Блог


Вы здесь: Авторские колонки FantLab.ru > Авторская колонка «С.Соболев» облако тэгов
Поиск статьи:
   расширенный поиск »


Страницы: [1] 2  3  4  5  6  7  8  9 ... 35  36  37

Статья написана 12 ноября 14:33

Могила великого мечтателя находится в центре городского парка рядом с музеем.

Макет Лунохода, 1:2




Статья написана 27 сентября 14:04
Размещена также в рубрике «Колонка коллекционера»

У Джеймса Грэма Балларда есть рассказ 1961 года под названием "Мистер Ф. это мистер Ф." (Mr. F Is Mr. F), еще есть рассказ 1966 года "Пляжные убийцы" (The Beach Murders), броские названия эти крутились у Балларда давно, и постепенно он использовал их в качестве названий своих рассказов.

Вот что говорит переводчик, Алексей Ибсоратов:

Эти коллажи, в которых впервые появляются многие имена и фразы, характерные для Выставки жестокости, были созданы Дж.Г.Баллардом в 1958 году. Четыре из пяти разворотов были опубликованы в журнале New Worlds #213 за 1978 год. Долгое время считалось, что это и есть все коллажи, которые были созданы Баллардом в тот период – однако, при подготовке материалов к выставке 2008 года “Autopsy of the New Millennium” обнаружилось, что есть и пятый коллаж. Строго говоря, изначально эти композиции не имели заглавия, однако в посвящённом Балларду выпуске журнала Re/Search он называет их Проект нового романа (Project for a New Novel). Для данного издания было решено подготовить русскоязычный вариант коллажей, по-возможности сохранив композицию. Большие блоки текста, набранные мелким шрифтом, в оригинале представляют собой нарезку из статей, посвящённых химической промышленности – причём, в процессе нарезки разорваны были даже отдельные слова. Как говорил сам Баллард, эти блоки несли исключительно декоративно-визуальный смысл – поэтому при подготовке русского издания было решено оставить их в оригинальном виде.




Статья написана 19 сентября 16:34
Размещена также в рубрике «Колонка коллекционера»

В декабре 2007 года в здании Роспечати на Страстном бульваре в Москве была выставка Русская книжная графика ХХ века из частных собраний", на которой были представлены книжные и иллюстративные пары — оригинал картинки — и сама книга, изданная с этой иллюстрацией. Выставка охватывала 1900-1960 гг., надеюсь когда-нибудь что-то подобное будет и по фантастической тематике. Вот например:

В собрании сочинений воронежского фантаста-криптоисторика Василия Щепетнёва наличествуют прекрасные иллюстрации веселого духа от москвича Ивана Иванова, оригиналы которых он любезно уступил мне в коллекцию, чему и радуюсь сегодня.

Это иллюстрация к повести "Темная сторона игры"




Статья написана 4 сентября 20:00

(обложка 2012 года)

ПРЕДИСЛОВИЕ: 2002 ГОД

Майкл Муркок

Да, это был особый момент в истории литературы воображения, момент, когда все изменилось к лучшему — и навсегда. Мы приехали с Запада с Востока. Мы встретились в доме Деймона Найта в Милфорде, Пенсильвания, и мы обсуждали революцию. Это происходило раньше, чем Джудит Меррилл обиделась на Харлана Эллисона, который, по ее мнению, в одном сериале вывел ее в неприглядном виде. Тогда мы были очень агрессивными друзьями, решившими втащить научную фантастику и фэнтези во взрослый мир и там оставить.

(обложка издания 1987 года)

Я только что начал крупноформатный проект, поддержанный советом по культуре и искусству — журнал «Новые миры»; Меррилл был составительницей антологий и критиком, а также редактором «Лучшей фантастики года»; Найт редактировал серию оригинальных антологий «Орбита», а Эллисон публиковал произведения, которые были невероятно красноречивыми и изобретательными и устанавливали новые литературные нормы. Но Эллисон считал, что сделанного недостаточно. Неудовлетворенный существующими стандартами, он хотел создать витрину, на которой можно выставить сочинения оригинальные, непохожие друг на друга и жизненно важные, провидческие и опасные — чтобы спекулятивная беллетристика (можете называть ее так, как вам больше нравится) никогда уже не стала прежней. И, конечно, у такой витрины могло быть лишь одно название. ОПАСНЫЕ ВИДЕНИЯ.

(обложка 2009 года)

Потом Эллисон совершил настоящий прорыв. Каким-либо образом — уговорами, лестью и угрозами — он убедил самых блестящих англоязычных авторов повысить их собственные стандарты и предложить миру самое лучшее. Вдобавок он заплатил им приличные деньги — превысив бюджет издателя и хорошенько порывшись в своих карманах. И на это он не остановился. Он написал комментарии, от предисловия и до самого конца книги; он рассказал о своих авторах, об их таланте и их потенциале. Он в одиночку создал новую точку отсчета, требуя, чтобы в будущем все сколько-нибудь амбициозные проекты не опускались ниже этого уровня. Он сделал то, что хотели сделать мы, визионеры. Он изменил наш мир навсегда. И какая ирония: обычно подобные перемены настолько существенны (неважно, кто их совершает — Стокли Кармайкл или Мартин Лютер Кинг-младший, Линдон Джонсон или Кейт Миллетт), что никто уже не помнит, каким был мир до этого улучшения. Вот подлинная мера успеха Эллисона.

