытия, это вот все — показательно о том, что на тайну бытия и душу, тащем-та, начхать — главное Успех, Мужская Состоятельность и Тайный План.

Насчет Тайного Плана — отдельная музыка в произведении. Тайлер Дерден хочет Власти Над Человеками. Желательно, еще и Тайной (втыкаем на описание бесчинств в ресторанах и врезку порно-кадров в мультики), чтобы Человеки даже ни о чем не догадывались, а этот самый Дерден за стенкой хихикал бы. Но как-то все... больно мелко, право слово. Puppet-master так не поступает. Уровень не тот! И я не понимаю, что героического/культового/запредельно циничного и злого сделал Джек за описанный в книге период жизни. Нассал в суп? Кому он что доказал? Месть уровня бэ. Мыло и порох? Нефункционально.

Есть в литературе очень интересные бунтовщики. Есть Колфилд («Над пропастью во ржи»): мы показали другим, что мы не такие, как они думают, а в итоге — узнали себя чуть лучше; хандра, святой максимализм и последний романтик мира. Есть Бартон Доуз («Дорожные работы»): мы отказались от общества людей, ибо оно лживо; мы убили себя, потому что наш сад погиб, и никто его не спасет. Есть Кен Кизи и его гениальная «Гаражная распродажа»: мы выкурили не один план, чтобы ухватить Бога за седую бороду. Ых, кривая-то вывезла! Встречайте: «Бойцовский клуб»: мы пописали в суп и помахали кулаками. Это наша претензия. Мы — серьезные! «... в бойцовском клубе мы не такие, как в жизни...» — вот уж прямой указ приспособленцу, какой там, ребята, «бунт». Все у нас по двойной бухгалтерии. На ковре я сопля, а в переулке я «четкий парень»? Я не спорю, скрытый злодей восхищает циничностью и хитроумием, но этого-то у Тайлера ну совсем нет. Роман о бунтовской идеологии вырождается в лебединую песню комплексам и сублимации насилия в виде мочи в супе и разбитой хари «белого воротника», звучащую так напыщенно, что ей ну никак не восхититься. «Мы не идеальны», говорит Джек/Дерден. А когда вы были идеальны? «Белыми воротниками» будучи, что ли? Насмешили, содомиты.

Так, собственно, я к чему? Я к тому, что, в общем-то, БК — это такой кичеватый гопак на руинах, и выполняет его Паланик с хитрой улыбкой на непроницаемом лице. И это нетрудно понять. Но, завидев однажды утром в зеркале лик очередного Тайлера Дердена, проще плюнуть в бак с карамельным сиропом, чем измениться, правда? О'кей, но, посылая свой бесценный генетический материал в бак, давайте просто признаемся себе, что мы простенько, банальненько навандалили. Наставив синяк кому-нибудь левопопавшемуся (а не псу поганого режима, скажем, или сатанинскому маркетологу-рекламщику), мы сделали абсолютно то же самое. Подводить под это идеологию, Идею, бунтовскую идею — глупо. Старые бунты Сэллинджера и Кизи были хотя бы глубоко духовны. Они протестовали против стирания личности в мире, который стирает личность. Сегодня проявление личности — плевок в бак и фингал? И это, значит, нужно расценить как поиск своего «Я», да? Измельчали мы, господа бунтовщики.

Оценку не ставлю. Сложно оценить. С Палаником-то поговорить бы можно было, но какой разговор с Тайлерами Дерденами?

P.S. Фильм — стильненький и не о том, о чем книга. Как «Дюна» Линча.

Оценка: нет
–  [  2  ]  +

Дин Кунц «Ледяная тюрьма»

Гришка, 29 марта 2010 г. 16:11

Много отрицательных отзывов на этот роман, много положительных на некоторые другие, совершенно провальные, ИМХО.

Но в «Ледяной тюрьме» отстраненно оценить следует хотя бы то, что здесь Кунц постарался выдумать что-то завлекательное на материале довольно-таки популярном, и ведь выдумал же, причем «ледяная-полярная» часть задействована не с ленцой сказочника, а с обстоятельностью исследователя. И читать ее было отнюдь не скучно — конечно, сюжету она погоды делает мало, эта часть, но для такого про-крайтоновского романа явно не лишняя.

