Перевод казахской сказки


Вы здесь: Авторские колонки FantLab.ru > Авторская колонка «Beksultan» > Перевод казахской сказки "Аккайшы" (Белые ножницы)
Поиск статьи:
   расширенный поиск »

Перевод казахской сказки «Аккайшы» (Белые ножницы)

Статья написана 4 мая 2017 г. 08:58
Знакомство с переводами на русский язык народных сказок продолжается. Сегодня это сказка монгольских казахов «Аққайшы» (Белые ножницы). Насколько я знаю, на русский язык ранее не переводилась. Записана среди казахов, проживающих на территории Монголии. Впервые была опубликована в сборнике К. Калиаскарулы «Халық жырлары» (Народные сказания), изданном в 1970 году в Баян-Улгий, Монголия, первая публикация в самом Казахстане состоялась в сборнике К. Соян «Бозiнген» (Белая верблюдица), изданном в 1971 году в Алматы. Тексты в обеих изданиях схожие. Я взял оригинальный текст из 79-го тома «Фольклор казахов Монголии» сто-томного собрания казахского народного фольклора.
Аккайшы


В старину был один хан по имени Алип. Был у него единственный сын. Сын был безобразным, глупым и безвольным. Очень хан горевал, что его единственный сын оказался таким. Если умру, думал хан, то как этот плохой мой сын может быть моим преемником, золотой мой трон, бесчисленный мой скот, все добро, все имущество пойдет прахом, станет добычей чужих.
Собрал хан своих визирей и самых достойных людей своего ханства, стал держать с ними совет, как ему быть. Говорят они хану:
— Подберите среди народа умную девушку и жените на ней сына. Родит она вам внука, вот он и станет вам достойным преемником.
Стал хан искать среди народа умную девушку себе в невестки, да не найдет никак. Вот однажды вызвал хан самого знаменитого в своем ханстве художника и говорит ему:
— Нарисуй картину, изобразив на ней все, что есть в наших землях одушевленного и неодушевленного.
Художник проработал над картиной несколько месяцев кряду, без сна и отдыха, приложив все свое умение, и нарисовал то, что потребовал хан. Нарисованную картину хан велел повесить у начала большого ущелья. Люди, спускающиеся вниз с жайлау (высокогорных пастбищ), все следовали через это ущелье. Вот стали кочевья вереницей идти через это ущелье. Увидели люди картину и поразились. Стали они любоваться и восхищаться картиной. Рядом с картиной стояли назначенные ханом люди, наблюдающие за тем, как люди любуются этой картиной. Ни один человек не нашел в картине изъяна. Поручил хан наблюдателям — если кто найдет в картине хоть один изъян, тут же взять этого человека на заметку и доставить к нему.
Позади всех кочующих шел один бедный старик. Дырявую свою кибитку навьючил он на сивого вола, сам ведет вола, дочка его погоняет вола сзади. Дочь старика была красавицей. Увидела она картину, полюбовалась на нее и сказала:
                    Столько уменья приложил,
                    Как про барса позабыл?
                    Столько думал, рисовал,
                    Как луну он прозевал?
— и пошла дальше. Наблюдатели тут же рассказали хану про этот случай.
Задумался хан. Хочет сообщить сыну про найденную девушку, но смущает его то, что она низкого происхождения. Думает не говорить, так ведь не нашлась в ханстве другая такая умная девушка. Посоветовался хан с визирями и достойными людьми ханства, решил сам съездить, посмотреть на девушку и испытать ее.
Когда хан приехал к кибитке старика, девушки не было — ушла она в поле собирать кизяк, в кибитке был только один старик. Говорит хан старику
приказным тоном:
— Я завтра вернусь. Должен ты к моему приезду сквасить катык (вид густой и жирной простокваши) из молока своего сивого вола. Если не исполнишь — отрублю тебе голову.
Вернулась девушка со сбора кизяка, смотрит — старик сидит в глубокой печали, ахает и охает. Обняла она отца и спросила, почему он опечален. Рассказал ей старик о случившемся.
Подумала немного девушка и говорит:
— Отец, не беспокойся, хану я сама дам ответ. Завтра, когда хан подъедет к кибитке, не выходи, завернись и сиди в кибитке.
Завтра приехал хан, только собрался было слезть с коня, вышла из кибитки девушка и говорит ему:
— Досточтимый господин, сегодня в нашу кибитку нельзя заходить.
— Это почему же? — удивился хан.
— Господин, мой отец только что родил, пока еще лежит, прижав ноги и руки к животу. Поэтому нельзя входить.
— О, время наше непростое! Где это видано, чтобы мужчина рожал?! Зачем, доченька, издеваешься над человеком, который тебе в отцы годится?
— О, время наше непростое! Если мужчина не может родить, то где вы видели, чтобы вол давал молоко?
Признал хан, что девушка поймала его на слове и уехал. На другой день хан прислал человека, который доставил старика хану. Говорит хан старику новое повеление:
— Завтра принесешь мне путы, свив их из пепла. Если не сделаешь — распрощаешься с головой.
Вернулся старик в кибитку и рассказал о ханском приказе. Девушка нарвала сухой травы и дала отцу, чтобы он свил из нее аркан для пут. Затем положила этот аркан на железный лист и подожгла. Сгорел аркан, но сохранил свою форму.
Сказала девушка отцу, передав ему путы из пепла:
— Отнесешь этот сгоревший аркан хану, только осторожно, чтобы он не рассыпался. Скажешь ему — «Путы я свил, а вот, как ими пользоваться, чтобы они не рассыпались, уже ваша забота».
Явился старик к хану и сделал все, как ему поручила дочка. Говорит хан старику:
— Завтра явишься ко мне рано утром. Только прибудешь ни конным, ни пешим. Когда прибудешь, и домой ко мне на заходи, и во дворе не стой. Если не выполнишь хоть одно из этих условий, отрублю тебе голову.
Старик передал дочери ханское повеление. Девушка немного подумала и говорит отцу:
