Н Тарапанов Затонувшая


Вы здесь: Авторские колонки FantLab.ru > Авторская колонка «slovar06» > Н. Тарапанов. Затонувшая тайна. 1942
Поиск статьи:
   расширенный поиск »

Н. Тарапанов. Затонувшая тайна. 1942

Статья написана 25 декабря 2018 г. 23:08

Тарапанов Николай Всеволодович "Затонувшая тайна" , журнал "Колокол" (Одесса, Транснистрия) №№17-23/1942 г.

***

Новый роман в журнале „ Колокол"

Журнал «Колокол» печатает с № 17 научно-фантастический ро ман Н. Тарапанова «Затонувшая тайна». Это начинание следует приветствовать и, потому, что русская литература очень бедна произведениями данного жанра и потому, что читатель сейчас, как никогда, жаждет занимательного чтения и потому, наконец, что в этом романе увлека тельный сюжет, и об-ыкновенная фантастика и динамика развития действия, и живой образный язык.

Кроме того, автор умело, не вредя основной сюжетной линии, выявляет знание Арктики. События в .романе развиваются на фоне суровой полярной приро ды и, после целого ряда интерес ных положений и захватывающих приключений, приводят к неожиданному

раскрытию' важной тай ны, ключ к разгадке которой был потерян' десять лет тому назад. Герои романа- очерчены скупо, но достаточно четко и живо. Особенно запоминается герои ческая фигура молоденькой полярницы-—врача экспедиции. Роман проилюстрирован автором.

Одесская газета

Номер: №235

Дата: 07.11.1942

***

Критика и библиография О РОМАНЕ ТАРАПАНОВА

„ЗАТОНУВШАЯ ТАЙНА"«Колокол» №N 17—23.

В №23 «журнала «Колокол» напечатано окончание научно-фантастического романа Николая Тарапанова «Затонувшая тайна» — первого появившегося в печати романа в освобожденной Транснистрии. Этот роман, несомненно, должен быть отмечен, как поло жительное явление нашей возоождаающейся литературной жиз ни. Николай Тарапанов, хорошо известный одесскому читате лю. Изумительное по кра соте стихотворение «Купаль щица» («Колокол» № 2) и силь ный,' драв, дивый рассказ о боль шевистском .варварстве «Встре ча» (Од. таз. № 100), бесспорно, войдут в число, ж сожалению, по ка иемногочи елейных, подлин ных произведений литературы, появившихся на освобожденной земле. Запомнились также такие ве ши, как стихотворения из цикла «Тюремная лирика», и «Осада»,, а также рассказ «Возвращение». («Молва» № б) и ряд статей по научным и политическим вопро сам. Н. Тарапанов, крупнейший спе циалист «водного транспорта, знаток арктической литературы не только специалист по техническим статьям, но также и мастер в области трудной формы научно-фантастического ро мана. На фоне увлекательных собы тий, развертывающихся в Аркти ке 1952 года, автору удалось скупыми штрихами, но ярко и убедительно, дать характеристи ку честных, благородных, само отверженных персонажей; жен щины — врача Агнессы К ел лор. гидрометеоролога Эдуарда Купфера, председателя Германского Арктического Общества Вагнера, начальника экспедиции Трушгед та и др,ушх. Прежде всего;—это люди долга. Вместе с тем, герои романа — не ид е алнзиров анн ы© схемы; каж(дый из них имеет свот чело веческие увлечения, особенности, даже слабости. В руках смелых полярников имеются новейшие технические средства, которые позволяют со вершать подледные плавания, опускаться под воду на 4 кило метра, производить здесь розыск, осмотр и подъем затонувших предметов. Эти средства так совершенны, что приводят не только к полнейшему достижению поставленных целей, но и к неожиданному ра зоблачению большевистской тай ны. На дне Ледовитого у полюса, обнаруживаются остатки гигантского самолета «ССОР— Аэроарктика Л — 760»; который имел задание перебросить в США партию — коммунистических про пагандистов. Документы, найденные на само лете, вполне убедительны, так как от кремлевского дикта тора, несомненно, можно было ожидать использования осужден ных по московским процессам для своих грязных политических махинаций. Роман с неослабеваю щим интересом. Рисунки вполне отвечают по исполнению и ориги нальности — тексту романа. Учитывая ограниченный объем журнала.. в котором печатался ав тор, можно;: считать, что на не многих страницах читатель полу чил незаурядное, содержательное и стройное произведение. Остается только пожелать, чтобы роман был переведен на румынский и немецкий языки. Анатолий КРАФТ.

Молва

Номер: №21

Дата: 24.12.1942




***

РЕПРЕССИРОВАННЫЙ ЖУРНАЛ «КОЛОКОЛ»

(по материалам архивно-следственного дела литератора Б. А. Лукьянова № 26823-П)

В культурной жизни оккупированной Одессы в 1942—1943 годах значительную роль играл иллюстрированный литературно-художественный журнал «Колокол», выпускавшийся группой литераторов — пайщиков и компаньонов, для которых выпуски журнала являлись источником существования.

Первый номер журнала «Колокол» вышел 25 апреля 1942 года. Вначале журнал выходил раз в две недели и стоил одну марку, в дальнейшем он стал выходить еженедельно и цена его возросла до 1,5 марок. В выпусках журнала принимала участие также и группа художников.

В этот же день 25 апреля происходило открытие Русского театра драмы и комедии — Театра Василия Вронского. Это был седьмой театр, работавший в то время в Одессе. (Уже работали Оперный театр, Украинский, три малых театра.)