Интрига есть. Убийца — не дворецкий. С самого начала в него нас носом не ткнут. Для Кунца это плюс. Детективная составляющая для Кунца — это огромный плюс, с оглядкой на время написания и соседние с «Тюрьмой» произведения.

Под конец романа читателя ожидают неожиданные для сублимированного американца Кунца слащавые пассы в сторону русских парней, которые

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
вытащили полярников из сложившейся затруднительной ситуации
. Разумеется, автор заверит нас, что «эти ребята, наверное, никогда и не были коммунистами, потому что ни один коммунист не способен на такой подвиг», ми-ми-ми.

Лучше «Молнии», потому что обоснованнее. Лучше многого, написанного Кунцем в тот период времени.

Под свежим впечатлением поставлю 9 (хотя 8,5 было бы объективней).

Оценка: 9
–  [  24  ]  +

Стивен Кинг «Ярость»

Гришка, 21 сентября 2009 г. 23:21

Запрещаются такие книги, думаю, не из-за выстрелов в школах. Ну, наверное, и из-за них тоже, отчасти. Но это — Литература как есть. Без оглядок на принципы и риски. Между мнением автора и читателем — никаких сложных метафор, фильтров, искажающих факторов: я считаю так-то и так-то. А почему так — вот, смотри. Спорить здесь остается уже только с самим автором, мне вот только кажется, с оглядкой на иные современные произведения Кинга, что тот автор, что написал «Ярость» с нами на связь уже не выйдет.

Кто-то вот Санаева считает новатором: развенчание идеи «счастливого детства». Куда уж что-то развенчивать после «Ярости»? Там камня на камне не осталось. Нет его, счастливого детства. Это миф для тех, кто не задумывается. Для индивидуалистов, таких, как Чарли, такого мифа не было изначально. Лично для меня, сдается мне, тоже.

Здесь нет компромиссов. Личность — во главу угла; не эгоистическим фактом, а просто — фактом существования такого понятия, как личность. Социум — преступление. Люди в социуме — соучастники. Чарли устраивает суд. Присяжные в процессе сознаются в преступлениях. Потому что судья вооружен, безумен (по их мнению), и, похоже, шутить не собирается. А Кинг — он ведь на религиозности человеческой сплясал не раз. Здесь эта тема просто не названа прямыми словами, и есть два варианта: 1) отправляться с багажом невысказанного на тот свет не хочется; 2) почему бы не показать судье, что на его месте мог быть любой из присяжных, рискни он взять оружие? Спорить о лицемерии и стремлении присяжных сохранить жизнь можно здесь, в жизни — там, на страницах романа, позиция о «со-участии» все же победила.

Тэд — объективист — верит, что всех спасут. Останется тем, что он есть — до самого конца. Как и Чарли. Две позиции — абсолютное лицемерие и абсолютная открытость (с оружием в руках). В итоге так или иначе страдают обе. Но почему так много лицемерия — взрослого — в себе несут эти дети? Они ведь, черт возьми, дети еще. Вот что Чарли не дает покоя.

На самом деле, книга пророческая. Есть две личности. Сильных личности. К кому потянется большинство? В обществе, где дети умнее родителей — к Чарли, надо полагать. В обществе, где родителям наплевать на детей — вообще сложно что-то предсказать. И, как ни странно, крайне трудно представить себе общество, которое потянулось бы к Тэду, хотя объективно (в сегодняшних условиях, во всяком случае) можно было бы сказать, что к Тэду потянулись бы все, в том числе и те, кто потянулись к Чарли. Тэд защищает хрупкие прагматические позиции. Проблема в чем: на позициях Чарли — реальный фундамент: одна перемешанная в цемент личность. На позициях Тэда — большущая пустота, в которую Тэд, в итоге, провалился.

Запоминается пистолет, а не стрелок. Чарли сделал все возможное, чтобы именно стрелок стал главным — и, может быть, даже преуспел — там, на страницах книги. В жизни все проще.

