FantLab ru

Михаил Елизаров «Библиотекарь»

Рейтинг
Средняя оценка:
7.57
Голосов:
363
Моя оценка:
-

подробнее

Библиотекарь

Роман, год

Жанрово-тематический классификатор:
Всего проголосовало: 45
Аннотация:

Советский писатель Д.А.Громов оставил после себя несколько обычных третьесортных книг в жанре соцреализма: о трудовых буднях колхозников и подвиге нарвской заставы, и т.п. Но при определенных условиях эти книги дают читающему Власть над окружающими. Создаются стихийные общества любителей книг Громова, идут тайные битвы за обладание новыми экземплярами Книги.

В произведение входит:

5.58 (12)
-

Обозначения:   циклы   романы   повести   графические произведения   рассказы и пр.


Лингвистический анализ текста:


Приблизительно страниц: 314

Активный словарный запас: невероятно высокий (3687 уникальных слов на 10000 слов текста)

Средняя длина предложения: 63 знака, что гораздо ниже среднего (81)

Доля диалогов в тексте: 27%, что гораздо ниже среднего (37%)

подробные результаты анализа >>


Награды и премии:


лауреат
Русский Букер, 2008 // Русский Букер

Номинации на премии:


номинант
Русский Букер, 2008 // Студенческий Букер

номинант
"Сталкер" / Stalker, 2013 // Переводной роман (Россия, 2007)

Похожие произведения:

 

 


Библиотекарь
2007 г.
Библиотекарь
2008 г.
Библиотекарь
2009 г.
Библиотекарь
2010 г.
Библиотекарь
2012 г.
Библиотекарь
2016 г.
Библиотекарь
2019 г.
Библиотекарь
2020 г.

Аудиокниги:

Библиотекарь
2013 г.

Электронные издания:

The Librarian
2015 г.
(английский)

Издания на иностранных языках:

Le bibliothécaire
2010 г.
(французский)
Il bibliotecario
2011 г.
(итальянский)
Knjiga mudrosti
2012 г.
(сербский)
The Librarian
2015 г.
(английский)





Доступность в электронном виде:

 


Отзывы читателей

Рейтинг отзыва



Сортировка: по дате | по рейтингу | по оценке
–  [  26  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Кроваво-красная, абсурдная на первый взгляд, из-за сочетания подъёмного крюка и надписи «Библиотекарь», обложка книги смотрела на меня куда бы я от неё не прятался. Я долго не мог решиться её взять, но в итоге подумал, что это было бы неуместной тавтологией. Я еле дождался пока на мой формуляр оформят другие издания, быстро расписался и вышел из библиотеки. Но обложка надолго отпечаталась у меня в памяти.

Произведение действительно не об обычном библиотекаре. Позволю себе согласиться с мнениями многочисленных критиков и рецензентов, что оно о «человеке, не вписавшемся в капитализм», о великом Мифе, об утерянных идеалах. Возможно, что это единственное, в чём я с ними согласен.

Сюжетные ходы, конечно, не блещут новаторством: ничего не подозревающий молодой человек становится наследником главаря подпольной организации, члены которой вводят его в новый мир, невидимый для обывателя, построенный на могуществе Книг советского писателя Громова. За недолгое время он успевает прикипеть к своим соклановцам, затем потерять их и наконец стать названным внуком одной из первооткрывательниц силы упомянутых выше Книг, попутно потеряв связь с близкими и став бессмертным.

Сила, Ярость, Память, Терпение, Власть, Радость и Смысл — вот на каких струнах играли свои партии громовские Книги. Но всё, что они дают на самом деле не более чем фантом, рождённый сознанием их читателя — человека, ищущего ориентир в этом зыбком мире.

«Беллетристический», как его принято называть, стиль Елизарова не даёт слабину, что также позволяет книге претендовать на принадлежность к лучшим образцам отечественной литературы.

Надо отметить, что как и любое качественное художественное произведение, этот роман проходится по всем порокам общества. Позволю себе реминисценцию, то ли клином, то ли свиньёй. Тут тебе и «ползучая коррупция», и аферы вперемешку с жестокими расправами, и даже само закрытое общество читателей Книг, таинственность которого будоражит сознание. Обвинения автора в «чернухе», конечно, небеспочвены, и читателю приходится буквально продираться сквозь описания битв, но стоит лишь взглянуть на ленту новостей, как вы поймёте, что Елизаров нарочно утрировал объективную действительность, доведя её до такого уровня абсурда, который служил бы ещё и цели показать отчаяние людей, доведённых до крайности. Все эти герои, по большей части маргиналы, демонстрируют срез современной России, состоящей из людей с простой, но смелой душой, которым для полного счастья нужна только вера. Пусть даже если это вера в несостоявшееся будущее, в Советский «Небесный Союз» каким он мог бы быть.

