9 по 9


Вы здесь: Авторские колонки FantLab > Авторская колонка «Алекс Громов» > 9 по 9
Поиск статьи:
   расширенный поиск »

9 по 9

Статья написана 1 февраля 2023 г. 00:59

Каждый месяц Алекс Громов рассказывает о 9 книгах

«Хотя по ночам уже было очень холодно, море в ту зиму долго не замерзало, и рыбаки ругались на глобальное потепление. Однажды мы приехали на пляж поздним декабрьским вечером, выпустили собаку, включили дальний свет фар и увидели, как по пояс в ледяной воде, на расстоянии полусотни метров от берега бродит бородатый мужчина с чемоданом. Шел мелкий снег. Мужчина с чемоданом брел параллельно береговой черте, но, поравнявшись с лучом, резко свернул и направился к суше, хватаясь за свет фар, как за перила. Луч привел его к нашей машине, на которую мужчина не обратил никакого внимания: он просто переложил чемодан из одной руки в другую, обогнул нашего пса и, зашагав по дороге, почти сразу исчез из виду. Мы посидели еще чуть-чуть, а затем уехали в полном молчании, если не считать обмена фразами вроде «вот это дааа», которые не значат ровно ничего, но иногда значат так много, что заменяют собой рассказ на восемь страниц. А на следующую ночь приехали к тому же месту и увидели светлячков над морем – а какие могут быть светлячки в декабре? Разворошив тьму светом фар, мы увидели, что море просто кишит мужчинами, и у каждого чемодан, и на каждом чемодане – фонарик светом вниз. Часть мужчин бродила с чемоданами по воде, и было ясно, что они ищут что-то, отвечающее каким-то неведомым нам критериям, а часть уже нашла и встала как вкопанная в донный грунт, а перед ними, прямо на воде, лежали огоньки. А еще через день мы заехали по какой-то надобности в овчаровский мебельный магазин «Антония» и увидели в его ассортименте те самые светодиодные чемоданы – они оказались сделанными из плотного пенопласта, а внутри представляли собой ящики с несколькими отделениями, чтобы не перепутались крючки и насадки, – и все это дело называлось «набор снастей для ловли кальмара». Словом, скукотища. Такая же, как и собственно ловля кальмара…»

Лора Белоиван. Южнорусское Овчарово

Сборник рассказов известного автора – в них ловко подмеченные черты реальности переплетаются с лихой фантасмагорией. Действие разворачивается в вымышленной деревушке Южнорусское Овчарово где-то в часе езды от Владивостока. Чтобы туда добраться, надо вовремя свернуть с шоссе на местную дорогу, а главное – не обращать внимания на знаки и разметку.

Собственно, да, вполне проверенный способ попасть в очень странные места. Жители там тоже… странноватые, как минимум. Чего стоит одна история с продажей участка владельцем, который вообще-то помер еще при советской власти. Картежники, играющие вроде бы в дурака, а на самом деле – на жизнь, на этом фоне уже не так удивляют.

Книга на любителя, поскольку с одной стороны литературный стиль Лоры Белоиван выразителен и красочен, а с другой – прибрежная фантасмагория то и дело переходит во что-то, сильно смахивающее на помешательство. Или на крепкую смесь отечественных детских страшилок, мистических экзерсисов в духе Николая Васильевича и магического реализма с другого конца света.

«Дорога, по которой ехали наши приятели, тоже имеет свою особенность. В одном месте она делает петлю вокруг камышового островка. Ничего сверхъестественного. Но, обогнув островок, вы очень скоро обнаруживаете, что едете в противоположном направлении. Знающие люди петлю игнорируют: они в курсе, что следует ехать прямо и только прямо, невзирая на то, что под колесами машины какое-то время немного чавкает и проседает грунт. Эти несколько десятков метров чавкающей пустоты нужно проезжать таким образом, как будто дорога никуда не исчезала. Сбоку от невидимого тракта идет не очень глубокий, но довольно зловредный овражек, скатившись в который, вы не выберетесь наружу без помощи трактора. Зловредность овражка заключается в том, что в нем растет высокая трава: ее верхушки приходятся точно вровень с травой, по которой едете вы. Очень пакостный овражек. Очень похоже делающий вид, что его нету…»

"Изнутри особняк был похож на музей.

Много статуй. Картины на стенах.

Золотые драпировки. Старинные гобелены. Антикварная мебель. Мрамор и лепные украшения на потолке…

Только выглядел этот «музей» странно, словно архитектор, создавший его, имел довольно приблизительное представление о законах гармонии. Комнаты, по которым вели Вивиана, были круглыми, треугольными, длинными, как пеналы, ромбовидными или просто… перекошенными. Другого слова он не мог подобрать, как ни старался.