Самый пессимистичный роман Кинга; самый безкомпромиссный. Это не «тварь дрожащая я, или право имею», а «человек, отчего же ты такая тварь?». Вправе ли мы осуждать тех, кто не смиряется, если мы всегда найдем миллион поводов, чтобы НЕ быть добрыми и сочувствующими друг другу?

Книга о всех тех, кто «покинут в ярости», песнь самой искренней и трогательной любви — им всем; редко встретишь подобное в литературе. Эта история о тех, кто мог (реально мог!) изменить что-то в нас. Но после того, как из школы выводят последнего, все, что остается — жить памятью и с замиранием сердца ждать, кто же будет следующей иконой, следующим пророком, которого мы будем любить и ненавидеть.

Наверное, мы не хотим, чтобы наши дети походили на Чарли. А иногда, наверное, стоит хотеть.

И да, школа никого ничему в итоге не научила — до Чарли (быть может/хочется верить). Тэда не научила даже обхождению без школы.

Оценка: 10
–  [  8  ]  +

Олдос Хаксли «Через много лет»

Гришка, 17 сентября 2009 г. 22:39

Hint: лучше роман читать в издании 1992 года. Сравнивая оригинал и существующие переводы, обнаружил, что не понимаю, почему предпочтение издатели делают переводу В. Бабкова. Перевод А. Зверева «И после многих весен...» структурно, образно и лингвистически, что ли, ближе оригинальному тексту Хаксли. Ну и, чисто по мне, выполнен бережнее в художественном плане.

Роман — один из любимых в творчестве Хаксли. Гротеск, черный юмор, черная скука мира. Все, как я люблю.

Оценка: 10
–  [  5  ]  +

Дин Кунц «Слёзы дракона»

Гришка, 14 сентября 2009 г. 14:15

Я люблю этот роман у Кунца по следующим причинам:

1) Все не так сладко, как обычно.

2) Все довольно-таки серьезно.

3) Элвис.

4) Приятные главные герои, которых не хочется убить.

В целом, именно этот сюжет — один из типовых у Кунца; неотличим от «Нехорошего места», «Логова» и «Шорохов».

Но здесь есть все составляющие хорошего хоррора: алогичный паранормальный злодей с качественной «визуалкой», атмосфера чего-то такого не вполне нормального и болезненного, чувство «на-грани-катастрофы» — всамделишнее такое, пусть даже катастрофа личная и только для ограниченного количества персонажей. «Нехорошему месту» не хватает третьего и отчасти второго, «Шорохам» не хватает всего, как и «Логову». И да, Элвис — один из лучших саундтреков к хоррорам. Обычно с подбором музыки действу заморачивается Кинг. Здесь же за этот прием взялся Кунц, и сделал все правильно. «Не плюйте на мои голубые замшевые ботинки», и вот вам пулька от меня, потому что «вы наполняете мое сердце любовью», what a vibe, what a vibe. Кстати, линия с перестрелкой в кафе, с одной стороны, вроде бы и изымается из сюжета с легкостью, но как бы без нее роман поблек. Это — то, на что Кунц очень редко разоряется: красивость.

Качественный перевод, когда текст не сознательно ухудшается переводчиком, а бережно поддерживается на плаву.

Оценка: 10
–  [  4  ]  +

Шейла Ходгсон «Обратное течение»

Гришка, 8 сентября 2009 г. 12:39

Довольно интересный рассказ. Добрый, и про мою любимую музыку. Про ее магию, что неподвластна смерти.

Написан просто, язык не блещет. Но сами образы хороши. Самолет, никак не пропадающий с посадочной полосы. Джаз в эфире. Неверие пилотов.

Таких штучек в разношерстном мистическом коротком рассказе не очень много, на самом деле, их надо ценить.

Прекращение издания «наборных» антологий и незаинтересованность в издании антологий Хичкока (которые, признать следует, на самом деле очень неровные и не всегда истории в них подобраны интересные) сегодня лишили нас подобного творчества. Жаль.

Оценка: 10
–  [  8  ]  +

Дин Кунц «Шорохи»

Гришка, 8 августа 2009 г. 19:09

«Шорохи» — одна из самых слабых книг в багаже Кунца. Слабее только «Лицо страха».

