FantLab ru

Анджей Сапковский «Змея»

Рейтинг
Средняя оценка:
7.44
Голосов:
586
Моя оценка:
-

подробнее

Змея

Żmija

Повесть, год

Жанрово-тематический классификатор:
Всего проголосовало: 83
Аннотация:

Потомок польских эмигрантов Павел Славомирович Леварт, солдат, не нашедший своего места среди мирных людей, получает назначение на охрану одной из стратегически важных военных дорог Афганистана и там сталкивается с мистической золотой змеёй.

Входит в:

— антологию «Souvenir Book: Eurocon 2016», 2016 г.


Награды и премии:


лауреат
«Итоги года» от журнала «Мир Фантастики», Итоги 2010 // Книги — Лучшая книга на языке оригинала

лауреат
Книга года по версии Фантлаба / FantLab's book of the year award, 2011 // Лучшая повесть / рассказ зарубежного автора

Похожие произведения:

 

 


Змея
2011 г.

Издания на иностранных языках:

Souvenir Book: Eurocon 2016
2016 г.
(английский)




 


Отзывы читателей

Рейтинг отзыва



Сортировка: по дате | по рейтингу | по оценке
–  [  34  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Первая книга, прочитанная на польском. Потрясла. Читал отзывы на польских форумах: «мало», «не раскрыты линии Драммонда и Хэрпандера», «нет юмора» и проч. инфантильный вздор. Особенно забавно читать про то, что непонятный финал. Уж куда понятнее: горькая и острая отповедь, да и вся книга пропитана горечью. Книга о войне, о тех, кто оказывается ею искалечен. О природе войны. Написано, как это умеет Сапковский, точно, изящно, иронично.

По сути, это не роман -- большая повесть. Весьма гармоничная, все элементы на своих местах, всё играет свою роль. Ничуть не похожа на «Ведьмака» и на «гуситскую трилогию». Скорее приходят на ум «На Западном фронте без перемен» Ремарка, «Баталист» Переса-Реверте, мистические повести Кинга (та, к примеру, что была в «Сердцах в Атлантиде»). Серьёзная проза, безо всяких скидок на жанровые условности.

Оценка: 10
–  [  33  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Обычно я не пишу ни длинных, ни отрицательных рецензий. Однако в данном случае я нарушаю сразу оба свои правила, потому что пройти мимо откровенно неудачной книги такого титана как Сапковский я не могу. А раз уж я называю его книгу неудачной, то я просто обязан объяснить почему.

Сразу оговорюсь,что я очень положительно отношусь к творчеству пана Анджея. Более того, я отношу его к высшей категории писателей — тем, кто пишет мало, но каждую книгу которого можно и нужно покупать в подарочном издании и торжественно ставить на полку с подборкой книг, обязательных для прочтения. Тем горше было разочарование от «Змеи».

В первую очередь меня оттолкнули даже не сюжетная несообразность, аморфность повествования и шаблонность типажей героев, а, как ни странно, детали. Такого количества антисоветских мифов и стереотипов, такой их эталонной подборки, вы не найдете даже у Солженицына или в воспоминаниях незабвенной памяти сенатора Маккарти. Поистине, нет такого штампа о войне в Афганистане, какой не нашел себе места на страницах «Змеи».

Разумеется, война была проиграна. Пана Анджея нисколько не смущает тот факт, что 40-я армия выполнила все поставленные передней задачи и покинула Афганистан тогда и так как сочло нужным руководство страны. Разумеется, все афганцы как один считают наших солдат захватчиками и оккупантами, хотя встреча советских войск цветами — отнюдь не выдумка пропаганды. Солдаты 40-й армии в романе не воюют. То есть вообще. Они не зачищают аулы в поисках оружия, не охраняют экономические объекты, не уничтожают посевы мака (производство наркотиков в Афганистане во время нахождения там наших войск практически сошло на нет), не перехватывают караваны моджахедов, не доставляют грузы (если кто не в курсе, порядка 70% боевых задач, поставленных частям и соединениям 40-й армии представляли собой доставку гуманитарных грузов). Бойцы советской армии занимаются чем угодно, кроме собственно войны. Они пьянствуют, употребляют наркотики, развратничают, воруют, грабят мирных жителей, занимаются контрабандой и лишь иногда, в перерывах между героином и «кишмишевкой» расстреливают автобусы и заливают аулы напалмом (который, к слову, советскими войсками в Афганистане практически не применялся). Аулы, разумеется, мирные — других в Афганистане просто нет. Зато солдаты охотно грызутся между собой и не упускают шанса поссориться или подраться. Разумеется, везде и всюду процветает дедовщина -куда ж без нее. Все, подчеркиваю — ВСЕ упоминающиеся в романе женские персонажи являются, как бы помягче выразиться, — женщинами свободных взглядов на секс. Разумеется, СССР преследует в Афганистане исключительно империалистические цели — угнетение населения, захват стратегически важного пространства и — внезапно- ресурсы (!). Ресурсы, которыми Афганистан откровенно беден и которые за всю его историю никогда не добывались там в сколько-нибудь значимых масштабах. Разумеется, упомянуть о том, что правительство Афганистана более 20 раз обращалось к СССР за военной помощью, автор как-то забыл.