Резюмируя, хочется отметить, что Елизарову удалось создать такой роман, который также может влиять на читателя и в этом его заслуга. При всей пессимистичности стиля, сопряжённой с иронией, автору удаётся вселить доброе и светлое чувство ностальгии, а затем и надежды. Надежды на то, что в данный момент где-то в бункере ткёт над страною Покров бессмертный читатель.

Оценка: 10
–  [  11  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Елизаров в «Библиотекаре» изящно и хитро пробрался в пространство мифа. От того и могут показаться неоригинальными сюжетные поворты. Как-никак, мифы существуют более десяти тысячелетий. А значит, ждать от такого повествования ВНЕЗАПНЫХ происшествий немного наивно. Здесь важен не сам нарратив, с архисюжетом, а его население — архетипы. Они, у автора, примерили неожиданные одежки (та же крановщица Данкевич). Так, совковые замусоленные типажи наполнились сияющей энергией древних смыслов. И Елизаров виртуозно провел их сквозь весь сюжет. И, ни разу, первобытное коллективное пламя не прорвало тщедушную оболочку персонажа – современного человека. Сам текст, от того, приобрел свойства эпического текста, но, что удивительно, не растерял авторского высказывания.

P.S.: Очень веселая книга. Ну, Вы уже поняли.

Оценка: 10
–  [  10  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Родись Филип Дик вдруг в Советском Союзе, звали бы его тогда… Конечно же, Михаил Елизаров. И стал бы ГГ в его книгах ни, допустим, «Королем Эльфов», а «Библиотекарем»… И даже стиль автору менять не пришлось бы!

А если бы в Советском Союзе незадолго до Перестройки родился, скажем, Квентин Тарантино, то звался бы он опять же Михаилом Елизаровым. А Ума Турман в этом случае играла бы в фильме НАШЕГО Тарантино ни «Черную Мамбу», а все того же «Библиотекаря»...

Искренне рекомендую «Библиотекаря» всем, кто любит крышесносящий сюр, отвязный стеб да и просто хорошую самобытную литературу.

Оценка: 10
–  [  7  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Оригинальная идея — волей автора труды третьеразрядного советского писателя — соцреалиста обладают мощью, многократно превосходящей «Фауст» Гёте, способной наделять прочитавших запредельными возможностями.

Как следствие — из случайно узнавших о свойствах книги происходит формирование клубов читателей — почитателей книг Власти, Памяти, Ярости, Силы, Терпения, кроваво конкурирующих между собой за экземпляры чудодейственных книг, устраивающих кровавые многотысячные рукопашные бои в стиле битвы на Куликовом поле, при этом за эпичными фразами, описывающими события, ощущается закадровый сатанинский хохот автора, откровенно стебущегося над своим творением. Тем не менее, роман написан хорошим литературным языком, грамотно и доброкачественно.

Как основная идея- существует некий Замысел, вложенный в свои творения писателем- создателем книг, который поражает своей глобальностью. Участь главного героя — раскрыть и исполнить этот великий замысел.

В общем, рекомендую к прочтению, безусловно, строго для взрослых читателей.

Оценка: 10
–  [  19  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Мрачноватое «постсоветское фентези». Однако, не ждите развязного колорита пановского «Тайного города».

Мистическая проза Михаила Елизарова мрачна, кровава и жестока.

Литературные параметры романа, вышедшего в середине 2000-х автор мастерски удерживает в ностальгическом стиле советской литературы. Такие сюжет, сценизм, образы героев вполне могли бы встретится в романах советских классиков соцреализма. Однако, горькая ностальгическая тоска, и вызванная её беспощадная жестокость событий, это сейчас, сегодня...

Автор говорит устами одного из героев «Я тоскую не потому, каким был СССР, а по тому, каким бы он мог стать...» Именно такую беспростветную тоску, о несостоявшемся новом мире, я встречаю порой у окружающих меня людей, не важно, в России, Израиле или другой стране.

Именно эта тоска толкает героев романа на кровавую и беспощадную борьбу, даже не за идеи, а за краткую пямять о них.

