FantLab ru

Татьяна Толстая «Кысь»

Рейтинг
Средняя оценка:
7.49
Голосов:
1064
Моя оценка:
-

подробнее

Кысь

Роман, год

Жанрово-тематический классификатор:
Всего проголосовало: 95
Аннотация:

Мышь — она всему голова. Ведь, казалось бы, что это такое — мышь? Маленький серый комочек? Пищит под полом, а ловишь её — она только вжик хвостом, и нету её? Ан нет. Ведь мышь — она основа жизни. Всё она даёт человеку. И мясо для похлёбки, и шкурку, да и хвостикам сушёным применение есть всегда. Мышь — и валюта самая крепкая. За связку мышей на торжище много чего можно выменять. Даже книги. И тогда, когда завьюжит, и кричит тёмными ночами в лесу страшная кысь, принесёшь в избу уголёк, затопишь печь, нальёшь похлёбки мышиной, и читаешь книги, Фёдор Кузьмичём, Слава ему, написаные. И забываешь на время о мамане, от огнецов помершей, о Васюке Ушастом, у которого ушей видимо-невидимо, о Варваре Лукинишне, у которой сотня гребней петушиных, и даже об Оленьке-красавице тоже забываешь. Одна печаль — мало книг хороших. А читать — страх как охота...

Примечание:

Роман писался 14 лет, с 1986 по 2000 год. Из этих 14 лет, по словам Толстой, четыре года она не писала ни строчки.


Входит в:

— сборник «Кысь. Зверотур. Рассказы», 2009 г.

— антологию «The Big Book of Science Fiction», 2016 г.


Лингвистический анализ текста:


Приблизительно страниц: 223

Активный словарный запас: средний (2902 уникальных слова на 10000 слов текста)

Средняя длина предложения: 48 знаков — на редкость ниже среднего (81)!

Доля диалогов в тексте: 24%, что гораздо ниже среднего (37%)

подробные результаты анализа >>


Награды и премии:


лауреат
Мраморный фавн, 2000 // Роман

Номинации на премии:


номинант
Русский Букер, 2001 // Русский Букер

номинант
Бронзовая Улитка, 2001 // Крупная форма

номинант
Интерпресскон, 2001 // Крупная форма (роман)

Похожие произведения:

 

 


Кысь
2000 г.
Кысь
2001 г.
Кысь
2003 г.
Кысь
2003 г.
Кысь
2007 г.
Кысь
2007 г.
Кысь. Зверотур. Рассказы
2009 г.
Кысь
2009 г.
Кысь
2011 г.
Кысь
2015 г.
Кысь
2016 г.

Аудиокниги:

Кысь
2001 г.
Кысь
2009 г.
Кысь
2011 г.
Кысь
2012 г.

Издания на иностранных языках:

Le Slynx
2002 г.
(французский)
Kys
2003 г.
(немецкий)
The Slynx
2007 г.
(английский)
The Big Book of Science Fiction
2016 г.
(английский)





Доступность в электронном виде:

 


Отзывы читателей

Рейтинг отзыва



Сортировка: по актуальности | по дате | по рейтингу | по оценке
–  [  30  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Тяжело оценивать это произведение, поскольку оно — сатира, насмешка над русским обществом, даже не так, над русским народом. Ни постапокалипсис, ни странный говор, ни повествование, этим странным говором написанное, ни фантастические твари не скрывают высмеивания автором проблем России, а так же непомерное раздувание этих самых проблем. Все мысли главного героя, его реакция на такие вещи как слепое повиновение власти, отсутствие и подавление инициативы, стукачество, нелюбовь к ближнему, неуважение старшего поколения говорят о том, что это нормально. Более того, не следует выделяться из толпы и даже если что-то тебе не по вкусу, прикуси язык и делай как велено.

То, что автор написала (по крайней мере пыталась) это произведение языком простым, можно сказать, языком российской глубинки, чем пыталась достучаться до масс, вызывает только отторжение.

Итог: это не антиутопия, это сатира. Но сатира обычно высмеивает конкретные пороки человека или общества, в этом же произведении автор не высмеивает, а раздувает свое недовольство русским обществом. Нельзя так, свою Родину надо любить.

