Обсуждение ключевых ...


Вы здесь: Форумы fantlab.ru > Форум «Новости, конвенты, конкурсы» > Тема «Обсуждение ключевых зарубежных премий (Hugo, Nebula, Locus и др.)»

Обсуждение ключевых зарубежных премий (Hugo, Nebula, Locus и др.)

 автор  сообщение


миротворец

Ссылка на сообщение 12 мая 00:31  
Объявили шорт-лист локуса
https://reactormag.com/here-are-the-final...
Много всего интересного, например Чайковски попал в списки два раза: за лучшую фантастику и лучшее фэнтези


миротворец

Ссылка на сообщение 18 мая 15:36  
Можен он пол сменил и имя за одно на Чан Кей Ки ?:-)))


миротворец

Ссылка на сообщение 20 мая 22:40  
Жюри
Die Zeit: жюри в Берлине лишило премии белую француженку по политическим мотивам
https://inosmi.ru/20240519/zhyuri-2689140...
https://www.zeit.de/2024/22/literaturprei...
Присуждение престижной литературной премии в Берлине оказалось настолько политизированным, что сами члены жюри признавали: мы дадим премии не лучшим авторам, а представителям черной расы или секс-меньшинств. Сама литература на Западе — давно не ценность. Репортаж о "правилах премий" публикует Die Zeit.

Весной 2023 года нас обеих независимо друг от друга пригласили войти в состав жюри международной литературной премии, которая ежегодно присуждается берлинским Домом культур современного мира (Haus der Kulturen der Welt). Это очень престижная премия: с 2009 года она вручается автору и его переводчику и составляет 35 000 евро, причем автор получает 20 000 евро, а переводчик — 15 000 евро. Среди предыдущих лауреатов — Амос Оз, Теджу Коул и Мари Ндьяй.
Мы приняли приглашение, подписали контракты и понесли тяжелые посылки с книгами домой. Кроме нас, в жюри было еще пять человек. Для берлинского Дома культур мира было очень важно, чтобы всё было честно. Нам не только дали критерии оценки этого конкурса, но и зачитали их на первом заседании:
"Присылаемые работы будут оцениваться не по репутации автора /переводчика, а по качеству книги, — говорилось в документе. — Материалы будут оцениваться без фаворитизма или предубеждения в отношении издателя, редактора, автора, переводчика, национальности, этнической принадлежности, политических и религиозных взглядов".
Каждому из членов жюри в случайном порядке досталось около 20 книг. Каждый написал краткие рецензии на прочитанные книги и выбрал три экземпляра из своей стопки, которые, по его мнению, могут быть допущены к первому туру. Все книги были доступны для всех, поэтому можно было также просматривать, читать, обсуждать и предлагать издания, которые находились в стопках у коллег. В ходе длительного и продуктивного обсуждения выявилось несколько фаворитов. Был составлен рейтинг, затем он станет шорт-листом, из которого будет выбран победитель, — процедура, характерная для многих литературных премий.

Однако в день, когда мы должны были определить список номинантов, упорядоченная до сих пор дискуссия вышла из-под контроля.
В шорт-лист должны были войти шесть книг. И каждый из семи членов жюри мог присудить шесть баллов — по одному на книгу. В конференц-зале учреждения собрались не только члены жюри, но и ответственные лица берлинского Дома культур мира, но последние не имели права голоса. Голосование было открытым. По пять баллов получили "ДМЗ Колония" Дон Ми Чой в переводе Ульяны Вольф и Die geheimste Erinnerung der Menschen ("Самые сокровенные воспоминания людей") Мохамеда Мбугара Сарра в переводе Хольгера Фока и Сабины Мюллер. По четыре балла получили Mädchen ohne Kleider ("Девочка без одежды") Марии Степановой, Was suchenst du, Wolf? ("Чего же ты ищешь, Вольф?") Евы Вежнавец и Über die See ("Через море") Мариэтты Наварро, три балла — Leere Menge ("Пустая величина") Вероники Гербер Бичечи и по два балла — четыре других автора.
В финальный рейтинг, составленный по литературным критериям, вошли сенегальский автор, пишущий на французском языке и живущий в Париже; южнокорейский автор, живущий в США; русский автор, живущий сейчас в эмиграции в Берлине. Чуть пониже стояли никуда пока не уехавшие белорусский автор, мексиканский автор и французский автор. В номинации участвовали один мужчина и пять женщин.
Однако одна из членов жюри с этим не согласилась. Она заявила, что не может смириться с тем, что три чернокожие женщины попали в число аутсайдеров, каждая с двумя баллами, и теперь исключены из числа победителей. В то время как белая француженка (Мариэтт Наварро) вошла в шорт-лист. Поэтому она отзывает свой голос у Наварро и отдает его одному из авторов, получивших только два балла. К ней присоединились и другие члены жюри. Один член жури сказал: "Я хочу избавиться от книги "Через море"!" В определенный момент должно было состояться голосование по вопросу о том, следует ли исключить Мариэтт Наварро из шорт-листа.

