Блог


Вы здесь: Авторские колонки FantLab.ru > Авторская колонка «Wladdimir» облако тэгов
Поиск статьи:
   расширенный поиск »


Страницы:  1  2 [3] 4  5  6  7  8  9 ... 175  176  177

Статья написана 11 ноября 22:29

                                                                                                 ЖАН-МАРИ БЛА де РОБЛЕС

Жан-Мари Бла де Роблес/Jean-Marie Blas de Roblѐs (род. 1954) – французский писатель и поэт, философ, археолог и популяризатор археологии.

Родился в г. Сиди-бель-Аббес (французские департаменты Алжира), затем его семья переехала во Францию, где поселилась в конечном итоге в г. Вар. Жан-Мари изучал философию в Сорбонне и историю в Коллеж де Франс, после чего отправился в Бразилию, где преподавал философию и заведовал Домом французской культуры в г. Форталеза. Следующий шаг на его жизненном пути – преподавание философии в Китае, где он читал курс лекций по творчеству Жан-Поля Сартра и Ролана Барта. Затем он занимался преподавательской деятельностью в Палермо (Италия), на Тайване, а в начале 1990 годов посвятил себя полностью литературному творчеству.

Дебютировал в 1982 году сборником новелл « La mémoire de riz et autres contes/Память риса и другие истории», отмеченным премией Французской академии. За этим сборником последовали романы «L'impudeur des choses/Непристойность вещей» (1987) и «Le rituel des dunes/Ритуалы дюн» (1989), однако широкую известность писателю принес роман «Là où les tigres sont chez eux/Там, где тигры у себя дома» (2008).

Это более чем 1000-страничный том, представляющий собой «наслоение пересекающихся историй; главная – история журналиста. Находясь в Бразилии, он получает от приятеля биографию немецкого иезуита Атанасиуса Кирхера, который стоял у истоков египтологии, вулканологии и астрономии. Пока главный герой – Элиэзер фон Вогау -- восхищается Кирхером и его открытиями, а также пишет статьи для французских газет, его жена покидает семью, а дочка увлекается наркотиками. <…> Де Роблес писал роман десять лет, рукопись отвергли 40 издателей, и впервые книга вышла в малоизвестном маленьком издательстве “Зульма”. И вот сказочный поворот: в первые же недели разошлись почти 30 тысяч ее экземпляров. Роман получил три престижных французских литературных премии (“Медичи”, “FNAC” и премию Жионо), отзывы критики — восторженные. Конечно, произведение, попавшее в шорт-лист Гонкуровской премии, не могло остаться без внимания. Отважные рецензенты сравнивают автора с Умберто Эко, но Жан-Мари Бла де Роблес <…> предпочитает сравнение с Борхесом» (Дмитрий Волчек). И далее – несколько выдержек из интервью, которое писатель дал Катерине Прокофьевой.

«Катерина Прокофьева: Такое тысячестраничное полотно – это почти эпос? Как вы определяете жанр вашей книги?

Жан-Мари Бла де Роблес: Я бы сказал, что это настоящий роман, там есть история, есть саспенс, есть красивый язык. Вот отдать должное языку – это очень важно.

Катерина Прокофьева: Часто вместе с вашим именем упоминается слово “барокко”... Что это значит?

Жан-Мари Бла де Роблес: Для меня это почти ничего не значит. Если иметь в виду, что барочный роман – это роман шикарный, пышно разросшийся, где много историй — то да. Но он не барочный в этимологическом смысле этого слова. Я предпочитаю – “роман-джунгли”, “роман-мир”, хотя Кирхер жил в эпоху барокко, и, наверное, это тоже влияет...

Катерина Прокофьева: Заголовок романа взят из Гёте: “Безнаказанно никто не блуждает под пальмами, и образ мыслей, наверное, тоже меняется в стране, где слоны и тигры – у себя дома”. Почему Гете?

Жан-Мари Бла де Роблес: По двум причинам. Во-первых, Гете бичует стремление к экзотизму. Мои персонажи, французы, оказались в экзотической стране, вдали от дома, между двух миров. Они ни французы, ни бразильцы, они потеряны. Во-вторых, цитата метафорично связана с фигурой тигра, как ее описывал один из моих любимых писателей – Борхес. Для него, как и для меня, тигр – метафора абсолютной истины. Это животное, которое невозможно поймать, которое исчезает в тот же момент, как показывается. Для меня – это и есть правда, ее невозможно разгадать, всегда остаются вопросы. Ведь и одно из условий поэзии – вопросы, чтобы оставались вопросы. Правда, как и тигр, появляется только в камере-обскуре, в правильном распределении света и тени. Она появляется, прячась.