Становление убийцы? Нет. Более того, крайне околонаучное объяснение одной тонкости романа, а именно

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
слияния разнорасквартированных личностей.
. Чтобы выяснить, возможна ли реализация подобного, надо поставить крайне сомнимтельный с точки зрения общепринятой этики социальный эксперимент.

Легкий налет мистики в романе? Да он там вообще смешно смотрится. Не играют роли нужной ни эти скребущиеся зомби, ни этот подвал с жуками по углам. В этом романе всяческие, даже самые отчаянные попытки Кунца создать атмосферу провалились. Виной тому — чудовищно бедный язык романа и топорно составленные (именно что составленные, не написанные) диалоги.

---

— Хилари, ты очаровательна. Как всегда.

— А ты — в центре внимания. Как всегда.

Он улыбнулся и добавил мягким голосом.

— На нас смотрят.

— Конечно.

— Исподтишка.

— Ну да.

— Не хотят выдать своего любопытства.

— А мы не будем обращать внимания.

— Господи, разумеется, нет.

Хилари вздохнула.

— Не понимаю, отчего один столик важнее другого.

— Маркс и Ленин верили, что человеческая природа процветает в классовом обществе, если в основе его лежат денежные отношения и развитие, но не благородство рода. Мы внедрили такую систему повсюду, даже в ресторанах.

Подошел официант и поставил ведерко льда на треножнике. Уэлли все сам заказал еще до ее прихода.

— Маленькое замечание, — продолжал Уэлли. — Людям необходимо классовое общество.

— Почему?

— Во-первых, у людей должны быть желания, которые больше простого удовлетворения естественных потребностей. Должна быть разница. Если есть фешенебельный район, то человек станет работать больше, чтобы купить себе там дом. Если существуют разные марки автомобилей, то люди будут стремиться приобрести лучшую марку. Если есть привилегированные столики в «Поло Ланж», то посетители захотят завоевать право сидеть здесь. Это почти маниакальное желание занять положение, но именно оно создает богатства, увеличивает национальный доход. В конце концов, если бы Генри Форд не захотел подняться в жизни, никогда бы не было компании, давшей работу десяткам тысяч. Классовое общество движет вперед торговлю и предпринимательство, повышает жизненные стандарты. Классовая система дает людям ориентиры.

Хилари покачала головой.

— То, что я сижу за лучшим столиком, еще не значит, что я лучше человека, которому приходится довольствоваться вторым сортом. Какое в этом достоинство?

— Это символ достоинства.

— Все равно не понимаю, почему?

— Это игра по готовым правилам.

— Ты, конечно, знаешь, как в нее играть?

— Да.

— Я никогда не учила этих правил.

— Тебе следует этим заняться, мой ягненок. Это не повредит делу. Никому не хочется работать с неудачником. Всякий желает иметь дело с тем, кто сидит за лучшим столиком в «Поло Ланж».

---

Выражая мои впечатления от литературных достоинств произведения несколько стилистически сниженной лексикой,

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
е...л я такой расклад, господа.

И что главное, весь роман — этот «гениальный» стиль. Она вздохнула. Он сказал мягким голосом. Он пукнул. Бесконечная диалогичная речь, прерывающаяся периодически некоей скудной моралью и идиотическими рассуждениями.

Выражаясь бессмертными словами главного героя мультфильма «Гадкий Я», «и это литература? Я бы в два года написал лучше». (с)

Оценка: 3
–  [  2  ]  +

Питер Джеймс «Убийственно жив»

Гришка, 1 августа 2009 г. 19:03

Никаких впечатлений. Прочел просто чтобы убить время — посоветовали. Так как будто не читал. Совершенно серое повествование, неспешно тянущееся, как жвачка, прилипшая к ботинку. Сам главный герой суперинтендант Грейс — на редкость неживой, характер не показан, да и вообще книга скорее описательная, стиль визуален. Детективная интрига слаба, лишь под занавес автор «проснулся», и читать вроде бы стало интереснее. Но в итоге — ничего особенного.