Оценка литературы по литературным критериям нынче в меньшинстве

Мы проголосовали против, однако оказались в меньшинстве — 4:3. Затем началось следующее голосование: большинство членов жюри, успешно вычеркнувших из списка "белую француженку", которая ранее была фаворитом, должны были решить, кто из авторов с двумя баллами должен быть в списке победителей вместо нее. Выбор пал на Шери Джонс, чья книга ранее была названа некоторыми "жестким порно" и "нетфликс-стайлом". Однако был и четвертый автор с двумя голосами — Петер Надаш. Жюри ранее признавало его книгу шедевром.
Неожиданно жюри оказалось вовлечено в дискуссию о том, какая из двух книг должна заменить оказавшуюся не ко двору "белую француженку". Несколько членов жюри заявили, что Петер Надаш, несомненно, написал лучшую книгу "Истории ужасов". Но Надаш — привилегированный белый автор, фельетоны которого и так охотно печатают. Роня Отманн заявила, что Петер Надаш происходит из еврейской семьи, что за его плечами несколько десятилетий "реального социализма" и что даже сейчас в Венгрии при Викторе Орбане таким, как Надаш, наверняка не до смеха. Ей было неприятно поднимать такие темы, ведь это не имело значения, когда речь шла о качестве книг, но тем не менее ей пришлось это сделать.
"Книгу "Через море" нужно убрать, потому что автор — белая француженка, — говорили они. — А вот роман "Пустая величина" должен остаться, иначе у нас не будет испаноязычной книги". Приводился вполне открыто и соледующий аргумент: "Надаш — автор получше, однако с политической точки зрения вы должны выбрать Шери Джонс". Три члена жюри до и после сказали Роне Отманн, что книга Надаша — лучшая. Никто не может с ним сравниться, однако он и так авторитетный, его и без того привечают в журналах, к тому же он — белый человек. Обойдется и без премии. К тому же венгерский — и так признанный язык многих великих произведений.

Теперь было три к трем — три голоса в пользу Шери Джонс, три голоса за Надаша.
Последняя член жюри никак не могла определиться: "Надаш — лучший автор и явно написал лучшую книгу, — говорила она, — но я знаю, каково это, когда тебя постоянно номинируют одновременно с Юргеном Каубе, а потом он всегда побеждает". Юлиана Л., не удержавшись, ответила ей: "Ну, может быть, Юрген Каубе — лучший автор и написал лучшую книгу?" После этого член жюри вскочила и закричала: "Не нужно переходить на личности! Как белая женщина вы всё равно не имеете права голоса!" После этого она отдала свой голос Шери Джонс. Список номинантов был составлен.
Другой член жюри сказал Юлиане Л.: "Извините, я люблю литературу, но политика важнее". Следует отметить, что несколько сотрудников берлинского Дома культур мира, присутствовавшие на заседании жюри, также были его модераторами. Однако в решающий момент, когда условия премии не были соблюдены, они не вмешались.
Затем сделали финальное фото для отдела по работе с социальными сетями, открыли шампанское, ужин прошел в обстановке неловкой растерянности. И домой мы ехали тоже в недоумении. У нас было ощущение, что мы не члены жюри, а какие-то литературные функционеры.
Боль в животе не проходила до следующего дня. Мы созвонились и решили написать письмо в Дом культур мира. В нем мы еще раз обозначили проблему, указали на критерии, которые не были соблюдены, и попросили найти решение:
"Мы считаем, что таким политическим решением мы не отдаем должное великим книгам, которые также были представлены в конкурсе. И более того, мы оказываем медвежью услугу авторам, пострадавшим от неоднократной маргинализации. (...) На наш взгляд, это противоречит критериям, переданным нам Домом культур мира. Нас беспокоит не только нынешний список номинантов, но и ближайшее заседание жюри. Мы боимся, что выбор снова будет сделан по политическим мотивам, и не знаем, как справиться с этой ситуацией. В конце концов, за это решение было отдано большинство голосов. Но если внутреннее решение будет явно политическим, а общественности будет представлено, что оно основано исключительно на литературном качестве, у нас возникнут этические проблемы. (...) Есть ли у вас предложение, как поступить в этой ситуации?"

