Интервью


Вы здесь: Авторские колонки FantLab.ru > Рубрика «Интервью» облако тэгов
Поиск статьи в этом блоге:
   расширенный поиск »

  

Интервью


В этой рубрике размещаются различные интервью и их анонсы.

Модераторы рубрики: kon28, Aleks_MacLeod

Авторы рубрики: kon28, Aleks_MacLeod, zarya, Croaker, geralt9999, ergostasio, mastino, Borogove, demihero, Papyrus, vvladimirsky, Vladimir Puziy, gleb_chichikov, FixedGrin, Кадавр, sham, Gelena, Lartis, iRbos, Календула, isaev, angels_chinese, Кирилл Смородин, ФАНТОМ, Anahitta, Крафт, doloew, Алекс Громов, tencheg, shickarev



Страницы:  1  2  3  4 [5] 6  7  8  9 ... 44  45  46

Статья написана 9 октября 2016 г. 08:06
Размещена также в авторской колонке Anahitta

Предлагаем вашему вниманию интервью Брендона Сандерсона журналу Grimdark Magazin

GdM. Каково ваше мнение о жанре «темное фэнтези», считаете ли вы его растущую популярность положительной или отрицательной для фэнтези в целом? Заинтересовал ли вас кто-нибудь из авторов темного фэнтези, или же среди них есть такие, кто вам уже нравится?


БС. Направление темного фэнтези хорошо для жанра в целом, ибо самая большая проблема фэнтези в том, что в нем мало что происходит. Я имею в виду, что это жанр вымысла. В нем возможно все, и он будет угасать и терять читателей, если не начнет меняться. Суть обращения к жанру именно в том, чтобы открывать новое, и если читатели обращаются к фэнтези и раз за разом получают одно и то же, возникают большие проблемы. Поэтому различные направления и течения внутри жанра очень благотворны и только укрепляют его.

У темного фэнтези очень авторитетные первоисточники. Не знаю, какое определение дает ваш журнал, но я бы определенно определил «Черный отряд» как темное фэнтези. (Роман Глена Кука 1984 г. — Прим. пер.) Я бы также отнес к темному фэнтези романы об Элрике Майкла Муркока и даже некоторые произведения Дэвида Геммела. Это чудесные писатели из нашего прошлого, и хорошо, что в наши дни их жанр получил более широкое признание и актуален для других авторов. У меня такое чувство, что тогда не слишком понимали, как относиться к некоторым из подобных историй. Романы об Элрике были такими странными, с этим вроде как ужасным, но симпатичным антигероем в роли главного персонажа. Что со всем этим делать? Для фэнтези это была очень большая трудность.

Что касается того, что я читал, то, конечно, классику. Мне кажется, Аберкромби превосходный писатель, которого я бы еще почитал, — пока мне все понравилось. Не знаю, причисляете ли вы к темному фэнтези Брайана Макклеллана, поскольку он не вполне в него вписывается. Он примерно посередине между темным и эпическим фэнтези. Но я, безусловно, считаю его чудесным писателем, и мне нравится то, что он пишет. На мой личный вкус я очень люблю книги с недвусмысленными героями. Это не обязательно расходится с тем, что характерно для темного фэнтези, но, несомненно, этому жанру чаще соответствует целая палитра серого. Поэтому, когда я ищу, что бы почитать, я редко выбираю книги этого жанра. Мне больше по душе что-нибудь наподобие Терри Пратчетта в том смысле, что: «Давайте разрядим обстановку, а не будем нагнетать еще сильнее».

GdM. Встречали ли вы настолько оригинальные книги или фильмы, о которых жалели, что не первым до такого додумались?

БС. Да, я все время такие читаю и думаю: «О, вот это было бы круто». Могу перечислить несколько. Брайана Макклеллана я уже упоминал. Завидую его писательскому стилю. Еще завидую Пэту Ротфуссу и тому, что он придумал ярко выделить один-единственный ПОВ от первого лица в этой его мешанине из классического героического и эпического фэнтези. Это невероятно круто. Много и других авторов, которым я завидую. Я всегда считал, что у Майкла Крайтона отличные идеи, пусть мы не так часто причисляем его к этому жанру, как следовало бы. Обычно я читаю его книгу и думаю: «Ого, здорово придумано. Эта история сама себя пишет. Как же такое пришло ему в голову?»

