FantLab ru

Иэн Бэнкс «Игрок»

Рейтинг
Средняя оценка:
8.29
Голосов:
453
Моя оценка:
-

подробнее

Игрок

The Player of Games

Роман, год; цикл «Культура»

Жанрово-тематический классификатор:
Аннотация:

Это история Игрока. Человека Культуры, чей талант побеждать всегда и в любых играх восхищал миллионы и миллиарды. И, в конце концов, привлек внимание Особых Обстоятельств. Его ожидала империя Азад и игра. Игра Игр — сложная, как сама жизнь. В империи, выигравший Великий турнир становится Императором. Потому и сама империя названа именем Игры. Только Разумы могли догадываться, что из этого способно получиться...

Входит в:

— цикл «Культура»


Награды и премии:


лауреат
Финская премия "Блуждающая звезда" / Tähtivaeltaja-palkinto, 1995 // Научно-фантастическая книга (Великобритания)

лауреат
Премия финского журнал "Портал" / Portti-palkinto, 1995 // Переводной роман / сборник (Великобритания)

Номинации на премии:


номинант
Премия Британской Ассоциации Научной Фантастики / British Science Fiction Association Award, 1989 // Роман

номинант
Премия альманаха "Gigamesh" / Premio Gigamesh, 1993 // Научная фантастика - Роман (Великобритания)

номинант
Премия Сэйун / 星雲賞 / Seiunshō, 第33回 (2002) // Переводной роман

Похожие произведения:

 

 


Издания: ВСЕ (7)

Игрок
2011 г.

Издания на иностранных языках:

The Player Of Games
1989 г.
(английский)
The Player of Games
1989 г.
(английский)
The Player of Games
1991 г.
(английский)
The Player of Games
1997 г.
(английский)
The Player Of Games
2001 г.
(английский)
The Player of Games
2008 г.
(английский)




 


Отзывы читателей

Рейтинг отзыва



Сортировка: по дате | по рейтингу | по оценке
–  [  23  ]  +

Ссылка на сообщение , 3 декабря 2011 г.

Игра в крестики-нолики подразумевает всего двадцать семь вариантов комбинаций.

Правила игры в шахматы позволяют сделать на стандартной доске сорок три тысячи различных ходов.

Современный человек живёт на планете где семь миллиардов индивидуумов группируются в двести государствах. Люди живут по установленным социологическим законам, и это тоже можно рассматривать как сложную игру с невероятным числом комбинаций.

Физика нашей вселенной сам состоит из набора законов и правил, что является с определенной точки зрения тоже игрой.

В такой системе мнить себя мастером Игр — опасная самонадеянность, выкрутиться из которой невозможно.

Оценка: 10
–  [  21  ]  +

Ссылка на сообщение , 28 сентября 2011 г.

После открывшего цикл меланхоличного космобоевика — «приключение духа». Работа ума в крайне сложной, выходящей за рамки развлечения, раскрывающей глубинные установки игре. Только учтите, азад выдуман не безбрачными бессребрениками Гессе, а жадным третьим полом, верховодничающим в космическом пространстве империи Азад.

«Игрок» вещь программная и линейная, схожая с «Инверсиями». Та же цель — показать, чем Культура, помимо оргазмов, эндогенных наркотиков и равноправия машин, отличается от аристократического, капиталистического и эксплуатирующего. Но — изнутри Культуры, и (аборигены не видят экзотики), вседоступность благ и практическая вседозволенность орбитальной родины не волнуют узкого специалиста Жерно Гурдже.

Жажда «настоящей жизни» «Дара Культуры» и «Произведения искусства» тоже чужда ему, антиподу Закалве «Выбора оружия». Тот аналогично состязался со сволочью и был в сложных отношениях с разумной машиной, но мучался, понимая свою роль. Точное значение вояжа Гурдже загадочно, определение же его характера — между швёбелевским: «Ослу пройти сквозь ад, что поле перейти» и классическим: «Чистому всё чисто». Его настроение после экскурсии сильно отличается от соучастия и соболезнования «Инверсий».

Такой он ближе другому представителю Культуры, Маврину-Скелу, который готов из себя выпрыгнуть, лишь бы сойтись в жестокой схватке с дикарями за все, что дорого... чем шокирует больше описания пердящих подростков «Взгляда с наветренной стороны».

Да уж, говорящие на языке марейн пангуманоиды совсем не похожи на тружеников Мира Полдня или страдальцев этикосферы Лема. Внимательный читатель узнает кое-что об их нравах: негатив к Особым Обстоятельствам, садо-мазо фестивали, несчастные случаи. Суициды. Предмет общественного осуждения. Фальсификация как норма. Синоним для гражданской смерти.