У одних своды казались низкими. Потолкам следующих мог позавидовать любой готический собор. Стены третьих просто терялись из виду.

Но самое дикое впечатление произвел на Вивиана вид из окон. Через прозрачные стекла струился яркий солнечный свет. Он лежал на мраморном полу длинными прямоугольниками. Идалия, идущая впереди, аккуратно обходила их. А ведь еще мгновение назад на улице была глубокая ночь…

Лестницы тоже вызывали недоумение. Некоторые из них выглядели обычно, но никуда не вели. Просто упирались верхними ступенями в потолок. Другие – выступали из кирпичной кладки и служили частью сложных для понимания барельефов.

Вивиан потерял надежду понять, что происходит в этом доме, когда в одном из оконных проемов увидел ночное небо, на фоне которого покачивались голые ветви березы, покрытые инеем. На мгновение все вокруг показалось ему сном".

Алексей Пехов, Елена Бычкова, Наталья Турчанинова. Колдун из клана Смерти

Какая она, наша столица? Да только наша ли? Москва приняла магическую эстафету от старой Праги и теперь является тайной столицей вампиров. Но в отличие от классических вампиров литературы XIX-XX века, нынешние персонажи изыскано утонченны, романтичны и вполне соответствуют духу времени: "ему доставляло огромное удовольствие изображать расторопного "шестерку" на службе у авторитетного босса. И было совершенно непонятно, где дух из сопредельного мира мог насмотреться подобного". Вампиры, словно соответствуя людским предрассудкам, разбиты на кланы, враждующие между собой. Многие из кланов живут Прошлым, вымирая, и утрачивая силу. Но с их уходом мир станет иным, более пресным, потеряв часть своего темного очарования и зачарованного искусства. Чародеи жестоки, но и реальный мир суров – «Лучше быть в ярости, чем в слезах».

Каждый из кланов обладает своей магией, но даже великие некроманты не всесильны – существуют таинственные гин-чи-най (боги или демоны, существовавшие среди людей во времена кельтов), которые не заинтересованы в том, чтобы кланы были еще могущественнее. Но есть еще один враг — безжалостное Солнце, убивающее вампиров.

«Раньше Великого Карфагена, раньше Эллады, и цивилизации Древней Индии на земле существовало тринадцать великих кланов киндрэт, которых позже люди стали называть вампирами. Они сражались друг с другом за власть над миром и людьми, за богатства, как отражение этой власти, за тайные знания... Эта война длилась веками, и до сих пор идет тихая, скрытая война. Среди нас стало мало воинов, но появилось много дипломатов…»


"Фёдор пошёл по дороге, ведя лошадь с подводой, я ехал следом.

От нечего делать я вытащил из-за пояса стилет. Интересно, стилет находился в подземелье пару веков, а не поржавел даже. И чего с ним делать? Зачем я его с собой взял? По привычке, наверное, — не могу оружие бросать. Хотя вот — и призрак советовал его себе оставить.

А стилет-то не простой: лезвие четырёхгранное, в полторы ладони длиной, рукоять рифлёная, довольно удобно в руке лежит. Навершие рукояти — с гранями.

Я механически повернул грань навершия рукояти, и оно поддалось. Занятно! Я стал крутить его дальше. Навершие отделилось и оказалось у меня на ладони. Для чего тут полая рукоятка? Я потряс ручку, заглянул внутрь. По-моему, там что-то белеет. Вытащить это «что-то» пальцем мне не удалось, и я решил заняться стилетом дома...

Я открутил навершие стилета, засунул в отверстие тонкую палочку и выудил небольшой клочок китайской рисовой бумаги. Там было всего несколько слов на латыни, из которых я понял только одно-единственное — «lupus», что в переводе означает «волк». Но сколько я ни силился вспомнить другие слова, ничего не получалось. В принципе — не проблема узнать, надо только съездить к Савве, он многим языкам учён: латыни, греческому в том числе — переведёт. Тем более, есть повод съездить в монастырь — не посещал давно настоятеля. Может, что дельное и подскажет".

