FantLab ru

Тан Тван Энг «Сад вечерних туманов»

Рейтинг
Средняя оценка:
7.58
Голосов:
12
Моя оценка:
-

подробнее

Сад вечерних туманов

The Garden of Evening Mists

Роман, год

Аннотация:

Малайя, 1951. Юн Линь – единственная, кто выжил в тайном японском концлагере. В этом лагере она потеряла свою любимую сестру – та разделила ужасную судьбу тысяч заключенных. Единственное, что Юн Линь может сделать для сестры, – исполнить ее мечту, создав дивной красоты японский сад. Юн Линь ненавидит японцев, отнявших у нее близких и чуть не убивших ее саму. Но ей приходится обратиться к японцу Аритомо, в прошлом императорскому садовнику, который готов обучить ее своему искусству.

Она понимает, что у Аритомо есть тайна, и его неожиданное исчезновение подтверждает ее предположения. Пройдет целая жизнь, прежде чем Юн Линь удастся приблизиться к разгадке этой тайны…

Награды и премии:


лауреат
Азиатский Букер / Man Asian Literary Prize, 2012

лауреат
Премия Вальтера Скотта / Walter Scott Prize, 2013 // Историческое произведение

Номинации на премии:


номинант
Букеровская премия / The Booker Prize, 2012

номинант
Дублинская литературная премия / International IMPAC Dublin Literary Award, 2014


Издания: ВСЕ (3)
/языки:
русский (3)
/тип:
книги (3)
/перевод:
В. Мисюченко (3)

Сад вечерних туманов
2015 г.
Сад вечерних туманов
2017 г.
Сад вечерних туманов
2018 г.





Доступность в электронном виде:

 


Отзывы читателей

Рейтинг отзыва



Сортировка: по дате | по рейтингу | по оценке
–  [  8  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Юн Линь выжила. Только потому, что её сестра пожертвовала собою. В японском контрационном лагере. На своей родине. Японском. Вне территории Японии. Так-то.

Юн Линь решает почтить память о сестре... японским садом. Потому что сестре нравились именно такие сады. И вот скоро Юн Линь не станет, а сад где-то на середине пути. И надо шевелить ластами. А то эти самые ласты склеишь, а начатки сада джунгли заглотят обратно. Джунгли — они такие.

Когда жив и напрягаешь хребет- ненароком напрягаешь и память. Вот где поджидает нас незадача — так с памятью Юн Линь. Мозг блаженно погибает и погружает хозяйку в панику. Вся книга — навроде «вспомнить поотчетливей, чтобы навсегда забыть». Событий -обреветься: несчастная Юн Линь, бедная её сестра, несгибаемый Аримото, храбрые коммунисты, раздираемая войной Малайя. Читаешь, читаешь — и, словно псина меж двух холмов, бегаешь и не понимаешь уже, кому именно протянуть руки для утешения. Но к середине — всё переворачивается. Помните (знаете) — популярную концепцию о содержании «Ярмарки тщеславия» Теккерея? Положительных персонажей там нет. И здесь — нет.

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Юн Линь? Да за ради Бога: в лагере она была «стукачкой» (чтобы прилизаться к охранникам — и выжить), после войны она заседала в суде и депортировала коммунистов в Китай (потому что сама была-таки за капитализм), то, что при этом разрушались семьи — её как-то не особо волновало. Ради устроения сада она нанялась к японцу (и прежде чем обвинять меня в гребле под одну гребенку — дойдите до чтения второго абзаца) в ученицы, а потом плавно перекочивала в его постель, предоставив своё тело, как внутри (метафора, надеюсь, понятна), так и снаружи (для татуировки, Аримото на них оказался мастером). При этом влюбленного в неё соседа Юн Линь умело держит на расстоянии, а когда им нужно попользоваться — пользуется. Не пропадать же добру.

Аримото? Да, он как мог ограждал малайцев от помещения в лагерь. Да, он принял Юн Линь и начал её учить. Да, он разделил с ней последние щепоти чая, привезенного с родины. Агнец, а не человек. На службе у императора вступил в спор с императорским родственником, после чего был (по сути своей) удален в ссылку. А однажды взял и ушел в джунгли. И даже с Юн Линь не обсуждал это. Какой самостоятельный ронин. Ага. Держите карман шире — сейчас отсыплю. Аримото — хранитель награбленных у местного населения ценностей. Т.е. награбить — награбили, а вовремя вывезти не успели. Джунгли — они такие. Непролазные. Всё скроют. И самурай Аримото (тот, кто на службе, ронином быть не может) в одну пору берет и растворяется в бытии. Возможно, он совершил харакири, возможно, он сумел вывезти золото, а потом осел где-нибудь в Южной Америке или Австралии. Чтобы в Японии не светиться.

Коммунисты? Да прям лапочки. Зайдут в безоружную деревню с полуржавыми автоматами — и поминай, как звали. Еще и пепелище после себя оставят. Ту же Юн Линь подкараулили и так отдубасили — живого места не было.

Британские подданные, оставшиеся на ПМЖ? Колонизаторы, качавшие пользу и материальные ценности с местного населения, если не веками, то десятками лет.

Про японцев (скопом) вообще помолчу. Скажу только то, что сестре Юн Линь — Юн Хонг — в лагере пришлось стать бесплатной проституткой, и перед тем, как её казнили, девушку подвергли столь же принудительному, как и насильная проституция, аборту. «Вот и вся любовь».

Что в сухом остатке? Люди с их поступками. Самое что ни на есть горьким смехом пропитанное — человеческими. Потому что совершают их не боги, а люди. Красивый в книге только сад. Созерцательный. Упорядоченный в своей сложной простоте. Стучит полая бамбуковая трубка, перекачивая ручей с верхнего яруса на нижний. И вторит биению моего сердца. Тук-тук. Тук-тук. Тук-тук.

Покойся с миром, Юн Хонг.

Оценка: нет
–  [  3  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Насколько понравилась первая книга автора — «Дар дождя», настолько же разочаровала вторая — «Сад вечерних туманов». И дело тут главным образом в ее вторичности. В обеих книгах местом действия становится Малайзия времен японской оккупации. Образ загадочного императорского садовника Аритомо из «Сада вечерних туманов» практически один в один повторяет образ таинственного Эндо-сана из первой книги. Аритомо учит главную героиню искусству создания японского сада, Эндо-сан обучал своего подопечного восточным единоборствам. И тот, и другой щедро пересыпают свои уроки легендами и философскими притчами. В обеих книгах главным героям приходится пострадать от действий японцев во время Второй Мировой, но проникнувшись японской культурой, они в конце концов приходят к выводу, что запятнать ее красоту не под силу даже военным зверствам. Идея ясна и даже похвальна, но зачем же повторяться?

По-настоящему оригинальной на этом фоне выглядит только история Тацуджи, который, поддавшись духу времени, решил стать камикадзе. Увы, эту тему автор не развил, отведя ей третьестепенную роль в своем романе.

Оценка: 6


Написать отзыв:
Писать отзывы могут только зарегистрированные посетители!Регистрация




⇑ Наверх