В общем, можно было бы продолжить этот скорбный список (я упомянул лишь небольшую часть антисоветчины), но тогда рецензия вышла бы ненамного меньше самой книги. Скажу одно. Я понимаю, что поляк Сапковский не обязан хорошо знать историю афганской войны и понимать ее причины, суть и смысл. Но зачем тогда об этом писать? Зарубежным читателям эта тема не слишком интересна, а российским будет просто неприятно читать откровенно оплевывающее наших солдат (и не только солдат) произведение.

Однако призвав на помощь всю свою волю, я продолжил чтение, не обращая внимания на постоянные шпильки.

Сюжет развивается более чем неспешно — главная линия оформляется лишь примерно к середине повести. Большую часть произведения представляет собой тягучую рефлексию и поток сознания. Причем здесь пан Анджей подготовил нам поистине шедевральный перл — философствующий советский прапорщик, цитирующий Оруэлла и Достоевского- это просто за пределами добра и зла.

Многостраничные описания греческих и шумерских богов, а также особенностей зороастрийского эпоса утомляют и, по большому счету, никак не связаны с главной темой повествования.

Как отмечали уже многие рецензенты, мистическая линия выглядит искусственной. Паранормальные способности главного героя — притянутыми за уши. Не ясно, какое место занимает мистический элемент в сюжете и вообще зачем он включен в повесть. Можно предположить, что мистические и паранормальные переживания героя являются сюжетной линией сами по себе, но для этого они слишком мало связаны с реальным миром повествования и описываются как «вещь в себе».

Стиль повести также небезгрешен. Автор слишком активно и не всегда к месту использует мат. Военный жаргон применяется слишком нарочито — видно, что автор пытался таким образом увеличить атмосферность повести, но «пересолил». Кроме того, жаргон применяется не всегда правильно. А вот описания природы хороши и не чрезмерны.

Перевод не так плох, как бывает в наше время, но и не так хорош, как должен быть, когда берешься переводить писателя масштаба Сапковского. Переводчик пытается комментировать. Лучше бы он этого не делал.

Резюме. Для фентези в книге слишком мало мистической составляющей, для военной повести она неубедительна и грешит раздражающими выпадами в адрес советской армии. Для философско-постмодернистского произведения книга, наоборот, слишком реалистична и последовательна.

Единственное, что можно поставить автору в плюс — это большую работу, проделанную им по изучению исторических деталей. Описания пиров армии македонского, божеств и элементов фольклера на высоте. Но лучше бы автор приложил меньше усилий на изучение структуры армии Македонского и больше — на историю войны.

Лично я бы поставил книге не более 2, но за традиционно сильные стороны Сапковского — эффектные сцены и внимание к интересным деталям я накинул еще два балла. Но в целом — слабо, хаотично и совершенно недостойно такого таланта как Сапковский.

Оценка: 4
–  [  23  ]  +

Ссылка на сообщение ,

«Змея» — довольно необычная вещь для Сапковского. «Ведьмаком» и «Сагой о Рейневане» пан Анджей приучил нас к тому, что для донесения своего замысла до читателей ему обычно требуется как минимум несколько внушительных по объему томов. «Змея» же уложилась всего в три сотни страниц, причем по эмоциональному воздействию эта повесть далеко опережает все остальные произведения писателя.

Тема афганской войны необычайно близка и болезненна для отечественного читателя, однако одним лишь этим фактом нельзя объяснить все те эмоции, которые начинаешь испытывать при прочтении книги. Пан Анджей проделал огромный объем работы и настолько достоверно описал происходящие события, что буквально вживаешься в шкуру главного героя книги, советского прапорщика Павла Леварта, и начинаешь чувствовать все то же, что и он. Текст повести изобилует множеством мельчайших подробностей, солдатским жаргоном, для объяснения которого потребовался специальный словарик, и родным русским матом. Порой сложно поверить, что автором книги является поляк — настолько точно переданы особенности советского менталитета.

