FantLab ru

Михаил Харитонов «Путь Базилио»

Рейтинг
Средняя оценка:
8.38
Голосов:
91
Моя оценка:
-

подробнее

Путь Базилио

Роман, год (сетевая публикация); цикл «Буратино. Свободные продолжения»

Аннотация:

Роман Михаила Харитонова носит подзаголовок «нечеловеческая комедия» — и действительно, замысел «Золотого ключа» сопоставим по масштабу и с романным циклом Бальзака, и с великой «Комедией» Данте (которую, как известно, божественной назвали лишь спустя время потомки). Перед вами книга увлекательная, легкая, гомерически смешная, раблезиански неумеренная, злободневная, философская, провокационная, переступающая через все табу и нарушающая все мыслимые границы — словом, именно такая, какими только и бывают книги поистине великие.

Входит в:


Номинации на премии:


номинант
Новые горизонты, 2018 // (роман, номинируется по рукописи)

Похожие произведения:

 

 


Издания: ВСЕ (1)
/языки:
русский (1)
/тип:
книги (1)

Золотой ключ, или Похождения Буратины
2019 г.




 


Отзывы читателей

Рейтинг отзыва



Сортировка: по дате | по рейтингу | по оценке
–  [  25  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Эта книга не должна была появиться на свет. Как и многие другие литературные шедевры, она написала из-за несчастья, случившегося с автором. Насколько я понимаю, первые главы «Буратины» появились, когда ее автора судили по нехорошей проблемной статье УК. Это закрыло ему путь в легальную политику, озлобило (хотя он никогда не был особенно добрым) и подсказало идею.

Жанр книги я бы обозначил как «плевок в лицо вечности». Или хотя бы всему тому, что мнит себя вечным. То есть современным политическим, социальным, культурным и прочим ценностям. В диапазоне от мировой политкорректности до «позитивчика» (его автор, кажется, особенно ненавидит). А также всяким политическим, медийным и прочим идолам.

Обычно такие плевки не долетают. Но ненависть, талант и трудолюбие, когда они тянут в одну сторону, способны на чудеса. В результате на свет появилась книга, сравнимая со свифтовским «Гулливером».

О методе. Автор переоткрыл в литературе русский народный способ варки супа из топора. То есть взял общеизвестную историю (в данном случае толстовскую сказку про Буратино), положил ее в суп, а потом начал крошить туда морковку социальной сатиры, капусту политических аллюзий, картошку приключенческого романа, соль и перец в огромных количествах и т.п. При этом сам топор лежит себе на дне и не особо мешает.

То есть это антифанфик. Фанфик – это те же герои, про которые рассказывают новые истории. В харитоновском романе с героем происходит ровно то же самое, что у Толстого (буквально то же самое, с издевательской точностью), только немного в другой обстановке. Если Буратино у Толстого ест луковицу, то и у Харитонова он ест луковицу, с маленькой поправочкой – конскую глазную. И еще: 90% происходящего в книге к Буратине не имеет никакого отношения, это истории про персонажей, о которых Толстой написал или пару строк, или вообще «забыл включить в книжку».

О сюжете. Действие происходит в постапокалиптическом мире. Старый мир жил грешно и умер смешно: из-за боестолкновения между Эстонией и Румынией. В результате эстонцы выпустили сверхубивающий вирус, который зачистил планету от хомо саписенсов. Остались в живых лишь биологические уроды, мутанты, созданные людьми то ли в качестве слуг и рабов, то ли просто для потехи. Это разумные лисы, волки, медведи и прочий зверинец. Который ведет себя как хирургически усовершенствованные звери доктора Моро (на него автор прямо ссылается). То есть как разумные животные в плохом смысле (автор, кстати, профессиональный философ и по ходу книги издевается над целым рядом привычных философских концепкий, в том числе над концепцией человека как «общественного животного»). Они жрут друг друга, трахают друг друга и мучают друг друга. При этом не испытывая большой материальной нужды: в этом мире есть сколько угодно бесплатного электричества и поддерживается определенный уровень материальной культуры. А некое таинственное «братство» присматривает за этим зоопарком и не дает ему слишком уж оскотиниться.

Книга начинается с того, что единственный оставшийся настоящий человек, Тарабарский Король (извините, Тора-Борский, когда-то его звали Усама бин Ладен) посылает своего лучшего агента, еврея и боевого раввина Карабаса бар Раббаса со спецзаданием на другой конец обитаемого мира: открыть золотым ключиком некую дверцу. Что за дверцей, читатель не знает. Зато он знает старых друзей – Мальвину, Артемона, Пьеро и прочих. Которые себя ведут очень по-взрослому. И путешествуют сквозь пространство российской массовой культуры. Они попадают то к маленьким розовым пони (и еле выбираются оттуда: пони не то, чем кажутся), то в сталкерскую Зону, то в какие-то совсем уж экзотические места. И везде их ждут страшные опасности и ужасные приключения, на всякие части тела: рейтинг книге можно поставить даже не +18, а где-то +30. То есть ТАКОГО нельзя прочесть даже в самых отвязных порнофанфиках. При этом автор совсем не порнограф. Непристойные сцены он описывает с холодным сарказмом.