Катерина Прокофьева: Действие происходит в Бразилии. Почему в Бразилии? Вы как-то пытались представить эту бразильскую этикетку в романе, специфическую экзотику?

Жан-Мари Бла де Роблес: Там нет никакой этикетки, выбор Бразилии – это необходимый выбор для моей истории, которая противопоставляет современный мир миру XVII века, когда жил Атанасиус Кирхер. Кирхер мне понравился тем, что имел совершенно гениальную способность ошибаться, причем во многих областях, за которые брался. Он смутно боялся, полусознательно уничтожал в себе научный дух, опасаясь, что это погубит ту цивилизацию, в которой он жил. Он написал сорок книг по тысяче страниц каждая! Это был настоящий ученый, такой же, как Ньютон или Лейбниц. Тот мир старинной Европы Кирхера противопоставляется новому миру, Бразилии, где — джунгли, дикарство, еще можно найти племена, которые едва знают, что такое цивилизация... И вот это действительно символично. Потерянный рай, который искал Кирхер, и который ищет каждый из моих персонажей — на свой манер.

В XVII веке в Европе была кровопролитная тридцатилетняя война, в 90-х годах прошлого века была война в Косово, Боснии, религиозная война между исламом и христианством. Уже похоже. В эпоху Кирхера пересматривались ценности, Кирхер почувствовал зарождение научного интереса, научного прогресса и сопротивлялся этому, потому что считал, что это убьет религию. Так же в 80-х годах начали рушиться великие идеологии – марксизм, Берлинская стена, все эти построения, которые обещали привести нас к лучшему будущему. Опять, как видите, радикальный пересмотр ценностей. И, наконец, третья параллель. В эпоху Кирхера Европе угрожал ислам, грозили турки. Такой же иррациональный страх, боязнь ислама сегодня присутствует в Европе.

И в то же время Бразилия – это страна, которая пережила период барокко, там есть барочные дома и церкви, много мостиков, по которым я пришел именно к Бразилии. Я жил в Бразилии два года. Я видел нищету, чуму, проказу, детей-попрошаек на улицах, которые дерутся из-за еды из помойки. И мир богатых, и этот разительный контраст. Реальность невыносимая, и ее я тоже описываю в романе.

Катерина Прокофьева: Вы жили во многих странах, в предисловиях к книгам вас постоянно называют путешественником, глобтроттером, неутомимым искателем... Вы тоже так бы назвали себя сами?

Жан-Мари Бла де Роблес: О нет, я просто любознателен, мне интересен мир, люди… Мои издатели пытаются выставить меня вечным скитальцем, это не так. Правда, я долгое время жил заграницей, но только потому, что я работал! Мне жутко представить – путешествовать для коллекции впечатлений, как турист».

Возможно, на волне успеха в том же 2008 году вышел из печати второй сборник коротких текстов Бла де Роблеса «Méduse en son miroir/Медузы в зеркале». Писатель, однако, предпочитает более развернутую форму творческого выражения, и в дальнейшем список книг писателя пополнили: романы «La montagne de minuit/Полуночная гора» (2010, гран-при Thyde-Monnier),

«La mémoire de riz/Память риса» (2011),

«Les greniers de Babel/Житницы Вавилона» (2012),

«L'Île du Point Némo/Остров в точке Немо» (2014),

«Dans l'épaisseur de la chair/В толще плоти» (2017).

Другое увлечение Бла де Роблеса – археология (прежде всего подводная). В 1986 году он участвовал в раскопках французской археологической экспедиции в Ливии. Полученные там и тогда впечатления в какой-то мере отразились в его замечательной книге « Libye grecque, romaine et byzantine/Ливия – греческая, римская и византийская» (1999).

Очень интересны и другие книги Бла де Роблеса этого ряда, посвященные популяризации археологии: «Sites et Monuments antiques de l'Algérie/Ландшафты и античные памятники Алжира» (2003), «Vestiges archéologiques du Liban/Ливанские археологические находки» (2004), «Sicile antique/Древняя (античная) Сицилия». (2011).

Книги Бла де Роблеса переведены на английский, немецкий, итальянский, греческий, чешский, польский, румынский и другие языки. Кроме, к сожалению, русского. На русский переведена (неведомо когда и неведомо кем) лишь новелла «Память риса».


Статья написана 11 ноября 08:58

1. В рубрике «Читатели и “Fantastyka”» читатели признаются журналу в любви, критикуют, советуют, просят (стр. 2).