В центре внимания находится несколько воинов, живших в разные эпохи, но разделивших одну судьбу на всех. Война вошла в их жизнь, исковеркала души и стала единственным смыслом существования, поскольку после всех ужасов, увиденных в бою, очень сложно, если вообще возможно, вернуться к мирному существованию. Горький, печальный, местами ироничный текст насквозь пропитан антивоенной тематикой — Сапковский, описывая будни советских солдат в Афганистане, не приукрашивает подробности их службы, стремясь донести до сознания читателей, насколько это неправильно — решать мировые проблемы на поле брани.

Пан Анджей держит читателей в напряжении на протяжении практически всей повести. Разве что ближе к концу линия Леварта слегка провисает, однако затем Сапковский дает настолько меткую и убойную характеристику советскому обществу конца восьмидесятых годов, что несколькими абзацами заставляет забыть обо всех огрехах предыдущих страниц.

«Змея» в полной мере дает возможность оценить эрудированность автора. Пан Анджей прекрасно ориентируется во всех периодах мировой истории, мельком описывает множество деталей каждой эпохи и при этом зарождает желание узнать больше о том, о чем сам Сапковский говорит между делом. А уж тем, с какой точностью автор изучил детали быта советских солдат в Афганистане, можно только восхищаться. Если бы текст повести показали какому-нибудь неподготовленному читателю, не знающему личность и национальность автора, он вполне мог бы подумать, что книгу написал русский писатель, действительно воевавший за речкой.

В «Змее» практически отсутствует фантастический элемент, сведенный, к этой самой змее, золотистой лентой связавшей все эпохи в единый узел. Однако именно необычное пресмыкающееся помогло пану Анджею рассказать три истории вместо одной. С другой стороны, повесть производила бы хорошее впечатление и если бы Сапковский решил остаться в рамках суровой реальности.

Напоследок хочется сказать пару слов об отечественной локализации. Здесь можно было бы привести множество примеров из текста, которые следовало бы перевести гораздо лучше, но ведь магия Сапковского в том и заключается, что с первых страниц повествование с головой поглощает читателей, и на ошибки перевода быстро прекращаешь обращать внимание.

Резюме: Очень сильная и глубокая военная проза без каких-либо оглядок на жанровую принадлежность.

Оценка: 10
–  [  23  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Занятная штука с этой Змеей. Пытаешься сформулировать, о чем она — не выходит! Да, и о природе войны тоже. Но отчего я слышу далекий плач не о погибших солдатах, а о канувших в небытие империях? Отчего за плечами воинов и македонской илы, и 66-го пехотного, и заставы «Соловей» я замечаю иные, не афганские руины? Кажется, ухватил вроде замысел автора — не тут то было — ускользает золотой змеей в расселину, и все заново. А сама змея золотыми кольцами вяжет, вяжет эпохи в узел.

Занятная штука с этой Змеей. Не похожа на Ведьмака? Да нет, оттуда, из его победной концовки с казненными эльфами уже торчат — уши? хвост? — афганской повести польского мэтра. Больше того, поначалу кажется, что мир Змеи — не тот СССР, в котором жил я. Наш был проще, не такой Орвелловский, даром что дело происходит в 1984году.

Или тот? Да и Оруэлл — просто лишний мостик между империями. Еще одно кольцо змеи, или кирпич в стене.

Занятная штука с этой Змеей. Аллюзии внутри текста — полдела! Читаю предыдущий коммент и вижу вместо «Баталист» — «Фаталист». Практически, Лермонтов. Герой нашего времени. Лишние люди, уход от реальности, отчужение. И опять вижу империю, которая уже мертва, но не знает об этом. И эти новые, в очках, в концовке, тоже не знают. Не так ли ты, о европейский мир, когда-то пламенных мечтателей кумир, к могиле клонишься?..

Omnia transeunt. Три буквы — гимел, заин и йуд — на кольце царя Израилева. Интересно, из какого материала его смастерили?

Оценка: 10
–  [  20  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Последняя книга Анджея Сапковского «Змея» была признана посетителями нашего сайта лучшей зарубежной повестью, переведённой на русский в 2011 году. В то же время в Польше она была встречена более чем прохладно. Я скорее присоединюсь к негативным оценкам* соотечественников автора.

Давайте определимся, что перед нами — то ли книга о войне с элементами мистики и фантастики, то ли фэнтези-повесть, действие которой разворачивается на фоне войны в Афганистане.