Внимание!: отзыв написан под влиянием патриотически чувств.

Оценка: 3
–  [  28  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Бичевать пороки нашего родного общества — завсегда тема, притягивающая различные премии. «Ах, как верно опять описали всю скотскую сущность нашу» — воскликнет критик, и поставит плюсик. Потому что если не поставишь — значит, человек невысокого интеллекта, загнобил автора за то, что режет правду-матку.

Оно может и правду-то резать и не вредно, но у меня от таких книг всё же злость поднимается в душе. Потому что автор как бы говорит нам — «вот, я вижу кучу дерьма, и все мы в ней, а как из неё выбираться — это дело не моё, я вот вам показал, какие вы все скоты и гады, а теперь берите — и становитесь лучше». На мой взгляд, как фантастике, то есть, литературе будущего, зовущей и направляющей — цена такой книжке ноль. Но, конечно, ноль я тут не поставлю, потому что написано-то неплохо, только не про то, что я считаю нужным. Ну, и человеком невысокого интеллекта прослыть тоже нельзя.

Оценка: 5
–  [  16  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Ох и любят всяческие авторы-изобличители кинуть в народ «Кто виноват?», а затем начать просторно отвечать на ими же заданный вопрос. «Кысь» — ответ, несомненно, ехидный и в чем-то талантливый, но только лично мне такие ответы уже не особо интересны, да и не нужны по-хорошему, и оценивать их как-то взвешенно даже уже не хочется. Надоело. У нас тут в кого ни ткни, каждый второй виноват. Вы лучше, господа и дамы извлекатели людских пороков, написали бы что-нибудь про другое извечное «Что делать?», а может и, неровен час, выдали бы какое бойкое «Есть такая партия». А то плачь о том, как все плохо на Руси-Матушке уже века в нашей литературной традиции раздается. Каюсь, сам грешен, иногда повыть люблю. Но все же цветы произрастают даже в самых засушливых пустынях, и их можно найти, если конечно искать, а не перемалывать без конца песок в одних и тех же местах.

Оценка: нет
–  [  7  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Любимая книга! Практически любое событие сегодняшнего дня можно описать цитатой из Кыси.

Взять последствия, например, как у Никиты Иваныча. Или коня, который на самом деле мышь. У нас вот символ города изваяли в виде коня с черепом конфигурации бегемота (: Насилу прежние объяснили горожанам, что негоже это — под бегемотоконем себя чистить... Про хвощи моченые да зеленые яйцы, что мол вред от них, объяснить не смогли ):

Или вот книги. Нет ничего чище и ярче, хоть и выносят их на помойки кучами.

Нет, мне нравятся и прежние, несущие ко гробу руководство по управлению мясорубкою, и перерожденцы, смакующие реальную жизнь с паюсной под водочку за 3 62, и даже Оленька, хоть и кучу щепы за вечер наскребает

И да! когда санитары, обряженные в чумные балахоны с респираторами, приезжают на третьи сутки после вызова к ковиднику, так и бегут от них соседи — чур, не меня!

Одно слово, тонко и любовно выстроенный миф, родившийся от посещения сельского отхожего места образца 1986 года.

Провидческая книга, что говорить!

