FantLab ru

Вячеслав Рыбаков «На мохнатой спине»

На мохнатой спине

Роман, год

Жанровый классификатор:

Всего проголосовало: 9

 Рейтинг
Средняя оценка:7.18
Голосов:55
Моя оценка:
-
подробнее

Аннотация:


Семейная драма персонажей книги разворачивается на фоне напряжённого политического противостояния СССР и западноевропейских держав, в котором главный герой по долгу службы принимает самое непосредственное участие. Время действия – между заключением Мюнхенского соглашения четырёх западных держав о передаче Судет Гитлеру и вводом советских войск на территорию Западной Украины и Западной Белоруссии.

Что это: историческая реконструкция? политическая фантастика? эротическая драма? актуальная аллюзия на переломные события минувших дней? Всё вместе. Такова новая книга Вячеслава Рыбакова, последние пять лет хранившего интригующее литературное молчание.

Примечание:


Журнальная публикация: «Нева» №6 2016 г.

http://nevajournal.ru/jurnal-105.html

Входит в:

— журнал «"Нева" № 6, 2016», 2016 г.


Награды и премии:


лауреат
Интерпресскон, 2017 // Крупная форма (роман)

лауреат
РосКон, 2017 // Премия «Час быка»

лауреат
АБС-премия, 2017 // Художественное произведение

Номинации на премии:


номинант
Созвездие Аю-Даг, 2017 // Премия "Золотая цепь"

номинант
Филигрань, 2017 // Большая Филигрань

номинант
Литературная премия имени И.А. Ефремова, 2017 // За выдающееся литературно-художественное произведение (роман)

номинант
Созвездие Аю-Даг, 2017 // Премия "Созвездие Большой Медведицы"


Издания: ВСЕ (2)

На мохнатой спине
2016 г.

Периодика:

Нева № 6, 2016
2016 г.




Доступность в электронном виде:

 

Отзывы читателей

Рейтинг отзыва



Сортировка: по дате | по рейтингу | по оценке
–  [  27  ]  +

Ссылка на сообщение , 21 июля 2016 г.

В.М. уже давно в плохой форме — как и Никита Михалков, например. Уважаемый человек с большими художественными заслугами пишет публицистическое предсказуемое и безвкусное месиво, в котором косвенно, но в общем, вполне уважает альтернативного Сталина ( и не как в рассказе «Давние потери», а куда как более определенно) и оправдывает пакт «Молотов-Риббентроп». За исключением несостоявшейся любовной линии ( в центрального персонажа помимо почти идеальной жены влюблена еще и молодуха, так что рассказчик мается — ничего не напоминает?), большую часть текста занимают диалоги самого Рыбакова с вымышленными персонажами.Рассказчик на всех производит очень сильное впечатление ( скажет фразу и видит, что «Сталина проняло»), собеседники поддакивают.

При сложном отношении к пресловутым «девяностым» степень, с которой они прямо ошарашили Рыбакова ( свидетельством чему в первую очередь повесть об угасании инвалида от нищеты, ну и все остальное творчество), вызывает у меня прямо титаническое недоумение. Понятно, что был период обнищания интеллигенции, но ведь не блокада и не война ни разу, а у Рыбакова отторжение условно говоря «либералов»( с полноценной ответственностью Ельцина или там Гайдара) привело к эволюции крайней степени — и утрате художественного таланта. Искренне рад, что с Алимовым удалось сделать компромиссный и забавный цикл. В современном состоянии последние книги В.М. ужасны. «На мохнатой спине», вероятно, худший роман автора.

Оценка: 4
–  [  16  ]  +

Ссылка на сообщение , 11 января 2017 г.

Все-таки Рыбаков, с моей точки зрения — один из самых, если не самый талантливый «птенец гнезда Стругацких». И этот талант, несмотря на априорную публицистичность (я бы даже сказал: ангажированность) его произведений постсоветского периода, пробивается сквозь навязанный самому себе автором политический настрой. Что позволяет не предвзятому читателю несколько отстраниться от навязываемых ему Автором оценок и суждений, и искренне сопереживать героям его произведений.