Не смотря на чрезмерно кровавые сцены, и слабо оформленный финал, перед нами безусловно неординарное произведение, достойное внимания и высокой оценки.

Оценка: 9
–  [  10  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Против ожидания — скорее понравилось. Хоть я уже и знаю, что от М. Елизарова не стоит ждать слишком многого; но и у него бывают несомненные удачи.

Сама идея (что любая, пусть даже хреново написанная, книга — если ее прочитать «под настроение» — может доставить кайф, который... не снился никакому наркоману) — конечно, спорная и парадоксальная, но именно этим интересна.

Много стеба (автор умудрился своим выстрелом задеть одновременно две «мишени»: разборки между библиотеками до ужаса напоминают сетевые баталии вокруг любимого и нелюбимого «чтива» (Олди в «Золотаре» тоже, помнится, затронули тему холис%@чей — но там они ее как бы «со стороны» видят, глазами сорокалетнего кухонного «интеллихента». А тут — прямо изнутри. Во всей, так сказать, «красе»).

...И одновременно — все эти сражения напоминают «махач» в духе юных <s>бандюков</s> ролевиков: самодельные доспехи и оружие, «из кривой эстонской лыжи вырезают меч эльфийский…». — все присутствует! Даже и не скажешь, что хоккейные каски «воинов» библиотекаря Шульги (а также пресловутый крюк бравой крановщицы!) хоть чем-то отличаются от снаряжения «толчков».

А еще в романе имеются шутки, понятные прежде всего землякам автора — то есть харьковчанам («Широнинская читальня», хе-хе...) Когда читаешь, например, у Олдей все эти отсылки-«пасхалки», связанные с их (и Михаила!) родным городом — почему-то не производит впечатления. А тут — действительно, было смешно.

(Кстати: имя писателя-соцреалиста, Дмитрий Громов — не очередная шутка Елизарова?.. Кто их знает, этих тусовщиков со «Звездного моста» ;))

Главный герой книги — «двадцатисемилетний перестарок», недо-интеллигент, получивший такое же недо-образование (ну, или что-то типа этого), и суетливо мечущийся по жизни в поисках своего места в обществе. Разумеется, он со своим «оченно богатым» внутренним миром никому вокруг не нужен.

«Я пил водку крохотными глотками, и раскаленные пьяные слезы текли по щекам. «Ну как же так, а? – бессильно вопрошал я. – В чем я провинился перед тобой, жизнь? Разве не ты сладкоголосым квартетом клялась много лет назад (...) пора-пора-порадовать меня веселыми друзьями, счастливым клинком и красавицей Икуку? Я же подпевал тебе, жизнь! Я же поверил! Как жестоко посмеялась ты надо мной! Близится к концу мой третий десяток, а верных друзей нет и не будет, слабая рука никогда не познает эфеса…»

И вдруг жизнь, пусть и запоздало, но все же расплатилась, вернула обещанное, только сделала это слишком неожиданно, из-за угла, так что я не успел разглядеть свое счастье...»

Идеал, ради которого живет Вязинцев, «вымышленное детство, настолько сердечное и радостное, что в него сразу верилось из-за ощущения полного проживания видений, по сравнению с которым реальные воспоминания были бескровным силуэтом», как вы уже поняли, откровенно высосан из пальца — и сам Библиотекарь это знает. Но полагает, что он не хуже любых других выдуманных идеалов, за которые жили и умирали многие поколения людей... Каждый из нас должен рано или поздно выбирать, т. ск., каким богам молиться. Елизаров предлагает такое решение; можно с ним не соглашаться — однако выбор автора (и героя) стоит уважать.

Ну, а финал (так не понравившийся уважаемому С. Соболеву)

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
создание над страной «купола», защита от тлетворного влияния Запада
по-моему, просто издержки жанра. Надо же было хоть как-то закончить книгу (М. Е. сводит сюжет к обычным истинам и банальностям, упрощая его... но этого все равно было не избежать). Не стоит придираться по мелочам ;))

Одним словом: в отличие от «Pasternak'а» и «Кубиков» (местами удачных, но в общем и целом — нелепых), эта вещь гораздо серьезнее. Написано прилично; послевкусие оставляет неплохое (во всяком случае — НЕ гадкое. А это уже плюс...)