С другой стороны, как-то я читал другого автора, и он сказал: «Я не хотел бы написать это первым, потому что тогда у меня не было бы возможности прочитать это и получить столько удовольствия». Я с этим определенно согласен и не хотел бы быть автором многих прекрасных книг.

Больше всего я завидую роману «Сабриэль» Гарта Никса. То, как он использует магию, и его мироустройство, когда люди в загробной жизни путешествуют в ад, очень круто. Долгие годы я думал: «О, я был бы счастлив, если бы придумал ту магию». Но, опять же, тогда я бы не смог прочитать эту книгу, насладиться ею и оценить по достоинству.

GdM. Вы всегда были очень внимательны к своим фанатам. Что-то в вашей жизни подготовило вас к огромному росту популярности?

БС. Не думаю, способно ли что-то в жизни подготовить к такому. Как писатель вы просто хотите заработать денег на корку хлеба, верно? Всю карьеру вы думаете: «Если, будучи писателем, я зарабатываю достаточно, чтобы не протянуть ноги с голоду, жизнь прекрасна. Жаловаться не на что». И в самом деле, долгое время я тоже так думал. Я не хотел прославиться. Хотел только продолжать писать и не искать другую работу. Поэтому успех, которого я добился, — это одновременно и круто, и ошеломительно.

Скажу, что, когда я был моложе, мне посчастливилось пообщаться с другими авторами, и это повлияло на то, как я сам общаюсь с читателями. Примеров множество, но приведу лишь один. Мой первый научно-фантастический конвент, куда я попал, учась в старших классах, одарила посещением Кэтрин Куртц. Я столкнулся с ней в коридоре, пока она ждала начала следующего мероприятия. Мы проговорили целый час о том, каково это — быть писателем. Я познакомился с профессиональным автором, понял, что она обычный человек, которому можно задавать вопросы, и моя жизнь изменилась навсегда. Поэтому я стараюсь быть доступным, чтобы и другим начинающим авторам посчастливилось так же, как мне.

                 

Перевод: Anahitta, zhuzh для Booktran и группы Сандерсона ВКонтакте.

             

P.S. Наш сайт наконец заработал! Добро пожаловать на обновленный booktran.ru, где вы найдете переводы как художественной литературы, так и публицистики. Хотя мы специализируемся на Сандерсоне, у нас есть переводы рассказов упомянутых здесь Макклеллана и Аберкромби, а также Лоуренса, Кори и других писателей, последние версии файлов.


Статья написана 30 сентября 2016 г. 09:04
Размещена также в рубрике «Материалы с конвентов и литературных встреч» и в авторской колонке vvladimirsky

Вот такое интервью мы с Леной (ula_allen на ФЛ) взяли у Марии Галиной, автора замечательных "Автохтонов" и других не менее любопытных книжек. Часть вопросов задана на Петербургской фантастической ассамблее 2016 года.

И да, пользуясь случаем напоминаю, что "Автохтоны" вошли в шорт-лист литературной премии "Новые горизонты-2016". Полный список финалистов — в авторской колонке Сергея Шикарева.





— В этом году ваш роман «Автохтоны» вошел в шорт-листы нескольких очень разных премий — имени Аркадия и Бориса Стругацких, «Большой книги», «Национального бестселлера», «Новых горизонтов»... Как вам кажется, в чем универсальность этого романа, почему его высоко оценили такие разные эксперты?

— Не думаю, что роман универсален. Он довольно сложный для интерпретации, а в отзывах на Фантлабе проскакивало, что и скучноватый: мол, нет там головоломного экшна. Но да, мне кажется,  те, кто старается угодить какому-то среднему потребителю, который существует только в воображении автора — и, к сожалению, издателя, — в конце концов скатываются до максимы «пипл хавает». Читатель достоин того, чтобы с ним говорили о сложном — а автор должен, обращаясь к читателю, выкладываться в полную силу. Что касается мейнстрима и мейстримовских критиков, то тут скорее обратный эффект: на мой взгляд, эксперты соскучились по такому, открытому к интерпретациям тексту, без претензии на «большой русский роман». Не то чтобы «большой русский роман» был вообще плох, но эта претензия практически неосуществима, получаются этакие макеты в натуральную величину.