МАЙКЛ МУРКОК

Санта-Моника, Калифорния

26 июля 2002

(Перевод А.Сорочана)


Статья написана 30 августа 19:41
Размещена также в рубрике «Колонка коллекционера»

(издание 2002 года)

ВВЕДЕНИЕ: 2002 ГОД

Харлан Эллисон

Какое же это было долгое, странное, переполненное событиями путешествие! Так я сказал на днях Майку Муркоку. Это было не дежа вю, нет, не совсем; скорее, но это был резонанс тех лондонских дней, когда мы прогуливались от Лэдбрук-Гроув до ресторанчика tandoori, в котором часто обедали. «Какое же это было долгое, странное, переполненное событиями путешествие», сказал я Майку, когда мы шли, как Матт и Джефф, огромный бородатый гений, который почти в одиночку создал то, что стало известно под названием «Новая Волна фантастической литературы», и новомодный янки ростом в пять футов и пять дюймов, только-только получивший уорхоловские «15 минут Славы». Это было больше тридцати лет назад. И на днях я сказал Майку то же самое.

И каким необычным и утомительным оказалось это путешествие! В нем было столько добра и зла, друзей и врагов, побед и поражений, исполненных и неисполненных обязательств.

Друзья, которые остались здесь — такие как Майк, Боб Сильверберг, Кэрол Эмшуиллер, Норман Спинрад и Фил Фармер, если назвать лишь некоторых, принявших участие в этой книге и остающихся в этом мире сейчас, когда я настукиваю предисловие на ручной пишущей машинке «Олимпия» — и друзья, которых больше нет — такие, как Боб Блох, Роджер Желязны, Тед Старджон, Генри Слизар, и Лестер, и Фил, Говард, Джон и Джон, Крис, дорогой старый Фриц и Рэй Лафферти и Дэймон, Пол и все остальные, которые улыбались, сочиняли и лезли из кожи вон, когда я впервые сказал те слова Майку на Портобелло-Роуд. Больше тридцати лет назад.

Эта книга — свидетельство успеха. Это мечта, которая у меня появилась задолго до того, как я взялся за дело. Мечта, о которой я рассказал другому составителю антологий, когда редактировал серию книг в мягкой обложке в Эванстоне, Иллинойс, в 1961... и она была блистательной. Ту же мечту я обсуждал с Норманом в моем домике в Беверли Глен в 1965; ту же мечту, которая на моих глазах пробивалась сквозь жанровые преграды, когда Майк и его соотечественники отбросили костыли и создали Новые Миры. Мечта о «нашей вещи», словно хрустальная гора, возносилась над подражательной, примитивной беллетристикой, обещая видения, ответы и свершения, о которых никогда не задумывались ни Фолкнер, ни Джеймс Гульд Коззенс, ни Эдна Фербер. О, эта вершина была куда выше пяти футов и пяти дюймов.

И если бы я знал, насколько трудна окажется эта работа, если б я знал, какие потоки дерьма на меня обрушатся — не сомневаюсь, что я все равно сделал бы это. Не потому что я стал таким уж глупым или безрассудным, а потому что этой мечте теперь исполняется тридцать пять лет, и до сих пор она остается неповторимой — самая популярная антология спекулятивной беллетристики. Она перепечатывалась постоянно с 1967 года, количество премий и перепечаток отдельных рассказов просто беспрецедентно. Да, дело того стоило.

Те из вас, которые опоздали к началу сеанса, могут перевернуть пару страниц и прочесть оригинальные Предисловия к книге, написанные Айзеком (который необычно и глупо унижался, отказываясь сочинять рассказ для этой книги по абсолютно никчемным причинам — он никчемный старик, не может написать «новую вещь» и не хочет позориться) (из всех людей, которых я знал в своей странной, долгой, насыщенной жизни, я не могу вспомнить ни одного, которым восхищался бы больше, чем добрым другом Айзеком; но сейчас скажу вам то же, что сказал ему — эти сомнения просто дерьмо собачье), а потом вы увидите и мое собственное первоначальное пространное Введение. Вы узнаете, что к чему, и какое место занимают ОВ в литературном пейзаже того времени. А потом начнется и сама книга. Эта потрясающая книга.

Эта мечта должна была стать чудом; так и случилось. Тогда. И теперь. И на протяжении минувших тридцати пяти лет. Многие из мальчиков и девочек, которые впервые прочитали эту книгу в средней школе, теперь и сами стали звездами фантасмагорического жанра. Для тех детей в самом названии ОПАСНЫЕ ВИДЕНИЯ звучит напоминание об «ощущении чуда», которое нас всегда влекло.

Мухаммед Али однажды успокоил толпу, упрекавшую его в хвастовстве, улыбнувшись и сказав: «Какое же тут хвастовство, если ты можешь пойти и сделать это!»

(издание 2002 года, другая обложка)




Страницы: [1] 2  3  4  5  6  7  8  9 ... 35  36  37




  Подписка

RSS-подписка на авторскую колонку

Количество подписчиков: 458

⇑ Наверх