Юрий Корчевский. Атаман. Княжий суд

Настоящий отечественный "попаданец" из Современности в Прошлое уже является не этаким забавным "Янки при дворе короля Артура", попавшим сразу на все готовое, а неутомимым тружеником, заботящимся о благе Руси и окружающих. Юрий Котлов героически бьется с кровожадными татарами, совершающими злодейские набеги на наши земли, возводит укрепления и дает мудрые советы приближенным государя Василия Иоанновича. Но чем больше он поднимается по тамошней карьерной лестнице, тем больше возникает вокруг врагов, разгневанных и его возвышением, и полученными от царя деревеньками. Поэтому приходиться новопожалованному князю опасаться не только злобных иноземцев, но и коварных бояр, сующих ему ядовитых змей в сапоги, и подбрасывающих пометные письма за иконы. А ведь из чудо-средств у Юрия под рукой только некий порошок, делающий его на время невидимым, да и таинственная книга, за которой охотится иноземный чародей…

«А я направился в Разрядный приказ. Надо деньги за поход получить.

Я снова и снова вспоминал неудачный во всех отношениях поход и цену, которую ратникам пришлось за него заплатить. Слава богу, среди моих ратников нет попавших в плен.

Всех павших на поле бранном отыскали, опознали, сосчитали и в скорбные списки внесли.

В приказе я встретился с некоторыми боярами, воевавшими у меня в полку в последнем походе. Мы обнялись на радостях, поговорили. Потом, как водится, на постоялый двор пошли. Потрапезничали, выпили вина, обсудили перипетии похода. Те из бояр, что более дальновидными были, говорили то же, что и я, сделав выводы почти слово в слово. Стало быть, и до них дошло, что так дальше воевать нельзя. Только один, лихой рубака Васильев, рукой махнул:

— Умничаете все, смотрите проще! Не повезло!»



«Находясь в полку и продолжая работать над своим образованием, Суворов вероятно в это время посещал кадетский корпус, так как посещение им корпусных лекций удостоверяется довольно положительными свидетельствами, а в другую пору своей жизни он этого делать не мог. Примеры подобных занятий в учебных заведениях молодых людей, состоявших на действительной службе, бывали, особенно в царствование Екатерины II. Но если Суворов и слушал курс кадетского корпуса, то едва ли это обстоятельство имело существенное влияние на качество и объем его образования. Он учился пред тем так усердно и читал так много, что корпусные уроки не в состоянии были ощутительно обогатить запас его знаний, а разве внесли в них некоторую систематичность. Корпусными уроками он не ограничивался и продолжал усиленно заниматься дома, на небольшой наемной квартире, ибо в казармах не жил. Все его время, без малейшего исключения, уходило на службу, на посещение классов кадетского корпуса и на домашние научные занятия; он решительно не бывал нигде, кроме этих трех мест. Получая от отца известную сумму на свое содержание, конечно очень небольшую, Суворов однако ухитрялся делать экономию и все скопленное употреблял на покупку книг; но так как остатки были не велики, то доставал книги на прочтение отовсюду, откуда только мог, в том числе вероятно и из кадетского корпуса, Так проходило его время в продолжении нескольких лет подряд, и Суворов быстро формировался умственно. По всему этому, казалось бы, что из него должен был выйти ученый теоретик, так как военная служба вовсе не требовала в то время солидного образования, и невежество было почти сплошное, ни мало не препятствуя движению вперед по чиновной лестнице. Если и в настоящее время существует антагонизм между теорией и практикой, вследствие коренящегося в значительном числе образованных людей убеждения, будто теория и практика имеют не одну общую, а две разные дороги, то в половине прошлого столетия серьезная научная подготовка тем паче не считалась нужной для практической военной деятельности. Но так смотрели другие, а не Суворов: он изучал усиленно теорию для того, чтобы сделаться исключительно практиком. Великим полководцем нельзя сделаться с помощию науки; они родятся, а не делаются. Тем более должно ценить тех из военных людей, которые, чувствуя свою природную мощь, не отвергают однако науки, а прилежно изучают её указания».

Александр Петрушевский. Генералиссимус князь Суворов

Ставшая за прошедшее столетие классической биография полководца, написанная военным историком, генерал-лейтенантом российской императорской армии, рассказывает не только о жизненном пути и победах военачальника, но и об исторической обстановке, в которой ему приходилось действовать. Это касается как Российской империи, так и Европы и Азии, в том числе – и Персидского похода, в котором Суворову не довелось принять участие. В издании рассказывается о детстве полководца и его интересе к книгам военно-исторического содержания, и встрече со старым знакомым отца, генералом Ганнибалом (питомцем Петра Великого), подробно освещены Первая и Вторая Турецкие войны, Польские и Итальянские компании, и последний поход под командованием Суворова – Швейцарский, а также возвращение полководца в Россию, его болезнь, опала и смерть. В тексте рассказывается о взаимоотношениях Суворова с князем Г.А Потемкиным, Екатериной II и императором Павлом I.

Данное издание дополнено комментариями современных историков, содержит уникальные материалы музеев Суворова, в том числе – Государственного музея А.В. в Санкт-Петербурге, заместитель директора которого, А.Н. Лукирский, — научный консультант издания.