2. Рассказ американского писателя Джона Морресси/John Morressy «The Liberator» (1991, ”The Magazine of Fantasy and Science Fiction”, April), перевел на польский язык под названием «Wyzwoliciel/Освободитель» ЛЕХ  ЕНЧМЫК/Lech Jęczmyk (стр. 3-8). Иллюстрации АНДЖЕЯ  ГЖЕХНИКА/Andrzej Grzechnik. Драконица Машосса властвовала над деревней. Да, ей требовалась особая дань четыре раза в год, она не позволяла жителям деревни покидать ее, однако взамен защищала деревню от грабителей и прочих лихоимцев, давала сельчанам золото для покупки продовольствия в неурожайные годы и делала много чего другого хорошего, благодаря чему жители деревни чувствовали себя в безопасности. Но это была неволя, а сельчанам хотелось воли, поэтому однажды они взбунтовались и убили драконицу. Добились воли. И чем же для них обернулась эта воля?

]

И это уже восьмая публикация писателя в нашем журнале (предыдущие см. “Fantastyka” №№ 3/1989, 7/1989, “Nowa Fantastyka” №№ 1/1991, 1/1992, 1/1993, 5/1993, 10/1993). На русский язык этот рассказ не переводился, его убогая карточка находится здесь

А почитать об авторе можно тут

3. Рассказ французского писателя Жан-Мари Бла де Роблеса/Jean Marie Blas de Roblѐs, который называется в оригинале «La mémoire de riz» (1982, авт. сб. “La mémoire de riz at autres contes”) перевела на польский язык под названием «Pamięć ryżu/Память риса» ЭЛЬЖБЕТА  СЕНКОВСКАЯ/Elżbieta Sękowska (стр. 9-13). Иллюстрации ЯРОСЛАВА  МУСЯЛА/Jarosław Musiał. Однажды волей случая в руки рассказчика истории попал мешочек с пятью тысячами зерен риса. Это был особый рис – заключавший в себе память всего что было, есть и будет…

Этот великолепный рассказ великолепного писателя, умело стилизованный под средневековую мемуарную прозу, наводящий на размышления философского характера и вместе с тем глубоко лиричный, переведен на русский язык. Найти электронную версию перевода легче легкого. Вот кто бы мне еще подсказал, печатался ли перевод на бумаге, а если печатался, то где… В базе ФАНТЛАБа карточки рассказа нет, да и об авторе сайт если что-то и знает, то это самая малость…

4. Небольшой рассказ американского писателя Джонатана Кэрролла/Jonathan Carroll, который называется в оригинале «My Zооndel» (1988, ант. “Der Eingang ins Paradies” – в переводе на немецкий язык; 1990/1991, “Weird Tales ”, Winter; 1995, авт. сб. “The Panic Hand”) перевела на польский язык под названием «Mój zundel/Мой зундель» АННА  КАМИНЬСКАЯ/Anna Kamińska (стр. 14-16). Иллюстрация АНЕТЫ ГУТКОВСКОЙ/Aneta Gutkowska.

«Весьма характерный для Кэрролла рассказ – необычность на грани с horror-ом столь естественно вырастает из нашей повседневности, что кажется ее бесспорным продолжением» (Дорота Малиновская).

И это уже четвертая наша встреча с писателем на страницах журнала (первые три см. “Fantastyka” №№ 7-10/1987 и “Nowa Fantastyka” №№ 3/1991, 7/1993). На русский язык рассказ перевел М. КОНОНОВ под тем же названием «Мой зундель» в 2015 году. Карточка рассказа находится здесь (только год первого издания все же другой). Почитать об авторе можно тут.

5. Роман английского писателя Терри Пратчетта/Terry Pratchett, который называется в оригинале «The Colour of Magic» (1983), перевел на польский язык под названием “Kolor magii/Цвет магии” ПЕТР  ХОЛЕВА/Piotr W. Cholewa. В номере публикуется продолжение романа (стр. 25-41). Иллюстрации ПЕТРА  КОВАЛЬСКОГО/Piotr Kowalski. На русский язык этот роман, открывающий цикл романов о Плоском мире, перевела в 1997 году под названием «Цвет волшебства» И. КРАВЦОВА. Карточку романа можно найти здесь

А почитать об авторе можно тут

(Продолжение следует)