Отдельное удовольствие — это ссылки, которыми переполнены примечания к тексту. Половина ссылок придумана автором, попадаются шедевры. Например, в одном месте есть ссылка на книгу: «Дм. Быков, П. Басинский. Кроме зайца и ежа. Откровенные рассказы о русской природе. — СПб, Лимбус-пресс, 2013.» Я смеялся над этой ссылкой три раза, пока доходили слои смысла. А кулинарные рецепты, с самым серьезным видом выписываемые, тоже со ссылками! «Существует мнение, что мышатину административных и канцелярских разновидностей следует тушить, а не жарить. Это, в общем, справедливо — однако относится только к мясу в стадии трупного окоченения (4-6 часов после забоя). Парная мышатина требует жарки. Рекомендуется предварительно натереть куски крупной солью с перцем, так как парная мышатина пресновата. См. напр. Х. Сталик, Д. Стешин. Кухня «арабской весны» — Серия «Военно-полевая кулинария» — СПб.: Астрель, 2016.» Я очень жалею, что такая книжка не была написана.

В общем, роману стоило бы поставить высший балл, но у него есть один дефект: книга затянута. Первый том огромен, второй обещает быть еще больше. Это не всегда плохо, но в сочетании с концентацией текста (один рецензент сравнил его с ликером, который невозможно пить большими глотками) получается, что ты пытаешься в один дух выдуть бутылку абсента. Поэтому 9 из 10. Но читать все равно надо.

Оценка: 9
–  [  15  ]  +

Ссылка на сообщение ,

В этом мире что-то пошло не так. Развившееся до немыслимого уровня человечество (научившееся извлекать почти бесплатное электричество из космоса, читать мысли и выращивать в пробирках каких угодно химер), в пароксизмах глобального конфликта уничтожило сначала все книги, потом всю цифровую информацию, и наконец само себя. Планету унаследовали разумные звери, точнее — гибриды зверей и людей, созданные для особых работ, потехи или просто от нечего делать. Им достались остатки довоенных технологий и немыслимая сокровищница культуры: Сундук Мертвеца — случайно оставленный в недосягаемом бункере долговечный ноутбук некоего депутата от ЛДПР, набитый всякой всячиной: попсовыми песенками, детской порнографией и как-то затесавшимися в эту компанию несколькими тысячами книг из сетевых библиотек Мошкова. Все это привело к тому, что через 300 лет после Хомокоста на значительной части Евразии установился своеобразный «киберпанковый феодализм»: постъядерный салат из враждующих доменов, по уровню развития находящихся на уровне VI-XXI века с редкими вкраплениями высокотехнологичной цивилизации, чья культура базируется на обожествлении ВСЕЙ информации из ноутбука...

Хотя цивилизации в полном смысле слова здесь нет: упадок нравов тотальный, морально-этических табу практически не существует, педерастия, педофилия, проституция, поедание себе подобных, не говоря уже о скучных наркомании и наемничестве полностью узаконены, а точнее, регулируются «понятиями», которые примечательны тем, что никто, в сущности, не знает, что это такое. Похоже, что понятия — это просто эвфемизм для принципа «кто сильнее, тот и прав». И в этих веселых декорациях с величавой медлительностью авианосца «Нимиц» разворачивается магистральный сюжет, сложное повествование, состоящее из наслаивающихся друг на друга историй:

1)о боевом раввине и психократе Карабасе бар-Рабасе, по приказу Тора-Борского короля обеспечивающего выполнение суперважной задачи с группой секретных агентов под легендой «эмпатетического театра»;

2)об убогом клонированном уродце, предназначенном для гибели на фронте, но волею судеб наделенного зачатками разума и собственным именем «Буратина» — это центральный персонаж, которому, судя по всему, предстоит пройти самой длинной и тернистой дорогой к обретению подлинной человечности;

3)о лисе Алисе Зюсс, талантливой юной ученой, зараженной мучительной неизлечимой болезнью, и перешедшей из-за этого на сторону Тора-Боры;

4)о Тарзане, хитроумном и жестоком вожаке воинственного племени нахнахов-шерстяных, ведущими непрекращающийся газават за все халяль и против всего харам;

5)о Мирре Ловицкой, видной представительнице поняш, живущих при матриархате миниатюрных лошадок, обладающих даром «няша», безоговорочного и мгновенного подчинения воли жертвы, из-за чего их ненавидят и побаиваются все соседи;

6)и еще о многих, многих других удивительных, ужасных и забавных существах, населяющих просторы этого стабилизировавшегося в своем неостановимом распаде мира...