Если брать за основу первое, то всё что можно поставить Сапковскому в плюс, это то, что он не скатывается в крайности. В повести нет русофобии и советофобии, свойственной значительной части польского общества в целом и его интеллектульной элите в частности. Разумеется, далеко нет и восхваления того, как действовала в Афганистане Советская Армия. Есть весьма нелицеприятные отдельные эпизоды, но общая тональность скорее такова – война сама по себе грязное дело и на ней сложно оставаться в белоснежных перчатках. Такой достаточно взвешенный подход – это, конечно, хорошо. Может быть, для статьи в журнале это стало бы решающим фактором для её одобрения. Но этого явно недостаточно для положительной оценки литературного произведения. В конце концов, кого волнует – верно ли и объективно ли (а, похоже, не верно и не объективно!) отразил Дюма в «Трёх мушкетёрах» роль Ришелье в становлении государства французского.

Как «военная» повесть «Змея» меня не впечатлила. Главный герой не вполне убедителен, остальные персонажи повести больше напоминают шаржи, чем полноценные портреты живых людей.

Я в последнее время не очень много читаю литературы на военную тему, но мне кажется вполне очевидным, что до лучших образцов военной прозы повесть Сапковского не дотягивает. Сравните с романом Захара Прилепина «Патологии» о чеченской войне. Может быть, у Прилепина и есть какие-то чисто литературные огрехи, но это удар по нервам, книга от начала до конца держит в напряжении, со страниц книги с тобой говорит живой человек, ему веришь и в реальности происходящего не сомневаешься ни на минуту. В романе «Письмовник» Михаила Шишкина также раскрывается тема военных действий ограниченного европейского контингета на «туземной» территории. Сказать, что роман Шишкина понравился мне больше, – это, считай, ничего не сказать. А уж ставить на одну доску повесть Сапковского с теми же романами Ремарка – это явный перебор.

Если же оценивать произведение Сапковского как фэнтези-повесть, то, честно говоря, там и оценивать особо нечего. Собственно фэнтезийная сюжетная линия развивается вяло, банально и заканчивается весьма предсказуемо.

Итого: ИМХО как военная повесть «Змея» заслуживает где-то четвёрку по пятибалльной шкале, как фэнтези-повесть – не более тройки. В целом на три с плюсом или четыре с минусом, кому как больше нравится. По фантлабовской шкале выбирал между 6 и 7.

* На сайте http://www.fantasta.pl/ оценка повести — 3,3. Для сравнения: романы цикла «Ведьмак» оценены от 5,1 до 5,5, романы гуситского цикла от 4,3 до 4,9.

Оценка: 7
–  [  18  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Ну Сапковский сотворил. Писал бы нормальную фантастику о временах былых или выдуманных. Хороший ведь писатель. Нет, полез в афганскую тему. Видимо, под впечатлением от того, что полякам в составе ограниченного контингента НАТО в Афгане вломили. Первая половина книги, скажем так, о быте советских солдат в Афганистане и о политике в СССР с точки зрения советских людей в АФгане. Понимаю, что это читает в основном молодежь, которая 80-е не застала. Посему эта дичь и проходит. Умиляют мысли главного героя о политике и диссидентах. Ребята, не было никаких диссидентов, о них знало три человека на Лубянке, и всё. То, как герои книги рассуждают о политике и социализме, белый бред, экстраполяция мнения современного поляка в сознание советского человека эпохи восьмидесятых. Многие абсолютно не к месту кроют матом. Дедовщину впихнул. Ну поляк, простительно, но тогда пусть не лезет в незнакомую область. Среди русских фамилий — Станиславский и Ломоносов. Ей-богу, странно, что Немировича-Данченко и Будённого нет. От врачебных диагнозов, в детстве выставляемых главному герою, я чуть под стол от смеха не упал, имея медицинское образование. «Истерия», «Параноидальная (видимо, переводчик имел в виду слово «параноидная») шизофрения»,«Классическая парафрения»- и всё в одном флаконе. Бог ты мой, открыл бы автор учебник психиатрии, сам не хочет, спросил бы у кого. Дифференциальный диагноз между истерией и шизофренией это всё равно как между ишемической болезнью сердца и геморроем. Понимаю, Сапковский не читатель, Сапковский писатель, но я был о нём лучшего мнения. Сапковскому надо писать о средних веках, там из читателей никто не побывал и не удивится написанному. Понятно, что в Польше среди читателей Анджей после этой книги за умного сойдёт. Ну так здесь не Польша. Развесистая клюква.

Оценка: нет
–  [  17  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Так уж сложилось в моём «читательстве», что в последние лет эдак чуть более десяти я очень мало читаю переводную фантастику, буквально пяток книг в год. Классические переводы советских времён — уже читаны перечитаны; а хлынувшее на рынок в начале 90-х и читанное мной начиная от газетных изданий типа «сложи-разрежь-будеткнижка» до всего подряд (по мере выхода) Поляриса и Северо-Запада — как-то надолго набило оскомину и привело к некой идиосинкразии на «труды» современных переводчиков.