Возможно, кто-то, оценив размах манипуляций и засаду на Жерно скажет: «Опять спецслужбы». Неверно. «Игроком» вскрыта стратегия Культуры, для которой неучастие в «большой игре» по Киплингу очень важно. «Ставка больше чем жизнь»? Поигрушки прекращаются. Это доказывает финал... ах, какой финал. Любит, любит Бэнкс рушить замки и показать, как накатывается неотвратимое.

Полиграфия хорошая.

На другом сайте переводчик подвергся пристрастной критике за отсутствие сносок, наличие сомнительных решений и загадочных пропусков. В пользу Крылова: читается легко, действие плавное, речи, от занудных до экспрессивных, работают на создание образов.

Рекомендую тем, кого впечатляет Культура как идея. Пожалуй, поклонникам Гессе. Не желающим вникать в биографии гроссмейстеров, правила турниров или разделяющим романтический взгляд на государство, боюсь, покажется нудно или непонятно.

Оценка: нет
–  [  18  ]  +

Ссылка на сообщение , 18 мая 2013 г.

«Игрока» я закончила больше месяца назад, читаю следующую книгу цикла, но сознание никак не хочет абстрагироваться от этой и перевернуть последнюю страницу. Что, в общем, не было ожидаемо, поскольку «Игрок» не производит впечатление чего-то неимоверно значимого, казалось бы — прочитал, закрыл, выдохнул и читай спокойно дальше. Тем не менее, так не получается; мои отношения с этой книгой повисли в ожидании завершения и надо сказать, это напрягает.

Изначально у меня не было намерения писать по ней рецензию, но, видно, придется — авось отпустит.

Думаю, все заметили, насколько неудачно переведено название. Мало того, что напоминает о Достоевском, совсем не к месту и не ко времени, но и совершенно ошибочно сосредотачивает внимание на субъекте действия, вместо того, чтобы равномерно распределить внимание между субъектом и его способом жизни, как это обозначает аутентичное название. Именно способ жизни как увлекательной игры, знание правил и огромное, но не бесконечное многообразие позицией внутри этих правил, беспечальность и азарт создает атмосферу книги и сконцентрированно в английском назавнии. Не переведено и этим упущено важное.

Ну да ладно, едем дальше. Есть тут один нюанс, обозначив который, рискую быть подверженной остракизму. Собственно, еще «Вспомни о Флэбе» вызвало у меня сильнейшее чувство узнавания, но «Игрок» произвел впечатление полного, глубокого и абсолютно идеализированного описания современной Европы. То есть я не воспринимаю Культуру как утопию, но однозначно как идеал развития лучшего, что мы имеем в Европе сейчас и особенно с точки зрения конца восьмидесятых, когда это лучшее было совсем хорошим.

Не поймите меня превратно, но также, как узнаваемо космопорт во «Вспомни о Флэбе» повторяет европейские большие аэропорты в измененном масштабе, так и фон сексуальной свободы «Игрока» абсолютно точно копирует стиль жизни интеллектуальной европейской элиты — не всех, разумеется, не всех! но очень и очень многих — в котором спокойное приятие и знание себя, именно в смысле своих потребностей и их нюансов органически сочетается с таким же спокойным, доброжелательным и открытым приятием чужих способов сексуального поведения. Что, открою секрет полишинеля, для определенной группы европейцев, довольно-таки обширной, является своеобразным кодом узнавания и идентификации.

Очень говорящий фон, но надо выйти из контекста русской культуры и встать на позиции культуры Старого Света, чтобы провести аналогию между сексуальной открытостью и прогрессом, — что исключительно европейское явление, уже в америке акценты стоят иначе.

В целом, весь способ жизни людей Культуры повторяет образ жизни интеллектуальной элиты, насколько мне повезло с ней столкнуться — интересная творческая работа с подчеркнуто серьезным к ней отношением — но не как в советской утопии, а на манер средневековых европейских гильдий, — полное чувство защищенности системой, смесь сибаритства и безразличия к накоплению; железное здоровье и никакой ксенофобии; городские праздники и приятные собеседники; даже пейзажи и дизайн помещений несут отпечаток лучшего, что мы встречаем в современности, смесь живой зелени, текущей воды, старого дерева, камня и живого огня, ничего фантастического, все знакомо и любимо, только размах другой.

Интрига и напряжение случаются, когда человек такой западной, удобной, красивой и человеколюбивой культуры (здесь с маленькой буквы) сталкивается с культурой тоталитарной и азиатской, с ее варварской роскошью, железобетонными условностями и безграничной нищетой вместе с еще более безграничной незащищенностью.