Статья написана 10 ноября 06:37

Июньский номер 1994 года (48-й «Новой Фантастыки» и 141-й, если считать ab ovo), редактируют: Анджей Бжезицкий/Andrzej Brzezicki (художественно-оформительский отдел), Дорота Малиновская/Dorota Malinowska (отдел иностранной литературы), Марек Орамус/Marek Oramus (отдел критики и публицистики), Тереза Пайдиньская/Teresa Pajdińska (корректура), Мацей Паровский/Macej Parowski (отдел польской литературы, главный редактор), Ганна Сосиньская-Бальцер/Hanna Sosińska-Balcer(технический отдел), Кшиштоф Шольгиня/Krzysztof Szolginia (секретарь редакции). В списке постоянных сотрудников числятся: Вальдемар Чернишевский/Waldemar Czerniszewski; Адам Холлянек/Adam Hollanek, Яцек Инглëт/Jacek Inglot, Лех Енчмык/Lech Jęczmyk, Анджей Качоровский/Andrzej W. Kaczorowski, Славомир Кендзерский/Sławomir Kędzierski, Аркадиуш Наконечник/Arkadiusz Nakoniecznik, а также Denuncjator, Inkwizitor, Karburator, Kunktator, Negocjator, Predator, Reanimator, Sekator, Wentylator и Wibrator. Тираж – 100 тысяч экземпляров. В оформлении передней обложки использована работа художника БРАЙАНА  ФРАУДО/Brian Froudo. В «Галерее» в этом номере представлены сюрреалистические работы американского фотографа и художника ДЖЕФФА  ПОТТЕРА/Jeff K. Potter (стр. 17-24). На внутренней стороне передней обложки размещено рекламное объявление издательства «Atlantis-Rubicon». На внутренней стороне задней обложки напечатано объявление об открытии II-го конкурса компьютерной графики. На внешней стороне задней обложки – реклама продукции фирмы “Fuji”.

Содержание номера следующее.

Czytelnicy i “Fantastyka”

Listy 2

Opowiadania zagraniczne

John Morressy Wyzwoliciel 3

Jean Marie Blas de Robles Pamięć ryżu 9

Jonatan Carroll Mój zundel 14

Powieść

Terry Pratchett Kolor magii (3) 29

Z polskiej fantastyki

Igor Cyprjak Smok 42

Marcin Osikowicz-Wolff Ruletenburg 50

Michał Łukasiewicz Omen 65

Konkurs fotograficzny

Więcej pejzaży niż situacji 57

Czytelnicy i “Fantastyka”

Okładki 1993 – wyniki plebiscytu 64

Krytyka

Jacek Wójciak Seria “Fantastyka – Przygoda” 68

Recenzje 71

Felietony

Lech Jęczmyk Dobra Nowina czy “zla wycieczka” 74

Andrzej Kołodyński Wampiry już nie straszą 74

Andrzej Sapkowski Amalgamat 75

Nauka i SF

Gen jest nieśmiertelny 76

SF na świecie

“Locus”, ”Ikarie” 78

Lista bestsellerów 79

(Продолжение следует)


Статья написана 9 ноября 06:52

7. В рубрике «Рецензии» Януш Цыран/Janusz Cyran, представляя читателям журнала книгу американских авторов Оуэна Боукотта и Салли Гамильтон «Хакеры. Взломщики и компьютеры» (Owen Bowcott, Sally Hamilton “Hackerzy. Włamywacze i komputery”. Tłum. Bogusław Świetlicki. “Alma-Press”, 1993), заодно знакомит их с мало знакомым им понятием – «хакер» и кратко излагает историю деяний этих новоявленных преступников (стр. 66).

Далее в этой же рубрике некто Predator объясняет, почему в журнале  печатается рецензия на антологию «Фиолетовая корова. Антология английской и американской несерьезной поэзии» под редакцией Станислава Бараньчака (Stanisław Barańczak “Fioletowa krowa. Antologia angielskiej i amerykańskiej poezji niepoważnej”, “Wydawnictwo a 5”; «у этой антологии есть нечто общее с фантастикой, а именно отношение к миру. Как для фантастов, так и для авторов этой антологии мир – объект, который надлежит трактовать без особого пиетета, из которого нужно выдирать всю подноготную, подвергая сомнению устоявшиеся относительно его взгляды. Наградой за такую бесцеремонность служит выявление новых черт, неожиданных аспектов хорошо, казалось бы, знакомой действительности»;

некто Denuncjator хвалит «Тени сгущаются» -- второй том саги американского писателя Глена Кука о Черном отряде (Glen Cook “Cień w ukryciu” – это “Szadows Linger”, 1984. Tłum. Michał Jakuszewski. “Rebis”, 1994. Серия “Fantasy”); «второй том, кажется, опровергает устоявшееся мнение о том, что продолжения всегда хуже начала. Кук обогатил то, что было очень даже неплохим в первой книге – магия, батальные сцены, юмор, оригинальные образы героев – новыми элементами: расширил свой мир, показал его не с точки зрения рассказчика, но глазами героев»;