В этом отношении «На мохнатой спине» я бы поставил в ряд с послереволюционным творчеством А.Толстого. И его НФ-вещи и, например, «Хождение по мукам», тоже вполне ангажированные и публицистичные, с интересом читаются до сих пор.

Конечно, столкнув главного героя, носителя морали скорее интеллигента позднесоветского и постсоветского периода с реальными персонажами конца 30-х годов Автор сильно рискнул. И, с моей точки зрения, далеко не всегда оправданно, поскольку убедительной психологической трактовки их (персонажей) в таком контексте не смог бы, наверное, дать никто. Хотя логически поиски Сталиным и другими советскими персонажами выхода из сжимающегося, словно под прессом, пространства возможных дипломатических решений, который позволит стране еще некоторое время прожить без войны и подготовиться к ее неизбежному приходу, душевные метания означенных персонажей, с учетом того, что мы об их моральном облике знаем, совершенно неубедительны.

Но, тем не менее, целый ряд сцен, из которых я бы особенно выделил диалог с немецким послом (лучшего художественного манифеста превосходства коммунистической над националистической идеологией я до сей поры не читал) представляются настолько хорошо написанными, что читать эту книгу стоит только из-за них.

Оценка: 8
–  [  14  ]  +

Ссылка на сообщение , 11 июля 2017 г.

Вопреки диаметрально противоположным по тону и оценкам отзывам от критиков Нацбеста, роман «На мохнатой спине» Вячеслава Рыбакова уже стал лауреатом Интерпресскона и АБС-премии. С одной стороны, чему удивляться, ведь произведения Рыбакова и раньше часто завоевывали первые места. С другой, именно роман «На мохнатой спине» вызвал резкие обвинения в политизированности, ангажированности и даже отсутствии литературной составляющей, однако это не помешало ему найти свою аудиторию. Что же собой представляет эта книга?

Действие романа разворачивается в нечасто посещаемых писателями предгрозовых годах перед началом Второй Мировой войны. Скрупулезно и обстоятельно Рыбаков предоставляет читателям объемную подборку реальных исторических событий, из которых четко следует, что страны Западной Европы нисколько не были заинтересованы в борьбе с Гитлером, напротив, поощряли его агрессию и подталкивали к движению на восток, чтобы чужими руками избавиться от слишком инакового и опасно набирающего силу СССРа. Масштабное панно от кварталов Мюнхена и Мадрида до степей Халхин-Гола и улиц Нанкина демонстрирует, как мир постепенно сползал в кровавую мясорубку, все чаще истекая кровью в локальных конфликтах и гражданских войнах, расчленяясь пактами и договорами.

Главный герой хотя и не имеет высокой должности, но вхож к наркомам и руководителям ведомств, консультирует Кобу. Сталин у Рыбакова получился не демоническим деспотом и не гениальным отцом народов, а скорее прагматичным и хладнокровным управленцем, который упрямо движется к цели, добиваясь максимальной эффективности без оглядки на жалость или совесть. Без оглядки, потому что любое принятое решение приведет к гибели тысяч людей, вопрос лишь в том, будет ли это оправданно. Вот и перебирает кремлевский властитель варианты, ища тот, что позволит достигнуть цель — вырастить и воспитать новое поколение, которое будет трудиться и творить не из страха, но вдохновения.

Несмотря на благожелательное отношение к советской власти, Рыбаков отнюдь не идеализирует ее методы и средства достижения необходимого результата. По ночам у подъездов останавливаются черные воронки, а герой отвечает жене, что за ними придут иначе. Сплошь и рядом пишутся доносы на коллег и соперников, составляются в НКВД расстрельные списки. И вот уже глава спецслужб, Лаврентий, то ли признается, то ли оправдывается, что хотя большинство доносов — хлам, но государство уже не может не реагировать, поскольку слишком часто и много требует бдительности от граждан. И в итоге обе стороны оказываются заложниками ситуации, поддерживая круговорот дерьма и смерти.

