Сэндмен т


Вы здесь: Авторские колонки FantLab.ru > Авторская колонка «Petro Gulak» > "Сэндмен", т. 1-10
Поиск статьи:
   расширенный поиск »

«Сэндмен», т. 1-10

Статья написана 10 января 2011 г. 01:10

Так получилось, что в прошлом году мои редакторские труды были связаны с двумя именами — Шевченко и Гейман. О первом — в свой черед, когда дело, даст Бог, благополучно завершится, а насчет второго — то, если кто не знает, в конце года вышли «Звездная пыль» с иллюстрациями Чарльза Весса и первый том комикса «The Sandman (Песочный человек)", который и принес Гейману славу. А в декабре я дочитал последний, десятый том «Сэндмена». И вот что имею сказать по этому поводу.

Дальнейшее будет неинтересно тем, кто не читает Геймана и не собирается брать в руки комиксы, поэтому — под кат.

Дисклеймер (да, я опять вспомнил утконосов): я не люблю прозу Геймана, за исключением «Звездной пыли» (с оговорками) и «Этюда в изумрудных тонах» (без оговорок). Прошу принимать это во внимание.

Прежде всего — комиксы. То, что они стали частью культуры, очевидно; но сделались ли они искусством? The medium is the message: содержат ли комиксы некое эстетическое сообщение, которое не может быть передано никаким иным образом?

Дисклеймер 2: о комиксах я знаю, в основном, то, что потребовалось для комментирования Геймана, и даже не очень представляю лежащее за пределами этих областей. Но, тем не менее.

Но, тем не менее: здесь нужно разделить часть содержательную (условно — текстовую) от художественной («рисуночной»). Естественный путь выхода за убогие пределы «веселых картинок» с костюмированными героями — это осознание комиксом своей жанровой природы, тех условностей, которые до определенного момента составляли его природу. Этим путем пошли Фрэнк Миллер и Алан Мур; о последнем я уже как-то писал, что он деконструирует китч, оставаясь в рамках китча, — не переходя их; такова уж природа таланта, вкуса (или его отсутствия), esthetic sensibility — не знаю.

Второй путь — используя существующие рамки, заданные самой природой medium'а (но не жанра!), рассказывать совершенно другие истории. И вот тут уже вступает в дело художник: сможет ли он преобразить традиционные «квадратики с облачками» и избавиться от страшных рож со скошенными подбородками и выпученными глазами. Вилл Эйзнер, Арт Шпигельман перенесли в комикс темы и приемы американо-еврейской литературы, причем первый явно опирался на эстетику газетной карикатуры, а второй превратил детский комикс о зверюшках в хронику Холокоста.

(Очень напоминает историю мультипликации, не так ли? Только комиксы стояли и, ан масс, стоят на куда более низком уровне.)

Что потом? А потом должен был последовать новый прорыв: продолжая аналогию — Норштейн после Хитрука.

Повторяю, я не великий знаток комиксов, но из англо-американских художников могу назвать только двух, кому это удалось: Дэйв Маккин и, пожалуй, Билл Сенкевич. Они вобрали опыт авангарда и поставангарда, Поллока и Уорхола, они разорвали страницу комикса на части и перетасовали их по своему усмотрению; каждый их лист — это картина, и история не рассказывается, а показывается единственно возможным образом, так что даже буквы в «облачках» оказываются — буквально — вписаны в целое. По сравнению с тем, что Маккин сделал в нил-геймановских комиксах «Violent Cases», «Black Orchid», «Signal to Noise» и «Mr Punch», проигрывают даже отличные работы Чарльза Весса и Майкла Зулли в «Сэндмене». Вот ЭТО — искусство, которое может нравиться или нет, но оно существует: в своем праве; тревожное; застревающее в памяти.

* * *

Что же сделал Гейман? Предупреждаю сразу, что по первому тому о «Сэндмене» судить невозможно: за исключением последнего, восьмого выпуска (из 76, составивших десять томов), это — не более чем подражание Алану Муру (а конкретно — серии «Болотная Тварь», если это что-то кому-то скажет). Взять героев старых комиксов, добавить своего — центрального, — смешать и взболтать; с фантазией, конечно, однако не более того.