В первом номере журнала «Колокол» были напечатаны стихи поэта Ореста Номикоса, неизданные рукописи Викентия Войханского, стихи исчезнувшей в 1931 году поэтессы Веры Эттингер, стихи, приписываемые С. Есенину, «Послание «Евангелисту» Демьяну Бедному», повесть Н. Молчанова «В ежовых рукавицах» и др. Первые три номера журнала редактировались писателем Б. Лукьяновым. Во втором номере начал печататься роман Б. Лукьянова «Гибель нетленного»— о судьбах питерской интеллигенции. (См. сборник «Одесского мемориала» «Дороги за колючую проволоку», статья В. М. Гридина «В ГУЛАГЕ — Литературная Одесса». Одесса, 1996. С. 141—183.)

Организатором и фактически хозяином журнала являлся Григорий Иванович Яницкий, работавший до войны на железной дороге. 1 апреля

1942 года Яницкий вместе с Л. Е. Тишкиным получили разрешение от отдела пропаганды Губернаторства на издание литературно-художест-венного журнала на русском языке.

После спора в редакции «Колокола» по поводу продолжения романа «Гибель нетленного» уже 20 мая 1942 года Б. Лукьянов ушел из редакции, но в марте 1943 года он вернулся и продолжал редактировать журнал. До этого осенью 1942 года Лукьянов работал директором-администратором Детского театра, владельцем которого являлась Раневская.

Первые выпуски журнала «Колокол» имели следующие отделы:

1. «Литературно-художественный», редактируемый Б. Лукьяновым.

2. «Из прошлого». Редактором первых выпусков этого отдела был Л. Е. Тишкин.

3. Отдел «Искусство».

4. Отдел «Юмор».

5. Отдел «Смех».

6. Отдел «На досуге».

Последним отделом руководил Г. И. Яницкий под псевдонимом Виноградов. Отдел «Искусство» редактировали первое время после выхода журнала Б. А. Лукьянов совместно с Л. Е. Тишкиным. Отделы «Юмора» и «Смеха» — также редактировал Л. Е. Тишкин.

Леонид Евгеньевич Тишкин-Подгорный являлся компаньоном Г. И. Яницкого. Писал Л. Е. Тишкин под псевдонимом Литберг.

В дальнейшем в журнале работал секретарем редакции молодой литератор Георгий Арендарь, писавший под псевдонимом Георгий Светлов, а также новый компаньон Сергей Георгиевич Болле и редактор отдела публикаций и хроники Илья Григорьевич Колиенко. Последний снабжал Компанию по выпуску «Колокола» листовой бумагой. Активную роль в редакции играли также поэт Орест Номикос и немец А. Крафт. Родной брат Яницкого Владимир Иванович также являлся компаньоном и был коммерческим директором. Он ведал закупкой бумаги и распространением журнала в городе и по территории Транснистрии.

Для поддержания коммерческого спроса в журнале помещались антисталинские публикации, против чего активно выступали Б. Лукьянов и Г. Арендарь. Тем не менее в журнале были опубликованы повести Петра Першина под псевдонимом Ранзаев «Кремлевский Чингисхан», также «Затонувшая тайна» Н. В. Тараканова, «В ежовых рукавицах» Михаила Молчанова, «Палачи» Ореста Номикоса, «Кто убил Ленина» Анатолия Крафта. Однако подавляющее количество материалов, печатающихся в «Колоколе», носило развлекательный, литературно-художественный характер.

За прекращение печатания романа «Кремлевский Чингисхан» 20 мая

1943 года Б. Лукьянов был уволен из редакции журнала вторично. В это время Лукьяновым была открыта посредническая контора, которая прекратила свое существование в конце февраля 1944 года.

Другие авторы журнала также работали в различных учреждениях. А. Крафт работал директором издательства, выпускавшего в то время городскую газету «Молва». Николай Всеволодович Тараканов работал до конца оккупации главным инженером порта. Прозаик Петр Першин работал в редакции «Одесской газеты», а также в Отделе пропаганды Губернаторства театральным цензором.

Судьба его оказалась трагичной: по свидетельству знавших его людей П. Першин в 45-летнем возрасте в румынском городке Либлинг ввиду неизбежного ареста покончил жизнь самоубийством. Так этот писатель решил не терять ту недолгую свободу от большевистской идеологии, которую он приобрел во время войны.

С марта 1943 года как приложение «Колокола» стал выходить еще журнал «Веселый колокол», который редактировал Георгий Арендарь. Однако выпуск журнала «Веселый колокол» был сразу же запрещен румынской цензурой.

В газете «Молва» № 138 за 1943 год было напечатано следующее сообщение: «На основании рапорта начальника цензуры господина директора Отдела культуры Примарии на 30 дней запрещается выпуск журнала «Колокол», руководимого Борисом Лукьяновым, за незаконный выпуск журнала «Веселый колокол». Выпуск журнала «Веселый колокол» запретить. В случае повторения виновные будут интернированы в ЛАГЕРЬ. Дано указание к исполнению 20 мая 1943 года. Начальник отдела цензуры Ион Попеску».

Таким образом, в журнале печатались также и сатирические материалы, которые реально грозили редакторам помещением их в немецкий концл агерь.

Вот как рассказывает Б. А. Лукьянов о своей жизни того времени:

«С сентября 1940 года по июль 1941 года я работал в Центральной театральной кассе выездным кассиром. После этого в течение месяца служил на военном строительстве № 21 НКВД на станции Помошная в должности плановика. В Красную Армию я не был призван по состоянию здоровья.

Потом я поступил в Трест ресторанов и столовых, где работал бухгалтером столовой № 48 по 16 октября 1941 года.