Оценка: 10
–  [  30  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Кин-дза-дза постапокалиптики. Деревенская проза в фантастическом антураже. Лубок и социальная фантастика в одном флаконе. И — язык. Уникальный, неповторимый, никогда прежде не бывший. Со времён замятинского «Мы» не было в нашей литературе такого удивительного, сочного, специально изобретённого языка. Через язык мы входим в головы героев и видим их действительность — уродливую, ущербную, однобокую. Действительность, где зайцы прыгают по деревьям, а в хвойных лесах растут радиоактивные финики. Действительность, где мерой всего является мышиная шкурка, а котом именуют гигантскую мутировавшую крысу. Действительность, где червь считается лакомством, а людей запрягают в сани. Действительность, где нет памяти, нет знаний, нет морали, зато есть чтение, ставшее всеобщей потребностью. Действительность, где искусство — это лозунг власти (сбылась мечта древних философов!), где распоследний обыватель говорит цитатами из классиков, а посреди города стоит памятник Пушкину. Но как же душно в этом мире! И дело даже не в санитарах, рыщущих по городу в поисках спрятанных книг, не в мурзах, наслаждающихся своей вседозволенностью, не в Болезни и её Последствиях. Дело в людях — убогих, эгоистичных, полных суеверий. Лишённых даже минимального чувства солидарности. Не ведающих, что такое — человеческое достоинство. Сбегающихся на казнь как на праздник. Боящихся чеченцев, санитаров, Болезни, Кыси, собственных соседей — всего на свете. Потому что они — одиноки, и случись что, никто им не поможет. Наоборот даже, прибегут и весь дом растащат. Средневековье во плоти, но без сдерживающих оков религии. Общество, поражённое коллективной амнезией. Человечество, охваченное массовым инфантилизмом. С понятиями о добре и зле на уровне пятилетнего ребёнка. Объединение людей, так и не ставшее народом. Каждый сам за себя, и лишь Кысь одна на всех.

Оценка: 10
–  [  17  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Я пыталась, честное слово пыталась, но не вышло. Меня подкупили неотталкивающая аннтоция и хорошая оценка книги, у меня совершенно нет предрассудков, что современную русскую литературу нельзя читать. Но с этой книгой не сложилось.

Во-первых, она совсем не попала в мое настроение. Точнее, она коррелировала с моим не шибко хорошим настроением и самочувствием, но мне надо было что-то диаметрально другое для выправления эмоционального фона. Читать же про чужие Последствия (а по простому, увечья и мутации) вот совсем тошно было.

Во-вторых, мне сложно продираться через такой язык повествования. Бывает, что изобилие слов под старину делают книгу более лиричной, а бывает — более задористой. Тут же не вышл ни того, ни другого.

В-третьих, сам сюжет. Он не динамичный, тут почти нет развития сюжета (по крайней мере в начале), он просто описывает жизнь поселения людей. Я не люблю читать про этаких быдловатых местами людей, мне и в жизни хватает подобных зрелищ.

А о чем вообще книга? Когда-то где-то на земле случилась катастрофа, которая уничтожила цивилизации. Некоторые люди пережили это, но почему-то мир все-равно скатился в дремучие века, где чуть ли не колесо приходится изобретать заново. Меня просто дико мучает вопрос: остались же люди — и таких не мало, — знавшие прежнюю, высокоразвитую жизнь, неужели они не смогли перенести и адаптировать свои знания на новую жизнь? Или они забыли о самых простых понятиях, что им даже коромысло пришлось вводить в оборот через много лет после катастрофы? (Я книгу не дочитала, может там дальше это как-то разъяснялось?)

Оценка: 3
–  [  25  ]  +

Ссылка на сообщение ,

С одной стороны — есть язык, есть повествование, продуманы герои.

С другой — все сделано, чтобы от книги тошнило. Коцентрат депрессухи. 96 градусов.

Человечество деградирует, а культура еще осталась — и постлюди, которые уже мутировали до почти животного состояния — от этой культуры отслаиваются, как высохшая краска от стенки. Постапокалипсис литературы — её смыслы уже никому не нужны, хлотя взгляды шарят по строчкам.

Казалось бы — успех? Чего еще желать автору фантастики, если достигнут серьезный эффект?

Но уж больно длинные политические уши торчат из текста.

Такая вещь, имхо, на «ура» издалась бы в третьем рейхе. Потому как оплевывание людей в ней — искренне. Сделать из человека — быдло.

Многие в рецензиях вспоминали 451 по Фаренгейту. А я вспомнил советский мультик о злом волшебнике, скучающем падишахе и порошке, который позволял превратиться в кого угодно.

«Мутабор».

И автор превращает людей — в животных. Достаточно умело.

Знаю, что моя оценка — 4 — кажется заниженой. Но тут уж не за хореографию снижалось, но за артистизм.

