FantLab ru

Константин Бальмонт «Наш царь»

Рейтинг
Средняя оценка:
6.79
Голосов:
14
Моя оценка:
-

подробнее

Наш царь

Стихотворение, год

Входит в:

— антологию «Русская эпиграмма», 1988 г.



Издания: ВСЕ (4)
/языки:
русский (4)
/тип:
книги (4)

Стихотворения
1969 г.
Избранное
1980 г.
Русская эпиграмма (XVIII - начало ХХ века)
1988 г.
Лирика
2008 г.




 


Отзывы читателей

Рейтинг отзыва



Сортировка: по дате | по рейтингу | по оценке
–  [  11  ]  +

Ссылка на сообщение ,

«Кто начал царствовать — Ходынкой,

Тот кончит — встав на эшафот» (с)

На данном произведении лежит печать времени: позорное поражение в войне с Японией, Кровавое воскресенье, пик первой русской революции, ответные репрессии властей (военно-полевые суды, выносящие смертные приговоры в течение 48 часов были введены как раз в 1906 году, отсюда и «царь-висельник» в стихотворении). Многие критиковали и продолжают критиковать Бальмонта за эти стихи. Мол «гнилой либерал», «в трудный для государства занялся критикой властей», «сам-то эмигрировал из страны когда припекло» и т.д. Но прежде чем ругать поэта (вопрос о его мировоззрении, жизненной позиции и политических взглядах оставим в стороне) всё же надо вспомнить, что правитель, тем более — абсолютный монарх, который довёл свою страну до социального взрыва, более чем заслуживает подобного отношения к себе со стороны подданных. Помните, как мы на все лады в 90-е годы проклинали Ельцина? А ведь он на фоне Николая II смотрится вполне пристойно!

Стихотворение, при желании, можно назвать пророческим, но по-моему к 1906 году у большинства разумных людей должно было не остаться ни малейших иллюзий по отношению к Николаю II. И тут не надо быть провидцем и ясновидящим, чтобы понять, что такой слабый царь либо будет убит заговорщиками/террористами, либо доведёт страну до Революции и будет казнён новыми властями. Так получилось, что сбылся именно второй вариант и «Хозяину земли Русской» пришлось спуститься в подвал дома инженера Ипатьева.

Итог: злая и меткая эпиграмма на царя-неудачника, которого из политических соображений в наше время произвели в святые.

Оценка: 7
–  [  6  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Я иногда поражаюсь...

О, нет, я не стану вновь распинаться в критиканстве над царефилами, суперантисоветчиками, игнорированием исторических фактов и логики; обелять «красных», защищать Ленина и «есть такая партия!» (с), Красную Империю и, упаси Господь, если он есть, товарища Кобо. Надоело заниматься этим на преимущественно фантастическим ресурсе и изображать из себя Птицу-Говоруна. Хватит это терпеть, хех. Тем более уж странно порою мне самому ощущать себя в роли адвоката пусть и не Дьявола, но явно системы и идей, мне не близких. Не соприкасающихся с моей внутренней основой, которая именно за «Свободу, равенство и братство!», а не за централизованную и бюрократизированную диктатуру, пусть изначально все и не должно было быть совсем так...

Продолжая оборвавшуюся начальную вступительную фразу, я поражаюсь порой тому, насколько сильными в проницательности бывают классики. Особенно русские (российские). Особенно про Россию и ее извечные «что делать» и «вечные проблемы». Действительно, наша странная ментальность и русская душа. Хах, особый путь, особая судьба. Или же особенный культурный код, матрица, самостийная и исконно наша государственность, ее шаблон, который и выстраивает нашу историю, наше общество, наш дух и ум. Ведь как еще можно объяснить то, что Константин Дмитриевич Бальмонт как в воду глядел? Лиричный психоисторик! О чем я? Да просто поменяйте в бриллианте «Песней мстителя», в стихотворении «Наш царь», несколько слов-маркеров и сочетаний их на подобные же, но относящиеся уже не к увековеченному в лике мучеников Николаю Кровавому, а к первому президенту недавней еще РСФСР, за вычетом трех букв и n-количества населения, ресурсов и надежд. Первая Чеченская, расстрел Белого дома, «берите суверенитета, сколько сможете»... Да, эшафота не было, но в метафорическом смысле он-таки состоялся — гильотина истории, общественного, НАРОДНОГО мнения и бутылки была. Да и не к одному ему данный шаблон-стих можно подставить.

Надеюсь, наша, да и мировая последовательность повторяющихся образов когда-нибудь прервется. Надеюсь, когда-нибудь уже не понадобятся эшафоты, не будет Цусим и Мукденов, расстрелов и казней, а талантливым обличительствующим поэтам вроде Константина Дмитриевича будет другое занятие.

Оценка: 10
–  [  -1  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Редко бывает так, что стихотворное произведение вкупе со связанным с ним антуражем великолепно расставляет точки над «i» и убедительно отвечает на вопрос «кто есть кто».

Одна из обсуждаемых персон — могучий правитель величайшего в истории славянского и православного государства. Властитель страны, которая в силу своих размеров, климата, этнической неоднородности и неравномерности развития своих территорий и сословий была наиболее сложной для управления в масштабах всего мира. И, тем не менее, умело правивший этой страной в течение 23 лет, грамотно подавляя инспирированные из-за рубежа заговоры и революции; успешно расширивший пределы России на Дальнем Востоке, сведя вничью колониальную войну с Японией, находившейся на полном содержании Британии и США; даровавший своему народу парламент и демократические права и свободы; принявший Россию с сохой, а оставивший ее с трактором и паровым плугом. Наконец, уверенно ведший ее к победе во Второй Отечественной войне, причем, из-за того, что либерально-коммунистическая шайка нанесла стране удар ножом в спину, власть потерял не только царь, но и русский народ потерял свою страну.

Другая персона — посредственный рифмоплет-конъюнктурщик, готовый родную мать удавить за два рубля; провокатор и трус, пожинавший дешевые лавры своими hate speeches, но настолько опасавшийся ответственности за них, что бежал за кордон, плюнув на Родину; наконец, просто сумасшедший шизофреник.

Один из них справедливо канонизирован, и, несмотря на Ниагары лжи, обрушенные на его голову коммунистами и «февралистами», постепенно занимает все более подобающее ему место в пантеоне великих русских правителей.

Другой — как крыса бежал из погибшего, в том числе и благодаря ему Отечества, опустился до последней стадии, умер в одиночестве и нищете, и сейчас не интересен никому в мире, кроме полудесятка чудаков-филологов, и даже из учебников и хрестоматий его пачкотню потихоньку выкидывают.

Так что все-таки верно утверждение, что некоторые тексты больше говорят об их авторах, нежели о предмете сочинения.

Оценка: 1


Написать отзыв:
Писать отзывы могут только зарегистрированные посетители!Регистрация




⇑ Наверх