И вот «решился» я на Змею... Ох, лучше бы не надо было, — ведь читал же ещё до этого дискуссии о переводах Фляка. Так что, при всём моём уважении и любви к пану Анджею, книгу я смог дочитать только до 28-ой страницы. Хватило (((.

— об описании Ламии в греческой мифологии я с переводчиком спорить не буду, но его примечание в сноске уже на первой странице, что мол Ламия заманивала к себе путников «сладострастным шипением» — меня поставило в тупик. Долго думал до какой же жизни мне лично нужно было бы дойти, чтобы какое-либо шипение мне вдруг показалось бы сладострастным.

— через несколько страниц — очередное откровение в сноске-примечании... Оказывается, на жаргоне советских солдат, служивших в Афганистане, коробка для боеприпасов называется «цинком» потому, что она именно из цинка и сделана. Сомневаюсь я, что переводчик держал в руках эту (в описываемые в книге времена) стальную коробку, покрашенную защитно-оливковой краской.

— к 18-ой странице у меня уже поднакопилась «критическая масса». А как прикажете отнестись к фразе: «Взрыв, по спине валит град гравия и мелких камешков». Можно долго спорить о стандартах размера гравия и «окатанности», отличающий его от просто «мелких камешков», но хоть убейте меня — я не могу представить себе ни солдата, понявшего что ему там валит по спине после взрыва гравий или камешки; ни такого подчёркнуто-выборочного мелкого размера этой смеси после взрыва от (как в книге) «попадания миномёта в самую середину блокпоста».

— ну и добили меня страницы 25 и 27, где слово-в-слово смачно повторяются описания результатов орудийно-ракетных обстрелов:«...перемешали, можно сказать, на настоящую однородную массу, как фарш для пельменей».

В общем хватило мне первых неполных 30-ти страниц чтобы составить себе мнение об этом переводе и белой завистью позавидовать тем, кто может как Vladimir Puziy прочитать Змею в оригинале. Нет, наверное я и в дальнейшем буду воздерживаться от переводной фантастики...

Оценка: нет
–  [  13  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Несмотря на то, что Сапковского считаю одним из лучших современных фантастов, но такой мощной книги от него не ожидала.

О чём она?

О трёх эпохах, трёх великих империях, но подспудно чувствуются другие, смутно проступающие в мареве над раскалёнными афганскими горами.

О том, что любому величию приходит конец, и гордыне положен предел, который не перейти.

О Войне. О невернувшихся с войны и тех, кого она всё время зовёт.

О совсем недавних, даже по людским меркам, событиях, которые мы сами уже почти забыли, но благодаря мастерству автора снова переживаем ту горечь поражений и боль утраты иллюзий. Переживаем не для того, чтобы растравить раны, а чтобы заново осмыслить, что мы потеряли и приобрели.

Обо всём этом и ещё о чём-то, что никак не даётся в руки.

Казалось бы, для такого масштабного замысла лучше написать роман, но Сапковскому удалось вместить всё в короткую повесть. Можно прочитать её на одном дыхании, всё время ощущая напряжение оголённых нервов. Прочитать, и тут же захотеть перечесть её снова: чтобы понять, о чём ещё сказал автор.

Книга написана суховатым, лаконичным языком военных мемуаров. Настолько мастерски, что кажется написанной по горячим следам очевидцем. Очень малому количеству авторов удаётся «влезть в шкуру» своих героев, а ещё меньшему – передать свои ощущения при этом читателю. По-моему, Сапковскому удалось. И мы можем вместе с ним перенестись во времена Александра Великого, викторианской Англии и последних лет СССР перед распадом.

Увидеть прошлое и лучше понять настоящее. И даже — будущее.

Оценка: 10
–  [  11  ]  +

Ссылка на сообщение ,

На первый взгляд обращение польского писателя к теме афганской войны выглядит необычно, но всё станет понятным если вспомнить, что польские войска находятся в составе контингента НАТО в Афганистане.

Поклонники Сапковского наверняка обратили внимание, что всё его творчество пропитано антивоенными настроениями. Натуралистичные и подробные описания того, что происходит с тело после того как над ним поработал меч профессионального убийцы, яркие картины разорённых деревень и городов, зверства солдат и банд мародёров, люди пытающиеся выжать в этом хаосе. Всё это сливается в одно большое «НЕТ ВОЙНЕ».