А потом началось самое интересное.

«Сэндмен» — для тех, кто не в курсе, — это такая длинная-длинная мифологическая семейная опера о семи силах, которые порождены Вселенной и человеческим сознанием и будут существовать до конца света. Семь Бесконечных (в переводе — Вечных): Судьба (Destiny), Смерть (Death), Сон (Dream), Сокрушение (Destruction — буду очень признателен, если кто-нибудь придумает более адекватный русский вариант), Страсть (Desire), Страдание (Despair) и Сумасшествие (Delirium) — бывшее Счастье (Delight; уменьшительное в обоих случаях «Del», что тоже по-русски не передать). Что ни скажи, будет спойлером, поэтому большинство аннотаций — даже составленных теми, кто книгу читал, — охватывают разве только первые страниц тридцать-сорок.

В 1916 году Морфей, Песочный Человек, Повелитель Снов, был пленен амбициозным магом (который, вообще-то, хотел пленить саму Смерть, но промазал) и выбрался из ловушки только через семьдесят лет. Он вернулся в свое царство и принялся его восстанавливать, попутно собирая утраченные атрибуты власти.

Так вот, роман (а «Сэндмен» именно роман) — не о том.

Каждый том — отдельная, более-менее законченная повесть, вплетающаяся в единое целое (примечательно при этом, что действительно важные события до поры до времени остаются на периферии – потому-то и пересказывать содержание отдельных томов бессмысленно). Основные события происходят с 1988 по 1994 год, но вставные истории идут в восхитительно нелинейном порядке – вот эти «боковые» рассказы и становятся, опять же до поры до времени, лучшим в «Сэндмене».

Кошка отправилась к Повелителю Снов за истиной и получила ту, которую не ждала: некогда кошки владели землей, но однажды люди – немногие, может быть, лишь тысяча – увидели во снах, что мир может быть иным, и мир стал таким от начала времен; однако, если хотя бы тысяча кошек увидит во сне иную реальность...

Гарун-аль-Рашид отдает сказочный Багдад Морфею – если тот сможет сделать город бессмертным и неуничтожимым; и Багдад действительно бессмертен – в сказках «Тысячи и одной ночи».

Сон и Страдание побились об заклад, кто из них сильнее, — и вот, отчаявшийся старик провозглашает себя Императором Соединенных Штатов (история подлинная).

Божественный Август втайне готовит падение своей империи.

Могильных дел мастера по традиции после упокоения очередного клиента рассказывают профессиональные байки.

И тайна парламента грачей.

И сон города, в котором оказывается обычный клерк – и не может выбраться.

А еще – две судьбы пунктиром проходят перед нами со второго тома «Сэндмена» и до последнего. Солдат удачи Хоб Гэдлинг, в 1389 году заявивший во всеуслышанье, что умирают только дураки, а он не собирается; Сон и Смерть, как раз навестившие Англию, переглянулись – и с тех пор Морфей встречается с Хобом раз в сто лет в одном и том же лондонском трактире/ресторане/пабе. И бездарный драмодел Уилл Шекеспир, который душу готов был продать за такой гений, как у Криса Марло; в 1589 году (в том самом трактире) Морфей предложил ему иной договор: Шакспер станет гением, а в уплату напишет для Повелителя Снов две пьесы: конечно же, «Сон» и «Бурю».

Даже по этим заметкам видно, как далеко Гейман отошел от начальной возни со старыми комиксами (хотя и не отказался от нее вовсе, но сделал более тонкой). Неудивительно: «Сэндмен» — помимо прочего, история роста Геймана-писателя.

Ясно также, чем «Песочный человек» отличается от тех же «Хранителей»: Мур выходит на социальную и психологическую проблематику через самосознание жанра, а Гейман – через самосознание нарратива. «Dreams» для него – и сны, и грезы, и надежды, и, в первую очередь, повествования. Сны придают миру форму; реально то, что воображено и поведано, пусть даже только себе самому; Морфей – не только Владыка Грез, но и Князь Историй; а в его библиотеке есть все книги на свете, включая вашу («Как это, вы не писатель? – спрашивает библиотекарь Люсьен случайно забредшего в замок сновидца. – Вот же ваша книга под заглавием «Роман, О Котором Я Так Часто Мечтаю В Автобусе, — Романтический Бестселлер, Благодаря Которому Я Смогу Больше Никогда Не Работать»).