Однако следует понимать, что воспевается в романе скорее даже не советская идеология, а любовь к обычному повседневному труду, восторг упрямого созидания вопреки препятствиям, радость от воспитания и взросления своих детей. И все это — труд, созидание, воспитание — не ради чинов или богатства, славы или власти, но согласно совести и убеждениям. Именно это в поступках и разговорах защищает и утверждает главный герой романа, а вместе с ним и Рыбаков. Именно это более претендует на основную мысль произведения, чем обвинительные исторические подборки или злободневные политические аналогии. Честный и упорный труд, как высшее мерило и заслуга.

Но если вернуться к политической стороне, то при внимательном рассмотрении становится заметно, что осуждает автор лицемерие и двуличность, хоть государственную, когда правительство рассуждает о свободах и процветании, одновременно разжигая конфликты, хоть личную, когда публицист или ученый выспренне славословит демократию и гласность, а затем кропотливо пишет доносы на соперников, предает близких, подставляет и лжет. Более того, в ответ на упреки возлагает всю ответственность на режим. Как не вспомнить здесь слова Шварца: «Всех учили, но зачем же ты оказался первым учеником, скотина этакая?» Рыбаков жестко обличает и горько высмеивает эту общественную гниль, которая особенно комфортно чувствует себя в тепле кабинетов и культурных салонов. Гниль, которая ненавидит страну и готова рукоплескать любому врагу, лишь бы сокрушить ненавистный ей порядок — «ура, микадо!»

Что касается формы, то перед нами посмертная исповедь, колеблющаяся от мирных ремарок и отстраненного анализа до лиричных зарисовок и пронзительных терзаний. Играя с читателем, Рыбаков чередует откровенные анахронизмы с элементами постмодерна, реальные бытовые мелочи и крылатые фразы, до боли усиливая аллюзии между прошлым и настоящим.

Итог: злободневный историко-политический роман с элементами психологической драмы.

Оценка: 9
–  [  11  ]  +

Ссылка на сообщение , 29 мая 2017 г.

Интересно, что когда человек становится орудием демона великодержавной государственности, его мастерство, наработанное за долгую жизнь, никуда не пропадает. А талант уходит. Видимо, талант от Бога, а уж мастерство человек нарабатывает сам, и когда связь с Богом пропадает, пропадает и талант. И пустая оболочка, питаемая уже не божественной искрой, а из прямо противоположного источника, начинает не творить, а добротно мастерить продукцию.

Так произошло с Никитой Михалковым, снимающем очень технично сделанное, но скучное кино, и то же самое, к сожалению, случилось с Вячеславом Рыбаковым.

От нас ушел талантливый писатель, увы нам!

Оценка: нет
–  [  10  ]  +

Ссылка на сообщение , 26 августа 2016 г.

Новая повесть В. Рыбакова не оставляет равнодушным с первых страниц. А неожиданный финал вообще ошеломляет. Кроме того, в процессе чтения сначала раздражают выражения и упоминаемые реалии, о которых главный герой просто не мог знать. Озадачивают эпизоды общения с Берией и Сталиным. В итоге сначала трудно определить жанр произведения: история, альт-история, историческая фантастика? Все становится на свои места, если вспомнить, что практически все произведения Рыбакова об одном: о том, как человек интеллигентный и порядочный старается оставаться честным и порядочным в любых обстоятельствах, и что из этого получается. И тогда становится понятно: перед нами эссе, в котором сплетен воедино целый узел сложнейших проблем: и военно-политический цейтнот, в котором к лету 1939 года оказался СССР, и инфантильная безответственность и непорядочность значительной части как «старой», так и новой советской научно-культурной богемы, и классическая проблема «кризиса сорокалетних», помноженная на давние отношения любви-ненависти между Россией и Польшей. В этом контексте повесть Рыбакова не просто хороша — великолепна.

Оценка: 9
–  [  8  ]  +

Ссылка на сообщение , 3 сентября 2017 г.