Министр литературы — господин Бонавентура Сох Беженг Ндикунг

Мы тщетно ждали ответа в течение нескольких дней. 16 июля Роня Отманн написала колонку в газете Frankfurter Allgemeine Sonntagszeitung, которая касалась не конкретного случая, а схожей темы. Наконец 18 июля пришел ответ — предложение побеседовать с директором Дома культур мира — господином Бонавентурой Сох Беженг Ндикунгом. Мы встретились в его кабинете 20 июля. Помимо директора, к нам присоединились его заместитель и другие сотрудники Дома, причастные к проведению литературной премии.
Мы еще раз рассказали о том, как мы восприняли прошедшее заседание конкурсного жюри, и о наших претензиях к нему. Нам тут же заявили, что всё не так, как мы себе представляли, что первое голосование было вовсе не голосованием, а "отражением общественного мнения". Мы еще раз подчеркнули, что не можем поддержать решение, которое претендует на объективную оценку литературных достоинств, но на самом деле является политическим. И что для нас очень важен разнообразный состав победителей, как и рейтинг, составленный по итогам первого голосования.
Тогда вмешался Бонавентура: "Даже если бы в список номинантов попали шесть белых француженок, это было бы прекрасно, если они были отобраны по литературным критериям. Тем более, что жюри тоже было разнообразным". "Что же делать, — спросили мы, — провести новое голосование?" Нам ответили, что новое голосование невозможно: издатели и номинированные авторы уже проинформированы. Кроме того, буклет программы с номинантами вот-вот должен быть напечатан.
Затем мы предложили добавить в итоговый рейтинг тех двоих, которые были отсеяны как слишком белые авторы — под номерами 7 и 8. Таким образом два кандидата, вошедшие в шорт-лист, получат почет и признание. Другие члены жюри согласились с тем, что эти две работы — также весьма политизированные — были лучшими с литературной точки зрения. В конце концов Дом культуры мира согласился на эту процедуру при условии, что жюри примет решение единогласно. Нам было поручено инициировать это голосование, но без раскрытия истинной подоплеки пополнения списка номинантов.
Мы написали письмо остальным членам жюри, в котором сообщили о нашем обращении в Дом культуры мира, и те дали согласие на дополнительную номинацию этих двух книг: "Технически это возможно, но нам нужно ваше согласие как можно скорее ("да" или "нет" будет достаточно). Если вы увидите это письмо, пожалуйста, ответьте сегодня и скажите, поддерживаете ли вы идею формирования списка из восьми книг". В конце концов все согласились, и расширенный шорт-лист был опубликован. Со стороны различие в процедуре было едва заметно.

Белые люди "не могут переводить черных авторов"

Через несколько недель состоялось финальное заседание жюри, на котором был выбран победитель. Как мы и опасались, снова возникли политические разногласия. На этот раз речь шла о достойном кандидате, с которым все наконец-то смогли согласиться. Им стал чернокожий сенегальский автор. Правда, он был переведен двумя белыми людьми, что некоторые сочли фактом, повергающим их в глубокие сомнения. Ведь нас теперь учат, что белые люди не могут как следует переводить черных авторов. А кто-то утверждал, что слышал о лекции, на которой один из переводчиков использовал слово на букву "Н" ("нигер" — прим. ИноСМИ). Кто-то сказал: "Я не могу поддерживать книгу, в которой используется слово на букву "Н", даже если она исторически достоверна". Хотя чернокожий автор с помощью слова на букву "Н" показывал дискриминацию своего персонажа, белым переводчикам не разрешили его использовать. После дебатов победителем был выбран тот самый сенегалец Мохамед Мбугар Сарр. Несмотря на слово на букву "Н" и белых переводчиков. Церемония награждения состоялась несколько недель спустя, прекрасным теплым днем в конце лета. Даже комары, которых так много вокруг Дома культуры мира в Берлине, были милосердны. Церемония завершилась концертом.

