Блог


Вы здесь: Авторские колонки FantLab.ru > Авторская колонка «beskarss78» облако тэгов
Поиск статьи:
   расширенный поиск »


Статья написана 23 сентября 2012 г. 21:33

Есть вещи, которые выламываются из границ жанров, переходят границы, смешивают стили.

А есть — вполне "сидящие по фигуре". Вроде и прост жанр/подвид/прием, и мало что в нём сделать можно, но выходят гармоничные поделки.

И прост рецептом супчик, но с душой приготовлен.

Вот попаданчество, стандартное такое, технологически-пророческое, без особой психологической глубины, без уникальных исторических исследований, без гениальных управленческих решений.

Попаданец в еще не убиенного царевича Дмитрия.

Казалось бы, будет очередная полова — персонаж с бензопилой наперевес и "справочником выигранных битв" за пазухой. "Орёл расправит крылья" в стиле "кулаком-в-глаз". Всех согнет в бараний рог.

Но нет.

Что резко снижает качество текста о попаданце? Есть четыре основных проблемы, будто четыре бэконовских идола.

1. Герой быстро превращает ближних своих и дальних в особого рода марионетки, которые использует для воплощения Идеи. Хотя в реальном общении с людьми есть целый ряд ограничений:

а) попаданец сам как личность — не Сократ с Гераклом в одном флаконе;

б) социальный статус попаданца может быть не очень, а даже если и очень — то самовластие имеет свои пределы;

в) социальная структура окружающего общества — инерционная вещь;

г) мышление людей — тоже инерционно.

Что же мы видим в "Последнем князе"?

- герой часто ошибается, и незнание реалий мира, куда он попал, проскальзывает до самых последних глав. Его окружают люди порой и владеющие лучше оружием, и грамотнее, и толковее в административных вопросах и даже истово верующие (неожиданный образ иностранного купца Джакмана — тот верующий протестант и порой сквозь корысть и угодничество проступает фанатизм);

- героя, пусть и брат царя Фёдора (сына Грозного), воспринимают как ребенка. Даже когда он с ближними кое-как налаживает контакты и начинает мастырить изобретения, все равно периодически одергивают. Каждая новая аудитория — требует своего доказательства "взрослости". И даже когда излечивает дочку Фёдора и попадает в любимцы — его желания насчет уделов, потешного войска и прочее исполняются крайне неохотно;

- переделать сословную структуру герой и не особенно пытается, гуманизм проявляет скорее к конкретным людям, да и сама структура общества не дает себя реформировать "с кондачка";

- крестьяне все его предложения насчет троеполья, веялок и опыления (дельные, подкрепляемые деньгами и привезенной веялкой) воспринимают как блажь, причем не пять минут воспринимают, а несколько лет.

"Мне было крайне интересно, насколько удобна была в работе сооружённая по моим рисункам веялка. Староста долго искал тех, кто зимой провеивал княжье зерно. Явленные работники ничего конкретного сказать не могли, ограничиваясь лишь скупыми ответами.

-Свою рожь кто-нибудь от мякины и сора чистил на этой штуке?- кивнул я на первую сельскохозяйственную машину.

- Вроде Фролка пахнул жита,- почесав в затылке, сообщил сельский тиун.

-Больше никто?- полное отсутствие интереса крестьян к нововведению меня озадачило.

-Вроде нет. Баяли — изломаешь, мол, отвечай потом перед князем. Ну её, придумь сию, от греха подальше.

-Фролка чего ж полез?

- Да от дури своей природной. Говорил, де, семи смертям не бывать, а одной не миновать, дюже любопытственно как хитровина угличская семя веет. Коль он чего напортил, ты уж княже на него не шибко серчай, с малых лет он такой оплазивый,- доверительно сообщил мне девятковский староста".

2. Герой мгновенно начинает научно-техническую революцию. И плевать на физику-математику-химию. "Я паровую машину видал на картинке, а самолет вообще за крыло держал...".

