Три невстречи с Гербертом


Вы здесь: Авторские колонки FantLab.ru > Авторская колонка «ameshavkin» > Три невстречи с Гербертом Уэллсом
Поиск статьи:
   расширенный поиск »

Три невстречи с Гербертом Уэллсом

Статья написана 14 апреля 15:32
Размещена:

Знаменитый английский писатель обвинил Корнея Чуковского, что тот подучил мальчишек Тенишевского училища назвать имя Уэллса, когда в его присутствии их спросили о самых любимых книгах. Я сам «тенишевец», и мой долг выступить в защиту Чуковского от возведенной на него напраслины. Еще за восемь лет до посещения Уэллсом Тенишевского училища он уже был достаточно там популярен. Я был в числе тех 16—17-летних мальчиков, среди которых проводился письменный опрос о прочитанных за последний год книгах. Опрос показал, что после Льва Толстого Уэллс — наиболее читаемый автор.

Я всегда подсмеивался над любителями «поглазеть» на заезжую знаменитость. Подумаешь — Рабиндранат Тагор, Ромен Роллан! Но вот Уэллс, живого Уэллса, столь полюбившегося в отроческие годы, мне все же очень хотелось бы увидеть. Посетив еще до Революции Петербург, он побывал в гостях в доме Набокова. В этом доме бывал и я. Правда, в качестве всего лишь репетитора, а не гостя. Это была моя первая невстреча с Уэллсом. Мне пришлось удовольствоваться лишь рассказом моего ученика о недавнем визите английского писателя.

Мне нечего сказать и о следующем приезде Уэллса в Россию уже после Революции. Тогда он не только ознакомился с Тенишевским училищем, но попытался что-то разглядеть сквозь оконные стекла вагона и квартиры Максима Горького на Кронверкском проспекте. Россия была тогда «во мгле», а Ленин казался «Кремлевским мечтателем». «Мгла» поглотила и меня, отсиживавшегося до поры до времени в провинции, куда английскому писателю дороги не было.

Последний раз Уэллс посетил Советскую Россию в 1934 году. Я работал в то время в Москве в ВОКСе — Всесоюзном обществе культурной связи с заграницей. Новый председатель этого «общества», являвшегося по существу всего лишь одним из подсобных отделов Наркоминдела, позаботился приспособить особняк, занимаемый ВОКСом, как можно лучше для официальных приемов. Комната отдела по организации выставок, в котором я трудился, примыкала к большому залу, отведенному ныне под столовую. В нашей комнате по вечерам устраивался подсобный буфет. На следующее после парадного приема утро мы по запахам, исходившим от наших рабочих столов, узнавали, чем потчевали гостей накануне: ветчиной, балыком, икрой.

Прием в честь Уэллса происходил днем. Дверь в столовую закрыли, приставив к ней сурового стража. Штат прислуги из «Гранд-отеля» с уже готовыми блюдами расположился в коридоре и в подвальной столовой, обслуживавшей сотрудников. На обед им в тот день дали лишь что-то наспех приготовленное.

Я сидел в своей комнате, сочинял и строчил какие-то деловые бумаги и думал о старом писателе, чьи книги так много значили в моем отрочестве и юности. Уэллс же в это время находился тут же, поблизости, по другую сторону стены.

Прием длился недолго. Когда я, натрудившись, вышел в коридор, лакеи выносили объедки, укладывали посуду. Благообразный, тщательно выбритый человек пожилых лет в белом пиджаке еще с начала приема сел здесь у входа в столовую. Он руководил рейсами лакеев с блюдами. Теперь же пил чай с лимоном. На его лице выступали капельки пота; день был жаркий. Он, видимо, наслаждался отдыхом после напряженной работы. Вернее — у него был вид полководца, который только что выиграл еще одно сражение. Он допил стакан, который держал на весу, и отдал проходившему по коридору лакею. Затем снял очки-щипоносы и спрятал их в очечник.

Четверть часа спустя я увидел его еще раз, уже выходящим из ВОКСа. На нем был обычный черный пиджак. В руках он нес чемоданчик и походил скорее на хирурга, возвращающегося с инструментами после операции. Образ этого человека заменил мне воспоминания о так и не встреченном мною Уэллсе.

(из воспоминаний Лазаря Розенталя)





463
просмотры





  Комментарии


Ссылка на сообщение14 апреля 17:59 цитировать
Обидно!


Ссылка на сообщение14 апреля 19:00 цитировать
Фото Уэллса беседующего с председателем общества А. Аросевым — автором главы «Марсианин» в «Больших пожарах» и фантастического рассказа «Фантазия» в «Огоньке» 1923 года под № 7, которого уж не надеюсь прочитать.

цитата ameshavkin

Последний раз Уэллс посетил Советскую Россию в 1934 году. Я работал в то время в Москве в ВОКСе — Всесоюзном обществе культурной связи с заграницей. Новый председатель этого «общества», являвшегося по существу всего лишь одним из подсобных отделов Наркоминдела, позаботился приспособить особняк, занимаемый ВОКСом, как можно лучше для официальных приемов.


http://visualrian.ru/hier_rubric/phot...
свернуть ветку
 


Ссылка на сообщение14 апреля 21:58 цитировать
Ух ты, любопытно.
 


Ссылка на сообщение15 апреля 22:21 цитировать
«фантастического рассказа «Фантазия» в «Огоньке» 1923 года под № 7»

ноу проблемс 8-)

http://file.magzdb.org/magz/%...
 


Ссылка на сообщение16 апреля 11:37 цитировать
Спасибо, с удовольствие прочёл и посмотрел на картинки. Интересно, что у одного товарища на фотографии фамилия Ленин, и ничего, никто не возражает.
 


Ссылка на сообщение16 апреля 15:01 цитировать
:beer:

Угодил так угодил! Поклон нижайший и тысяча спасибо!
Теперь можно подумать и о завершении материала об Аросеве и дочери его Наталье Аросевой — переводчице произведений Я. Вайсса, К. Чапека (была с ней переписка).


Ссылка на сообщение15 апреля 16:45 цитировать

цитата С.Соболев

любопытно

Кажется, ввел в заблуждение, не я сам — владельцы фото Уэллса.:-[
Аросев: носил усы, очки редко, нос с горбинкой — это не про него, нормальная русская «картошка»... Прошу прощение. Сам повелся... Погугли по фото Аросев Александр Яковлевич.




Внимание! Администрация Лаборатории Фантастики не имеет отношения к частным мнениям и высказываниям, публикуемым посетителями сайта в авторских колонках.
⇑ Наверх