Обстоятельный, более чем тысяче страничный фолиант содержит цветные иллюстрации униформы российской армии разных видов войск того времени, репродукции картин, изображающих победы войск под командованием Суворова, портреты его родных и соотечественников, фотографии личных вещей полководца, и воздвигнутых ему памятников.

«Всей Европе был известен этот наиболее прославившийся из русских генералов, особенно со времени последней Польской войны. В Австрии же он приобрел громкую известность еще раньше, когда во вторую Турецкую войну, вместе с принцем Кобургским, одержал две блестящие победы, доставившие полное удовлетворение национальному самолюбию Австрийцев, страдавшему от многочисленных неудач. Эти победы выдвинули принца Кобургского, по последующие войны разочаровали в нем, показав, что он светил не своим собственным, а заимствованным светом. Затем Польская война заставила прозреть и слепых, выказав вновь победоносные свойства Суворова и обнаружив в нем источник того света, который послужил Кобургу ореолом при Фокшанах и Рымнике. Кандидатура Суворова для войны против Французов подтверждалась и последними распоряжениями Екатерины II, назначившей его начальником вспомогательного корпуса. Такая общность доказательств в пользу Суворова подкреплялась с другой стороны невозможностью выбора главнокомандующего, или эрц-герцогу Иосифу руководителя, из числа австрийских генералов. Правда, хронические неуспехи Австрийцев зависели, по крайней мере на половину, от несчастной системы вождения главнокомандующих на помочах, но это основное зло, видимое для всех, особенно впоследствии, оставалось невидимым для самого заинтересованного правительства. Таким образом Венский кабинет, или лучше сказать надменный барон Тугут — его фактический руководитель, решился, отложив в сторону национальную щекотливость, вверить ведение предстоявшей войны иноземцу.

Впрочем решение это было вызвано не одними перечисленными причинами. Тугут и его партия не любили России и, вынужденные обстоятельствами вымаливать у нее помощь войсками, едва ли могли сами собой, без постороннего сильного давления, сделать последний, самый трудный шаг в признании военной несостоятельности Австрийской империи. Скорее это было делом Англии, если не всецело, то значительною долей. В состоявшейся коалиции она играла очень важную роль и стало быть имела большое влияние, так как практические государственные люди Англии никогда не продавали дешево услуг своей страны. Литература дает не мало данных для убеждения, что в выборе Суворова участвовала Англия; а в некоторых сочинениях прямо говорится, что Англия указала на Суворова и склонила Венский двор на этот выбор. Может быть Англия же настояла на устранении эрц-герцога Иосифа и назначении русского фельдмаршала главнокомандующим. На такое заключение наводит одно из писем Суворова к графу С.Р. Воронцову, русскому послу в Лондоне. Говоря про "патриотическое участие" Воронцова в назначении его, Суворова, главнокомандующим, он пишет: "не могу я описать ощутительную признательность к оказываемому благоволению Его Великобританского Величества в избрании моем на предлежащий мне трудный подвиг". Во всяком случае избрание Суворова произошло извне…»


«Мы считаем, что наши чувства, в данном случае вкус, функционируют по отдельности и всегда говорят нам правду, но на самом деле они – результат суммы многочисленных импульсов и стимулов, которые одновременно воздействуют на нас через различные органы и окрашиваются нашим эмоциональным состоянием. Мы – мультисенсорные существа, хоть и склонны рассматривать каждое чувство по отдельности. Но так это не работает.

Исследования в области нейробиологии, экспериментальной и поведенческой психологии показывают: наше восприятие во многом зависит от случайных на первый взгляд факторов. Например, кофе кажется более сладким, если пить его из красной округлой кружки. А время бежит быстрее в комнате с синими стенами, где звучит медленная музыка. Запахи, напоминающие о прошлом, побуждают искать новые идеи. Мы покупаем больше предметов роскоши, когда нам холодно. Еда покажется на 11 % вкуснее, если пользоваться тяжелыми столовыми приборами. А белое вино опьяняет на 15 % сильнее, если пить его, слушая Blondie. Я уже довольно давно применяю в своей работе данные нейробиологии о взаимодействии наших ощущений и чувств и использую их как научную базу для создания более успешных продуктов и брендов, для дизайна пространства и воздействия на потребителя».

Рассел Джонс. Как работают наши чувства

Что в нашей повседневной жизни хитроумно и неявно смоделировано не нами? Многое, скрывающееся в казалось бы не значимых мелочах. Автор, специалист по мультисенсорному маркетингу, рассказывает об уловках маркетологов, делающих свои товары более привлекательными и даже отчасти – завораживающими.