Оценка: 9
–  [  9  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Смотрю, этот роман Елизарова то с любовью величают прекрасным образцом ностальгии за великим Мифом, то хают как пафосно-патетический плач о «совке». Это, видимо, зависит от того, кто как лично относился и продолжает относиться к советскому прошлому. Мне вот сперва показалось, что это добрая довольно-таки ирония над вышеупомянутой ностальгией, ирония, в которой одновременно присутствует и сочувственное понимание. Но роман крепчал, понемногу захлебываясь в кровавом абсурде, ирония все больше и больше походила на сарказм, а потом и вообще на жестокую — но и бессильную — насмешку над людьми, неспособными хоть куда-то идти, если их не пичкают звонкой пропагандой, не ведут суровой рукой к великой цели, не вышвыривают в подвиг, как вышвыривают некоторые отцы своих детей за борт лодки, желая научить плавать. Но теперь я опять думаю: может, привиделось? Может, и вправду чуть насмешливая ностальгия? А может, самая что ни на есть воинственная союзофилия? Молодец все-таки Елизаров, никогда точно не понимаешь, где он еще серьезен, а где уже разгулялся и паясничает вовсю.

В любом случае, стилистически книга очень удачная, вкусная, элегантная. Сочетание выспренной, пафосной речи, которой как раз и мог бы писать сам таинственный писатель Громов, приторно-правильных поступков и персонажей, которых мог сотворить он же, с атмосферой бандитских разборок девяностых и гротескного, «тарантиновского» насилия дает впечатляющий эффект. Да, как сказали многие до меня, боевые сцены местами выглядят затянуто, а к концу книги уже и скучать начинаешь от всех этих обезглавленных, пронзенных и раздробленных нехитрой подручной утварью, но с другой стороны, именно реки крови создают ту атмосферу, от которой фантастическая громовская эпопея начинает играть символическими красками.

Стоит прочтения.

Оценка: 9
–  [  5  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Жил-был безвестный советский писатель-фронтовик Громов, творивший в духе соцреализма. Таких в СССР сотни. И не было бы в этом ничего интересного, если бы за право обладания громовскими книгами не шла кровопролитная война. И в этом закрытом мире поклонников романы имеют совсем другие названия: Книга Силы, Книга Власти, Книга Смысла...

Роман прекрасен в своей изящной мрачности. Давит обыденностью средневековой жестокости. Первобытные схватки «читателей» ужасают. И ведь таких сцен полно в разнообразном фэнтези: кровь, отлетающие головы, крики... но всё это там воспринимается нормально. Но когда наши современники (врачи, инженеры, студенты) кромсают друг друга топорами на ночных сборищах... от такого становится страшно.

И во всё это, неожиданно для самого себя, попадает молодой Алексей Вязинцев. Сразу с головой в омут. Ради того, чтоб против воли узнать, что такое «неусыпаемая псалтырь».

Оценка: 9
–  [  3  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Для каждого найдутся недочёты, если присмотреться внимательно. Не бункер то, но клоака обезумевшего матриархата.

Общее же впечатление — язык. Не зря поставлена отметка «активный словарный запас: невероятно высокий».

Когда случилось упоминание Парамонова перед битвой — посерьёзнел. Только вот следом «Ночь прошла...» вывела книгу в разряд тонких форм, уловителей волны.

Посвящение особо красочно. И про советский Покров.

Блестяще.

Оценка: 9
–  [  7  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Занятный роман, в котором автору удалось создать приемлемый синтез собственно приключенческого с элементами боевика романа с постмодернисткой начинкой, стилизацией. По факту получилось что-то ровно посредине между Пелевиным и Сорокиным, причем от первого — вдумчивые экзерцисы относительно советского застойного стиля, его живучести и магии в современных как бы условиях, а от второго — драки, крови, стеб. Что откровенно понравилось, что можно писать в сорокинском направлении, избегая натурализма, смачных порнографических выгулов, садизма, капрофагии и проч — и совершенно без ущерба сочности текста, стебной его составляющей. Отдельно понравился простой и держанный ритм прозы, последовательно избранный предмет пародии и отсутствие мельтешенья в духе — этот кусок сделаю под Платонова. а этот под Бунина. было такое уже, нет сомнений в способности Елизарова писать в любой манере. Роман ведь еще и сюжетно занимателен, помимо отдельных сцен боев и рефлексии героя на темы славного прошлого или карамельных опасностей. Убедительнейший для меня пример умной демонстрации как форм очарования позднезастойной эстетикой, так и бесперспективности на основе увлечения песнями советских композиторов транслировать что-то большее в современность. Собственно, не так давно в Маргарита Чудакова на вопрос о ностальгии по советским временам категорично сказала, что связывает эту ностальгию только с талантливой плеядой композиторов -песенников от Дунаевского до Шаинского и ничем более. ну так и у Елизарова почти так все изложено. в художественной и игровой форме, вкусно и убедительно. Как по мне, лучшая книга автора.