В общем, назидательная и мрачноватая сказка итальянца Коллоди, укороченная и упрощенная «красным графом» Толстым в обработке «Михаила Харитонова» (который на самом деле русский ультраправый политик Константин Крылов) получила целый ряд новых свойств. Во-первых, это запредельные цинизм и физиологичность. Герои творят друг с другом самые невообразимые штуки, убийства, истязания, изнасилования, богохульства и прочие непотребства здесь в порядке вещей. Но этот ужасный, на первый взгляд, мир, куда справедливее, чем наша реальность: все существа проходят строгую ранжировку, и каждое получает ровно то, что заслужило, ни больше, ни меньше. А полнейшая разнузданность персонажей быстро начинает восприниматься в комическом аспекте, напоминая то ли любимые экс-служивыми армейские байки, то ли изысканную пародию на многотиражный pulp-fiction.

Во-вторых, книга под нарочитой эксплицитной экстремальностью и бесконечным каскадом шуток на грани фола (на грани петросянства!) скрывает никогда не прекращающийся диалог с «пытчивым читателем», преисполненный множества намеков, смыслов, коннотаций. Грубо говоря, это хитрый шифр, ничего от читателя не требующий (даже профан получит удовольствие от блестящей стилизации, убедительных диалогов и персонажей, выписанных с тонким психологизмом), но вознаграждающий за усердие и внимание с лихвой.

В-третьих, «Золотой ключ» насыщен как вечными, так и злободневными политическими и литературными аллюзиями, всем тем, что так любит всякий добрый русский человек: прямыми и косвенными цитатами из классики, шутливым антисемитизмом, элегично-мечтательной футурологией, легкой насмешкой над популярными ныне экономическими и философскими учениями, а также уничтожающим гоготом над всякими неприятными людьми типа радфем, чеченцев, чиновников, извращенцев, алкашей и т. п.

В целом же, получилась объемистая, хулиганская, умная и очень смелая книга, ничуть не хуже самых популярных произведений Пелевина, Сорокина, Иванова (кажется, сейчас это лучшие писатели России). При существующей политической ситуации, «Золотой ключ» вряд ли может быть издан, впрочем, роман пока написан лишь на 40-50%, и до того, как будет поставлена последняя точка всякое может случиться. А лично меня книга порадовала настолько, что я, привыкший потреблять беллетристику исключительно задаром, решил отойти от своих принципов и отправил автору на счет известную сумму.

Оценка: 9
–  [  12  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Автор написал довольно серьезное предуведомление, глоссарий, расширенно выразил признательность, не говоря уже о подробных сносках.

Когда пишут такое — редко упоминают истинные источники вдохновения. У меня нет под рукой хорошего ментоскопа и головы автора (и некоторых других голов), чтобы раскрыть их методами объективного контроля. Но я попробую реконструировать. Потому ко всем утверждениям в нижеследующем тексте, надо приставлять, со всех сторон, больше и жирное «имхо».

Отправной точной послужил текст Т. Толстой «Кысь» — мрачнейшая постапокалиптика, где мутанты изображают из себя настоящих людей, пытаясь подражать героям сохранившихся книг. Чернуха это первостатейная, однако написанная приличным языком и явно рассчитанная на попадание в школьную программу. Герои лишены смысла жизни, смысла смерти и даже смысла принадлежности к некоей общности — всё вокруг мерзость, распад, гниение и тлен. А у читателя — ощутившего себя онкологическим больным, брошенным всеми родственниками и вещающимся в холодном сортире облезлой районной больницы — должно оформиться желание сдохнуть не сходя с места.

Прочитавши подобный трэш, автор-жизнелюб решил дать подрастающему поколению альтернативу. Где будет все тоже самое, и даже в сто раз круче и энергичнее, но без смертного греха уныния. То есть романе мы видим тотальный, убойный, полисексуальный, каннибалистский и национально-политизированный карнавал — но там нет отчаяния! Герои в любых ситуациях — даже если их тестикулы изымаются для пропитания ближних — хотят жить и строят какие-то планы на будущее.

Далее автор пошел в сокровищницу мировой литературы и взял во временное пользование следующие первоисточники:

— работы С. Лема. Множество разнообразных существ, которые живут в постапокалиптическом мире, очень уж напоминают по своему генезису и габитусу — всяческие нутрёшки и длиннуши;

— «Похождения бравого солдата Швейка» Я. Гашека — оттуда взят дух ветхого лицемерия и всеобщего притворства, натянутый на городскую культуру, который порождает тотальные непонятки и удачные попытки прикинуться бревном. То есть на фоне глобального мирового кризиса герои не чуждаются маленьких радостей жизни, стремятся к ним и умеют находить в них удовольствие. Причем всё это весело читается, но как-то грустно представлять себя на месте персонажей;

— У. Дилени «Пересечение Эйнштейна» — там ярче всего блистает сочетание постапокалиптического притворства (когда мутанты изображают из себя людей), требования новых сексуальных практик и многослойность восприятия культурного наследия человечества. Говоря простым языком — любой мутант, стуча клыками и совершая коитальные фрикции, найдет для себя образ, подражая которому, он будет выглядеть не так уж плохо, хотя бы в своих глазах. К этому образу привинтится своя философия, прилепятся жизненные вопросы и ответы на них — и где тут еще человеческое, а где уже мутагенное понять сложно. /Возможно, по той же статье проходит «Рибофанк» Пола Ди Филиппо/;