Автор с юмором пишет о том, как он в детстве я наткнулся на упражнение (в «Руководстве по подготовке ниндзя»), которое ему пригодилось во взрослой жизни — тренировке восприятия. Оно заключается в том, что каждое утро, прежде чем открыть глаза, надо сфокусируется на сигналах окружающего мира, включить чувства.

Если в магазинах быть бдительным и обращать внимание на мелочи, то можно заметить, что даже, казалось бы, мелочи часто приводят к тому, что многие из нас часто выбирают не совсем то, что собирались приобрести. Почему? Автор книги обращает внимание на то, что во многих проведенных исследованиях было доказано, что в нашем выборе участвует не только мозг, скрупулёзно выбирающий казалось бы лучший вариант, но и пять чувств восприятия, меняющие по-своему наше восприятие. Неслучайно главы издания называются: «Зрение», «Слух», «Обоняние», «Вкус»… Один из небольших разделов называется «Сны на заказ» — смартфон с установленной программой включает нужный звуковой ландшафт.

«Стандартное пробуждение от вагнеровского грохота будильника, напоминающего сигнал тревоги, – далеко не самое приятное начало нового дня. Говорят, у нас всего два врожденных страха – падения и громких звуков, и поэтому стимуляция эволюционного механизма «бей или беги» одновременно с пробуждением не только неразумна, но и потенциально опасна. В статье доктора Уильяма Уайта, заведующего кафедрой гипертензии и клинической фармакологии Коннектикутского университета, говорится о том, что во сне кровяное давление может снижаться на 30 %, а после пробуждения возвращаться к нормальному уровню. По мнению Уайта, «утренний скачок давления», как он его называет, повышает вероятность остановки сердца в первые несколько часов дня. Поэтому резкое пробуждение – не самая хорошая идея. Особенно в понедельник! Японские исследователи, измерявшие кровяное давление у 175 жителей небольшого городка в окрестностях Токио, обнаружили, что максимальные значения наблюдаются утром в понедельник, а минимальные – в воскресенье. Эти данные согласуются с тем фактом, что статистически значимое число сбоев в работе сердечно-сосудистой системы приходится именно на понедельник. Куда уж хуже?

Во сне слух не отключается. По мнению известного исследователя сна Чарльза Цейслера, наш мозг регистрирует даже самые тихие звуки, делая сон менее глубоким. И эту особенность можно использовать. Когда звонок будильника резко прерывает сновидение или глубокий сон, мы просыпаемся заторможенными, поэтому идеальный звуковой будильник – тот, который пробуждает нас постепенно, пока мы окончательно не проснемся. Едва слышный звук должен понемногу нарастать до комфортного уровня.

Искусственный и обезличенный сигнал, от которого мы просыпаемся утром, лишает нас возможности получить первое утреннее впечатление, которое было бы эмоционально значимым. Но звук можно использовать и для того, чтобы стимулировать приятные чувства и вызвать глубинные ассоциации. Циркадный ритм, если вдуматься, привязан не только к восходу солнца и рассвету, но и к утренним звукам. А значит, соответствующий звуковой фон должен включать негромкое птичье пение, ассоциирующееся со свежестью, природой и обновлением. Он поможет вам проснуться в хорошем настроении. Аналогичным образом можно использовать и другие естественные звуки, например шум арктического ветра или шелест волн. Правда, от них можно проснуться дрожа от холода, а то и на мокрой простыне. Думаю, птичье пение – самый безопасный вариант.

Пусть ваш идеальный будильник издает мелодичные звуки пения птиц, громкость которых медленно нарастает в течение двадцати минут, постепенно высвобождая вас из объятий сна. Музыкальные элементы вроде звона колокольчиков также способны поднять настроение, но и их интенсивность должна нарастать постепенно и завершаться отдаленным ударом колокола, по-прежнему мелодичным, но чуть более громким, который разбудит вас окончательно. Это гораздо более гуманное и приятное пробуждение, превосходно сочетающееся со светом, синхронизированное с циркадным ритмом и дающее заряд бодрости на весь день. Сочетание это настолько удачное, что я даже сам сделал такой будильник и назвал его «Сад роз» (Rose Garden). Он есть на сайте Sense, и вы можете опробовать его сами.

Итак, птицы уже поют, комната наполняется мягким светом, но открывать глаза еще не обязательно. Пришло время небольшой утренней разминки для чувств – ментальные практики в сочетании с упражнениями для ниндзя обеспечат вам мультисенсорность в течение всего дня».