Повесть «Змея» выражение несогласия автора с проводимой политикой польского правительства. Павел Славомирович Леварт — аллюзия на Польшу. Подобно своей исторической родине он чужой на этой войне, а рассказ о судьбе Герпандера и Эдварда Друммонда должны подчёркивать её бессысленность. Из-за этого здесь почти нет ехидства присущего рассказам и романам о Геральте.

В свете вышесказанного я не могу согласится с мнением с утверждением Black ermine о том, что вся повесть пропитана антисоветскими мифами. В «Змее» есть много неточностей и автора за это можно и нужно критиковать, но обвинять Сапковского в том, что он заполнил повесть антисоветчиной некорректно. Это антивоенное произведение и солдаты советской армии показаны в тёмных тонах из-за антивоенной направленности повести, а не предубеждений перед СССР.

Пожалуй главным достоинством «Змеи» является очень точное отображение повседневности войны вообще. Даже во время Второй Мировой солдаты проводили в бою от силы 10% времени от своего пребывания в армии. В локальных конфликтах это время и того меньше.

Недостаток книги — змея и связанная с ней мистическая линия. Она похожа на новостройку из стали и бетона воткнутую в исторический центр Рима или Праги.

Отдельно отмечу одну особенность книги. в Змее используется большое количество русицизмов, которые создают соответствующий колорит, а так же добавляют проблем переводчику, поскольку при переводе на русский пропадает эта особенность. Ситуацию можно было бы исправить выделив русские слова употреблённые в оригинале специальным шрифтом или написав латинскими буквами, но этого не сделали.

Вердикт — не самая лучшая вещь Сапковского, но почитать стоит.

Оценка: 7
–  [  10  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Мучительное чтение.

Как будто за деньги согласился смотреть современные российские сериалы про ВОВ, или

батрачишь на плантациях развесистой клюквы.

И хотя в ПНР тоже жили советские люди, ухватить суть менталитета советского человека

из СССР пану АС по-моему не удалось. А эти бесконечные лекции, ригористические и педантские,

что читают друг дружке персонажи! Вот это в повести лишнее, а не змея золотая. Уши вянут от таких топорных диалогов.

Если бы АС хотел создать по-настоящему честную антивоенную книжку, то и написал бы о бравом морпехе Джоне Смите, который расстреливает с вертолета женщин и детей, и добавил бы, что Польша при таких раскладах в Афгане лишняя. Но, думаю, такое произведение в демократической, натовской Польше не нашла бы ни издателя, ни читателя. Вот и пришлось в очередной раз москалей потоптать, от них ведь не убудет, правда?

Лучшие куски в повести — это описание сражений. Тут АС в очередной раз показал себя как великий мастер-баталист. Все как будто своими глазами видишь, полный эффект присутствия. За эти сцены — полный респект.

Оценка: 7
–  [  10  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Являясь поклонником творчества Анджея Сапковского, никак не мог пройти мимо таинственой книги под лаконичным названием змея. Сие произведение относится к жанру, так называемых мною сложных для грамотного восприятия книг, если бы меня спросили о чем эта книга, я бы затруднился ответить. Возможно о войне? Да действительно, пан как никто другой смог показать войну без иллюзий: тяжелейшие условия жизни, так знакомый россиянину солдатский жаргон, ощущение незащищенности и наличия вокруг русских солдат враждебно настроенных басурманов, Сапковский, возможно кому-то это покажется черезчур жестким и пошлятским, описывает войну без малейшего налета иллюзий, срывает с нее маску, показываю всю уродущую сторону вооруженного конфликта. Возможно эта книга о человеческих взаимоотношениях в критических ситуациях, о том как не стать зверем, когда вокруг тебя многие уже потеряли или теряют человеское лицо? Ответите так и вы тоже будете правы, поразившая меня сцена расстрела автобуса с мирными жителями поражает своей жестокостью, главный герой, который последовал истине: все делают и я делаю, вызывает отторжение.( а может и не вызывает? может вы бы тоже стреляли?) Сквозной темой повести является зловещий и манящий образ змеи, тихо лежащей на камнях в пещере и ждущей своего избранного, по сути является единственной мистической линией книги. Можно развести дискуссию на тему, что отражает собой этот образ, для себя я сделал такой вывод: Сколько русских солдат не вернулись с этой проклятой войны? Сколько отправились вслед за змеей в пугающую пустоту? Концовка произведения в духе Пана Сапковского, и как всегда, многие пишут, что мол она не понятна: друзья воистину велики те книги, которые после прочтения последней страницы оставляют легкий виток недосказанности и предлагают самому поразмыслить над ней. Змея существует, однако врятли в живых много очевидцев, которые смогут рассказать нам о встрече с ней...

p.s Хотел бы рассказать про один случай, связанный с этой книгой. У меня есть знакомый, уже дядька , веселый и общительный мужик, который служил в этих местах, так вот, недавно я дал ему прочитать эту книгу, было очень интересно услышать мнение очевидца. Он сказал следущее: Да силен автор, мать его, не приврал и не преукрасил... Лучше похвалы для этой книги придумать невозможно...