— А. Толстой «Золотой ключик». Про это произведение читатели и так в курсе. Автор использовал именно этот текст, чтобы побольнее пнуть Т. Толстую с её «Кысью», дескать, из наследия ваших предков, гражданочка, можно сделать вещь куда как ярче;

— Рабле в интерпретациях Бахтина, с манифестированием телесного низа, который плавно подводит нас к образам уже масс-культуры;

/ другая кладовая, в которой хранится много интересного, что мутанты после гибели человечества наверняка объявят культурным сокровищем /

— порнография — как жанр, несомненно интересующий подрастающее поколение, и работающий как бы смазкой для подселения в юные мозги некоторых философских и политических доктрин;

— музыка — шансон во всех его проявления, который создает ауру маршрутного такси, привычного большей части читателей;

— политика — автор щедро унавозил некоторые политические фигуры, а так же околополитический бомонд, низведя их вплоть до имен нарицательных, хотя некоторые опознаются и под именами собственными. Часть политических доктрин так же была обращена в ничтожество;

— анимэ (включая хэнтай, настолько причудливый, что сейчас не воспринимается в качестве порнографии);

— бондиана — уровень остроты коллизий, в сочетании с технологческими штуковинами — взят именно оттуда;

— городские субкультуры советского и постсоветского пространства, начиная от садистских стишочков и завершая уголовными понятиями. Особо выделяется тут игра «Сталкер»;

При всей многослойной пошлости и физиологичности, от которых можно защититься только холодным взглядом санитарного врача или заматеревшего сексопатолога, текст несомненно является романом:

— есть взросление части главных героев (да и герои тут яркие);

— тщательно проработанный мир. А вот так. Роман этот — укор массе фэнтези-произведений, где из вполне годных заготовок авторы умудряются склепать очередное невозможное бытие. (пожалуй, я вижу только два серьезных несоответствия. Можно допустить такую гиперсексуальность у массы постапокалиптических существ. В конце концов это не самый плохой способ налаживание межвидового, межотрядного и межклассового диалога — в мире, где единый стандарт разумного существа остался в глубоком прошлом. Но в таких условиях должно давать какие-то преимущества и отсутствие постоянной половой активности. То есть на фоне тотальной оргии (и при развитии биотехнологий), должны существовать персонажи в стиле «Велосипедного мастера» Б. Стерлинга, умышлено снижающие своё либидо. Во-вторых, почему только русский шансон? Я, конечно, понимаю, что автору пришлось заужать культурное наследие человечества, чтобы оно стало сопоставимо с «Золотым ключиком» и словарным запасом школьника, но при сохранении такого уровня технологий и регулярных раскопок — нашли бы и оригинальные «немецкие порнофильмы»...);

— полифоничный диалог. Полиязычный, поликультурный, зависящий от персонажей. Погружение во внутренний мир явно отличается от вооруженной разборки. Автор щедро выдумывает новые слова, превращая глаголы в существительные, работает с историческим развитием терминов. Похожий уровень присутствует у Жарковского в «Я, Хобо»;

— разветвленный сюжет. Могут быть вопросы к завершенности такого романа, но перед нами лишь первая часть трилогии — события сказки только должны начаться...

Итого: роман явно написан с целью выделиться из общей массы фэнтези-сталкерского чтива. При том автор не слишком далеко отходит от постмодернизма с его тотальным воровством персонажей, ситуаций, смыслов и образов. Да, есть ответ «Кыси» Т. Толстой, и ответ впечатляющий. Есть сильный пример национальной локализации биопанка. Но не более того...

Оценка: 9
–  [  9  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Ожидания. После гениального «Факапа» и восторженных отзывов, самые-самые душещипательные. Пару месяцев даже мариновал талмуд на полке. В предвкушении, так сказать…

Прочел. Поскольку предыдущие рецензенты рассказали уже фактически все, что можно))), оценю сначала по 10-балльной шкале ФЛ локации и главных действующих лиц «Базилио…».

Подгорное Королевство (Тора-Бора). Собственно, отсюда все и начинается. Лучше всего территорию описал сам автор в «Толковом словаре (доступен в сети). Но идея хороша. 8 баллов.

Директория. Самая продвинутая в научно-исследовательском плане локация. Достаточно сказать, что именно здесь базируется Институт Трансгенных Исследований. Но вот кроме ИТИ автору ничем украсить ее не удалось. Она просто есть, потому что должна быть. Ради ИТИ. Как высказался один из персов: «Ну да, город большой. Ну везде лампочки. Ну живут неплохо. Хотя и не ахти как здорово, но неплохо. Но ведь у них неограниченная энергия и старые технологии. Ведь это можно развернуться-то… развернуться-то как…». 4 балла.

Зона. Ага, та самая))) Символ, апогей и самое массовое воплощение всех многочисленных литературных намеков, аллюзий, реминисценций и прямых заимствований «Буратины…». 10 баллов.