Нас не назначили заново

В феврале 2024 года Дом культуры мира представил жюри премии этого года. Многие члены жюри были назначены заново, за исключением нас и еще одного человека (хотя мы не знаем причин). Мы не были удивлены, но это имело странный привкус после всего, что произошло. Всё это не давало нам покоя. Хотя у нас обеих был совершенно другой опыт работы в разных жюри — где обсуждались сами работы и присуждались призы, — этот опыт в жюри Дома культуры мира во всех его деталях, к сожалению, типичен для нынешней ситуации в немецкой культурной сфере.
Часто ходят слухи, что, если побеждает автор из числа квиров (собирательный термин, используемый для обозначения человека, чья сексуальность и/или гендерная идентичность отличаются от большинства. — Прим. ИноСМИ), мигрантов или других маргинальных групп, то это происходит из-за его личности, а не из-за его творчества. Даже если жюри присуждало премию в соответствии с литературными критериями. Такая практика, как та, с которой мы столкнулись в жюри Дома культуры мира, в конечном итоге также вредит этим авторам.
Мы пришли читать и оценивать литературные достоинства произведений искусства. Вместо этого нам пришлось столкнуться с тем, как в решающий момент разгорелись дискуссии. Речь шла о национальности, этнической принадлежности, цвете кожи, о политике, а не о литературе. Зачем мы читали исландских, испанских и румынских авторов, если их в конечном итоге всё равно не собирались рассматривать? Конечно, взгляд арбитра никогда не бывает свободен от предпочтений, симпатий и, да, политических предпочтений. Но есть разница, стараетесь ли вы быть объективным в суждениях в меру своих знаний и убеждений, или же явно руководствуетесь не литературными, а политическими критериями. И наш опыт работы в жюри не единичный случай. В последнее время мы слышали такие и подобные истории от разных участников конкурсов.
Заявлять миру о том, что решения принимаются "без фаворитизма и предубеждений в отношении издателя, редактора, автора, переводчика, национальности, этнической принадлежности, политических и религиозных взглядов", жестко сортировать по цвету кожи и происхождению, быть непрозрачным по отношению к собственному жюри, чтобы избежать конфликтов, а потом разбираться с теми, кто возражал, — такая практика, как в нашем случае, губительна. Помимо литературы и культуры, она в конечном счете угрожает и политической этике.
Авторы: Юлиана Либерт (Juliane Liebert), Роня Отманн (Ronya Othmann).
Юлиана Либерт — приглашенный автор ZEIT. Роня Отманн — приглашенный автор. Родилась в Мюнхене в 1993 году, пишет стихи, прозу и эссе, а также работает журналистом. За свои произведения она получила множество наград, в том числе поэтическую премию Open Mike, литературную премию MDR и премию Каролины Шлегель за эссеистику. Отрывок из второго романа Vierundsiebzig был удостоен приза зрительских симпатий на конкурсе имени Ингеборг Бахманн в 2019 году.



Знаменитая литературная премия ежегодно вручается Домом мировых культур в Берлине. © Тим Роббертс/​Getty Images
–––
Patrick: "Is humanity an instrument?"
Gendo: "Yes Patrick. Yes it is."