некто Karburator в общем-то одобряет появление на польском читательском рынке юмористического романа английских писателей Терри Пратчета и Нила Геймана «Благие знамения» (Terry Pratchett, Neil Gaiman “Dobry omen” – это “Good Omens”, 1989. Tłum. Jacek Gałazka, Juliusz Gartecki. “Alumex/CIA-Books”, 1993); «это толстенное (пять сотен страниц), но в конечном счете забавное чтиво, хотя при чтении “Агента низа”, написанного Вольским на ту же тему, но не столь многостраничного, я, пожалуй, смеялся больше. И вообще в последнее время это уже всеобщая мания: чем меньше у писателя того, о чем стоит сказать, тем более толстую книжку он пишет»;

а Кшиштоф Липка с удовольствием советует читателям журнала обратить внимание на два новых сборника рассказов американского писателя Роберта Шекли «Билет на Транай» и «Дьявольская машина» (Robert Sheckley “Bilet na Tranai”, “Diabelska maszyna”. Tłumacze różni. “Amber”, 1994. Серия “Mistrzowie SF”); «в сумме 22 текста 1954-1968 годов, большинство в Польше не публиковалось. Прекрасно построенные сюжеты, много юмора, неожиданные концовки – все то, за что мы любим Шекли» (стр. 67).

Еще далее Яцек Инглëт/Jacek Inglot рекомендует читателям журнала ранний роман американского писателя Орсона Скотта Карда (Orson Scott Card “Glizdawce” – это “Wyrms”, 1987. Tłum. Dorota Malinowska. “Fantastyka/Prószyński i S-ka”, 1994); «Кард чертовски искусно и на многих уровнях строит сюжет <…> В философском слое, что самое сильное в книге, говорится о поисках и обретении тождественности»;

Доминика Матерская и Ева Попëлек находят своевременным и полезным издание романа американского писателя Роберта Хайнлайна «Дверь в лето» (Robert A. Heinlein “Drzwi do lata” – это “The Door into Summer”, 1957. Tłum. Zbigniew Foniok. “Amber/Mizar”, 1993. Серия “Mistrzowie SF”); «благодаря оптимизму 50-х годов, вере в “american dream” и стабильность доллара, отраженным в романе, его можно рекомендовать к прочтению тем, кто силится у нас открыть дверь в капитализм»;

Марек Орамус/Marek Oramus с некоторой грустью рассматривает наконец-то изданный в Польше в полном составе знаменитый сборник рассказов американского писателя Айзека Азимова «Я, робот» (Isaac Asimov “Ja, robot”. Tłum. Jerzy Śmigiel. “Limbus”, 1993. Серия “Spektra”); «рассказы заметно устарели и читать их сейчас можно разве что лишь для формирования исторически-критической оценки, как, например, “Франкенштейна”»;

а Яцек Собота/Jacek Sobota увлеченно анатомирует роман американского писателя Майка Резника «Сантьяго. Миф отдаленного будущего» (Mike Resnik “Santiago. Mit z odległej przyszłości”. Tłum. Ewa Wojtczak. “Rebis”, 1993. Серия “Science Fiction”), используя в качестве критического скальпеля понятие «постмодернизм» (стр. 68-69).

8. В рубрике «Наука и НФ» известные польские социологи – профессор Ядвига Станишкис/Jadwiga Staniszkis и профессор (и писатель НФ) Эдмунд Внук-Липиньский/Edmund Wnuk-Lipiński в беседе с Мацеем Паровским пытаются предсказать, к чему придет Польша (и окружающий мир) к началу XXI века. Публикация носит название «Diagnoza – prognoza. 2001: Odyseja polska/Диагноз – прогноз. 2001 год: польская одиссея» (стр. 70-71). И кое в чем попадают в самое яблочко. Занимательное, надо сказать, чтение…

9. В этой же рубрике Тадеуш Анджей Ольшаньский/Tadeusz Andrzej Olszański в заметке «Zapomniana historia/Забытая история» спорит со многими выводами и положениями статьи Конрада Левандовского/Konrad T. Lewandowski (см. ”Nowa Fantastyka”, № 1/1994) (стр. 72-73).

10. Вместо комикса в этом номере размещен цикл рисунков «Czwiartek/Четверг» близкого к сюрреалистам и кубистам начала XX века художника МАКСА  ЭРНСТА (стр. 74-77).

11. В рубрике «НФ в мире» Лех Енчмык/Lech Jęczmyk реферирует январский 1994 года номер журнала «Locus», а Ласло Абран/László Ábrán – январский 1994 года номер журнала «Galaktika» (стр. 78).