Постмодернистская альтернатива.

Альтернативная история? Сколько угодно. Граница с Польшей — по Днепру. Украинская автономия со столицей в Харькове. Телевизоры и телевидение в тридцатых годах прошлого века. «Сеть», в которой можно все найти. Все это наложено на реальные события предвоенного года, на размышления и опасения человека из Наркоминдела — главного героя.

Кстати, главный герой не прост. Он не на первых ролях, но лично знаком со всем руководством, постоянно общается с Кобой и Лаврентием, более того, присутствует на заседании Политбюро, где отчитывается его начальник — нарком иностранных дел. При этом присутствует не как гость, а как один из хозяев, подручных большого Хозяина.

Постмодернизм? Опять же — сколько угодно. Вплоть до момента, когда Сталин поет со слезами на глазах «Первый тайм мы уже отыграли...».

А еще это прокламация.

И, как заметил один из критиков, попытка эссе, в котором автор постарался объяснить свое нынешнее отношение, используя «послезнание», к тому, что и как вершилось тогда.

А еще это книга о кризисе среднего возраста и внезапной любви к молоденькой невесте собственного сына. И как всё это чувствуют, чуют жёны.

Иногда меня просто корежило при чтении. Потому что там можно найти все — вплоть до антисемитизма и великорусского шовинизма.

Но читалось и читалось. И было интересно. И было многое, что хотелось бы обсудить, обговорить, поспорить. Книжка, будящая мысль и эмоции.

Поэтому — рекомендую.

Оценка: 8
–  [  7  ]  +

Ссылка на сообщение , 20 октября 2017 г.

Книга, начинающаяся с точного указания возраста ГГ (в первой же фразе (!) — «Мне пятьдесят девять лет.»), внушает читателю уверенность, что это неспроста и что Автор внимательно относится и к другим подобным датам. Неспроста по той очевидной любому причине, что действие в начале романа происходит в сентябре 1938 года, когда до юбилея (60 лет) Сталина остаётся около трёх месяцев. Сразу же приходишь к почти очевидному выводу — ГГ и Коба одногодки. Вероятнее всего, ГГ не был в Петрограде в октябре 1917-го и поэтому не оказался среди расстрелянного большинства делегатов 17 съезда партии. Отношения ГГ и Сталина, ГГ и Лаврентия таким образом в достаточной степени проясняются. В семье ГГ положение более сложное. Ведь читатель очень быстро (на 8-й странице) узнаёт, что его сыну Сергею 25 лет, т. е. он появился на свет либо в 1912-м, либо в 1913 году. Так что Маша-Марыля ему не родная мать и дед (её отец) тоже не родной. А что Серёже 25, так это правда, он просто довольно быстро стал капитаном из-за недавно устроенной Вождём генеральной чистки Армии, поэтому тут Автору тоже можно верить.

Ладно, с возрастом разобраться как будто удалось, но вот как быть с некоторыми странными мыслями, которые Автор то вкладывает в уста ГГ, то высказывает от себя. Например, вот это: «Добуржуазная культура — единственная основа постбуржуазной культуры.» Это ГГ произносит среди своих, доверяя сыну, который не мог же привести в дом глупую девчонку. И этим бредом заканчивает свой в общем довольно умный монолог за чайным столом. А вот что приходит в голову ГГ во время его беседы со Сталиным. «Может, в Заполярье зацветут олеандры и народ сам собой потянется к Таймыру, в Коми, на Ямал и Колыму, чтобы зашибить большую деньгу и, радикально решая пресловутый квартирный вопрос, прямо по месту работы выстроить просторные семейные коттеджи у тёплых вод лазурного Ледовитого океана...». Но как может такой умный (эверестоподобно умный, по мнению девочки Нади) человек предполагать, что на лазурном берегу среди олеандров можно будет «зашибить большую деньгу»? Это уж точно не мысль ГГ, просто Автор забыл кое-что вычеркнуть из рукописи, перед сдачей её в набор.