Оценка: 4
–  [  9  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Ох, долго шёл к этому роману… Впервые услышал его по радио, чуть не двадцать лет назад, в пору, которую ещё вправе назвать детством. Это, помнится, была монопьеса Алексея Дубровского, но выпуски её были до обидного короткими, да и слушать регулярно не всегда получалось – так что в памяти она осталась какими-т о мутноватыми, но атмосферными, тоскливыми, а иной раз страшными, но тут же весёлыми отрывками. Позже я, кстати, нашёл запись в интернете, хотел послушать, но слушать целиком было тяжело, из-за частых (очень уж частых) вставок – мяуканья, охов, ахов, скрипов и т.д. и т.п. – впрочем, как оказалось, передающих атмосферу романа очень верно. Позже, когда стал работать в библиотеке, специально выписал эту книгу, что б прочитать самому – а она постоянно оказывалась на руках! Причём были такие товарищи что только и делали, что её перечитывали! И вот, наконец, я умудрился её перехватить…

А читать начал со страхом – ведь так оно бывает: что-то оставило впечатление в детстве, а потом, перечитываешь, и разочарование, будто холодным дождём окатывает. А тут нет – покатился роман сразу! Вчитался я в него с первых строк! И полюбил его с первых строк, так как иначе-то и нельзя, весь он чудесен, и язык его – это просто пиршество, блюдо изысканное, но при этом родное до восторга. И мир прекрасен – пожалуй, впервые вижу столь обаятельный постапокалипсис! – расписанный запоминающимися диковинными красками, такой вот свой, удивительный, забавный, с какой-то невероятной почти мультипликационной гипертрофией, но сочно, густо живой, правдивый в чувствах, иногда до сосущего ощущения невесть откуда взявшейся, пронизывающий душу тревоги, чего-то невыразимого словами… Да что там, одним этим можно наслаждаться – миром, языком; смеяться, тревожиться, удивляться яркой авторской выдумкой.

Но, а дальше пошло. И превратился роман не просто в набор чудных брейгелевских, но при этом таких родных русских картинок, а в литературу – ту самую, высокую, что иной раз жжёт и во всём веселье выдаёт муку, бьет по глазам жестоко горячей рукой правды. И стало понятно, что как настоящая, да притом именно наша, русская литература, это всё не про будущее, не про мир после ядерной войны, а про настоящее, если не сказать вечное. И вечное сквозит в этой блистательной сатире, в искажённых забавных картинках – вечное и, сквозь смех, горьковатое. И страшно становиться за Бенедикта, ибо он действительно Кысь, и путь его это взлёт вверх по властным ступеням и падение вниз по ступеням духовным; а, казалось бы, оторвался от глупого мира, от себя как от дурака, прочитал сотни книг, стал «одухотворён», да только читаючи ничего не понял – и оттого-то кажется, что от книг этих не добро, а скорее зло, а если брать шире, если человек пуст в душе, костный, то и «искусство» и знания ему не помогут, а только наворотят бед. Да за мир страшно, мир, в котором карлик-глава выдаёт всё, от изобретений до стихов, за своё; в котором революция (а бунт и очищающий финальный всполох – это уж как водится в великой русской литературе) приводит к тирании большей, в которой даже самый а-ля Шариков скотина своё место найдёт и правит с кровью; да и Прежние с их столетней мудростью и памятью о прошедших до Взрыва временах только и могут, что своим кругом воздыхать о нравственности, но при этом ни-ни передать свои знания или изменить этот мир… Горчит всё это веселье. И сатира эта – нет, не кажется оскорбительной (как например мерзкая сатира Войновича), а именно горькой, так как правда не оскорбляет; а тут за этим всем – правда, и её чувствуешь душёй, её видишь вокруг, и знаешь, что всё это действительно наши, русские, национальные черты, всё это у нас в душе есть, в народе есть, в обществе есть. И потому я считаю, что роман этот – настоящая русская литература, большая литература. И настоящая сатира, большая, исконная (и в то же время яркая, авторская, новая, свежая) – из тех над которой и насмеёшься вволю, и позже, пусть про себя, в тайне, но и нагорюешься тоже вволю, ибо жизненная правда тоже в ней, под ядреной коркой чудаковатого, уморительного постапокалипсиса и кремовой пеной тонкой литературной игры. Удивительная книга, которую, мне кажется, я прочитаю ещё не раз!