12. Далее Лех Енчмык в эссе «Mistyka i technika/Мистика и техника» напечатанном в рамках его цикла «Новое средневековье», высказывает свою уверенность в том, что кроме продолжающейся гонки вооружений в области супертехнологий развивается гонка исследований и испытаний нового “мягкого” оружия (психотехника и прочее, граничащее с мистикой) (стр. 78-79);

Анджей Сапковский в фельетоне «FAST FORWARD czyli jak przestałem się przejmować i pokochałem Sonic/FAST FORWARD, или Как я перестал беспокоиться и полюбил “Sonic”» описывает свои напряженные в общем-то взаимоотношения с различной бытовой техникой и почти доверительные -- с некоей машиной «Sonic» (стр. 78-79);

а Адам Холлянек в эссе «Ten Zieliński z Wiednia i ze Lwowa/Этот Зелиньский из Вены и Львова» рассказывает о своем земляке Адаме Зелиньском, эмигрировавшем в пятидесятых годах в Австрию и уже на склоне лет описавшем перипетии своих юношеских переживаний и странствий в книгах «Garbaty Świat/Горбатый мир» и «Niedaleko Wiednia/Неподалеку от Вены» (оригинальные тексты написаны и изданы на немецком языке) (стр. 80).

13. И, наконец, печатается «Список бестселлеров» за март 1994 года. На поле издательского боя господствует «Amber», ему сопутствуют оба «Rebis»-а, оживилась «Alfa». Развивается бум Пирса Энтони, в печати находится превеликое множество его книг. Из поляков в списке фигурирует только Сапковский с его «Последним желанием» (стр. 80).


Статья написана 8 ноября 00:13

5. В рубрике «Кино и фантастика»:

Дорота Малиновская в обзорной статье «Fantastyczne wrażliwa magiczność/Фантастически чуткая магичность» указывает на возможные направления развития фантастики в кино (стр. 58-59). Далее Яцек Инглëт/Jacek Inglot в эссе «Żreć sie chcę/Жрать хочется» с не слишком понятным мне энтузиазмом описывает гротескно-сюрреалистический фильм “Delicatessen” режиссеров Жана-Пьера Жюне и Марка Каро (Франция, 1991) (стр. 60-61), а Павел Земкевич/Paweł Ziemkiewicz в рецензии “Robótki ręczne dużego kalibru/Поделки большого калибра” крайне низко оценивает фантастический боевик “Demolition Man” режиссера Марко Брамбиллы (США, 1993) (стр. 62-63).

6. В рубрике «Критики о фантастике» публикуется очередная статья Войтека Седенько/Wojtek Sedeńko, которая называется:

                                                                                                ИЗДАТЕЛЬСКИЙ 1993 ГОД

                                                                                                    (Rok wydawniczy 1993)

В 1992 году мы отметили первое за последние несколько лет снижение количества наименований изданных научно-фантастических и фэнтезийных книг. Кризис, впрочем, длился недолго, поскольку уже в следующем сезоне количество предложенных наименований превысило цифру в две сотни. Из этого, однако, вовсе не следует, что создавшееся положение с изданием фантастики претерпело существенные изменения.

Год тому назад я писал о том, что ситуация на рынке заметно стабилизировалась. Компетентные в фантастике люди сгруппировались вокруг нескольких издательств, которые и решали, что выбросить на рынок. Отчетливо заметным стал элемент соперничества в погоне за хорошей книгой, издательства все чаще стали покупать исключительные издательские права на творчество тех или других авторов.

Перейдем к статистике. При подсчете учитывались книги, датированные 1993 годом издания, книги жанра ужасов остались за его (подсчета) рамками. В скобках приведены аналогичные данные 1992 года.

Всего из печати вышли 208 (148) наименований, то есть издавалось примерно 1,7 книги в день. Столь большой рост был обусловлен – помимо возросшей активности нескольких издательств – весьма резким падением тиражей, что издатели и пытались компенсировать увеличением количества наименований. На рынке вновь доминировали первые издания – 180 (135).