«Город, увиденный глазами Булгакова и запечатленный его пером, — вечная трагикомедия, где высокое неотделимо от низменного. Таков и весь булгаковский мир-театр — то ли римский Колизей (кстати, был в Москве кинематограф с таким названием), то ли Варьете. А площадка с наблюдателем над рекой — нечто вроде театральных подмостков. Красная кавалерия на Красной площади… «Сидя у себя в пятом этаже, в комнате, заваленной букинистскими книгами, я мечтаю, как летом взлезу на Воробьевы, туда, откуда глядел Наполеон, и посмотрю, как горят сорок сороков на семи холмах, как дышит, блестит Москва. Москва — мать». (М. А. Булгаков. Сорок сороков) Тут автор для красного словца переместил Наполеона километра на три-четыре к юго-востоку — на самом деле тот ведь стоял не на Воробьевых. Помните актерствовавшего императора-полководца у Толстого?»

Евгений Яблоков. Москва Булгакова

В научно-популяром издании рассказывается как о местах (и не самых известных), где Булгаков жил в Москве, и организациях (в основном редакциях и театрах), в которых он работал, в том числе и упоминаемые в "Двенадцати стульях" Ильфа и Петрова. Также уделяется внимание публикации Булгакова, посвящённой антикерзонскому выступлению трудящихся в Москве. 19 мая 1923 года в Берлине был опубликован Булгаковым «Бенефис лорда Керзона» — фельетон с подзаголовком «От нашего московского корреспондента». В нем описана состоявшая 12 мая в Москве демонстрация. «…Медные трубы играли марши. Здесь Керзона несли на штыках, сзади бежал рабочий и бил его лопатой по голове. Голова в скомканном цилиндре моталась беспомощно в разные стороны.

В книге описана ранняя советская Москва, ее обстановка и атмосфера, запечатленная в произведениях Булгакова (приведены многочисленные цитаты) и проиллюстрирована плакатами и фотографиями того времени, причем не только домов, но и ранней советской рекламы. Так продемонстрирован Лотерейный билет всесоюзного общества борьбы с алкоголизмом. Борьба с алкоголизмом активизировалась в 1927 году, причем советские власти стали использовать не только материальные ограничения, но и общественное порицание, устанавливая на видных местах крупных заводов так называемые черные кассы. В них – часто оформленных в виде водочной бутылки – публично, с задержкой на несколько дней, выдавали зарплату местным работникам — пьяницам и прогульщикам.

В 1928 году в Советском Союзе начало работать Общество борьбы с алкоголизмом, устраивавшее детские походы против пьянства.

В тексте описаны непростые отношения Булгакова с московскими театрами, писательский быт 1930-х годов, и различные истории и предания, связанные с Булгаковым.

«Между прочим, по преданию, в одном из прудов Новодевичьего монастыря лежит булгаковский револьвер. Новодевичий монастырь. В 1929 году, «лишенный огня и воды», Булгаков готов был наняться рабочим, дворником — его никуда не брали. После разговора по телефону со Сталиным, когда ему была обещана работа в Художественном театре, он бросил револьвер в пруд. Кажется, в пруд у Новодевичьего монастыря. (В. Я. Лакшин. Елена Сергеевна рассказывает…)

Под стенами в воде — смерть несостоявшаяся, а за стенами — вполне реальная: среди этих «пряничных башен» Булгаков в 1940 г. будет похоронен. Впрочем, река ведь не только для любования. М. А. ездил с Сергеем Топлениновым в Парк культуры купаться. Говорит, что станция оборудована прекрасно, но вода такая грязная, что им пришлось отмываться потом под душем. (Е. С. Булгакова. Дневник 27 июня 1937 г.)»


«Военную разведку Германии – абвер (Abwehr) с 1 января 1935 г. возглавлял капитан 1-го ранга (позже контр-адмирал) Вильгельм Канарис. С приходом Канариса в абвер. стали активно налаживаться контакты с иностранными разведками. Одними из первых на тесное сотрудничество с немцами пошли руководители разведок Прибалтийских стран. В 1936-1939 гг. бурно развивалось сотрудничество абвера и испанской разведки.

К началу Второй мировой войны организационно оформилась следующая структура Абвера: центральный отдел (кадровые вопросы, финансирование), отдел Абвер-I (разведывательная деятельность), Абвер-II (саботаж, диверсии, террор), Абвер-III (контрразведывательная деятельность), Абвер – Заграница (изучение и анализ политических и экономических вопросов жизнедеятельности иностранных государств, сотрудничество с зарубежными разведками). Практически все отделы Абвера в той или иной мере использовали иностранных граждан, но наиболее тесно с иностранцами был связан отдел Абвер – II. В компетенцию отдела входило: подготовка и заброска диверсантов, разработка и изготовление средств террора, организация диверсий и терактов, а также создание диверсионных отрядов из иностранных граждан».