Оценка: 10
–  [  6  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Кысь это НЕ фантастика. По детски наивно пытаться определить жанр этого произведения как постапокалипсис. Приблизительно так же как заявлять, что «Преступление и наказание» это детектив. Да и для той и для другой книги это верно. Формально. Но и там и там, внешние атрибуты жанра не более чем рамка для картины. Вы ведь не ходите в Третьяковку любоваться рамами вывешенных там полотен?

Кысь это прежде всего психология. Психология главных и второстепенных персонажей и ее выражение во внешний мир. Вот здесь как раз и нужны эти странные декорации утрированно убогого и лишенного даже минимальной логичности мира. Автор, гиперболизируя внешнюю среду создает условия для изучения внутреннего мира персонажей. А персонажи то сплошь знакомые и именно это и пытается донести до нас Татьяна Толстая — оглянитесь, вы уже веками живете в мире «Кыси». Именно так — «вы».

Но это так, в пределах полемики с предыдущими ораторами. Нельзя философское по своей сути произведение загонять в шаблоны. Тесно ему там.

А что касается оценки книги. Язык великолепный, яркая стилизация под текст конца 18 начала 19 века. Эдакие повести Белкина в фантастическом антураже. Не зря автор так долго «вылизывала» обороты и подбирала слова. Это, пожалуй самое лучшее в книге. Что касается остального, то мое мнение — книга получилась сильная, но ровно в такой же степени книга получилась поганая. В том смысле, который вкладывали в это слово на средневековой Руси. Это чуждое, откровенно нечистое и малоприятное прочтение человеческой сути от весьма своеобразного человека. Буквально с каждой строчки сочится презрение к людям и снобизм к беспросветности их бытия. Причем, текст оставляет ощущение, что автор себя позиционирует «над» своим миром. Разделяя себя и их — своих героев и их прототипов. Причем сострадания к героям вы здесь не найдете. Скорее какая то беззубая ненависть автора к собственным персонажам.

Эта книга из тех, после которых хочется помыть свой мозг с мылом, из тех, после прочтения которых возникает стойкая антипатия к автору, как личности. Это же как надо ненавидеть окружающих тебя, что бы «выстрадать за 14 лет» такое... Прямо какая то фабрика по производству желчи.

З.ы. Осталось ощущение, что автора просто корежит, потому как все единогласно и подспудно в ее адрес отзываются: «Как-то большего я ждала от представителя Толстовского семейства» (с). А самое страшное, что и автор похоже понимает, что от нее «кровопролитиев ждали, а она чижика съела». Вот и мучает ее, гнетет слава предков, в черную депрессию загоняет... ну а дальше, применяется классический для русской интеллигенции способ выхода из депрессии — «обосри все вокруг — на коричневом фоне собственная серость лучше выделяться будет».

З.ы. Правильно читать название — Татьяна «Толстая Кысь».

Оценка: 8
–  [  4  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Не ищите интересного в фабуле, но роман IMHO заслуживает прочтения любителем словесности хотя бы потому, что является связующим звеном между позднесоветской НФ («Москва-2042» Войновича) и половиной новой русской фантастики. Без «Кысь» не было бы ни «Истории будущего» Сорокина, ни Крылова-Харитонова со своим Буратино, да и некоторые эпизоды «Метро-2033» Глуховского указывают на возможное влияние.

Жаль только, что Татьяна (провозившаяся с романом 14 лет) так и не сообразила, что спроса на сатиру в духе Салтыкова-Щедрина в XXI веке уже не будет. И таки осталось у меня впечатление, что описания постапокалиптического мира XXIII века слабоваты (но тут кто какие описания больше ценит). Во что превратились железобетонные развалины? Как они делали бумагу? (Тут кто-то напомнил про «Посёлок» Булычёва, где нехватка бумаги была серьёзной проблемой.) Остались ли над рекой Москвой наши мосты или переправлялись при помощи чего-то своего? Чем были покрыты дороги? Какая часть Останкинской башни (ну а с какой ещё высотки Кремль был бы виден на юге) устояла? Вместо всего этого Толстая рассказывает мне о том, как выглядит декабрьский закат, как будто за двести лет следует ожидать больших изменений относительно того, что я и сам знаю.