Но если бы Гейман остановился на этом, «Сэндмен» был бы не лучше и не хуже других его книг – свидетельством мастерства и фантазии, но не более того (с обычным геймановским равнодушным любопытством к крови и сексу).

И вот тут, к моему изумлению, Гейман совершил то, чего раньше не умел, а после не отваживался.

Путник, остановившийся в трактире на Конце Света (Конце Всех Светов, если быть точным), видит сквозь окно предвестие будущего – грандиозную погребальную процессию. И плачет сама Смерть, которую обычно мы видим в облике бодрой 17-летней готки.

Это – финал восьмого тома; впереди еще два.

Гейман написал трагедию. Классическую трагедию, елизаветинскую – трагедию мести и судьбы, о необходимости изменений и сознании их невозможности; укрепив ее в тучной почве мифа и в Четвертом Борхесовском Сюжете – о самоубийстве бога.

Первый и последний раз Гейман неравнодушен к своим героям. Он любит их, своих перворожденных, и проживает с ними их человеческие и нечеловеческие жизни, и вкладывает в них (особенно в Сэндмена и Шекспира) частицы себя.

Первый и последний раз. (Никогда не любил «Американских богов», а теперь – и тем более: холодный и рассчитанный самоплагиат; прежняя игра, но упрощенная и на другом поле.)

Графически «Сэндмен» не особо примечателен, особенно если сравнивать работу большинства художников с сюрреалистическими обложками Маккина. Впрочем, тут срабатывает и еще один фактор — технический. Рисунки Майкла Зулли в 13-м выпуске «Сэндмена», прошедшие прорисовку, закраску и цветоделение, кажутся не вполне комиксовыми и не вполне «настоящими»; между тем, когда в последнем томе «Сэндмена» Гейман продавил использование оригинальных рисунков Зулли, — перед читателем возникла нормальная книжная графика, при том, что манера художника осталась вполне узнаваемой.

Девятый и десятый тома романа не только по содержанию, но и по художественному решению резко отличаются от предыдущих. Экспрессионистская, почти «мультяшная» манера Марка Хемпела на удивление подходит к трагическому содержанию «Милостивых». Гиперреализм «Бдения» Майкла Зулли, чернильные рисунки Джона Мата в «китайском» эпилоге и викторианская стилизация Чарльза Весса в эпилоге «шекспировском».

«Бдение», последний том «Сэндмена», – настоящая, классическая эвкатастрофа. Мы видим, каким благом обернулась жертва Морфея, и, вместе со всеми героями – и всеми спящими по всему миру, – приходим на великие поминки. Повелитель Снов отсылает всех в мир яви... всех, «за одним исключением», как он говорит своему ворону-советчику. И последним просыпается... конечно же, читатель. Сон закончился, остались эпилоги, остался Шекспир: он тяжело заплатил за свой гений, он заканчивает «Бурю» и ломает свой посох; остался Морфей, уверенный (тогда, в начале XVII века), что, в отличие от Просперо, он никогда не сможет покинуть свой остров и у него никогда не будет своей истории. Морфей ошибся: он перестал быть островом, и Нил Гейман рассказал его историю от начала до конца.

Пора просыпаться навстречу трудам нового дня.

Очень жаль, что новые труды Нила Геймана не достигли – и, верно, уже никогда не достигнут – того, что он сделал полтора десятка лет назад, когда пробовал, и ошибался, и творил из вещества того же, что и сны.





439
просмотры





  Комментарии


Ссылка на сообщение10 января 2011 г. 03:03
Михаил, огромное спасибо за этот чудесный очерк!:beer:
Он, я думаю, очень необходим для полноценного понимания значимости «Сэндмена». А то народ, по моему, немного остерегается:-)
Не совсем согласен с оценкой последующего творчества Геймана, но в целом все очень верно и тонко подмечено. Спасибо!
свернуть ветку
 


Ссылка на сообщение10 января 2011 г. 11:08
Благодарю.
У каждого свой Гейман, как и должно быть.