Количество переизданий в новом году увеличилось – 28 (13), но 10 из них были фактическими допечатками (например, циклы «Duna/Дюна» Герберта, «Ku gwiazdam/К звездам» Гаррисона или роман «Miecz przeznaczenia/Меч предназначения» Сапковского). На прилавках появились также старые книги с новыми обложками и наименованиями (например, «Inferno № 3/Инферно № 3» Дембского). Переиздали много книг Азимова (“Fundacja/Основание”, “Preludium Fundacji/Прелюдия к Основанию”, “Pozitronowy detektyw/Стальные пещеры”); в трех издательствах вышли из печати “Podróże Guliwera/Путешествия Гулливера” Свифта, а по случаю издания «Межпланетной трилогии/Trylogia międzyplanetarna» Льюисапереиздали также ее первые тома: “Perelandra/Переландра” и “Z milczącej planety/С молчаливой планеты”. Вспомнили также о романе “451o Farenheita/451o по Фаренгейту” Брэдбери и, на волне успеха романа “Jurassic Park/Парк Юрского периода”, напечатали “Zaginiony świat/Затерянный мир” Конан-Дойля.

Уже традиционно львиную часть книжной продукции составляли романы – 179 (126), это почти 86% изданной фантастической прозы.

Авторских сборников рассказов насчитывалось 28 (17), в том числе 3 тома Азимова и аж 6 томов Каттнера.

Антологий считай что и не было. – 1 (5). Эта единственная жемчужина – антология “Isaac Asimov prezentuje najlepsze opowiadania SF z 1958 roku/Айзек Азимов предлагает лучшие НФ-рассказы 1958 года”, напечатанная издательством “ART Kielce”.

Не слабеет интерес к твердой научной фантастике, хотя и в издании фэнтези тоже заметен количественный рост.

SCIENCE  FICTION – 137 (95), что составляет 65, 8%. Не было недостатка в классической твердой фантастике (Хаббард, Хоган, Шекли), были «космическая опера» (Мак Апп) и путешествия во времени (Саймак).

FANTASY – 62 (39). Все еще доминируют романные циклы, которые пора считать уже не в томах, а в метрах. Такое положение сохранится, вероятно, и в будущем, поскольку в нынешнем году мы познакомимся с новыми сагами фэнтези, в том числе c циклами Дональдсона, Эддингса, корпорации TSR. Следует обратить внимание на библиофильское издание знаменитого романа “Mgły Avalonu/Туманы Авалона” Марион Циммер Брэдли издательства “Atlantis”, оно вышло из печати, правда, в марте текущего года, но датировано 1993 годом.

ПОГРАНИЧЬЕ – 9 (14). На этот раз предложение было значительно более скромным. Кроме упомянутых изданий книги Свифта, мы получили также две книги Вольского, романы “Rycerz nieistniejący/Несуществующий рыцарь” Итало Кальвино и “Wachadło Foucaulta/Маятник Фуко” Умберто Эко.

Продолжается упадок польской фантастики. При огромном росте общей численности наименований в этой группе по-прежнему наблюдается количественное снижение – 13 (15). Переиздали “Solaris/Солярис” Станислава Лема, к переизданиям следует отнести также новый сборник его рассказов “Pożytek ze smoka/Польза от дракона”, в который вошли лишь два новых текста. Вторым изданием вышел также роман “Skarby stolinów/Сокровища столинов” Рафала Земкевича, допечатали “Miecz preznaczenia/Меч предназначения” Анджея Сапковского, а “Inferno № 3Эугениуша Дембского – это ничто иное, как изданный в 1991 году сборник “Czy to pan zamawiał tortury/Это вы заказывали пытки?” с другой обложкой и измененным названием.

По-прежнему на гребне волны находятся Анджей Сапковский (“Miecz przeznaczenia”) и Феликс Крес (“Strażniczka Istnień/Хранительница Существований”); обе книги стали лауреатами премии имени Януша Зайделя за 1992 год. Две книги Марцина Вольского (“Powrót do antybaśni/Возвращение к антисказке” и “Baśnie dla bezsennych/Сказки для тех, кто не спит”) лишь частично связаны с фантастикой.

Дебютов было больше – 4 (2). Это “Ja, Gelerth/Я, Гелерт” Владислава Пасиковского/Wladysław Pasikowski; “Miasto twarzy/Город лиц” Яна Витольда Сулиги/Jan Witold Suliga, “Dżamis/Джамис” Петра Витольда Леха/Piotr Witold Lech и “Mesjasz/Мессия” Тадеуша Ошубского/Tadeusz Oszubski. Кроме романа Сулиги, все эти книги напечатаны мелкими издательствами, к тому же одна – за счет автора, что является признаком трудностей, переживаемых польской культурой, если не вовсе ее гибели. В случае издания польской фантастики сборники рассказов опережали в количественном отношении романы, а фэнтези – твердую научную фантастику, что диаметрально противоположно мировому опыту.

Основу поставляемой на рынок фантастики составляли, как обычно, переводы с английского языка – 190 (128), что составляло 91% изданной в прошлом году фантастики. Романов было – 167, сборников рассказов – 21, антологий – 1.