Оценка: 6
–  [  2  ]  +

Г. Ф. Лавкрафт, Вильям Ламли «Дневник Алонсо Тайпера»

Гришка, 18 июля 2009 г. 22:38

Классический рассказ о дурном наследии и древних проклятиях. Немного на любителя — довольно часто это уже встречалось и в других произведениях классика, но здесь существенно переработана идея рассказа, есть и новые моменты — например, классические английские привидения. Как ни странно, это произведение мне нравится куда больше, чем тот же «Данвический кошмар», оно более таинственно (эффект усиливает то, что описаны события через дневниковые записи главного героя), и до самого конца не ясно, каким же будет финал — удастся ли герою преодолеть проклятие, или же он будет обречен на выполнение воли предков. В «Данвическом кошмаре» нет такой интриги, как в «Алонсо Тайпере», все прозаично и ясно с самого начала, поэтому для второго рассказа моя оценка будет выше.

Оценка: 10
–  [  4  ]  +

Чарльз Грант «Гоблины»

Гришка, 16 июля 2009 г. 16:17

В самом начале цикла «АСТ» выпустило несколько переводных книг-фанфиков. Среди них «Гоблины» и «Кровавый Ветер» отмечу особо. Автору Чарльзу Гранту удалось лучше всего приблизиться к оригиналу, сериалу X-Files. Его романам присущ тот неповторимый дух, который и делает просто хоррорно-детективную историю романом по мотивам того самого. Сюжет «Гоблинов» легко представить на экране, это вполне могло быть снято Картером, в то время как Андерсон и Мецрих написали какие-то боевики с Малдером и Скалли в главных ролях.

Оценка: 10
–  [  20  ]  +

Клайв Баркер «Книги крови»

Гришка, 16 июля 2009 г. 13:24

Ну что я могу сказать.

Безумно, безумно.

Только пусто как-то до зевоты.

Нет, вообще, нет-нет да и проглянет у Баркера талант. Он это как-то умеет. Многие его зарисовки похожи на картины сюрреалистического направления

Откровенно понравились: «Свинки Тифердауна», «Полночный поезд с мясом», «Яттеринг и Джек» и рассказ, название которого я не запомнил, но суть была такова: мужик, добровольно участвовавший в экспериментах с афродизиаками, движимый силой любви, сначала оприходовал в попчан здоровенного дядьку-полицейского, потом оприходовал не в попчан какую-то случайную студентку в подворотне, а потом и вовсе начал стены малафить и воображать, какие у него со стенами прекрасные дети могли бы получиться, если бы стены могли рожать от единения с людьми.

Но все-таки КАЖДЫЙ рассказ Баркера уступает его романам. На мой взгляд, только в крупной форме талант Клайва раскрывается и тратится на что-то стоящее. «Сотканный мир» тому пример.

Кто-то упоминал собственно, что Баркер — лавкрафтовский абсурд на новый лад, но в психоделе важно отразить какую-то планку «слома реальности». Сложно, конечно, отобразить словами то, что я хочу сказать, но попробуем. Представьте — реальность уподобим на время операционной системе. В систему нашу проник внезапно вирус. И все пошло-поехало: графический интерфейс рябью покрылся, курсор начал вращаться по окружности, значки покосились, фоны сменились... На ум приходит тот же Лавкрафт и «Мобильник» Кинга. Все идет КАК-ТО НЕ ТАК, вот что есть составляющая важная для психоделической литературы. Так вот, этого Баркеру не хватает в «Книгах крови». Не во всех рассказах. Но в определенной их части, достаточно солидной.

Местами трэш достигает таких вершин, что попросту уже не вызывает ничего, кроме смеха. «Король Голые Мозги» (ух, какое название!): монстра убивают камнем, смоченным в менструальной крови девственницы. «В холмах, в городах» — два персонажа нетрадиционной сексуальной ориентации путешествуют по холмам и городам, чтобы в итоге стать частью двух собранных из плоти человековой мегаботов. «Секс, смерть и сияние звезд» — мертвецы встают из могил и возвращаются в театр на Бродвее... нет, не с целью играть роли, а вспомнить непринужденную атмосферу порока, всех режиссерских шлюшек, все минеты в гримерке, все косо сидящие платья, обнажающие грудь, чулки в сеточку и всякое такое прочее. Далось оно им это все, мертвякам. И по каким же пустякам не лежится в спокойном гробу...