Константин Семенов. Диверсанты СС

С диверсантами СС связаны многочисленные предания и реальные истории об их операциях. В книге детально описаны как структуры, так и специальные операции, связанные с диверсантами Третьего рейха, с которыми успешно боролись как советские органы и подразделения армии, так и союзники. Именно германские диверсанты были участниками первых провокаций, ставших началом Второй мировой войны. В издании подробно изложена расширение деятельности диверсантов СС после многочисленных поражений немецких армии и попыток противопоставить наступающему противнику Малую войну — с широким использованием в его тылу диверсионных методов.

В книге описывается, как диверсионная деятельность СС была тесно связана с VI управлением (зарубежная разведка) Главного управления имперской безопасности (РСХА). Диверсионная деятельность VI управления проявлялась как в операциях против Советского Союза (Организация «Цеппелин»), так и в специальных операциях (истребительное соединение СС) и организация пронацистского сопротивления при отступлениях вермахта.

Среди тем, связанных с первой личной встречей в 1943 году в Тегеране руководителей стран антигитлеровской коалиции, особое место традиционно вызывает история о подготовке немцами покушения на них. Согласно этой версии, известный советский разведчик Николай Кузнецов в октябре (или начале ноября) 1943 года получил информацию, что немцы готовят диверсионную группу для покушения на Сталина, Рузвельта и Черчилля. А руководит этой операцией под кодовым названием "Длинный прыжок" Отто Скорцени, знаменитый диверсант Третьего рейха. Согласно этой версии, получив такие сведения, советские спецслужбы под руководством Берии смогли нейтрализовать большую часть немецкой агентуры. Сам Скорцени отрицал подготовку покушения, но признавал в мемуарах, что вербовал в Иране агентов среди вождей кочевых племен.

«От аэродрома до Гран-Сассо было около 126 км. Время приближалось к часу Х – 14 часам. В намеченное время люди Морса убив 2 итальянцев и ранив еще нескольких захватили нижнюю станцию канатной дороги. Транспортные самолеты задерживались. Наконец, в 14.03 на Гран-Сассо начали приземляться немецкие планеры. Ни один из планеров не приземлился в районе предполагаемой высадки из-за усилившегося ветра. Планер Скорцени приземлился в 14.05. Три планера (один со Скорцени) приземлились неподалеку от гостиницы, к которой бросились высадившиеся из них диверсанты. Муссолини содержавшийся на втором этаже в номере № 201 увидел немцев в окно.

– Не стреляйте! Не стреляйте! – закричал командир итальянской полиции на

Гран-Сассо генерал-инспектор Джузеппе Гуэли. Крики Гуэли привлекли внимание охраны – итальянские часовые снаружи вбежали внутрь гостиницы и стали строить баррикады у дверей. В то же время в номер Муссолини поднялись командиры карабинеров – лейтенант Альберта Файола и лейтенант Освальдо Античи. Первый был знаком с маршалом Бадальо, который приказал ему убить Муссолини при попытке освобождения. Файол заставил Муссолини отойти от окна, а также рассказал ему о приказе Бадальо. Дуче стал спорить с Файолем и доказывать ему, что в случае его (Муссолини) убийства он не ручается за жизнь карабинеров. Скорцени тем временем добрался до дверей отеля, которые оказались забаррикадированными. Понимая, что на счету каждая секунда Скорцени приказал своим подручным унтершарфюреру СС Гансу Хольцеру и роттенфюреру СС Альберту Бену забраться по стене здания и влезть в окно номера Муссолини (Скорцени запомнил окно, в котором видел дуче). Диверсанты вскарабкались по стене, но не смогли влезть в окно. Скорцени и Радль опять навалились на входную дверь, и она дрогнула. Немцы ворвались в отель».


«Больше Судабе не могла его видеть. Она ушла в женскую часть дворца, которая была скрыта за семью дверьми, уединилась в самой дальней комнате, закрылась ото всех и приказала, чтобы никто к ней не приходил.

Но однажды в её покои проник повелитель всех дэвов — злой дух Ахриман, принявший вид мудрого старца. И уже не добрый и прекрасный юноша Сиявуш был рядом с царицей, а гадкий и подлый Ахриман. Он вёл долгие беседы с Судабе и смог внушить ей ненависть и отвращение ко всему, что её окружало, и к Сиявушу, и к царю Кейкавусу, и к старцам и вождям.