Эквестрия (Вондерленд). Ареал поняш, линия которых показалась мне откровенно мерзкой, а потому затянутой. Нет, лексически и генетически все придумано более, чем достойно. На 8 баллов точно. Но учитывая шквал описываемых совершенно не-брутальных, сопливых извращений и сексуальных расстройств, снижаю оценку до 5. В общем, сексуальный мимимишный и одновременно грубо-беспредельный феминистский декаданс совершенно «на любителя».

Бибердорф. Город, часть окультуренной Зоны. Логово ментальных мутантов и эмпатов всех мастей. Отличное соединение в одном флаконе плутовства и бюрократии. Впрочем, кто сказал, что это – разные понятия?))) 9 баллов.

Домен шерстяных. Территория нахнахов. Без комментариев. Что бы не обвинили ни в чем))) 4 балла, ибо не придумано ничего нового.

Главные действующие лица и герои.

Карабас бар Раббас. Пикантная личность. Наиболее, пожалуй, схожая с прототипом. Телепат и психократ вне категорий, уверенный, что он – еврей. 9 баллов.

Базилио Супермарио Кроссоверо. Спец. Аналитик и ликвидатор уровня выше среднего, но далеко не супермен. Самый утипусичный гад романа. 10 баллов. Жаль только, что в 1918 году БГ спел про «электрического пса». Спел бы про «Электрического Кота» – вообще был бы полный вынос мозга. (Справедливости ради, в словаре к «Буратине…» есть и модель персекьютора «Электрический Пес», более распространенная, но менее совершенная))).

Доктор Карло Коллоди. Основа – неожиданно, шимпанзе. Начальник 9 отдела ЛПИ Института Трансгенных Исследований, временами понижаемый до лаборанта. Ответственный за эволюцию Буратина. Продал дохомокостный комбинезон, чтобы оплатить обучение воспитанника. Самый мутный (характеризуя персонажа любого другого произведения, я бы применил здесь слово «загадочный))) тип романа. 8 баллов.

Буратина. Как и следует из названия, далеко не главный герой первой книги. Тем не менее, за основное звено будущей главной интриги канает. Вполне себе стоеросовый бамбук. Иначе говоря, гопник))) 7 баллов.

Дуремар Олегович Айболит (Болотный Доктор). Врач. По сути, хранитель дикой (неокультуренной) части Зоны. Наименее омерзительный и наиболее интеллектуальный из персонажей. 8 баллов.

Арлекин Совиньон Блан Гондон. В генетической основе главного гомика книги – макака. Эпизоды с ним, вопреки ожиданиям, не вызывают ни малейшего отторжения. 7 баллов.

Пиэрий Эагрид. Кратко – Пьеро. В генетической основе – карликовый шимпанзе. Остальное – как в первоисточнике, с поправками на харитоновский антураж. 7 баллов.

Алиса Зюсс. Естественно, лисица. Сотрудник ИТИ. Главный контакт Подгорного Королевства в институте. Больна векторной проказой I степени. Отчего отлично вписывается в общий сексуальный бедлам романа. 7 баллов.

Грегор Замза. Тот самый сверчок. Второй по мутности персонаж, после Коллоди. 6 баллов.

Суассара Лиомпа. Крыса Шушара. Уборщица в ИТИ. Работает на Грегора Замзу мелкой (и не очень) пакостницей. 6 баллов.

Септимий Попандопулос. Шельмец, сталкер, садист. Самый козел из всех козлиных персонажей. И в прямом, и в переносном, и во всех остальных смыслах. Самый, пожалуй, омерзительный гад. Но, вызывающий сочувствие и заставляющий переживать за него в нужных местах. (Автор характеризует его более мягко, «самый непутевый из наших героев»). Да и финальный с ним эпизод весьма доставляет. 9 баллов.

Тортилла. (Она же «Рина Грина», «Зеленая Тара» и пр.). Рептилия с панцирем. Хакер вне категорий. Контролирует территорию Кооператив Озеро. Аутична. В романе появляется лишь раз лично, и раза три – в разговорах. Авансом – 8 баллов.

Чиполино. Полицейская вонючка. Работает на Тораборского Короля. Прикольная находка автора. 8 баллов.

Неуловимый Джо. Еще одна безусловная находка Харитонова. 8 баллов.

Многочисленные мелкие разумные и неразумные существа. Существуют исключительно для удовлетворения сексуальных потребностей и аппетита главных персонажей. Б/о.

Многочисленные разумные и неразумные существа средних и бОльших размеров. Существуют исключительно для потенциального истребления главных персонажей и для удовлетворения их аппетита и сексуальных потребностей. Б/о.

Многочисленные разумные и неразумные существа Зоны. Существуют исключительно для истребления всех и вся, и для удовлетворения аппетита и сексуальных потребностей главных персонажей. Б/о.

Плюс шквал секса во всех проявлениях, алкоголя, веществ, поедания себе подобных (вернее – всеми всех), обсценной лексики.