— Фантастика — литература преимущественно формульная. Пишут ее в основном по шаблону, который в общих чертах представляет большинство авторов. Понятно, почему этому принципу следовали тогда, когда фантастическая литература была действительно массовой: «бабло побеждало зло». Но сейчас тиражи упали, гонорары обнулились, однако отечественные фантасты продолжают держаться за «формулу» как утопающий за соломинку. С чем это связано?

— Ну, во-первых, с инерцией мышления: наши фантасты считают, что «формульная литература» хорошо продается и пользуется спросом, потому что так было в девяностых и нулевых годах. Во-вторых, издатели глубоко развратили авторов, настойчиво вдалбливая, что надо писать просто и доступно потому что «пипл хавает», в результате у нас возник совершенно чудовищный массив штампованной вторичной литературы. Долгое время ее сочинители прибывали в убеждении, что они действительно писатели: их книги успешно публиковались, за это платили гонорары, часто вполне приличные. Но в последнее время многое изменилось. Одна из положительных сторон кризиса в том, что сейчас этот рынок заметно съежился — отчасти потому, что функция такой литературы перешла к телесериалам. Если раньше определенный контингент покупал одноразовые книжки в мягкой обложке, чтобы убить время в маршрутке, то теперь он смотрит сериалы. С другой стороны, если разобраться, что остаётся в истории, то это, конечно, вовсе не «формульные» книги: «Мастер и Маргарита», повести Стругацких, утопии и антиутопии Ефремова, философские тексты Лема... Мне кажется, сегодня очевидно: путь наименьшего сопротивления — порочный путь, ведущий в никуда и не сулящий писателям ничего хорошего. Ну и конечно, лонгселлеры – это лучшие бестселлеры, и наши издатели, надеюсь, когда-нибудь это поймут.

— А есть ли другой возможный вариант развития? В каком направлении могла бы двинуться наша фантастика, если бы авторы отказались от штампов?

— Есть такая премия, «Новые горизонты», организованная энтузиастами отечественной фантастики, которая ставит задачей поощрение нешаблонных вещей, неформата. В принципе те произведения, которые мы видим в номинационном списке «Новых горизонтов» и есть наша предполагаемая «неформульная» литература. Что интересно, там мало «твердой» научной фантастики. То, что за нее приняли роман Роберта Ибатуллина «Роза и червь», больше говорит о наших ожиданиях: мы так хотим прочитать эту самую «хард НФ», что готовы увидеть ее даже в космоопере. В последнем лонг-листе «Новых горизонтов» есть несколько романов, действие которых перенесено в будущее — но это очень чуднОе гибридное будущее, где много архаических черт, а новые технологии сочетаются с устаревшим социальным устройством.

|----------------------------------------------> Читать полностью |---------------------------------------------->


Статья написана 8 сентября 2016 г. 00:54
Размещена также в авторской колонке Lartis
Передача, подготовленная в рамках проекта «Книга в кадре» библиотеки им. Л.Н.Толстого (Новосибирск)


Встреча с членом Союза писателей СССР с 1982 года, Союза писателей России с 1992 года, Союза журналистов России с 1974 года, Нью-Йоркского клуба русских писателей с 1997 года, ПЕН-клуба с 2002 года, заслуженным работником культуры РФ (2007), лауреатом многочисленных премий, поэтом, писателем, переводчиком, историком фантастики Геннадием Мартовичем Прашкевичем.



Статья написана 5 сентября 2016 г. 10:11
Размещена также в рубрике «Материалы с конвентов и литературных встреч» и в авторской колонке vvladimirsky

Те, кто не приехал в этом августе на Петербургскую фантастическую ассамблею, упустили редкую возможность задать вопрос Киму Ньюману, почетному зарубежному гостю нынешнего конвента, человеку и пароходу писателю и кинокритику, автору "Эры Дракулы", "Собаки д'Эрбервиллей" и других весьма своеобразных книжек. Ну что ж, вам не повезло. Остается только посмотреть видеозапись его встречи с читателями, сделанную на Фантассамблее при поддержке Книжной ярмарки ДК им. Крупской.