Есть в книге и целая большая интермедия, совершенно невозможная в описываемое Автором время. Это застолье у Надиного отца. То, что этот т. н. учёный несёт перед людьми, которых он видит впервые, гораздо более нереально, чем монологи ГГ в присутствии его дочери. Такие вещи тогда мог бы произносить вслух разве что клинический идиот, каковым этот профессор отнюдь не является, если судить по отрывкам из его биографии. А ещё — в квартиру к приятелю Сталина НКВД не могло бы приехать в 4 утра, имея, к тому же, совершенно не срочное задание, доставить на допрос его сына, задание элементарно решаемое с помощью телефона в нормальное время суток. Ночами приезжали не за этим.

В итоге сказать о книге что-то хорошее можно было бы при условии изъятия из неё совершенно ненужных, за уши притянутых, артефактов из будущего типа телевизоров, калькуляторов, какой-то гудящей в связи с аварией стратостата сети..., но тогда это была бы совсем другая книга, полезная для тех, кто интересуется соотношением политики и морали, и конкретно трудностями тогдашних, да и нынешних, международных отношений. Лично я из этой книги ничего для себя интересного и нового не извлёк, кроме замечательного эпизода из биографии Утёсова. Это было неприятным сюрпризом для меня и, если это правда (несвоевременная поездка в Испанию и её последствия), то становится понятным, почему Википедия так старательно обходит в статье о нём период после выхода фильма «Весёлые ребята».

Что до рекомендаций, то людям старших поколений, родившимся в первой половине 20-го века, этот роман ничего не даст, а тем, кто помоложе может дать не совсем верное (а многие сказали бы, что и совсем не верное) представление о Сталине и некоторых его сподвижниках. Правда, сам текст хорош, талантлив, но, как сказал бы Арсений Тарковский, «только этого мало».

Оценка: 7
–  [  7  ]  +

Ссылка на сообщение , 7 мая 2017 г.

Сильный роман, и оставляет сильное впечатление после прочтения.

Сюжет не сказать что супер неожиданный, все-таки жанр исторической реконструкции\альтернативной в данном случае не про взрывы и шпионов, а скорее в психологизм. Затрагивается столько много тем, что в двух словах и не перечислишь. Тут и любовная линий, и основная политическая линия. Многие мысли и рассуждения актуальный и сейчас,особенно на фоне событий на востоке.

Обалденный стиль и язык, читаешь как будто бальзам на душу.

Рекомендуется к прочтению.

Оценка: нет
–  [  6  ]  +

Ссылка на сообщение , 12 октября 2016 г.

Мнения о романе и его авторе разнополярны... Моё — оригинальная книга. Местами странновато-постмодернистская, но и тут многое вполне объяснимо. Умеет всё же (и сейчас) Вячеслав Михайлович сочинять/излагать/формулировать. Дай ему «Гомеост. Мироздание» ещё лет ...дцать творческой жизни!

Оценка: нет
–  [  4  ]  +

Ссылка на сообщение , 18 сентября 2017 г.

Технический момент: анахронизмы анахронизмами, но автор сделал ещё более интересный фокус, и я не пойму, ошибка это, или специально.

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
На первой же странице упоминается, что главному герою 59 лет. Сыну 25, что вполне соотвествует. Однако же, в гражданскую главному герою было 20 лет! Что это было?

Оценка: нет
–  [  0  ]  +

Ссылка на сообщение , 18 апреля 2017 г.

О событиях и персонажах 1939 года не писал только ленивый. Тем более странно видеть в этой компании Рыбакова. Наверное надо было отвечать на некие вызовы, может быть даже поставить точку. Может быть для себя. Это не фантастическое произведение в его классическом понимании, это книга писателя для писателей. Впрочем и рядовой читатель найдет в этой книге взгляды и суждения героев «Гравилета ...» и « ... Полыни».

Оценка: 6


Ваш отзыв:

— делает невидимым текст, преждевременно раскрывающий сюжет, разрушающий интригу