Оценка: 9
–  [  9  ]  +

Ссылка на сообщение ,

…Расскажи мне ночь сказку-судьбу, кто меня тянул в скрежет и страх,

Кто меня поднял да бросил во тьму, а кто потом весь путь нес на руках…

Похоже, Сапковский в качестве талантливого рассказчика (не единственно, но в том числе) на свой лад и очень красиво обыгрывает народный фолк про афганского «птаха». Фолк тысячу раз пересказанный, легкомысленно приукрашенный, измененный до неузнаваемости. -Это была в чем-то инфантильная и теплая, а в чем-то пронзительно-щемящая исповедь очевидца о тоске по дому, ожидании скорого дембеля и, словно предчувствующего горечь возвращения на родину, история обретения… любимцев на чужой стороне. Славянский и теплый сказ о том, как этот юный боец выкормил, подливая им молока в скорлупу, двух маленьких змеек и как потом в его полу бредовом кошмаре, их мать обвив и не пустив его к душманам, спасла ему жизнь. Но только не чудом, а болью звенит в холодном горном воздухе эта история, перемежаясь с протяжным Аллах-у акба-а-ар! -Боль, которая ничем не лечиться и для которой не находится ни лекарств, ни слов…

…У Сапковского – этого одаренного и разнопланового поляка – нашлись такие слова. Бережный космополит в прорисовке соцреалий некогда великой державы, он нигде особо не пережал и не передавил навязшей идеологией. Стилистически великолепен, несмотря на отборную ругань, его удивительно гибкий текст – он весь словно пружинит и переливается многослойными метафорами и аллюзиями легенд и сказаний. Кто ищет в этой повести одни лишь только документальные записки военкора с фронта – тысячи раз обманется. Сапковский в этот раз виртуозно держит равновесие своего эклектичного и межжанрового повествования. По сути получился отличный сплав мистики и документальной драмы. И стилистически подгоняя и округляя свой текст вот такими предложениями, аккуратно стачивая границы между явью и сном, автор словно постепенно подводит читателя к своим фэнтезийным эпикам, щедро рассыпанным по всему тексту

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
…Осветительные ракеты падали медленно, с достоинством, как низвергнутые с небес взбунтовавшиеся серафимы…

Да, это достаточная смелая идея — увязать быль и фэнтези. И вполне достойное ее воплощение. Здесь нет героев и моралите, мотиваций поведения персонажей и нарочитого вывода их действий. Сапковский жестко и недвусмысленно будет закольцовывать и сжимать всю суть происходящего банальной фразой «как обычно». –Как обычно полетит БТР с трассы, словно детская игрушка, получившая пинок. Как обычно прежде, чем догорит ракета, заплачет, судорожно сжимая АКМ, молодой мальчик из вновь прибывшего пополнения. Как обычно из расстегнутого кармана убитого вытащат надломленную фотографию любимой девушки и плоский крестик на плетеном шнурке. Как обычно, жители миролюбивой деревни, которая была совершенно не причем, похоронят убитых родных и знакомых. И, как обычно, вновь начнут отстраиваться. Обычные люди на обычной войне… И, словно, возвратной пружиной отлетит этот смертельный механизм с расстрелом мирного автобуса – не всякая психика может адекватно принять такое «как обычно». Кровь требует крови — просто, аскетично и без купюр. Автор этого военного фэнтези в ключе своего повествования одной рукой вешает на грудь своему главному персонажу Леварту медаль за «бэ-зэ»; а другой — стальным обручем еще крепче сжимает ему горло: все тропинки в Баграме неминуемо ведут на аэродром, с которого на родину улетают его вчерашние друзья под маркировкой груза «двести». И все чаще ему хочется идти без цели,- лишь бы вперед, лишь бы подальше…

…Покажи мне ночь братьев судьбы, что в боях за блеск остались без глаз.

Дай поводыря читать их следы, я приму, как есть. Вот и весь сказ.