Разрешения на выезд из Одессы выдавались разными службами, но мне не было выдано разрешение. За день до прихода румын, 15 октября 1941 года временно исполняющий обязанности директора электросети заявил: «Столовые должны кормить работников электросети по крайней мере 2 недели». Самовольный отъезд считался труддезертирством. Отъезд мог быть только самолетом или морским путем.

После вступления румынских войск в Одессу я с 16 октября до середины декабря 1941 года нигде не работал, жил за счет сбережений. В середине ноября 1941 года ко мне пришел Нольд Фердинандович Пиу-сович — немец, с которым я познакомился в сентябре 1941 года в период работы в столовой электросети. Нольд объяснил мне необходимость торговать, чтобы иметь возможность жить.

После открытия совместного магазина Нольд вошел в компанию с другими лицами и отказался признавать во мне компаньона.

В это время я познакомился с Яницким Г. И., который жил во дворе, где был наш магазин. От Яницкого я узнал, что он собирается издавать свой журнал.

27 марта 1942 года я проходил по корпусу, где жил Яницкий. Он попросил зайти к нему на квартиру. У него был Леонид Евгеньевич Тиш-кин-Подгорный, которого Яницкий представил мне как компаньона по издательству журнала.

В этот период времени у Яницкого велись переговоры с профессором литературы Г. П. Сербским с целью включения последнего в число ком-

паньонов журнала. Однако, тогда между Сербским и Яницким произошел разрыв. Яницкий предложил мне войти в компанию и взять на себя редактирование отдела журнала. Для остальных отделов Яницкий наметил себя, своего родного брата Владимира и Тишкина.

Он обещал помещать в журнале мои вещи, написанные до войны.

Яницкий уплачивал мне 70 марок за номер журнала и 20 пфеннингов за строчку моих рассказов».

Между компаньонами Компании по изданию «Колокола» 28 июля 1942 года был заключен специальный Договор. В этом Договоре были детально оговорены все юридические стороны деятельности организованного Товарищества.

Основной капитал Товарищества насчитывал 1600 марок. Погашение пая членами Товарищества производилось деньгами, ценными бумагами и материалами для издания. Так, Колиенко И. Г. свой взнос погашал «печатной листовой бумагой размером 65x48 в количестве 5000 листов весом в 200 кг». Все члены Товарищества несли одинаковую ответственность по покрытию долгов и пр. В издательстве действовало единоначалие. Каждый член Товарищества был вправе произвести ревизию финансового состояния дел издательства, причем «никто не вправе был чинить препятствия этому». В случае если на совещании членов Товарищества разбиралась деятельность директора Яницкого, то последний лишался своего голоса.

Все прибыли начислялись и выплачивались в одно из чисел истекающего месяца. Все члены Товарищества имели право на участие в прибылях, получении дивидендов. Таким правом обладал Яницкий — в 25%, то же самое касалось Болле, Колиенко и Арендаря. Директор имел право возлагать взыскание на виновных в нарушениях правил, указанных в Договоре.

В июле 1944 года все оставшиеся в Одессе издатели журнала были арестованы. 28 июля капитаном госбезопасности было принято следующее постановление: «Материалы следствия по обвинению Яницкого, Лукьянова, Арендаря, совершивших преступления, предусмотренные ст. ст. 54—1, 54—10 ч. 2, 54—11 УК УССР, объединить и всех их привлечь по одному групповому делу. По данному делу проходят «как пособники

немецко-фашистским захватчикам также Болле, Тишкин-Подгорный, Крафт Анатолий, Молчанов Николай, Тараканов Николай Всеволодович, Номикос Орест, Першин Петр, Яницкий Владимир. Следственные материалы по указанным лицам выделить в самостоятельное следственное производство».

Постановление по обвинению Лукьянова Б. А. по ст. 54—10 ч. 2 и 54—11 УК УССР о возбуждении уголовного преследования, избрания «меры пресечения» было принято 4 июля 1944 года: «Я, вр. зам. нач. спец. отд. УНКГБ капитан ГБ Долгих, рассмотрел материалы Лукьянова Бориса Агеевича 1903 года, уроженца города Гатчины Ленинградской области. Лукьянов — плановик-экономист, работает на должности начальника планово-фи-нансового отдела спецторга НКВД по Измаильской области, беспартийный, имеет незаконченное высшее образование, русский, гражданин СССР, отец и мать умерли, жена Новикова Елизавета Семеновна 27 лет, работает в Одесском спецторге, дочь Евгения Борисовна 1931 года рождения, сын Аскольд Борисович 1926 года рождения, адрес: Одесса, улица Энгельса, 38, кв. 10. Находясь на свободе, Лукьянов может повлиять на ход следствия. Постановил: мерой пресечения способов уклонения от следственных действий и суда Лукьянова избрать содержание под стражей, о чем объявить арестованному под расписку в настоящем постановлении».

Ордер на арест и обыск в квартире был выписан 8 июля 1944 года. Допросы Лукьянова Б. А. происходили 7, 10 июля — дважды, 24 июля

1944 года.

Из протоколов допросов следовало, что Лукьянов уже дважды испытывал действия карательных органов: в июне 1924 года он был арестован Кронштадтским отделением ОГПУ и содержался под стражей 40 дней по обвинению в контрреволюционной деятельности. В 1941 году Лукьянов был осужден за халатность на один год принудработ с вычетом 20% из заработной платы. В то время за пятиминутное опоздание на работу всем давали год тюрьмы. Конечно, приговор военного трибунала 1944 года был намного серьезней.