В общем, подведу черту. Любопытно, но не более. И очень-очень неравномерно. Стильный хоррор местами переходит в чепуху — в том месте, где автор настолько перебесился и обмалафился, что сюжет вырастает на голове у оленя.

Мои рекомендации к прочтению:

1, 2, 4 книга — более неплохо, чем никак;

5, 6 — постольку-поскольку;

3 — хыхыхы.

P.S. А все же жалко, что для того, чтобы найти что-то новое в популярном жанре, нужно его по-смысловому обесценить. Т.е. вернуться к истокам, где чистый хоррор ради чистого хоррора, кровь, мозг и кость летят в стороны просто так, чтоб летели. Но, кстати, даже не смотря на то, что лейтмотив задан именно такой, даже сам Баркер ему следует не всегда. Рассказ «Приди, Сатана», о промышленнике, решившем построить Ад на земле, тому ярчайший пример.

Оценка: 5
–  [  8  ]  +

Андрей Измайлов «Файл №225. Пустыня цвета крови»

Гришка, 14 июля 2009 г. 17:39

Топорную повесть «Химеры — навсегда» простить можно. В ней есть и свои плюсы, если подумать. Хотя бы потому что для цикла пародии на «Х-Files» вроде как в новинку. Но трилогию «Пустыня цвета крови», «Путь благословенных», «Операция «Скрепка» ни понять, ни простить нельзя.

Стиль. О, этот стиль. «Два черных мешка с несвежим говном...» — это как раз про это. Или это такой Маяковский в прозе... или авангадр...рдр...рд. Набор предложении, иной раз ВООБЩЕ не связанный между собой.

Юмор. Да, я понимаю, что Андрей Нариманыч не особо любит первоисточник и хочет его в грязюку-то да в нелогичность собственную суконным рылом-то помакать. Но макает он настолько истерично, что подходит под определение «обзавидовавшийся мстящий школьник». Юмор, мда. Причем уровень юмора — не ниже пояса, но ниже плинтуса. Фразочка из уст агента Малдера «Настоящие БЛЯДИ, сэр!» вырубает из повествования — не хуже той самой «набрякшей ладони»...

Ну и, конечно, сли воспринимать повести как часть последовательного цикла (а воспринимать хочется не всегда), то получается, что персонаж Бездонная Глотка дважды умирает. Один раз — в повести «Настоящая власть», другой — в повести Измайлова «Путь благословенных». Вообще-то, в оригинальном скрипте информатор уже другой и еще не умирает (хоть и сделает это позже). Зачем-то осведомитель Малдера показан геем. Неуставные отношения, сэр! Так давайте и Малдера... того. Предпосылки ж есть. Право, уже пустяки, что один из «Одиноких стрелков» назван Карлом, когда по сериалу и по всем повестям цикла он значится как «Байерс». И в других книгах серии он, соответственно, Байерс. А что до пропуска важных сцен (пока, НЛО над амбаром) — ну дык! Еще в «Химерах...» было. Но там хоть сгладилось забавностью.

Что мы имеем в итоге? Три немаловажных для сюжетной линии сериала эпизода сгублены.

Ну и ладно. Но вы не обижайтесь, товарищ Измайлов. Объективизм — штука хлесткая; назвался новеллизатором (получил деньги, читай) — полезай на борт летающей тарелки. Не забудь прихватить истину, ибо она где-то рядом. Забыл? Ой, нехорошо.

Оценка: 1
–  [  3  ]  +

Дин Кунц «Лицо страха»

Гришка, 11 июля 2009 г. 11:28

Кунц вобрал в роман «Лицо страха» все, что уже и без него заезжено до сквозных дырок: маньяк а-ля Джек Потрошитель, движимый идеей чистоты мира, доблестный предсказатель а-ля Ури Геллер (по совместительству — спортсмен, альпинист и идеальный любовник), сногсшибательная девушка предсказателя. Плюс еще безумный телевизионный говорун, который, как оказывается,

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
тоже маньяк.