С того дня, как Судабе впервые увидела Ахримана, с ней стало происходить что-то странное…»

Мохаммад Реза Юсефи. Судабе и Сиявуш

Книга известного иранского автора написана по мотивам одного из самых драматичных эпизодов «Шахнаме». Персидский поэт-классик Фирдоуси, создавший эту эпическую поэму, собрал и переосмыслил множество исторических хроник, легенд и народных преданий. В том числе и историю о царевиче Сиявуше и его мачехе Судабе. У царя Кей-Кавуса была любимая жена, у них родился сын Сиявуш. Но вскоре царица умерла, а Кей-Кавус женился во второй раз, выбрав в супруги красавицу Судабе. Наставником и воспитателем Сиявуша стал великий герой Рустам. Царевич рос, удивляя царских приближенных своим умом и благонравием; внешне же он был настолько красив и статен, что им восхищался весь народ.

А о царице говорили, что она стремится каждый день лицезреть прекрасного Сиявуша, и от этого ее собственная красота остается неподвластной времени. Приближенные Судабе утверждали, что так происходило потому, что она всем сердцем принимала юношу как собственного сына, и эта материнская любовь чудесным образом сохраняла ее прелесть. Но безмятежная жизнь внезапно оборвалась: началась война, и долг предписал наследнику престола вести воинов в битву. Судабе впала в глубокую печаль. И вот, однажды в покои царицы явился некий старец благородного обличья. Царица, едва прислушавшись к его речам, стала злой и вспыльчивой, ее красота пропадает. Неудивительно — ведь под видом мудреца в ее покои прокрался сам Ахриман, воплощение зла.

«Сиявуш не знал, как помочь отцу справиться с горем, постигшим их семью. Он решил обратиться к своему наставнику, могучему и мудрому богатырю Рустаму, сыну Дастана. Он вскочил на своего чёрного коня Шабранга и помчался из столицы к Рустаму в его вотчину, Систан. Он поведал Рустаму обо всём, что произошло: о Судабе, Кейкавусе, о рождении двух дэвов и об отношении Судабе к нему, о том, что говорят люди обо всём этом…

Рустам подумал-подумал и сказал:

— Когда ты являлся перед ней, вместе с тобой к Судабе приходили добро, любовь и красота. Стоило тебе покинуть её, к ней пришли ненависть, злоба и уродство. Надо, чтобы любовь снова вернулась к ней.

Сиявуш вновь оседлал Шабранга и помчался обратно. Он скакал днём и ночью, пока не добрался до столицы…»


«Мама-панда варила варенье, а пандочка Бамбу во всем ей «помогала»: стучала крышкой по кастрюле, ела грязными лапами ягоды и каждую минуту спрашивала, не готово ли еще варенье. Когда Бамбу разбила стеклянную банку, мама не выдержала и отправила пандочку погулять в сад.

— Только не выходи на улицу, — попросила мама.

И зачем мама-панда так сказала! Маленькой Бамбу тут же захотелось погулять на улице. Тем более, что она никогда в жизни не гуляла одна.

Бамбу думала, на улице ее ждут настоящие приключения…»

Анастасия Гундер. Панда Бамбу на прогулке

Красочная история, в которой рассказывается о том, как же проводят прогулки – сначала самой юной панды Бамбу, однажды впервые пошедшей на прогулку в одиночестве, поскольку мама-панда была занята делами на кухне.

Но, как вскоре оказалось, что панда Бамбу, надеявшаяся, что на прогулке ее ждут интересные встречи и удивительные приключения. По дороге Бамбу увидела: одного одинокого бизона, мирно жевавшего травку на мамином газоне; три свирепых тигра, которые свирепо рычали на прохожих; четыре уставших мамы; шесть замерших сусликов; девяти ворчливых старичков… Да еще сумрачные тучки на небе, которые собирались пролиться, заплакать.

И перепуганная пандочка со слезами вернулась домой и рассказала маме, что на улице все какие-то странные: свирепые, ворчливые и голодные!.. Но мама, которая уже приготовила варенье, сказала, что теперь пойдем на прогулку вместе.

А вот прогулка с мамой-пандой стала совсем, более удачной и приятной. Мама-панда с уважением относилась к каждому встречному и желала ему добра.

«10 голодным змеям мама устроила пикник и как следует накормила тортиком. Змеи так растрогались, что даже заплакали…

А когда панда с малышкой Бамбу пришли к 9 ворчливым старичкам, то мама тихонько сказала дочке:

— Лучшее средство от ворчливости – объятья! — Мама-панда с малышкой Бамбу обняли каждого старичка, крепко-прекрепко. А самого ворчливого старичка мама поцеловала в макушку».





2289
просмотры





  Комментарии
нет комментариев


⇑ Наверх