Еще в июне 1944 года обвиняемые были подвергнуты медицинскому освидетельствованию для выяснения вопроса о том, пригодны ли они к физическому, точнее сказать, каторжному труду. В справке Лукьянова сказано, что он «годен», а справка Г. Арендаря говорила о том, что он неизлечимо болен: Арендарь был болен плевритом и у него была выявлена атрофия мышц.

Обвинение по следственному делу № 1192 было предъявлено за преступления, «предусмотренные» статьей 54—1а.

9 сентября 1944 года состоялось подготовительное заседание по делу, а 14 сентября состоялось судебное заседание. В ходе заседания было выяснено, что Арендарь как секретарь редакции журнала отклонил несколько десятков статей антисоветского содержания.

Была допрошена в качестве свидетеля жена Яницкого Евтеева Вера Антоновна.

Суд приговорил: «Яиицкого и Лукьянова к лишению свободы в ис-правительно— трудовых лагерях на срок 10 лет с поражением в правах на 5 лет с конфискацией в доход государства лично принадлежащего имущества.

Арендарь — к лишению свободы на 8 лет с поражением в правах на 3 года»1.

Естественно, что родственники осужденных пытались облегчить их судьбу. Однако, 2 марта 1946 года прокуратурой было принято постановление, согласно которому «жалоба Яницкого не заслуживает внимания».

В ответ на жалобу матери, видимо, уже умирающего Г. Арендаря от прокурора Тернивского поступило неумолимое: «Жалоба не подлежит удовлетворению».

9 августа 1947 года «сам» Председатель Военной Коллегии Верховного суда СССР Ульрих оставил последующую жалобу Яницкого «без удовлетворения».

1 По данным знакомых семьи Арендаря ему удалось вернуться из ИТЛ и умер он дома. — В. С.

В переданных автору дочерью Б. Лукьянова Евгенией Борисовной его письмах из лагеря вырисовывается образ этого вдохновенного мечтателя, талант которого не смог полностью раскрыться. Для него и в далеком ИТЛ любовь к дочери и нежно любимой жене Наташе были неиссякаемым источником радости и вдохновения. Именно жене и дочери были посвящены произведения писателя: незаконченный роман «Гибель нетленного», цикл рассказов «Колье принцессы», рассказ «Вильям Вордсворт», из чего видно, что именно через дочь и жену писатель получал заряд вдохновения. В оставшемся архиве остались неопубликованные рукописи, например, блестящая сатира «Ручка безопасности», поэма «Хранитель тлена». И на страницах рукописей есть неизменная надпись: «Любимой», о которой он писал: «Яркая и ароматная, многоцветная и искрящаяся, как ликующее июньское утро».

В далеком лагерном одиночестве Б. Лукьянов оставался преданным, романтичным, любящим, оптимистичным, верящим. Он писал: «Бог хранит мою жизнь, хотя много раз она могла вполне благополучно оборваться» (письмо из лагеря 6 марта 1948 года). В другом письме от 5 апреля 1953 года читаем: «Я оказался «врагом» потому, что отдавал свою жизнь, и до сих пор не могу этому сам поверить, хотя меня и пытались в этом убедить».

Последнее письмо от 24 июня 1966 года уже не было романтичным, как раньше, и писалось из Инвалидного дома в Киргизии. Видимо, там и окончилась жизнь этого человека с погубленным талантом.

Через 50 лет после суда, в мае 1994 года, Г. Яницкий, Г. Арендарь и Б. Лукьянов были реабилитированы на основании Закона Украины от 17 апреля 1991 года.

Однако, справку о реабилитации получила лишь дочь Б. Лукьянова Евгения Борисовна Лукьянова. Справки о реабилитации остальных осужденных «не были востребованы» ни родственниками, ни, естественно, самими реабилитированными.

Как свидетельствует дочь Б. Лукьянова, ее отец из мест заключения не вернулся.

Видимо, такая же участь в еще более ранние сроки постигла многих, многих других1.

1 Как передали автору знакомые Г. Арендаря, он выжил в лагере и умер, будучи на свободе. — В.С.

Владимир Смирнов

https://books.google.com.ua/books?id=eIEj...

https://www.academia.edu/16429886/%D0%A1%...

с. 211-218

https://independent.academia.edu/Vladimir...

https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%A1%D0%B...

***

В ранних номерах "Колокола" (1942) есть материалы за подписью Тарапанов.

В 1943 г. фамилия Тарапанов не встречается в журнале.


Благодаря А. В. Мешавкину, установлена личность автора:

Очевидно, это доцент Одесского института водного транспорта Н. А. Тарапанов.

Инж. Н. В. ТАРАПАН0В. ВОЗДУШНЫЙ КОРАБЛЬ В АРКТИКЕ

(Краткий обзор литературы)


Мы являемся свидетелями больших по­бед советской авиации в Арктике. Можно с уверенностью сказать, что сейчас уже нет задач, которые оказались бы не по плечу советским летчикам, управляющим советскими самолетами с советскими мо­торами.

Воздушный корабль только в наше, советское время завоевал прочное место в полярных областях. В XIX же веке были только отдельные неудачные попытки. Еще задолго до шведа Андрэ, первого смель­чака, попытавшегося проникнуть на воз­душном шаре в ледяные пустыни Арк­тики, возникла мысль о возможности про­браться в высокие северные широты по воздуху. В 1709 году португальский монах Бартоломео Л о р е и цо Гу з м а о, счи­тавшийся изобретателем и первым строи­телем аэростата, в своем прошении на имя короля указывал, что при помощи воздуш­ного шара „будут открыты ближайшие к полюсу страны*. К этой идее Гузмао, считавшейся его современниками фантасти­ческой, вновь обратился известный австрий­ский полярный исследователь П а й е р, от­крывший и обследовавший в 1872—1874 го­дах Землю Франца-Иосифа.