Ссылка на сообщение10 января 2011 г. 12:28
Спасибо, очень интересно.
свернуть ветку
 


Ссылка на сообщение10 января 2011 г. 23:28
Благодарю. Гейман еще интереснее. :)
 


Ссылка на сообщение11 января 2011 г. 08:15
Не сомневаюсь. Хоть, если к вашему очерку еще и приличных художников пригласить...;-)


Ссылка на сообщение10 января 2011 г. 12:39
Спасибо!
Отношение к Гейману-писателю у меня примерно такое же, так что последние тома «Сэндмена» должны прийтись ко двору...
свернуть ветку
 


Ссылка на сообщение10 января 2011 г. 23:12
Там и в начальных много хорошего — прежде всего в 3-м и 6-м, то есть в сборниках.
 


Ссылка на сообщение10 января 2011 г. 23:16
Я пока лишь бегло просматривал электронную версию (и сам не знаю, чего жду). Изменения в графике очень бросаются в глаза. Смена художника сама по себе — художественный прием (не всегда произвольный, конечно же).
 


Ссылка на сообщение10 января 2011 г. 23:25
В случае «Сэндмена» даже «никогда не произвольный»: кандидатуры художников согласовывали с Гейманом — или он сам предлагал — и никогда не начинал писать очередной выпуск, пока не был точно уверен в том, кто будет рисовать.
 


Ссылка на сообщение10 января 2011 г. 23:31
Кто бы сомневался...
Кстати, если говорить о комиксах как искусстве, то стоит упомянуть этот роман.
 


Ссылка на сообщение10 января 2011 г. 23:34
Так Маккин же! Я просто не стал перечислять всё, что он сделал, — в том числе и «Аркхем» (который запускался одновременно с «Сэндменом»: два чисто коммерческих проекта по раскрутке авторов «Черной Орхидеи». Ага, как же).
 


Ссылка на сообщение10 января 2011 г. 23:55
Коммерция не узнала саму себя в зеркале)
 


Ссылка на сообщение11 января 2011 г. 00:49
А чем тебе коммерция не угодила? Я вот почитал чисто коммерческий «1602», не считаю, что потратил время и деньги впустую...
 


Ссылка на сообщение11 января 2011 г. 00:50
А где ты у меня вычитал, что не угодила?
 


Ссылка на сообщение11 января 2011 г. 00:50
В подтексте. И интонационно. :-D
 


Ссылка на сообщение11 января 2011 г. 00:54
Забыл мимику упомянуть 8-)


Ссылка на сообщение10 января 2011 г. 13:35
Тонны благодарности, совершенно по иному взглянул на подаренные «Прелюдии и ноктюрны», буду держать пальцы скрещенными за последующие тома.
свернуть ветку
 


Ссылка на сообщение10 января 2011 г. 23:26
Даст бог, до конца года два тома выйдут.
 


Ссылка на сообщение11 января 2011 г. 00:19
Насколько понимаю, структура — по сравнению с западными выпусками — несколько иная?
Т.е. у на в одной книге больше выпусков романа?
 


Ссылка на сообщение11 января 2011 г. 00:54
На западе «Сэндмен» существует в трех вариантах:
1. Ежемесячный комикс, 76 выпусков.
2. Десятитомник, в который все эти выпуски собраны.
3. Четырехтомник — то же самое, только в несколько другом порядке и с большим количеством доп. материалов.
У нас выбрали второй вариант. Но, в любом случае, вариант авторский.
 


Ссылка на сообщение11 января 2011 г. 01:26
Спасибо, стало понятней!