Никакой интриги. Никакого развития действия (четверть книги — сцена спуска главгероев по стене небоскреба). Никакой новизны. Да еще и язык бедноват — хотя, может, перевод из рук вон плохой.

Оценка: 3
–  [  5  ]  +

Г. Ф. Лавкрафт, К. М. Эдди-младший «Пепел»

Гришка, 8 июня 2009 г. 19:53

Вспомните момент, где Брюс и Прэг вламываются в лабораторию профессора и находят там сундук; Брюс кидается к этому сундуку, утверждая, что Марджори Парди — там. Как он это узнал, если не видел, что профессор с ней сделал? Мужская интуиция, не иначе.

Обрамление — не-Лавкрафтовское. Злодей-ученый, придумавший жидкость, обращающую в пепел.

Исполнение — не-Лавкрафтовское. Слишком много человеческих чувств, неважнецки, к слову, выписанных.

А что здесь Лавкрафтовское, так с ходу и не скажешь. Чуть меньше, чем ничего, похоже.

Оценка: 4
–  [  9  ]  +

Г. Ф. Лавкрафт «Храм»

Гришка, 24 мая 2009 г. 21:45

Есть такая композиция у Марка Нопфлера — «Down With The Drowning Submarine», если не ошибаюсь.

Не скажу наверняка, что написана под впечатлением рассказа Лавкрафта, но послужит отличным саундтреком.

Рассказ прекрасный, конечно же, лишнего — ничего.

Оценка: 10
–  [  1  ]  +

Грэм Мастертон «Лэрд Дунайн»

Гришка, 23 мая 2009 г. 21:54

Очень хорошая, «атмосферная», добротно написанная новелла. Любопытна сама идея, вампиризм трактован неожиданно и вопреки традиционным историям о. Что еще понравилось, так это некоторая стилизация под шотландские фольклорные рассказы.

Клэр жалко, потому что отдалась на блюдечке.

Дунайна жалко, потому что он, черт побери, потрясающ. Гений гедонизма и шовинистичности. Получил по заслугам, впрочем.

Оценка: 10
–  [  6  ]  +

Г. Ф. Лавкрафт, Роберт Х. Барлоу «Ночной океан»

Гришка, 23 мая 2009 г. 00:13

Чистая поэтика, чистая эстетика. Очень жизнеутверждающая, кстати — для Лавкрафта.

Сродни полотну мариниста в спокойных тонах.

Рядом с океаном зачастую чувствуешь себя песчинкой.

Оценка: 10
–  [  9  ]  +

Г. Ф. Лавкрафт, Хезел Хелд «Ужас в музее»

Гришка, 22 мая 2009 г. 23:13

Разве вас никогда не пугали музеи (неважно какие — кунсткамеры, краеведческие), с большими залами, где звук каждого шага резонирует от стен и сводов, где за углом может обнаружиться скелет древнего человека или творение таксидермиста, навсегда замершее, как объемная фотография? Это действительно какой-то необъяснимый страх, страх перед древностью, в который отлично вплетается миф Ктулху. Если кому-то главный герой покажется невыразительным — это совсем не так. Это человек, у которого уже не осталось сил на яркие эмоции. Один страх превращает его в своеобразный живой экспонат.

Между прочим, прошедший год назад фильм «Ночь в музее» с Беном Стиллером местами очень явно ссылается на рассказ Лавкрафта. Пусть даже — в комедийном ключе.

Оценка: 10
–  [  26  ]  +

Межавторский цикл «Секретные материалы»

Гришка, 25 апреля 2009 г. 18:16

Секретные Материалы — часть моего скорбного юношества, хорошая такая часть, ностальжи. Причем именно ВОТ ЭТИ ВОТ Секретные Материалы. Фанфики и новеллизации, написанные соотечественниками для соотечественников. Покупать по сравнительно недорогой и интересной книге в день по пути в школу — хорошая альтернатива кошмарной столовской пище.