Убедившись, что морской корабль—-не­достаточное средство для эффективной ис­следовательской работы в Арктике, Пайер заявил:

„Какое огромное значение имело бы применение воздушных шаров для плава­ния в полярных льдах! Было бы чрезвычайно целесообразно подниматься на таких шарах с корабля хотя бы на несколько сот футов. Без сомнения, всякий корабль, который применит это средство, извлечет из него большую пользу".

Однако мысль, высказанная Пайером, оставалась только мечтой, и последователи его, американцы Чейн и Тайзон, также не нашли поддержки в обществен­ном мнении.

Позднее, в 1897 году швед Андрэ сделал попытку достижения Северного полюса на аэростате, окончившуюся трагедией»


Описанию полета Андрэ посвящена моно* графия „Г и б е л ь э к с п е д и ц и и Андрэ (на „Орле* к полюсу) (Гос. изд. худож. лит., Л.—М., 1931, стр. 270, ц. 4 р. 10 к.). В эту книгу включены записи участников экспедиции Андрэ.

В своем послесловии Р. Самойлович дает общий исторический обзор „Полетов в Арктике0, сжатый, но богатый фактиче­ским материалом и дающий представление о той огромной работе, которая была проделана человечеством на воздушных ко­раблях в высоких северных и южных ши­ротах земного шара. Послесловие насы­щено интересными хронологическими, циф­ровыми и техническими данными, иллю­стрирующими успехи авиации и воздухо­плавания, завоеванные за короткий проме­жуток времени. Большое место отведено в очерке полетам советских летчиков, которые часто не находили должного освещения.

В 1936 году издательство Главсевмор­пути переиздало переводы книг Р. Амунд­сена .Полет до 88° северной ши­роты* и „Первый полети ад Се­верным Ледовитым океаном4 (Р. Амундсен, Собрание сочинений, том IV, издание ГУСМП, Л., 1936, стр. 386, ц. 15 р.). Книга интересна, между прочим, тем, что в ней собраны не только описания самого Амундсена, как начальника этих двух заме­чательных экспедиций (1925 и 1926 года), но и его сподвижников: пилотов Рисер- Ларсена и Дитриксона, метеорологов Бьерк­неса и Мальмгрена (погибшего при ката­строфе „Италии*) и других. Книга хорошо иллюстрирована, снабжена картой и ука­зателем географических названий, собствен­ных имен и названий судов.

Популярное описание полета дирижабля „Норвегия* мы находим в книжке А. Л е- беденко .На полюс по воздуху* (Гиз, М.—Л., 1930, стр. 88, ц. 55 к.). Пред­варительно автор коротко останавливается на наземных экспедициях к полюсу, на по­лете Андрэ, на воздушных полярных проек­тах и, наконец, на самолетной экспедиции Амундсена в 1925 году. Попутно с рассказом о полёте .Норвегии" затронут беспосадоч­ный полет адмирала Бирда (Бэрда) на полюс и обратно.

Как известно, итальянец Нобиле в 1928 году совершил полет к полюсу на полужестком дирижабле „Италия* соб­ственной конструкции („близнец* „Норве­гии*), намереваясь, между прочим, либо совершить посадку на лед в районе полюса, либо спустить туда в специальной корзине наблюдателя для производства кратковре­менных исследований. Полюс был достигнут, но ни посадка дирижабля, ни высадка на­блюдателя не состоялись. На обратном пути к Шпицбергену „Италия* потерпела всем памятную катастрофу с человеческими жерт­вами. Значительная часть экипажа итальян­ского дирижабля была спасена экспедицией советского ледокола .Красин* при участии известного полярного летчика Чухновского. Кроме „Красина* в спасательных работах принимал участие ледокольный пароход „Малыгин*, летчик которого Бабушкин со­вершил целый ряд интереснейших полетов и посадок на лед. Описанию экспедиции „Италии* и — в основном — спасательным операциям „Красина* с его самолетом по­священа книга начальника советской экспе­диции Р. Самой лови*» а — .Во льлах Арктики*, fill издание Всесоюзного Арк­тического института, Л., 1934, стр. 340, ц. 6 р. 50 к.). В книге много иллюстраций, подробные и тщательно исполненные карты: полетов „Италии* (составленные Нобиле) и походов ледокола * Красин*, ледокольного парохода „Малыгин* и ледокольного паро­хода .Седов*.

Более краткое изложение тех же событий мы находим в книжке Ч. Южина „На спасенле „Италии" (изд. „Красной газеты", Л.. 1929, стр. 186, ц. 85 к.).

Большой интерес (пожалуй, больше в техническом отношении) представляет книжка инженера Ф. Ассбепг и радиста Э. Кренкеля „Дирижабль в Арк­тике* fГосмашметиздат, М.—Л., 1933. стр. 8^, ц. 1 р.). Авторы — советские участники по­летов в Арктику на дирижабле .ЛЦ-127* (цеппелин) в 1931 голу. Книжка иллю­стрирована интересными фотографиями: имеются также схематические чертежи и карты маршрута перелета. Авторы книжки наглядно показывают, что уже в 1931 году дирижабль являлся средством для изучения Арктики с воздуха, позволяющим делать большие беспосадочные перелеты, нести’зна- чительный груз, делать посадки на воду, на­конец обеспечивать участников полета необ­ходимыми удобствами (даже комфортом).