Оценка: 8
–  [  11  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Пожалуй, «Кысь» — одно из самых любимых моих произведений. Глубокое, умное, необычное, тревожное.

Кто главный герой книги? Бенедикт, трансформирующийся из глуповатого простака (даром, что сын «прежней») в злого и опасного (но от этого не менее несчастного) санитара? Или невидимая, но вездесущая Кысь? Или все жители городка Федоркузьмичска (слава ему!)? Нет, гораздо шире: все мы, российское общество, сама страна наша, большая, но бестолковая. Именно о нас и о ней ведет своё удивительное повествование Татьяна Толстая. Это все мы, голубчики, виноваты в том, что наша Россия как-то исподволь, незаметно превращается в тот самый Федоркузьмичск, где обладание книгой (читай: знанием) становится опасно для жизни: разве наши попы уже не начинают сжигать на кострах неугодные православию книги, громить выставки, засуживать инакомыслящих? Это наш недосмотр, что балом правят ограниченные умом и ростом хитрованы и ворюги Федоры Кузьмичи и все его мурзы. Это наше будущее талантливо описано в книге.

Кто-то скажет: это гнусный сарказм на Отечество. Нет, патриотам «Кысь» читать явно не стоит — во избежание баттхерта. Для них есть куча другой, менее интеллектуальной фантастики. «Кысь» — для людей думающих, адекватных, критически мыслящих.

Ну и отдельных слов заслуживает язык книги. Это — настоящий пир для лингвистически озабоченных читателей: что ни фраза — то жемчужина, что ни слово — то изумруд!

Огромное спасибо автору за чудесное произведение, заслуживающее самых высоких оценок!!!

Оценка: 9
–  [  5  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Какое-то двойственное впечатление остается после прочтения первого романического опыта Татьяны Никитичны.

С одной стороны, «Кысь» писалась 14 лет. И где-то к середине происходит полное погружение в языковую среду романа. Даже ловишь себя на мысли, что начинаешь невольно использовать его языковые конструкции в своей речи.

Но вот с архитектурой постъядерного мира как-то не получилось. Не ведомо Татьяне Никитичне конструкторское ремесло, увы. Отсюда множество нестыковок в сюжете и мотивации героев.

К примеру, если некоторым героям по 200-300 лет, и они прекрасно помнят доядерную эпоху, то почему же современное им общество никак не может выбраться из неолита и даже не в силах зажечь огонь, сохраняя его посредством угольков?

***

Действие «Кыси» разворачивается через несколько столетий после атомной войны, на развалинах бывшей Москвы. Мутанты и перерожденцы пытаются выжить в чуждом для них мире, где водятся летучие зайцы, курицы улетают на юг, а главный веселитель и наркотик – ржа. Вновь проходя все стадии развития человечества – каменный век, рабовладение, средневековье и далее, наверное, к очередному Взрыву.

Движущий мотив главного героя – чтение книг. Причем, важен именно сам процесс, содержание вторично. На одной полке соседствуют и стихи Пастернака, и журнал по коневодству, и даже таблицы Брадиса. Именно книги приведут Бенедикта в опричники-санитары и подвигнут на революцию местного масштаба.

Весь вопрос – насколько убедительна такая мотивация. И даже шестипалый Пушкин не спасает повествование.

***

«Кысь» невольно сравниваешь с «Метро 2033». Та же исходная позиция, но в мир, описываемый Глуховским, почему-то веришь. Веришь, что все шесть лет, в течение которых писался роман, Дмитрий сам провел в подземелье. А к Толстой доверия, увы, не возникает. Получилось такая интеллигентская рефлексия на воображаемый мир со множеством аллюзий на Платонова, Замятина и прочих антиутопистов начала 20 века.

Но, тем не менее, книгу надо прочесть обязательно.