Что следует отметить: первый новеллизированный сезон (шесть книг по четыре эпизода) задал достаточно высокую планку. Старание проявили все, и по-разному. Андрей Лазарчук отличился панибратским отношением к героям, сделав эпизоды «мифологически-инопланетной» части по-настоящему задорными, бойкими, «молодыми», что ли. Читать было не скучно, зубами хотелось скрипеть — вперед, Малдер! Наподдай им, Малдер! За истину, мужик! «Монстров недели» тоже не обделили, отдельно хочу отметить дилогию Тумса, которую хорошенько так логически переосмыслили и объединили с линией незаконных правительственных экспериментов, «Истошные сны», в которых автор сделал упор на этакую бредбериевскую грусть, «Лед» и «Бог из машины», где авторы брали оригинальными находками вроде рассмотрения ситуации глазами разных персонажей, и даже — в «Боге...» — рассмотрения ситуации глазами свихнувшегося компьютера. В общем, первый сезон был сделан правильно.

Второй сезон, в целом, тоже не подкачал. Иной раз сборники прямо-таки радовали: «Корабль-призрак» и «Длань наказующая» были выполнены уже на уровне восхитительных «Гоблинов» Чарльза Гранта для той же серии: читалось одинаково нескучно, написано одинаково ярко, уход от духа оригинала — минимальный и не во вред.

Вот когда пошел заход на третий, там все уже было грустно. Не всегда, ибо остались «в деле» и очень крутой Вячеслав Рыбаков, и Ян Кельтский, и начинающий ловить кайф от процесса Точинов. Отличились выпуски «Список» — один из самых лучших в серии; «Раса господ» — один из самых мифологически-толковых; «Беспокойство» и «Аватара» чуть похуже, но — следующие в топе, авторы хотя бы не халтурили. Но уже тогда грустным сигналом к заходу солнца «крестокрылых» послужили «Погребенные заживо» (название говорит о многом), «Пустыня цвета крови» и «Откровение», где началась чехарда как с добросовестным отношением к новеллизации, так и с подбором оригинальных историй.

Что касается эпохи фанфиков в данной серии: на самом деле, издатели «Скрытой правдой» и «Швейцарскими часами» дали нам ясно понять, что прежней малины уже, ребята, не ждите, и так наелись. Но я не могу сказать, что на этой ниве было потеряно все — никак не могу: даже, казалось бы, метрворожденное «фанфиковое» направление разродилось прекрасными выпусками «Проклятие пандоры», «Агрессивная среда», «Молчание поросят», «Кинг-Конг мертв» (для этой книги даже Андрей Измайлов, автор приснопяматной «Пустыни цвета крови» придумал что-то неглупое и веселое...) Конец серии был грустным, криволапые тома и никакущие по качеству высеры вроде «Утечки мозгов», «Телепата», «Седьмого исхода» и занудные шипперские фанфики опустили на последнюю живую ноту «Секретных материалов» рояльных размеров крышку (надгробие?) с острыми ржавыми гвоздями.

Но, честное слово, ребята начинали хорошо и ребята старались. Всякое начинание живет, пока жив интерес и искренность. Когда пошли уже искуственные попытки заставить книжную серию дышать, она сама издателям намекнула, что в почившем состоянии ей явно пребывать приятнее.

И да, мне не было скучно по дороге в школу и из школы. И дома, с бутербродом в руках, ногами в тазике с теплой водой и с «Секретными Материалами» на коленках мне скучно тоже не было.

Оценка: 8
–  [  5  ]  +

Владислав Гончаров, Сергей Неграш «Файл №710. Телепат»

Гришка, 26 марта 2009 г. 17:57

В общем-то, это даже не пародия. Текст страдает клиническим идиотизмом в превосходной степени.

Здесь нет сюжета, как такового. Алогичные зарисовки, на грубый скотч слепленные воедино.

Здесь нет даже намека на литературный язык, словарный запас автора богат только на маразматичные междометия и вычурные нелепые конструкции.

Здесь нет «концепта», нет X-Files как таковых.

Очень низкопробно.

Оценка: 1
⇑ Наверх