Оценка: 8
–  [  5  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Литература, как и познание мира, многоступенчата. Явно или косвенно опираясь на сюжетные линии, героев, художественные приемы предшественников, писатель мостит своим творчеством еще одну ступеньку для последующих творцов, где уже он станет предметом заимствования и подражания. В этом плане роман Михаила Елизарова «Библиотекарь» вполне следует мейнстриму. Разрушение всех мыслимых табу в «Сердцах четырех» Владимира Сорокина послужило благодатной почвой для последующих постмодернистских обработок темы. Но если Сорокин за свой роман ничего кроме хулы и публичного сожжения не удостоился, то «Библиотекарю» уже был присужден «Русский буккер» за 2008 год.

Сорокин неимоверно расширил рамки тем и их восприятия. Это такой современный Рабле, для которого нет ничего святого и запретного. Будь то пожирание фекалий или запекание в печи собственной дочери. Конечно, при желании можно представить, к примеру, «Норму» зеркалом жизни в позднем СССР, но яркость образов настолько сильна и самодостаточна, что смысловая приправа становится уже излишней.

Елизаров не настолько смел, по крайней мере, в «Библиотекаре». Предварительно разрушив внутренние запреты в ранних рассказах, в своем втором романе он не выходит за рамки приличий. Это такая постмодернистская рефлексия на модернистские изыски предшественников.

Как и в «Сердцах четырех», сюжет его книги протекает вокруг погони — только не за смутными подсказками пути к Машине, а за мифическими произведениями советского писателя Дмитрия Александровича Громова. В быту имеющие названия «Дорогами труда», «Серебряный плес», «Пролетарская», при чтении с Условиями Тщания и Непрерывности они превращаются в Книги Силы, Власти, Смысла, Терпения …

***

Читая «Библиотекаря», вся время ловишь себя на раздвоении восприятия пространства романа. Тщательно выписанный, вплоть до мельчайших деталей и манеры речи, быт 80-х годов прошлого века вкупе с введением в стиле документальной прозы и мистическим посылом создают некий параллельный мир, где привычные и легко узнаваемые герои проживают какую-то иную жизнь.

Главный герой – библиотекарь и хранитель Книги Памяти шоронинской читальни Алексей Вязинцев – получает свою должность, можно сказать, по наследству: вместе с квартирой убитого дяди. Тридцатилетний мужчина, иногда по сюжету больше похожий на инфантильного четырнадцатилетнего подростка, вдруг попадает на настоящую невидимую войну, где весь смысл существования сводится к приобщению к Книге и ее защите. На войну, где человеческая жизнь не стоит и слова из романа Громова, но притом жестко соблюдается Кодекс чести, запрещающий любое огнестрельное оружие.

Последнее, к слову, вызвало определенное чувство дежа вю. Инстинкт самосохранения – самый сильный у человека, и никакой Книгой его заглушить невозможно. А учитывая, что приобщается к источникам Радости, Памяти, Силы… отнюдь не лучшая часть человечества, рано или поздно соблазн решить все проблемы разом должен был возобладать в чьей-то отчаянной голове.

***

Вслед за тучными коровами неизбежно следуют тощие, утверждал Генрих Гейне. Вслед за морализмом неизбежно следует имморализм. Разрушая прежние табу и устои, он готовит почву для ростков новых человеческих отношений. Осталось только дождаться, когда спираль истории сделает новые воззрения востребованными.

Сорокин и Елизаров, несомненно, ярчайшие имморалисты нашей литературы. Вслед за Ницше они пытаются провозгласить кончину христианско-возрожденческого мифа о человеке, который, во-первых, добр и прекрасен, а, во-вторых, способен к бесконечному развитию.

Вместо наслаждения и умиротворения от приобщения к чему-то чистому и первозданному – Радости, Терпению, Памяти, Силе…, в людях просыпается неистребимая жажда убивать себе подобных за право прикоснуться к божественному откровению. Нет никакого Равенства, Братства, Всеобщего Счастья. Есть только звериный оскал нашего далекого-далекого предка.