В три финальных аккорда Сапковский завершает свои истории о воинах-освободителях, по горло захлебнувшихся в крови, после которых еще долго будет остывать земля. – Завершает мудро, эффектно, с эпическим размахом. Да, можно упрекнуть этого поляка, что мол оставил без явного ответа вопросы — Явь это было или сон?.. Ужасные трипы героина или очевидная расплата за вероломство?.. И что собой может представлять эта самая змея вне всяких мифов и легенд?... -Израненная душа Афганистана?.. И словно, прикладывая эту голограмму горячего тиснения к иной памяти Вселенной, на оттиске которой сохраняются все фрагменты данных, Сапковский грустно и горько расскажет в финале, где еще стреляло все, что могло стрелять; крушилось, плавилось и летело на дно грязных слепых страстей все, что могло лететь; стлалось едким туманом и гарью пожаров, оставляя отметины и раны, там где могло оставить.

PS Спасибо, пан Анджей, за эту исповедь и покаяние; за великолепное позднее творчество; и, все очищающий собой, подлинный катарсис.

Оценка: 10
–  [  9  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Очень люблю Сапковского. Но «Змея» меня изрядно озадачила. Нет, не так. Удивила. Конечно же, по привычке искал ляпы — как-никак, писал поляк, недостаточно знакомый с русскими (да и советскими) реалиями. Но их немного — прапорщики, которые по Спковскому были ближе к сержантам-срочникам, нежели к офицерам, беседы об Оруэлле в 1985 году (ну, диссидент-сержант мог его прочесть в «самиздате», а где остальные брали?). Но это мелочи.

Не очень понятна роль Змеи. Это что? Душа Афганистана, символ? Хранитель (-ница) сокровищ? Непонятна функция.

Но если честно, напиши это кто-то другой, а не пан Анджей, сказал бы — шедевр. А так, избаловал нас Сапковский, посему, с каждым разом ждешь от него чего-то такого, эдакого.

Впрочем. Нет золота в серых горах.

Оценка: 9
–  [  9  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Книга удалась, но все же не до конца. Первая половина — реалистичная военная проза, причем наша, узнаваемая. Не Ремарк, не Реверте, но Астафьев, Симонов, Прилепин и Бабченко.

Поляк писал, но пехота — «махра в песчанке» — наша, мысли их в головах — наши, матюги — и те наши. Поляк писал, но никакой демшизы времен «холодной войны». Нет абсолютно правых и абсолютно неправых. На войне — особенно. Правда.

Вторая половина — предсказуемо и скомкано. Мысль, идея понятны — и они сильные, умные, уместные, вопросов нет, — но вот акценты расставлены все же не до конца, чуток в пустоту, мимо. Расплывается повесть под конец. Как, кстати, и «Ведьмак», «Владычица Озера». Жаль.

P.S. Книга сильная, но на «лучшую зарубежную» все же не тянет.

Оценка: 7
–  [  8  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Вероятно, это наименее фантастическая книга Сапковского. Тема — Афганистан. Не только наша война, Афганистан вообще. Хотя советская война в Афгане занимает здесь центральное место. От европейского, в том числе и польского автора можно было ждать историй о зверствах русских в отношении мирного афганского населения. Нет, о советских солдатах Сапковский пишет с симпатией и уважением. С уважением, просто немыслимым для современного западного автора. Другое дело, что картина не совсем получилась. Автор добросовестно изучил множество свидетельств об Афганской войне, опубликованных и неопубликованных, участников событий и тех, кто о войне явно только слышал. Результат перед нами. Поляк поверит, западный европеец тем более, а русскому видно — нет, всё-таки не то. Но автор очень старался, сделал всё возможное, чтобы донести до читателя правду о войне, как он её понимает.

Реалистическая линия немного не удалась, фантастическая не удалась явно. Змея как мистический образ абсолютно не убеждает. Надо сделать усилие, чтобы рассматривать её как образ Афганистана. Если получится, тогда всё станет на место. С тех пор, как вышел на сцену афганский этнос, то есть века с шестнадцатого, подчинить эту страну не удавалось никому. Персидские и тюркские воины, армии Великих Моголов, англо-индийские и чисто английские полки, Советская Армия, теперь американцы. Все старались обеспечить здесь безопасность собственных государств и при этом принести афганцам элементы своей цивилизации. Им же будет лучше. Станет больше порядка, безопасности, учебников, продуктов, новых товаров, даже комфорта — не сразу, но прибавится. То есть, все хотели, в общем-то, хорошего. И всем пришлось уйти, в лучшем случае. Битву при Майванде, блестяще описанную Сапковским, англичане вспоминают охотно — поражение, но героическое. Вот о своём первом походе в Афганистан они стараются не вспоминать совсем. В 1839 в Кабул вступили двадцать тысяч британских солдат. Для колониальных войн XIX века это очень большая армия. Из этих двадцати тысяч живым вернулся только один человек.

Оценка: 7


Написать отзыв:
Писать отзывы могут только зарегистрированные посетители!Регистрация




⇑ Наверх