Общий результат. Увы, не «Факап». Разве что, в самом первом, нулевом приближении. Все плюсы исправно перечислены коллегами. О минусах… Слишком много всего негигиеничного. Не отношу себя ни к снобам, ни даже к эстетам. Скорее, нахожусь на противоположной стороне весов. Но... Временами было, что называется, не по себе. Да, Харитонов в очередной раз продемонстрировал мастерство, показал класс литературной игры, удивил, шокировал, порвал все шаблоны эпатажа русскоязычной SF&F. Но… Только 7. Хотя по моей сетке это немало, по сути – «4+» по пятибалльной системе.

Но. За титанический труд, хамскую лихость и сексуально озабоченный постмодерн – плюс балл. Пусть, как и в случае с Тортиллой, немного авансом))) Получаем 8, или «5–», пользуясь школьными аналогиями.

Оценка: 8
–  [  7  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Отличная социальная сатира с элементами антиутопии, злая и едкая. Автор отлично владеет приёмами постмодернизма. Шутки остроумны, герои омерзительны. Рекомендую к прочтению.

Оценка: нет
–  [  5  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Не понравилось.

Жанр — постмодернистский постапокалиптический трэш с попытками пошутить. Ну чувство юмора у всех разное — мне по большей части не зашло. Юмор есть — он просто не для меня.

Большой текст. Причем только первая треть запланированного. Много текста, много мата, прям очень много. Много секса. Исходя из заданных условий романа — традиционный секс практически невозможен:))), поэтому срочно надо роман перевести на английский и номинировать на лямбду, а там гладишь и на Небьюлу..., но нет — боюсь автор не удовлетворит требованиям жюри... Так вот исходя из количества секса и мата на единицу текста — автор решал какие-то задачи... Я просто не очень понимаю какие и зачем.

Надо отметить, что сексом и матом дело не ограничивается -бывают интересные размышления, где автор дает такого Пелевина, что только наличие в скором времени изворотливой нецензурщины напоминает, нет это не Пелевин... Но, кстати, и не Сорокин от чьего влияния автор сам дистанцируется. Для меня — к счастью.

Читая, я вспоминал первую книгу Барочного цикла Стивенсона. Тоже огромная по размеру, тоже разная по стилям внутри, тоже, мягко говоря неоднозначная... Сходство в том, что и там и там я понимал, что продолжения читать не буду. Стивенсон, конечно лучше, но Харитонов читается быстрее.

Купил в электронке и, по мне, это идеальный формат. Такие тексты на бумаге надо ставить в труднодоступное место.

Последнее. Текст огромный, но по сути это просто фанфик для взрослых на Буратино, который фанфик на Пиноккио, и смысл писать пару тысяч страниц просто фанфика для меня ускользает. Главное, я не спорю, что у автора есть талант, мысли, потенциал, умение писать (много и по-разному), я просто не понял для чего это все надо так неинтересно расходовать.

Оценка: 5
–  [  5  ]  +

Ссылка на сообщение ,

«Брамбамбрыссимо! Карамбабиссимо!» — эти слова Тарабарского короля из пьесы А. Толстого «Золотой ключик» можно было бы использовать в качестве наикратчайшего отзыва (буквально в двух словах) на первую часть романа-эпопеи с почти таким же названием. Но, скорее всего, меня бы не поняли те, кто книгу не прочитал. Да и как бы они не пожелали мне провалиться в тартарары вместе с королём и его бандой. А хочется, чтобы поняли все, и поэтому короткий отзыв продолжает оставаться недостижимым идеалом. Нижеследующая заметка, отдалённо напоминающая отзыв, ни в коем случае не претендует также и на высокое звание рецензии. Да и какая может быть рецензия, если повествование остановлено на одной трети дистанции? Но я полностью согласен с аннотацией на эту треть (аннотация это, в первую очередь, реклама) и поэтому предлагаю считать написанное мной существенно расширенным её вариантом.