гранд-мастер

Ссылка на сообщение 20 мая 22:48  
Не удивлена
–––
Привычка думать бесследно для организма не проходит ©


миротворец

Ссылка на сообщение 20 мая 22:51  
цитата heleknar
которая ежегодно присуждается берлинским Домом культур современного мира (Haus der Kulturen der Welt)

Это точно престижная премия?
От списка номинантов один вопрос — кто все эти люди? Выглядит как очередной политизированный междусобойчик а-ля "Пересвет", где какие надо книжки награждают и далеко не за литературность.
Но 99.9999 (количество девяток после запятой можно продолжать) населения планеты на эту премию абсолютно пофиг, сомневаюсь, что и в Германии многие про нее слышали


миротворец

Ссылка на сообщение 20 мая 22:57  
цитата heleknar
"ДМЗ Колония" Дон Ми Чой

70 оценок на Амазоне
цитата heleknar
Mädchen ohne Kleider ("Девочка без одежды") Марии Степановой

2 оценки на Амазоне
цитата heleknar
Was suchenst du, Wolf? ("Чего же ты ищешь, Вольф?") Евы Вежнавец

7 оценок на Амазоне
И т.д. и т.п. Абсолютные ноунеймы.


миротворец

Ссылка на сообщение 20 мая 22:59  
Алексей121 https://en.wikipedia.org/wiki/Internation...
¯\_(ツ)_/¯
–––
Patrick: "Is humanity an instrument?"
Gendo: "Yes Patrick. Yes it is."


миротворец

Ссылка на сообщение 20 мая 23:04  
heleknar ну да, у премии есть страничка на педивикии. Что с того?)


миродержец

Ссылка на сообщение 20 мая 23:07  
Несколько лет назад видел статистику: во Франции присуждается порядка 5000 литературных премий, разного уровня, как сугубо местечковые, так и вроде бы международные. В самых разных жанрах. Подозреваю, что и в Германии ситуация схожая. Чтобы как-то выделиться, нужны скандалы.
–––
Сейчас читаю: Анастасия Парфёнова "Сестра моего брата"


магистр

Ссылка на сообщение 21 мая 00:20  
Вот же дрянь какая)
А честно побеждать в лит. конкурсах уже дурной тон)?
А создать отдельную лит. премию — есть же созданная самим чёрным сообществом кинопремия США для чёрных актёров и режиссёров? Не вариант?


миротворец

Ссылка на сообщение 21 мая 00:25  
Melanchthon а вы вообще много честных премий видели?)


миротворец

Ссылка на сообщение 21 мая 00:27  
цитата Melanchthon
А создать отдельную лит. премию — есть же созданная самим чёрным сообществом кинопремия США для чёрных актёров и режиссёров? Не вариант?

В англоязычной фантсреде у ПОКов своя премия есть. Ignyte Awards называется


миродержец

Ссылка на сообщение 21 мая 00:31  
цитата Алексей121
И т.д. и т.п. Абсолютные ноунеймы.
Нет, разумеется, автора книги "Памяти памяти" в ноунеймы записывать никак нельзя. Судить о степени известности авторов основного потока по Amazonу — это почти то же самое, что и по Фантлабу.:-)
Другое дело, что обсуждение премий мейнстрима в этой теме представляется "мягким" оффтопом.
–––
Сейчас читаю: Анастасия Парфёнова "Сестра моего брата"


миротворец

Ссылка на сообщение 21 мая 00:35  
цитата Славич
Судить о степени известности авторов основного потока по Amazonу — это почти то же самое, что и по Фантлабу

Это ещё почему? Как раз по основному ритейлеру и стоит судить. Лучших метрик просто нет.
Ну да, указанная писательница получила за прошлый роман ворох премий, толку то если ее новую книгу прочли только члены жюри вышеназванной премии и ещё полтора землекопа.


миродержец

Ссылка на сообщение 21 мая 00:52  
цитата Алексей121
Это ещё почему? Как раз по основному ритейлеру и стоит судить. Лучших метрик просто нет.
Во-первых, Amazon — основной ретейлер в англоязычном сегменте, а у нас тут международная премия. Допустим, количество оценок и отзывов на Амазоне совершенно не адекватно тиражам книг на русском.
Во-вторых, "высоколобый" мейнстрим больше заточен на признание в узком кругу ценителей серьёзной литературы, которые к тому же редко пишут отзывы в интернет-магазинах.
–––
Сейчас читаю: Анастасия Парфёнова "Сестра моего брата"


миротворец

Ссылка на сообщение 21 мая 01:03  
цитата Славич
Допустим, количество оценок и отзывов на Амазоне совершенно не адекватно тиражам книг на русском.