Все-таки, веха в русской литературе 2000-х.

Оценка: 7
–  [  2  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Произведение оставило налёт недописанности... Нескладная картина из проблесков Кафки, Стругацких, Тургенева. Язык Толстой, определенно хорош, но в сумме, произведение не показалось мне не то чтобы незаконченным, хотя и это тоже, но и цельным. Нечто без внятного начала и конца. Не понимаю и не принимаю.

Оценка: 4
–  [  17  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Меня хватило ровно на одну главу этой, с позволения сказать антиутопии. Такой тупой, унылой, графоманской дряни мне до этого читать ещё не доводилось. Поставил произведению оценку «единица», но думаю что всё-равно сильно переоценил.

Оценка: 1
–  [  12  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Сатирический этнографический роман-антиутопия. Хочется определить его «славянским стим-панком», но уж больно мало там механизации, а все мутации, да деградация.

Главный герой романа Бенедикт («собачье имя») живет через 200 лет после ядерного взрыва. Кто и что взорвал — история умалчивает, и как бы дает шанс и нам лицом не ударить, и Загранице нам помочь. Живет себе голубчик — мать-отца схоронил, писарем трудится (три поколения интеллигенции в семье все же), радуется, что Последствий никаких у него нет... А поди ж ты! Женился мезальянсом. К жене в терем переселился. Тесть его своему ремеслу обучил, книги старопечатные показал... Вот житуха пошла! Читай! Толстей! А все на душе Кысь скребет. Все волнуется.

Почему «Кысь»? Кысь — это русская тоска, она же пушкинский сплин, она же неприкаянность. Я даже думаю, что не было у них такого зверя. Он просто в каждом свой живет — и гнетет, и гонит. И перерождение Бенедиктово — оно тоже не физическое было, а скорее эмоциональное, метафизическое. У него на душе камень тянет, следит, не отпускает, так и он в чьей-то душе стал камнем! А как описывается «муза» поиска книг? Да это же страшный сон, геноцид и все такое!

Книга для тех, кто любит читать о читателях и книги о книгах. Но красной строкой через весь роман идет мысль, что мало читать, нужно осмысливать. И что не список прочтенного формирует личность. И личность сама читает в книгах только то, что хочет читать (наш голубчик вот все про баб вычитывал, а морали не извлек ни на грамм).

И еще здесь о зависимостях. И самые ужасные зависимости те, что питают души власть имущих слоев, ведь с их молчаливого согласия творятся многие беззакония...

Чего больше в романе: взгляда в будущее или обиды за прошлое? Не знаю. Но то, что детство Никиты (отца автора Татьяны Никитичны Толстой звали Толстой Никита Алексеевич) отличалось от детства Никитичны так же сильно, как наша жизнь и жизнь Федор-Кузьминичска — однозначно. Зато есть точный ответ, что жизни за МКАДом нет, что на жизнь вечную, да с бонусами, может рассчитывать только образованная часть общества. А обычные люди годны либо в перерождение, либо на мутации, и влачить им жизнь бедную, беспросветную, пока очередной взрыв не бабахнет.

К издательству претензий нет. Книга приятная на ощупь, плотные страницы, достаточный размер шрифта. А вот к автору... Ох, но какое ей дело... Она была в Париже, ей сама Марсель-Марсо чего-то говорил... 14 лет писать роман, да все по заграницам. Слова колкие, речь не льется, а крошится... К каждому сеансу «мата» проведена тщательная подготовка... Нет... Так в деревне не выражаются! Там либо так живую и щедро плещут, либо вообще не пользуются.

В общем, книга рафинированное, эстетская. Наверное я многого не поняла из-за недостаточности образования. Наверное, со временем она выстрелит, раскроет новые смыслы, будет обязательна к прочтению школьникам. Да и мне она в принципе понравилась, но чего-то не хватило... С детьми Бениными вопрос мутный, финал какой-то куций, стиль в последних главах подкачал. Как-то большего я ждала от представителя Толстовского семейства.

Оценка: 6


Написать отзыв:
Писать отзывы могут только зарегистрированные посетители!Регистрация




⇑ Наверх