К литературному хулиганству я всегда относился положительно. Начиная от Рабле и всем известных пушкинских опытов такого рода и так далее. Помнит ли кто-нибудь откуда это: «... верховный жрец десятого легиона съел в живом виде легионного волкодава, который съел у него весь запас сушёного мяса на зиму.» Не мучайтесь, потом скажу. Примеров такой литературы можно привести тьму, но приведу только три названия — «Москва-Петушки», «Суер-Выер» и «Бытие наше дырчатое» — этого достаточно, чтобы было ясно, о чём речь. В книге Харитонова хулиганство сплошь и рядом переходит в литературный бандитизм, способный принести реальный вред недостаточно подготовленному читателю. Как свести этот вред к минимуму? Поможет ли мудрый совет, содержащийся в статье «От автора», с которой начинается книга? Вряд ли, боюсь, что следовать этому совету-инструкции будет крайне затруднительно, т. к. плевать и дуть придётся по несколько раз почти на каждой странице (а их в первом томе 715), и во что же при таком способе чтения превратится книга? Так что думайте сами и решайте сами. На сегодняшний день уже ясно, что «Путь Базилио» прочитали в том числе и люди недостаточно подготовленные. Именно в этом заключается причина сложившегося у них ошибочного мнения — все герои романа омерзительны. Это было бы верно, если бы они были людьми, но роман так убедительно написан, что мы принимаем за людей генетически модифицированных животных, у которых звериная основа и абсолютно человеческие гиперсексуальность и наличие второй сигнальной системы.* Это что же получается — дар членораздельной речи что ли омерзителен? Если же речь идёт о поедании побеждённого противника (зачастую в живом виде; кстати, цитата в самом начале этого отзыва из сборника «Парнас дыбом»), то это нормальная вещь в животном (а кое-где и в человеческом) обществе. Здесь промелькнуло слово «основа». Это одно из важнейших понятий в романе, поэтому остановлюсь на нём подробнее. Основа это совокупность тех частей организма животного, на которую (на совокупность) методами генной инженерии накладываются характеристики, приближающие объект воздействия к человеку, или просто повышающие качество того, что есть. Эта процедура называется ребилдингом. Например, ГГ первого тома эпопеи кот Базилио по своей основе сервал**. Тех, кто внешне более всего походит на человека, называют хомосапыми, что вполне естественно и понятно, причём некоторые хомосапые имеют даже правовой статус — человек, таков папа Карло Коллоди, шимпанзе по основе. Основа Пьеро — бонобо, Арлекина (его полное имя Арлекин Совиньон Блан Гондон) — макака, Джузеппе — бурый медведь, Шушара, конечно, по основе крыса (у неё высокий правовой статус — недочеловек и поразительное личное имя: Суассара Лиомпа Андреа Дворкина***; рассказ о себе она начинает словами: «Больше всего я ненавижу всех.»), губернатор Директории (его имя Наполеон Морган Гейтс Пендельшванц, правовой статус — человек, хотя ребилдингу подвергнут не был) — гиппопотам. Тот самый, между прочим, которого доктор Айболит когда-то вытащил из болота (в романе Айболит это фамилия Дуремара Олеговича****). Наиболее неприятная основа называется мент, причём, ни единого намёка на происхождение этой основы в книге нет, а среди современной фауны такие животные отсутствуют. Один из самых злющих сатирических эпизодов этого остросатирического романа связан именно с этим вызывающим отвращение существом.*****

Есть ещё в этом мире государство, где правит привилегированная верхушка — пони. Остальное население сплошь «заняшенное» и бесправное. Высшая ступень развития рабовладельческого строя, когда никакие перемены уже невозможны. Великий мастер сатиры Свифт получил бы огромное удовольствие, если бы смог это прочитать и сравнить с изображённым в «Путешествиях Гулливера» государством гуигнгнмов. Очень разнообразны, остроумны, а иногда весьма прозрачны имена поняш. Всего три примера: Немезида Поклонская, Псюша Сучак, Мирра Ловицкая (реальная Мирра была Лохвицкая).

Много места занимают в романе нахнахи — очень интересная, хотя и малопривлекательная часть населения Страны Дураков. Ну, на этом народце я здесь задерживать внимание читателей не хочу, этот образчик этнографического исследования надо обязательно прочитать, не забывая при этом всё сказанное мной выше по поводу омерзительности. Мне почему-то запомнилась такая вот незначительная деталь — «... в моче нахнахи обычно маринуют шашлык.»

Интересно и имеет смысл в книге всё, даже придуманные Автором ругательства, которые, мне показалось, как-то связаны с окружающей нас повседневной жизнью, но как, я пока не понял. Надеюсь, другие читатели окажутся более проницательными. Их (ругательств) всего-то три, но при той витиеватой речи которую часто приходится слышать в самых разных местах (и эта же специфическая витиеватость матовокрасной нитью проходит через весь роман) придумать целых три новых! Уважуха. Итак: «джигурда» (носит оттенок презрения), «скобейда» дефолтная (вариант — пупырчатая, и вообще какая угодно, уже посильнее) и последнее — это такое своеобразное проклятие, ну, например, — что б тебя «печенью гозмана» накормили! А вот некоторые артефакты, не перекочевавшие в роман из «Пикника на обочине», придуманы Автором с величайшей изобретательностью. Это, например, хакамада, чубайс, молочко комсомолки, золотой «дублон», который ещё сыграет свою роль в последующих частях романа и замечательный сусанин, которого, даже если бы он и был придуман Стругацкими, не пропустила бы цензура никогда и ни за что.