В "Последнем князе" мы видим совершенно другую картину. Герой что-то помнит, но мало. Он медленно налаживает аналог лаборатории, экспериментирует с "землями", рудами, металлами. И очень хорошо показано, что львиная доля открытий на него (человека из будущего) сыплется совершенно случайно. "Кузнец Акинфов нагревая манган в горне с углём, получил корольки из странного лёгкого металла. Опилки его не горели, из этого стало ясно, что найденное вещество не магний. Заметного улучшения металла от добавок этого материала в тигли тоже не происходило. Я решил пока условно считать мангановый камень окисью марганца, и при получении большего количества материала продолжить испытания." — и так постоянно. Метод научного тыка в разгаре :) "Вполне возможно в руках у нас было какое-то фосфорное соединение. В хозяйстве всё пригодится, поэтому неутомимому экспериментатору были даны очередные поручения:

- С водой остатки выпарьте, на морозе подержите, ещё как растворите, может извлечёте чего"

Нет, автор героя любит и технику уважает. Герой даже конвертерное получение стали умудрился организовать, а перед этим домну поставил.

Но накопление технических знаний на основе эмпирического метода и умеренного знания металлургии — показано весьма фактурно. С неизбежными несчастными случаями, поломками, отходом от сложных "увиденных во сне" технических решений к более простым и т.п. Похожую на булат сталь получили сравнительно быстро, но настоящий булатный клинок выкован за все время лишь один (дорого, долго). Модель паровой машины есть — сделать в металле не выходит.

3. Герой знает будущее во всех деталях. Советует Кутузову, Сталину, Цезарю, предводителю пещерной орды Юмбе и даже мудрому удаву Каа. Герой читал первоисточники :)

В тексте есть пророчества "от высших сил", но более чем умеренного качества. Автор просто называет несколько тогдашних наименований городов и рек на территории современной Финляндии, Эстонии, Ленинградской области — читателю сразу понятно, что он этих названий почти не знает, карту не вспомнит и конкретным советом войску не поможет. Разборки на Кавказе тем более представляются тёмным лесом.

Аналогично и с общегосударственным масштабом предсказаний — точные даты голода, от которого зашатался трон под Годуновым, для героя загадка. Так что его пророчества скорее напоминают прогнозы современных политологов. Какие-то "пророчества" герою удаются блестяще, но автор очень правильно показал читателю сцену, когда фактически три виднейших администратора государства пришли в минуту опасности за советом (назревала уния Польши со Швецией), а герою-то сказать и нечего... Вообще.

4. Герой быстро вводит в оборот современную лексику и главе в пятой персонажи уже болтают или как старички в доминошне, или как лаборанты в курилке. Собственно, речь героя, становится выражением дли-и-и-и-инного приказа автора о построении индустриальной цивилизации. Диалоги — просто способ уточнить приказание.

Не-а.

Язык XVI-го века в тексте, конечно, не сплошняком. И даже не через одну фразу. Но постоянно вылазят новые/старые словеса. "Вратарь", "ералаш", "поминки". Припоминаются старые названия веществ — селитра именуется "ямчугом", серная кислота — "купоросным маслом".

Итого: карандашный набросок правильных пропорций. Красок нет, силуэт есть. Возможно, я под впечатлением текста, но (тут очень имхо), именно такие тексты остаются как эталоны. Чрезмерно полонизированные или http://zhurnal.lib.ru/d/dimych/knyaz.shtml — там уже книги на полторы.


Статья написана 22 сентября 2011 г. 10:37

Повесть, которую на первый взгляд автору стало лень (или время кончилось,или вдохновение, или обстоятельства изменились... не важно) — доводить до состояния романа.

Но!

С моей точки зрения — хорошо, что все так и осталось.

Есть набор ярких образов, но при этом отчасти взятых из стандартно-квестового набора.

Непобедимый боец. Маги-инопланетяне, захвативщшие Землю. Сатанисты и «священники».

Есть отличный ритм изложения материала — бодрый, и при этом оставляющий место для оступлений.

Есть языковые изыски: "Ситуация вошла в берега". Есть намеки: сатанисты базировались в Нью-Йорке.

Можно было бы продлить эту повесть до двух томов? До трех? До «семи шапок»?

Наверняка.

Но тут надо либо «размазывать маленький кусок масла по очень большому куску хлеба» (делать громадную пустопорожнюю бродилку), либо вдумчиво конструировать техномагию нового мира, систему отношений оллов и землян (и не на уровне «дали пожить пятой колонне», а серьезно), конструировать этику империи оллов. А потом думать, как оно все будет рушиться под ударами одного единственного человека. И чтобы правдоподобно, не как в комиксах.

Вот автор и не стал заморачиваться.

Отличная забойная повестушка, которая вроде как не стала забойным, но посредственным романом ;-).





  Подписка

Количество подписчиков: 108

⇑ Наверх