Об остальных переводах можно упомянуть лишь статистической полноты ради:

-- переводов с немецкого – 2 (4): “Brunatna rapsodia/Коричневая рапсодия” Базила/Basil и “Przygody barona Münchhausena/Приключения барона Мюнхгаузена” Бюргера/Bürger;

-- переводов с итальянского – 2 (0): вышеупомянутые книги Кальвино и Эко;

-- переводов с русского – 1 (1): “Mistrz i Malgorzata/Мастер и Маргарита” Булгакова.

Стоит ли после этого удивляться французам, требующим перекрыть плотиной поток американской “пульпы”.

Часто издаваемые авторы. Этот год был, несомненно, годом Андрэ Нортон и Айзека Азимова – по 10 книг каждого из этих авторов, и в том числе в обоих случаях по одной книге, написанной в соавторстве: “Zguba elfów/Гибель эльфов” была написана Нортон в соавторстве с Мерседес Лэки, “Nastanie nocy/Приход ночи”Азимовым в соавторстве с Сильвербергом. Вышли из печати по 7 книг Роджера Желязного, Клиффорда Саймака, Генри Каттнера и Фрэнка Герберта (не считая допечаток “Dune”). На третьем месте расположился Дин Кунц с 5 наименованиями, а Роберт Шекли, Майк Резник, Гордон Диксон, Роберт Хайнлайн, Джеймс Хоган, Роберт Говард и Роберт Сильверберг записали на свой счет по 4 книги.

Аж 49 (37) издательств напечатали фантастику, но лишь для 9 из них это было чем-то большим, чем случайностью – эта девятка издала в сумме 73,7% наименований. Решительную победу в этом соревновании одержал “Amber” – 47 (16). Это издательство, специализирующееся на публикации коммерчески успешной литературы, перебросило (и правильно сделало) часть своего потенциала, сосредоточенную ранее на издании шпионско-приключенческой литературы на фантастику – из-за развала СССР часть такой литературы мгновенно устарела.

На втором месте – “Rebis”: 32 (23), на третьем – “Phantom Press” – 24 (32), в том числе допечатки “Dune”. Это последнее издательство переживает трудности. “Rebis” разделился на две части, но, похоже, это никак не скажется на количестве и качестве издаваемой литературы. Далее расположились издательства “PiK” – 12 (8), “Alfa” – 11 (16), и “Alkazar” – 11. Известное своими заслугами в издании фантастики издательство “Iskry” напечатало 5 наименований, столько же книг издали “Varia APD” и “Prima”.

В Быдгощи стартовало изданием книг Кларка и Азимова в серии “Spektra” издательство “Limbus”, собирается реанимировать серией книг Нортон свое издание фантастики “Wydawnictwo Poznańskie”, издательство “Empire” анонсирует издание молодежной фантастики в серии “Dr Who”. Закрылось издательство “Stalker”.

Жанровые журналы неплохо себя чувствуют и издаются регулярно – такая вот малая стабилизация. В этом году к ним добавится журнал “SFinks”, который поможет читателям справиться с лавиной новых наименований и выбором книг для покупки.

NON  FICTION – все еще есть, что относить к этому разделу. Вышли из печати монография “J.R.R. Tolkien – powiernik pieśni” Михала Блажеевского/Michał Błażejewski и очень интересная книга “Braci Strugaccy. Zarys twórczości/Братья Стругацкие. Очерк творчества” Войцеха Кайтоха/Wojciech Kajtoch.

Как уже было сказано выше, тиражи значительно снизились. Даже переводы с английского издаются лишь по 5 тысяч экземпляров. Цены, несмотря на нулевую ставку VAT на книги (но не на полиграфию), поднялись до 50-90 тысяч злотых за экземпляр. Малые, с низким оборотом, издательства губятся на корню общим налогом. Очень быстро беднеет группа потенциальных покупателей – в городах основную массу безработных составляют люди со средним и высшим образованием. (Не говоря уже о том, что у нас всегда был один из самых низких соответствующих показателей среди европейских стран – польская статистика считает активным читателем человека, прочитывающего 4 книги в год, а такие “активисты” составляют лишь около 2% нашего населения). Один из издателей сказал мне в частной беседе, что издание популярной литературы уже не приносит дохода, и что он собирается перенастроиться в своей деятельности на издание эксклюзивных, дорогих и малотиражных книг, которые в настоящий момент продаются лучше всех прочих.

(Окончание следует)


Страницы:  1  2 [3] 4  5  6  7  8  9 ... 175  176  177




  Подписка

RSS-подписка на авторскую колонку


Количество подписчиков: 66

⇑ Наверх