Часть 1


Часть 2


Предыдущие видеоколонки:

Видео с церемонии подведения итогов конкурса «Фанткритик-2016»

Видео с круглого стола «Есть ли будущее у журнала фантастики?». Проект «РаскольниковЪ» (СПб). А.Кривцов (журнал «Если»), Н.Романецкий (альманах «Полдень»), А.Мухин (журналист, независимый эксперт)

Видео с круглого стола «Стилизация в «жанровой» литературе». Проект «РаскольниковЪ» (СПб). Дмитрий Вересов, Антон Первушин, Алан Кубатиев

Людмила и Александр Белаш, «Четыре чёрненьких чумазеньких чертёнка». «Зиланткон-2015» (Казань)

Кирилл Еськов, презентация романа «Америkа (Reload game)». «Зиланткон-2015» (Казань)

Николай Караев. Трансляция культурных внетекстовых смыслов при переводе. Петербургская фантассамблея-2015

Аластер Рейнольдс, Антон Первушин и другие. Дискуссия о возвращении человечества в космос. Петербургская фантассамблея-2015

Подведение итогов конкурса "Фанткритик"

Евгений Лукин, Алан Кубатиев. Ток-шоу «Шутки кончились!». Петербургская фантассамблея-2015

Аластер Рейнольдс на Петербургской фантастической ассамблее-2015. Часть 2

Аластер Рейнольдс на Петербургской фантастической ассамблее-2015. Часть 1

Владимир Аренев о польской фантастике

Джо Аберкромби на "Евроконе"/"Интерпрессконе"


Статья написана 4 сентября 2016 г. 12:50
Размещена также в авторской колонке Lartis
Геннадий Прашкевич восемь лет проработал вулканологом на Курилах. Здесь он написал свои первые произведения. В интервью  знаменитый фантаст и биограф Стругацких, Лема и Бредбери рассказал, как чуть было не погиб на вулкане, взрывал бочки с горючим, чтобы его заметили с проходящего судна, и ел моллюсков, которые жалобно скрипели в желудке...



http://cdn1.dv.land/width/850_3e1fb121/dv.land/6/1/... " width="600" />
Прашкевич на Итурупе, 1970-е. Из архива писателя.


В середине пятидесятых в университетах СССР появились программы по распределению молодых специалистов. Вместе с дипломом им выдавали «путёвку в жизнь»: тридцатидневный отпуск, билеты до места будущей работы и пособие, на которое на новом месте можно было жить первое время. Отказаться от распределения выпускник не мог — каждого ожидало путешествие длиной в три года. Самые отважные заранее уведомляли комиссию о своих предпочтениях и пытались выбить направление на отдалённые территории.


Одной из них был Сахалин. В 1946 году там жили 170 тысяч человек, а в середине 50-х годов — уже 657 тысяч. Зарплаты на острове были заметно выше, чем на материке, поэтому сюда стремились многие, но уже в первые годы больше половины искателей приключений возвращались обратно на большую землю. Местный климат подходил не всем. У молодых ребят, попавших сюда по распределению, выбора не было. Их ждали три года сложных, но зачастую увлекательных работ, после которых разлюбить острова было уже невозможно.


В начале шестидесятых Геннадий Прашкевич занимался геологией и работал в новосибирском Академгородке, а его жена заканчивала факультет геофизики. Им предложили поехать в Южно-Сахалинск в Сахалинский научно-исследовательский институт. «Мы были молодые и весёлые, рванули туда и совершенно не жалеем. Мы провели там восемь лет, и это было здорово», — вспоминает Геннадий Мартович.


Далее здесь:
http://dv.land/people/ya-peshkom-iskhodil-vse-kurily


Страницы:  1  2  3  4 [5] 6  7  8  9 ... 44  45  46




  Подписка

RSS-подписка на авторскую колонку


Количество подписчиков: 224

⇑ Наверх