Надеюсь, мне удалось дать хоть какое-то представление об этой единственной в своём роде книге, о том невероятном мире-зоопарке, который в ней описан. А ведь я даже не упомянул о втором ГГ этой части эпопеи козле опущения Септимии Попандопулосе, личности не менее колоритной, чем кот Базилио; не нашлось места и для описания огромного города называемого Директория, города, в котором от Невского, можно, пройдя по Тверской, Малой Арнаутской и бульвару Капуцинов, быстро выйти на Александерплац. А есть ещё города Понивилль и Бибердорф, призводящие, пожалуй, даже более сильное впечатление, чем Директория. Улицы этих городов не просто полны неожиданностей, они набиты неожиданностями до отказа. А упыри, с их неизвестно откуда взявшимся заклинанием, смысла коего никто не понимает — «кто не скачет, тот москаль» ! Жаль, но ничего не поделаешь, обо всех и обо всём написать невозможно. В заключение не могу не упомянуть об огромном количестве скрытых и явных отсылок к различным литературным героям. В этом удивительном мире доктор Моро и профессор Выбегалло упоминаются в одном ряду с Ньютоном и Эйнштейном, ребилдинг проводится методом Выбегалло-Преображенского а медико-биологический центр в Директории носит имя Вайнгартена. Обнаружилась даже известная реплика Скарлетт из романа «Унесённые ветром» — «Я подумаю об этом завтра», — решил кот и отключился.» И, наконец, об искусстве, от которого не сохранилось ничего, кроме (благодаря тому мертвецу, владельцу «сундука») поэзии (поняша Львика читает Бориса Рыжего) и эстрады. Песнопения Григория Лепса, Юрия Антонова, Аллы Пугачёвой, Ваенги, Димы Билана, Юрия Лозы («Плот» напевает Шушара, но где она на нём плавает, это мне просто неловко описывать), Гарика Сукачёва и многих-многих других слушают все, независимо от основы, исключением здесь являются разве что совсем уж тупые существа типа злопипундрия двурогого, зверя опасного и непредсказуемого, но прекрасно понимающего по русски.

*) Есть у этих животных и ещё одна особенность — способность к творческому мышлению. Возможно ли добиться такого результата с помощью генной инженерии? Видимо, именно в этом и заключается главное фантдопущение Автора.

**) Базилио кот не простой, а электрический, модель ТомКэт. Здесь Автор, как обычно, проявляет своё многообразное остроумие, т. к. Томкэт F-14 это многоцелевой палубный истребитель четвёртого поколения.

Существуют и растительные основы. Например, Буратина по основе бамбук.

***) От последней части этого имени исходит сильнейшее амберное амбре.

****) Почему Олегович — непонятно. А соединение Дуремара и Айболита в одну личность идея плодотворная. Фамилия Айболит, видимо, еврейского происхождения, похоже на Израилит.

*****) Перед тем, как привести цитату о менте, не могу не вспомнить о реальном человеке, вероятно, одном из друзей или хороших знакомых Автора. Это Валентин Павлович Защёкин, командир отделения спецназа Директории (основа — петух), умерший от инфаркта в стычке с нахнахами. Очень уж у него правдоподобная биография. Видимо, Харитонов устроил ему в романе достойные поминки.

Теперь обещанный отрывок из романа: «Менты, волки и прочие позорники считались существами, которым ни в коем случае нельзя давать никакой власти, даже самой незначительной — так как они не способны употребить её иначе как во вред окружающим. Представить же себе мента в качестве полицейского начальника кот был просто не способен — во всяком случае до сего дня. Потому что прямо перед ним сидел и вонял тухлятиной самый настоящий мусорина: здоровенный, свиномордый, иглокожий.» Примерно в те дни, когда я это читал, был арестован генерал-лейтенант Михаил Мурзаев, сообщение об этом (да и сам генерал) выглядело, как прямое подтверждение приведённой цитаты. И таких случаев оказалось множество. Я был в шоке и до сих пор вышел из него не полностью. Неужели это тупик!? А, может быть, надо просто посмотреть на это явление под другим углом? Не идёт ли вокруг нас медленно и плавно процесс озверения довольно большой группы хомосапых, которая, сохранившись при апокалипсисе, продолжит успешное существование и доживёт до далёких времён, описываемых в романе? В таком разе это никакой не тупик, а ещё один блестящий социологический прогноз Автора, уже доказавшего свои в этом деле способности выдающимся рассказом-памфлетом «Маленькая жизнь Стюарта Кельвина Забужко».

Оценка: 9
–  [  2  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Начало обрадовало. Смешно, сатирично, едко... Далее пошел треш графомана... Повествование длинно, бессмысленно, однообразно и дико скучно. Сюжеты глав сводятся к перемене локации и героя, далее все одно и то же — мат, изврещения, совокупления, жрачка... В принципе из этого состоит все написанное. Я читал с планшета, 1780 страниц... Вместить бы это все страниц так в 500 — терпимо... Но после трети книги вся эта галиматья утомила страшно. Если кто хочет все-таки осилить — читайте по главе в месяц... Иначе устанете от длиннот и однообразия, уныния и однообразия, пошлости, тупости и однообразия...

Оценка: 3
–  [  -1  ]  +

Ссылка на сообщение ,

на январь 2016, обнародована версия текста близкая к финальной.

ссылки на скачивание fb2 здесь:

http://haritonov.livejournal.com/111127.html

Оценка: 10


Написать отзыв:
Писать отзывы могут только зарегистрированные посетители!Регистрация




⇑ Наверх