Эм... Указанный вами роман на русском не выходил, раз. Мы оцениваем как раз таки известность автора в стране, в которой вручалась премия, два.
Вывод — ноунейм.
цитата Славич
Во-вторых, "высоколобый" мейнстрим больше заточен на признание в узком кругу ценителей серьёзной литературы, которые к тому же редко пишут отзывы в интернет-магазинах.

Простите, буллшит. Покажите где в Германии обсуждают, читают и покупают этот роман? Не может так оказаться, что этих высоколобых ценителей, которые скупили весь тираж, а отзывы не написали вы просто выдумали?)


миродержец

Ссылка на сообщение 21 мая 01:10  
цитата Алексей121
Мы оцениваем как раз таки известность автора в стране, в которой вручалась премия, два.
Разве? Из предыдущего обсуждения такой вывод никак не просматривается.
цитата Алексей121
Покажите где в Германии обсуждают, читают и покупают этот роман? Не может так оказаться, что этих высоколобых ценителей, которые скупили весь тираж, а отзывы не написали вы просто выдумали?)
Немецкого я не знаю, но поищу в сети, хорошо.
Хотя, формулировка, конечно, довольно смешная. В том-то и дело, что мейнстрим, в отличие от фантастики, вообще мало располагает к публичным обсуждениям. Как и детектив, к слову сказать.
–––
Сейчас читаю: Анастасия Парфёнова "Сестра моего брата"


миротворец

Ссылка на сообщение 21 мая 01:24  
цитата Славич
Хотя, формулировка, конечно, довольно смешная. В том-то и дело, что мейнстрим, в отличие от фантастики, вообще мало располагает к публичным обсуждениям. Как и детектив, к слову сказать.

Но ведь это опять фигня. У популярных авторов мейнстрима количество оценок, мягко говоря, не меньше, чем у фантастов Донну Тарт, например посмотрите.
Про детективщиков вообще молчу, там у средних авторов в первые дни уже сотни оценок, у топов тысячи и десятки тысяч.
Вот первый попавшийся список детективов/триллеров мая https://murder-mayhem.com/new-mystery-and...
Там есть детективы у которых уже 1000+ оценок на Амазоне, а месяца не прошло.


миродержец

Ссылка на сообщение 21 мая 01:35  
цитата Алексей121
У популярных авторов мейнстрима количество оценок, мягко говоря, не меньше, чем у фантастов Донну Тарт, например посмотрите.
У неанглоязычных авторов, у поэтов, у литературных экспериментаторов — куда как меньше. Вышеупомянутая Степанова сразу в три этих категории попадает. При том, что в сети о ней много материалов, как на русском, так и на немецком.
цитата Алексей121
Там есть детективы у которых уже 1000+ оценок на Амазоне, а месяца не прошло.
Оценки — да. А вот обсуждения детективов в сети найти ещё нужно уметь. Любители детективного жанра реже, чем любители фантастики сбиваются в стаи и реже проводят конвенты, для них на удивление мало профильных сайтов создано.
–––
Сейчас читаю: Анастасия Парфёнова "Сестра моего брата"


миротворец

Ссылка на сообщение 21 мая 01:45  
цитата Славич
А вот обсуждения детективов в сети найти ещё нужно уметь

Ой, буктюб, телега — завалены обсуждениями детективов. И совместные чтения проводятся и отзывы пишутся и обсуждения ведутся. Вы просто не в курсе видимо.
И изначально речь шла всё-таки про количество оценок как об эффективной метрике популярности авторов.
цитата Славич
У неанглоязычных авторов, у поэтов, у литературных экспериментаторов

Смотря какие не англоязычные авторы, какие поэты и какие экспериментаторы)
Но тут результаты прямо таки жалкие.
Страницы: 123...5556575859    🔍 поиск

Вы здесь: Форумы fantlab.ru > Форум «Новости, конвенты, конкурсы» > Тема «Обсуждение ключевых зарубежных премий (Hugo, Nebula, Locus и др.)»

 
  Новое сообщение по теме «Обсуждение ключевых зарубежных премий (Hugo, Nebula, Locus и др.)»
Инструменты   
Сообщение:
 

Внимание! Чтобы общаться на форуме, Вам нужно пройти авторизацию:

   Авторизация

логин:
пароль:
регистрация | забыли пароль?



⇑ Наверх