Будни работы самолета в Арктике хорошо показаны в книге С. Обручева „Наса- молете в Восточной Арктике* (изд, Всесоюзного Арктического института,

Л., 1934, стр. 184, ц. 3 р. 50 кЛ. В ней описы­ваются двеэкспедиции1932и 1933годов, про­изводившие воздушно-маршрутную съемку Чукотки под начальством Обручева. Первая из них имела целый ряд существенных не­поладок и потому дала незначительный эф­фект. Вторая же протекала значительно ор- ганизораннее и закончилась успешной съем­кой 375 ООО кв. километров почти не обсле­дованных раньше плошаией. Сам Обручев говорит: „Экспедиция 1933 года в отличие от предыдущей является исключительно де­ловой. Никакой романтики... Только точная, напряженная работа изо дня в день, акку* ратная как часы". Книга имеет довольно много иллюстраций, рпрочем, невысокого качества, и карту маршрутов, излишне схе­матизированную и лишенную многих гео­графических названий (необходимых по ходу чтения).

Героическая челюскинская эпопея вы­звала к жизни обширную литературу, среди которой ряд книг посвящен всемирно про- славившимсяспасательным операциям наших героев-летчиков. Большой интерес из них представляет издание редакции „Правды* — „Как мы спасали челюскинцев* (М., 1934, стр. 404, ц. 10 р.). Эта книга, являющаяся третьей частью трилогии „Героическая эпо­пея*, замечательна тем, что почти целиком написана самими летчиками. При этом ав- горы-летчики не ограничиваются рассказами о спасении челюскинцев, но и сообщают

о себе интересные автобиографические сведения. Книга начинается тремя статьями, оттеняющими героику и значение описы­ваемых событий, и заканчивается очерком посла СССР в США А. Трояновского „Че­люскинцы и Америка*. Книга богато иллю­стрирована фотографиями, рисунками и ху­дожественными портретами и снабжена картой спасательных экспедиций, выполнен­ной четко и наглядно.

Интересную попытку дать читателю в об­работанном виде арктические дневники и записи представляет собою книжка летчика- комсомольца орденоносца Б. Пивентитейна, изданная ня украинском языке —Б. П 1 в е н- штейн „П уть в У е л лен* (Ки!в, 1937, стр. 125, п. 1 р. 80 к.). Эта книга предста­вляет собою переработанное и дополнен­ное издание его же книги (на русском языке> .Гора Дионисия закрыта*. Рассказ Пивенштейна посвящен перелету звена Каманина. К сожалению, книга лишена иллюстраций.

Исключительная по своим результатам и масштабам работа н^ших летчиков в Арк­тике, проделанная ими при спасении че­люскинцев, стимулировала организацию це­лого ряда больших арктических перелетов, имевших целью все более и более углу­бленное изучение и освоение нашего Край­него Севера.

Некоторые из этих перелетов уже имеют свою литературу. Большой перелет 1935 года

(Москва — мыс Шмидта) описан Героем Со* ветского Союза М. Водопьяновым, который выступает в печати не впервые. Речь идет о книжке, изданной на украин­ском языке „М о с к в а — мыс Шм1дта" (Молодий большевик, Khib, 193/, стр. 187, ц. 2 р. 50 к.). В этой книжке не только опи­сываются события перелета в 25 0U0 кило­метров, но и рассказывается, как автор стал известным полярным летчиком, пройдя труд­ный, но славный путь „от сохи к самолету". По ходу рассказа о перелете на мыс Шмидта Водопьянов делает ряд интересных отсту­плений, вспоминая о работе по спасению челюскинцев. Дефектом рассматриваемой книжки является отсутствие иллюстраций и карты маршрута перелета.

Следующая литературная работа М. В о- допьянова — это книга, о рождении ко­торой он рассказывает в предисловии к „Мы­су Шмидта*. Речь идет о .Мечте пи­лота" (изд. „Молодой Гвардии", 1936, стр. 1913 ц. 3 р.). «Мечта пилота" предста­вляет собою план полета на полюс, полу­чивший форму не сухой докладной записки, а увлекательного рассказа об экспедиции 1938/39 года. Мечта Водопьянова осущест­вилась не в 1939 году, а в 1937: советская действительность опередила фантазию.

Третьей работой Водопьянова, свя­занной с двумя предыдущими общностью* руководящей идеи о будущей экспедиции на полюс, является изданная на украинском языке книга „Курс — Земля Франца- Иосифа" (Дитвицав ЦК ЛКСМУ, 19«з7, стр. 190, ц. 2 р. 85 к.). 1 Полет на Землю Франца-Иосифа описан Водопьяновым со свойственными ему правдивостью и живо­стью. Украинская книжка издана опрятно, прекрасно иллюстрирована и снабжена хо­рошей картой.

Параллельно с подготовкой экспедиции на Северный полюс Советский Союз гото­вился в 1936 году к установлению воздуш­ного пути СССР — США через полюс.

Основная предпосылка к освоению этой трассы — возможность беспосадочного по­лета на дальнюю дистанцию в арктических условиях — проверяется бесстрашной трой­кой (Чкалов, Байдуков, Беляков) на леген­дарном самолете „ПС-25*. У всех свеж в па­мяти этот трудный и отважный, почти трехсуточный беспосадочный перелет сквозь циклоны, пургу и туманы по Сталинскому маршруту: Москва — 80° с. ш. — Петро­павловск на Камчатке.

Учитывая огромное значение этого пе­релета и интерес к нему трудящихся нашей родины, Партиздат в рекордно короткие сроки выпустил в свет две хорошо офор­мленные и доступные по цене книжки:


русский текст этой книги под назва­нием „На Землю Франца-Иосифа* опубли­кован в журнале „Советская Арктика"

(Ш 2—4 за 1937 г,).