Ссылка на сообщение10 января 2011 г. 15:18

цитата Petro Gulak

Предупреждаю сразу, что по первому тому о «Сэндмене» судить невозможно: за исключением последнего, восьмого выпуска (из 76, составивших десять томов), это — не более чем подражание Алану Муру
По-моему даже такой Песочный человек не может не понравиться, особенно уже упомянутый восьмой выпуск и Надежда в Аду, а судя по вашей рецензии дальше только интереснее Вы, кстати для всех томов будете писать примечания?
свернуть ветку
 


Ссылка на сообщение10 января 2011 г. 23:26
Дальше интереснее, это правда. Люцифер и Смерть, конечно, еще вернутся.
Надеюсь, что для всех, — а пока что сделаны три.


Ссылка на сообщение10 января 2011 г. 16:15
Познавательно. Только с чего ж вы, филологи из глубинки, так Роланом Бартом все стукнутые? У реальных пацанов из МГУ, например, уже лет пятнадцать «нарративом» и прочими обидными словами ругаться не модно... :-D
свернуть ветку
 


Ссылка на сообщение10 января 2011 г. 23:27
Не-ет, мы, филологи из глубинки, крепко держимся за «третичный киевский структурализм» (с). Для нас (для меня) даже Ролан Барт — сомнительный новодел.


Ссылка на сообщение11 января 2011 г. 18:56
Рецензия очень любопытная, спасибо!
Одно замечание:

цитата Petro Gulak

Страдание (Despair) и Сумасшествие (Delirium) — бывшее Счастье (Delight

Отчаяние Бред и Блаженство — созвучие теряется, но так точнее...
А талантливых художников в мире комиксов очень много, хотя, наверное, МакКин и Сенкевич — одни из самых необычных.
У «Сэндмена» есть еще и ответвления в виде «Endless Nights», «The Dream Hunters», который комиксом не является, и пары историй о самой Смерти. Но вы, наверное, об этом уже знаете :-)
А где этот ваш пост о Муре? Любопытно и хочется обсудить, потому что уже категорически не согласен с тем, что он замкнут в рамки китча. 8-) Может, вы судите только по «Хранителям», «Твари» и «Вендетте»?
ЗЫ: а перепостить в сообщество Геймана не хотите?
свернуть ветку
 


Ссылка на сообщение11 января 2011 г. 20:58

цитата Kiplas

Отчаяние Бред и Блаженство — созвучие теряется, но так точнее...

Нет-не,Т единство аллитерации для нас прежде всего! ;-)

цитата Kiplas

У «Сэндмена» есть еще и ответвления в виде «Endless Nights», «The Dream Hunters», который комиксом не является, и пары историй о самой Смерти. Но вы, наверное, об этом уже знаете

Знаю, храню на диске, но еще не читал.

цитата Kiplas

А где этот ваш пост о Муре? Любопытно и хочется обсудить, потому что уже категорически не согласен с тем, что он замкнут в рамки китча. Может, вы судите только по «Хранителям», «Твари» и «Вендетте»?

Да и «Brought to Light», и «Lost Girls»... Вполне возможно, что ошибаюсь.
Отдельно про Мура я не писал, но упомянул «Хранителей» здесь.

цитата Kiplas

ЗЫ: а перепостить в сообщество Геймана не хотите?

Ой, закиньте ссылку, пожалуйста, а то у меня сейчас очередной цейтнот.
 


Ссылка на сообщение11 января 2011 г. 21:16

цитата Petro Gulak

«Endless Nights»

Это у меня даже в бумаге... Там красивейшее оформление МакКина + одна из историй нарисованасдизайнена Сенкевичем ;-) Она там чуть ли не сама экспериментальная. Я еще не все прочел, но пока что история о Смерти понравилась больше всего — такая лирическая, задумчивая...

цитата Petro Gulak

Да и «Brought to Light», и «Lost Girls»
А я вот их не читал — сейчас смакую «Из ада», и там китч пока что не замечен + его нет в замечательных «workings», аудионачитках. Где-то у меня лежат в мп3 — найду, если интересно.
Сообщество вот!
 


Ссылка на сообщение11 января 2011 г. 21:23

цитата Kiplas

Сообщество вот!

Да я в курсе, но это же копи-ировать... ;-)
ОК, закидываю.




Внимание! Администрация Лаборатории Фантастики не имеет отношения к частным мнениям и высказываниям, публикуемым посетителями сайта в авторских колонках.
⇑ Наверх