Кажется, где-то мы это уже проходили…

Оценка: 8
–  [  5  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Сочный, карнавальный фантасмагорический роман с идеологической подоплекой для галочки. Все рассуждения об оправдании и пропаганде автором Советского Союза — полная чушь, учитывая полную нереалистичность происходящих на каждых десяти страницах смертельных сражений отщепенцев и ботаников при помощи подручных средств. СССР в елизаровской интерпретации превратился в чистую абстракцию в голове главного героя, так что его защита ничем не отличается от защиты Гондора.

Что до собственно художественной части, Елизаров недурно покуражился, расписав редкий в наших традиционно кафкианских просторах босхианский совершенно сюжет. Получилось отлично, роман держит за горло, подсовывая парочку остроумных идей по пути. Предсказуемость концовки видится не шаблоном, но архетипом. Из минусов — для такого фантасмагоричного мира у Елизаров уж очень простой язык. До Сорокина далеко.

Оценка: 8
–  [  5  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Любопытный роман. Наткнулся на него по случайной рекомендации, и не знал, что и о чем. Читается очень легко и интересно, взахлеб я бы даже сказал. И в этом главный недостаток романа, ПМСМ — первую треть задирая планку качества и легкости, 2 следующие трети «Библиотекарь» и не думает ее поднимать, тупо тащит по прямой и даже иногда опускает. Также после середины обилие натуралистичных кровавостей начинает раздражать и мешать пониманию сюжета (а может это специальная маскировка, ведь сюжет в книге не особенно рвется вперед?). Подоплека всего происходящего, если задуматься, выглядит какой-то надуманной и нелепой, главный антагонист глобального масштаба становится причиной недоумения (и это на поле искусственной советской религиозности, где можно было навертеть огого), еще не очень понравились персонажи — они какие-то одинаковые все, картонно-совковые с разделением на милых своих и коварных чужих (нужный произведению шаблон, понимаю, но все равно). Но даже несмотря на обилие минусов книгу я читать советую, он реально оригинален по Пелениновски-Паланиковски (не ожидал такого от победителей РБ) и профессионально, очень образно написан.

Оценка: 8
–  [  24  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Да, полноте! Нет здесь ни особых стилистических изысков, ни каких-то философских экзерсисов, ни, тем более, литературных вершин. Красиво, конечно, иногда бывает: «Государство, празднуя грядущее самоубийство, высиживало бесноватую литературу разрушителей». Или «…голоса советских скальдов, летящие из черных дыр виниловых пластинок». Но это красивое редко и патетически стебно. В целом же, сюжетно – угарный трэш, подобный русскому бунту, а по сути – модерновый сюр, не менее бессмысленный, чем русский бунт. Сотни людей, безнаказанно режущих друг друга подручными средствами (молотками, отвертками, лопатами, не перечисляя совсем уж экзотику – куда там реальным символам 90-х – ТТ и бейсбольной бите) по всей России во имя обладания «смыслом». (Можно было бы расшифровать, о чем речь, но в таком виде это даже вернее, чем у автора – кто прочитает, согласится). Так вот, главное в «Библиотекаре», такое впечатление, именно «режут», а не «во имя». И хотя я просто приличий ради обязан допустить другие, боле э-э-э… просветленные, изысканные и богоискательские взгляды, одно из наиболее часто повторяющихся слов здесь – «бойня». Хватает и другого скотского натурализма, но главное – массовое кишкопускание. Или кишковыпускание…

Тем не менее, оценка – семь. Нормально. Почти «прилично». Все-таки, «крышесносящего сюра», как сказано одним из рецензентов ранее, да еще и такого объема, да еще и читабельного в отечественной литературной попсе крайне мало.

Оценка: 7
–  [  13  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Первая часть — подробное изложение авторской задумки. Обычно мне не нравится такой подход, но в это раз он оказался вполне уместным. Если бы роман начинался с длинного описания детства и юности главного героя, не многие читатели дошли бы до самого интересного. С другой стороны, смазывается впечатление от битвы у подъезда. Если бы читатель заранее не знал, кто все эти люди и что значат их странные слова и страшные действия, было бы по-настоящему круто.

Ну и вообще много если. Если бы автор сумел обойтись без первой части, а всю эту информацию рассеять по тексту. Если бы концовка была настоящей, а не просто обрубленным хвостом. Это всё минусы.

Огромный плюс — остроумная идея, которая выглядит так, будто классическое фэнтези ловко переработали для иронической подачи в условиях нашей советской и постсоветской реальности.

Оценка: 7


Написать отзыв:
Писать отзывы могут только зарегистрированные посетители!Регистрация




⇑ Наверх