[1) По СтаЛинскбму м аршфу (Партиздат ЦК ВКП(О), 1936, стр.* .222, ц. в переплете 2 р.) . .

2) Слава героям (Партиздау ЦК ВКП(6), 1936, стр. 77, ц. в переплете

1 р. 50 к.)

Первая из них посвящена самому пере­лету от Москвы до острова Удд; она соста­влена по материалам, опубликованным в га­зетах „Правда* и „За индустриализацию*4, и снабжена картой перелет ust4 Вторая — посвящена триумфальному воз­вращению Чкалова, Байдукова и Белякова в Красную столицу; она составлена по мате­риалам, опуоликованным в газете „Правда*.

Учитывая тот исключительный интерес, который проявляет наша молодежь к Со­ветской Арктике и, в частности, к работе полярных летчиков, ЦК ВЛКСМ обеспечил издание в 193/ году хорошо оформленной, интересно иллюстрированной и увлекатель­ной по содержанию книги для старшего возраста, посвященной тому же перелету по Сталинскому маршруту: В. Ч к а А о в, Г. Байдуков, А. Беляков „Три дня в воздухе". (Изд. Детской литературы, М.— Л., 1937, стр. 128, ц. 4 р.). Существен­ным недостатком книги является отсутствие карты.

Из других замечательных арктических ■ перелетов 1936 года получил освещение в специальной книжке полет Молокова от Красноярска вдоль Камчатки и всей трассы Великого Северного морского пути до Москвы. Речь идет о сборнике: „Замеча­тельная работа Молокова" (Парт­издат ЦК ъКП(6), 1936, стр. 125, ц. в пе­реплете 2 р.), который составлен по мате­риалам, опубликованным в газетах „Правда" и „Известия*. Книжка иллюстрирована’ и имеет хорошую карту перелета.


Без преувеличения можно сказать, что в 1937 году советская авиация поднялась на недосягаемую высоту, показав миру свою мощь, свою силу»

Партиздат ЦК ВКП(б), удовлетворяя за­просы масс, выпустил ряд книг, посвящен­ных как завоеванию Северного полюса, так и трансполярным беспосадочным пере­летам Чкалова и Громова. Книги эти пред­ставляют сборники, составленные по мате­риалам, опубликованным в центральной советской и мировой прессе. Они дают возможность каждому советскому гражда­нину сохранить документальные системати­зированные данные об этих всемирно про­славившихся экспедициях, и в этом большая заслуга Партиздата.

Наиболее солидно издана книга *Се- верный полюс завоеван боль­шевиками" (Партиздат ЦК ВКП(б), 193/, стр. 153, ц. в переплете 6 р.). Этот сборник продуманно и полно освещает в ряде стаТёп it очерков необыкновённую экспеди­цию большевиков до 10° северной широты, начиная от ее подготовки и кончая целями, которые ставит себе дрейфующая станция „Северный полюс"; он прекрасно иллюстри­рован, художественно оформлен и снаб­жен хорошей картой.

Кроме этой, сравнительно дорогой книги, Партиэдатом выпущена массовым тиражом более доступная книжка, посвященная той же теме: «Верные сыны нашей ро­дины" (Партиздат ЦК ВКП.б), 1937, стр. 62, ц* 35 к., тираж №0 тыс. экз.)

В книжке дается справка о составе со­ветской экспедиции и сообщаются биогра­фические сведения об ее участниках и их характеристики. Эга книжка иллюстриро­вана портретами героев-завоевателей по­люса.

Сверх того, издательство „Московский Рабочий" посвятило 15-й выпуск „Блок­нота агитатора" рассказу о завоевании полюса большевиками. Эта книжка по своей цене (25 коп.), большому тиражу (145 тыс. экз.) и популярному изложению материала так же доступна для широкой читательской массы, как и предыдущая.

Трансполярные перелеты Чкалова и Громова также имеют уже свою литературу в виде сборников материалов, опубликован­ных в прессе.

]. Сталинский маршрут про­должен. Сборник, составленный по ма­териалам, опубликованным в газетах

* Правда" и „Известия* (Партиздат ЦК ьКП<б), 1937, стр. 106, ц. 60 к., тираж К 5 тыс. экз,). В книжке с исчерпывающей пол­нотой собраны основные материалы, харак­теризующие первый в истории человече­ства трансарктический беспосадочный пе­релет тяжелого самолета из СССР в США. Даны портреты Чкалова, Байдукова и Бе­лякова и карта перелета.

2. Г. Байдуков, Наш полет в Америку. (Партиздат ЦК ВКП(б), 1937, стр. 35, ц. 20 к., тираж 100 тыс. экз.). Автор дает последовательный рассказ о перелете от подготовки к нему до посадки в Портланде.

3. Радянськ! богатир}. Збгрка, щи складена за матер1алами .Правды* (Парт- видав ЦК КП(б) У, 1937, стр. 39, ц. 35 к., тираж 25 000 экз.). Книжка аналогична пер­вой, но не содержат ста!ей из гагеты „Из* Еестия*.

Второму перелету СССР — полюс — США пока посвящена одна книжка, совер­шенно аналогичная по построению и по оформлению с книжкой .Сталинский марш­рут продлен*. Речь идет о брошюре: „Сталинская трасса* — сборник, со­ставленный по материалам, опубликован­ным в газетах .Правда*, „Известия* и друг. (Партиздат ЦК ВКП(б), 1937, стр. 11U ц. 70 к., тираж 100 тыс. эк*.).