— Ночью заберись на скотный двор к хану и уведи оттуда холощенного козла. Утром оседлаешь этого козла и поедешь к хану. Так ты явишься к нему и не конным, и не пешим. Когда прибудешь к ханской юрте, заберись между верхним войлочным полотнищем юрты и внутренними циновками из чия. Оттуда окликнешь хана. Так ты поговоришь с ханом, находясь и не в доме, и не во дворе.
Сделал старик всё в точности, как научила его дочь.
Хан, задававший эти условия, чтобы испытать девушку, убедился, что она легко сумела с ними справиться и сообщил своему сыну, что нашел ему жену.
Устроили большой пир и ввели невестку в семью. Хан дал своей невестке вместо ее прежнего имени имя Аккайшы, то есть Белые Ножницы, в том смысле, что ум девушки оказался таким же острым, как ножницы.
Как-то в один из дней хан вызвал своего сына и сказал ему:
— Езжай к пасущимся кобылицам и вернись оттуда верхом на двухголовой лошади!
Когда сын хана собирался в дорогу, увидела это Аккайшы и спросила у него:
— Куда собрался?
Рассказал ей муж, что для того, чтобы исполнить отцовское распоряжение, отправляется он к пасущимся кобылицам, чтобы найти двухголовую лошадь.
Говорит Аккайшы мужу:
— Не найдешь ты двухголовую лошадь. Договорись с конепасами, пусть они оседлают тебе кобылицу, которая должна вот-вот ожеребиться. Когда уже доедешь ты домой, погоняй ее и пусти вскачь. Когда явишься ко двору отца, закричи: «Отец, приехал я верхом на двухголовой лошади!».
Сделал джигит все так, как его научила жена. Уже добравшись домой, пустил он кобылу вскачь. От этого у кобылы сзади вышла голова жеребенка, болтается на ходу. Увидел это хан и говорит сыну:
— Годится, сынок, нашел ты под седло двухголовую лошадь. Теперь вот что — есть на пастбище три рыжих коня, подготовь их к скачкам, должны они отощать прямо там на пастбище, только связывать и спутывать их нельзя. Через семь дней приеду, проверю.
Отправился джигит к пасущимся лошадям и стал гонять взад-вперед этих трех рыжих коней. К концу дня и лошади выдохлись, и сам джигит с ног валился от усталости. Рассказал он о таком положении своей жене.
Аккайшы, услышав ханское повеление, объяснила своему мужу:
— Пусть конепасы поймают трех рыжих коней и перетянут им языки шелковой нитью.
Через семь дней хан приехал на пастбище, а три рыжих коня совсем отощали, в одров превратились, чуть не издохли.
Хан велел поймать и привести ему трех необъезженных четырехлеток и говорит своему сыну:
— Присмотри сегодня за этими тремя необъезженными четырехлетками, не давай им разбредаться, — и вручил сыну ремень из кожи в сажень длиной.
Растерялся джигит, не знает как связать трех необъезженных коней одним ремнем всего лишь в сажень длиной. Тогда пришла к нему на помощь Аккайшы:
— Пусть просверлят трем коням копыта, пропусти через дырки ремень и свяжи концы.
Сделал джигит как велела ему жена. Понимала Аккайшы, что хан дает ее мужу такие поручения, чтобы испытать ее, поэтому легко исполнила их, показала свою мудрость.
Вереницей прошли годы. Мудрость Аккайшы стала очевидной всем людям. В один из дней напало на народ хана Алипа большое войско другого хана,
захватили они все их земли. Сам хан попал в плен, увели его на чужбину. Вот как-то привели хана Алипа перед очи тамошнего хана:
— Сделаешь ли весь свой народ подневольным мне, или я тебе сниму голову с плеч? — говорит другой хан.
— Мой народ и так подчинится, не надо отправлять войска. Я напишу письмо, распоряжусь, чтобы все полностью перекочевали сюда, не надо отправлять много людей, отправьте только троих надежных людей.
Поверил чужой хан Алипу и отправил посланниками трёх своих людей. Хан Алип написал своему главному визирю такое письмо —
«Живу я среди этого народа в благоденствии и одних удовольствиях. Под себя стелю я черный шелк, укрываюсь шёлком голубым. При ходьбе меня сзади поддерживают десять человек. Выделенному мне здешним ханом имуществу нет счета. Поэтому перебирайтесь все сюда. Переселите всех людей полностью. Из трех тополей, что посажены перед дворцом, один срубите и сожгите сразу, как явятся к вам эти три посланника. Еще один тополь сожгите в пути, третий доставьте мне, должен я его увидеть своими глазами. При перекочевке весь рогатый скот пустите впереди».
Три посланника добрались до народа хана Алипа и вручили его письмо главному визирю. Прочитав письмо, жена хана, его сын и визири очень обрадовались. Одна только Аккайшы опечалилась. Собрала она тайком в одном месте жену хана, визирей и наиболее достойных людей ханства, и растолковала им смысл послания хана Алипа.
— Стелить под себя черный шелк, означает, что нечего ему постелить под себя, спит он на голой земле, укрываться голубым шелком, означает, что нечем ему даже укрыться, спит он под открытым небом. То, что при ходьбе поддерживают его сзади десять человек, означает, что из-за того, что у него связаны сзади руки, десять пальцев своих держит он за спиной. То, что выделенному ему тамошним ханом имуществу нет счета, означает, что покрылся он весь вшами. Три тополя перед дворцом — это вот они, прибывшие с письмом три посланника. Один тополь срубить и сжечь на месте — одного из них надо убить тут же, еще один тополь сжечь в пути — второго посланника надо убить в дороге, еще один тополь доставить и показать мне — третьего посланника надо доставить хану Алипу живым. Пустить рогатый скот впереди, означает, что наши тяжеловооруженные воины должны войти первыми в пределы тамошнего ханства.
Визири хана Алипа, благодаря мудрости Аккайшы, поняли его замысел, собрали войско и поставили в его главе саму Аккайшы. Войско внезапно напало на, ничего не подозревающий, народ чужого хана и завладело их ханством. Алип хан освободился из плена и радостный вернулся к своему народу. Устроили на тридцать дней игрища, на сорок дней пир. Затем собрал Алип народ и перед лицом всех передал свой престол мудрой Аккайшы.




221
просмотры





  Комментарии


Ссылка на сообщение4 мая 2017 г. 15:54 цитировать
Любопытная вариация бродячего сюжета. Спасибо большое за перевод!
свернуть ветку
 


Ссылка на сообщение4 мая 2017 г. 20:16 цитировать
Пожалуйста.
 


Ссылка на сообщение4 мая 2017 г. 20:29 цитировать

цитата Славич

Любопытная вариация бродячего сюжета
— да, традиция богатейшая. Насколько я знаю, исследованных примеров — 29 от двух десятков этносов.


Ссылка на сообщение4 мая 2017 г. 17:21 цитировать

цитата Beksultan

явишься к нему и не верхом (в казахском языке слово верхом — «атпен» означает буквально «на коне»), и не пешком.

Насколько помню, в некоторых сказках с подобными сюжетами на русском использовалось выражение «ни конным, ни пешим».
свернуть ветку
 


Ссылка на сообщение4 мая 2017 г. 20:17 цитировать
Вот да, не сумел вспомнить это слово. Спасибо!


Ссылка на сообщение4 мая 2017 г. 20:34 цитировать
Мне тоже вспомнилась какая-то европейская сказка «не пешком, не на лошади, не голая, не одетая». Там умная девушка прибыла на каком-то неподходящем для езды животном, завернувшись в рыболовную сеть.
свернуть ветку
 


Ссылка на сообщение4 мая 2017 г. 21:10 цитировать

цитата _Y_

европейская сказка «не пешком, не на лошади, не голая, не одетая»
— по классификатору Аарне-Томпсона-Утера — это ATU 875. Образец такого сюжета — это, например, сказка братьев Гримм «Умная дочь крестьянская».
Но классификатор ATU — это европейская система, не всегда подходящая азиатским сюжетам. Вот и в данном случае, кластер сюжетов, к которым относится переведенная мной казахская сказка, не совсем похож на ATU 875.




Внимание! Администрация Лаборатории Фантастики не имеет отношения к частным мнениям и высказываниям, публикуемым посетителями сайта в авторских колонках.
⇑ Наверх