Изучение арктических экпедиций не­мыслимо без пользования картами. Учиты­вая, что некоторые из рассмотренных нами книг совершенно лишены таковых, хочется в заключение остановиться на двух картах Арктики, изданных в последние годы.

1. Арктика (Arctic). Изд. Всесоюзного Арктического института и Госкартотреста под редакцией проф. Р. Самойловича и доц. Д. Руднева (Л., 1934, ц. 4 р. 25 к.). Карта охватывает не только Арктику в собственном смысле слова, но и поверх­ность Земли к северу примерно от 56° северной широты. На карту нанесены: путь ледокольного парохода „Челюскин' и маршруты главнейших спасательных экспе­диций, в том числе воздушных.

2. Арктика. Оформлено по материа* лам Научно-издательского института Боль­шого Советского Атласа мира (М., 1937, ц. 1 р.) На карту нанесены маршруты глав­нейших арктических экспедиций, советских и иностранных, в том числе воздушных (дирижабля .Норвегия* в 1926 году, само­лета Бэрда в 19^6 году, дирижабля „Ита­лия- в 1928 году, дирижабля „Цеппелин4 в 1931 году, самолета „ПС-254 в 1936 году, самолета Молокова в 1936 году, самолета Фариха в 1937 году, экспедиции О. Ю. Шмидта к полюсу в 1937 году и наконец са­молета „ПС-25* (Чкалов) в 1937 году). Кроме того, дана специальная карта маршрута беспосадочного перелета Чкалова, Бай­дукова и Белякова из Москвы через полюс в Портланд. К сожалению, на карте, изданной до перелета Громова, Юмашева и Данилина, не мог найти отражения марш­рут Москва — полюс — Сан-Джасинто.

1938

ЯНВАРЬ

Советская Арктика

ЕЖЕМЕСЯЧНЫЙ

ПОЛИТИКО-ЭКОНОМИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ

ОРГАН ГЛАВНОГО УПРАВЛЕНИЯ СЕВЕРНОГО МОРСКОГО ПУТИ ПРИ СНК СССР И ПОЛИТУПРАВЛЕНИЯ

ГУСМП

Издательство Главсевморпути




Файлы: Снимок.9PNG.PNG (387 Кб)


289
просмотры





  Комментарии


Ссылка на сообщение14 января 2019 г. 12:05 цитировать
«Советская Арктика» №1/1938 г.
Инж. Н. В. ТАРАПАНОВ
«Мы являемся свидетелями больших побед советской авиации в Арктике. Можно с уверенностью сказать, что сейчас уже нет задач, которые оказались бы не по плечу советским летчикам, управляющим советскими самолетами с советскими моторами…»

РЕШАЮЩИЙ ФАКТОР ПОБЕДЫ (ГЕРМАНСКИЙ ПОДВОДНЫЙ ФЛОТ)
Инж Н. ТАРАПАНОВ
«Весь мир единогласно признает исключительно важную роль германских подводных лодок в настоящей грандиозной борьбе Новой Европы с союзом большевизма и «демократии». Так, например, «Нъгос кроникл» довольно откровенно заявляет, вторя Черчиллю, что Англия вынуждена сейчас жить своими запасами, так как еще не найдены {эффективные средства борьбы с германскими подводными лодками, этими морскими «чудовищами», по выражению газеты. Орган нейтральной Испании «Информасионсс» в одном из своих последних обзоров пишет, что «несмотря на все усилия союзников, основные факторы войны —подводный флот и авиация — гарантируют победу Германии»...»

Это все пишет один и тот же человек- Н. В. Тарапанов. Как представляет его В. Смирнов «крупнейший специалист водного транспорта, знаток арктической литературы не только специалист по техническим статьям, но также и мастер в области трудной формы научно-фантастического романа.»
Не знаю, каким он специалистом он был, но уж мастером в области трудной формы научно-фантастического романа не является. обыкновенный графоман, судя по сохранившейся части его небольшого романа «Затонувшая тайна». По сути дела сам роман – аллилуйщина нацисткой Германии, той Германии, какую он хотел видеть в 1952-м году. Ан нет, не получилось, и все его вылизывание задницы Третьего рейха, пошло прахом. Хозяева, когда приперло, драпанули из Одессы, не прихватив их с собой в великую Германию. Пришли большевики, поставили к стенке особо отличившихся, не особо отличившихся – посадили. Кто-то из них сам пулю в лоб пустил — «П. Першин в 45-летнем возрасте в румынском городке Либлинг ввиду неизбежного ареста покончил жизнь самоубийством. Так этот писатель решил не терять ту недолгую свободу от большевистской идеологии, которую он приобрел во время войны.» Как красиво звучит! Но тут все проще, понимал, что его ждет, не в в большевистской идеологии дело, и недолгой свободе.
По сути дела кто такой Н. В. Тарапанов? По моему, просто предатель, без каких-нибудь высоких идей. Когда надо было писал хвалебные оды в честь Советского союза, власть переменилась – писал хвалебные оды «Великой» Германии. На фронт шел с целью сдаться в плен, «повезло», сразу же и попал, низко кланялся, задницу вылизывал хозяевам, отпустили домой.
свернуть ветку
 


Ссылка на сообщение14 января 2019 г. 17:39 цитировать
Возможно. В 1939 г. его посадили при СССР. А в 1944 г. он был осуждён, опять же при СССР. Дальнейшая судьба, если не углубляться в архивы, неизвестна.




Внимание! Администрация Лаборатории Фантастики не имеет отношения к частным мнениям и высказываниям, публикуемым посетителями сайта в авторских колонках.
⇑ Наверх