Как сказал один мой знакомый, вернувшись из свадебного путешествия в Кению — никогда, никогда больше не поеду в такую страну, это было ужасно. Видеть, как живут люди, не имея примитивных удобств и базовых прав и понимать, что ты не можешь ничего сделать, — сказал он, — это страшная травма.

Не могу знать, хотел ли Бэнкс сказать именно это или нет, но вот так я прочла. Увидела внутренний конфликт европейца при столкновении с тоталитарной культурой, стремление проникнуть в нее и содрогание при этом проникновении, и одновременно любовное выписывание лучшего, что предлагает и обеспечивает европейская цивилизация, написанное с такой нежностью, как если бы это было описание родного двора с его старыми липами, песочницей, старухами и котами, только в космических и вековых масштабах.

Ни сама игра, ни политические манипуляции на фоне разворачивающихся картин ежедневности уже не впечатляют. Да и с Гессе параллели не нахожу, в «Игре в биссер» все бесплотно, значительно, спекулятивно, в «Игроке» — ровно наоборот.

И ничего больше сказать по этому поводу не могу.

Оценка: 10
–  [  18  ]  +

Ссылка на сообщение , 18 ноября 2011 г.

Немножко скорректировав свои первоначальные замечания в адрес переводчика, все же не одобряю выбор названия. Достоевщины со слезинками маленьких чудовищ у Бэнкса нет и близко, а забавную тавтологию передать транслейтор не сподобился. Впрочем, так уж, наверное, и поведется.

Книга интересна прежде всего тем, что в ней описан единственный (на данный момент) случай контакта Культуры с внегалактической цивилизацией — Азадианская империя контролирует часть Малого Магелланова Облака. Сообразно с такой задачей, Гурдже, величайшему геймеру Культуры

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
и заодно агенту Особых Обстоятельств поневоле,
выделен для поездки ко двору Императора на планету Эа (здесь уместно усмотреть легкую подколку в адрес Профессора) один из самых быстрых кораблей в истории — его предельная скорость достигает нескольких сот тысяч скоростей света.

Это очень медленная, ироничная и философская вещь. Своеобразный аналог «Игры в бисер» Германа Гессе или «Квадратов шахматного города» Джона Браннера, правда, сработанный на недостижимом для реалистической прозы уровне.

Все социальное устройство Азадианской империи отражает квалификацию тех или иных индивидов в специальной игре, которая так и называется — Азад. Слово это труднопереводимо на марейнский, а тем более на английский или русский, и может означать как компьютерную систему или биотехнологический механизм, так и вообще сколько-нибудь сложное сочетание естественных или искусственных элементов.

Гурдже поставил перед собой амбициозную задачу стать первым иномирцем, преуспевшим в ней. Для Контакта и Особых Обстоятельств его миссия интересна еще и потому, что имперская бюрократизированная социальная структура расценивается учеными Культуры как чрезвычайно редкое в космических масштабах явление. После Идиранского конфликта, в ходе которого была уничтожена идиранская джихадистская теократия, с другими имперскими космоцивилизациями Культура еще не встречалась.

И тем более не воевала, хотя за кулисами азадианско-культурной дипломатии клубятся тучи.

Бэнкс намеренно не акцентирует внимание на подробном описании правил Игры, на ее место, в принципе, можно подставить любую из достаточно сложных игр Восточной Азии на Земле, например го или маджонг, масштабированную с учетом многотысячелетнего космического опыта.

Истинная цель игры неясна даже Императору, который, как жрец из Золотой рощи Фрезера, проводит большую часть своей жизни в попытках отстоять завоеванный титул, но в конце концов обречен погибнуть после поединка с очередным соперником. Гибель — не метафорическое понятие, одержимость игрой как более гибким и удобным в обращении эквивалентом Realpolitik достигла в Империи такого уровня, что современные реалити-шоу по сравнению с азадианскими телепередачами покажутся трансляцией из пансиона для благородных девиц.

Пожалуй, так могла бы выглядеть Осиная Фабрика с чердака безумного Фрэнка, надстроенная до уровней космической цивилизации с сохранением фрактального самоподобия.

Гурдже — фактор хаоса, способный развалить всю эту наделенную своеобразной гармонией структуру. Уже за счет одного того обстоятельства, что его личностная психоматрица несет неизгладимый отпечаток родного анархо-либертарианского социума, неизбывно враждебного Империи, поскольку победитель получает право перекроить имперское общественное устройство в согласии со своими принципами. По крайней мере, эта возможность задекларирована. Однако может ли быть так, что сама игра играет игроками?

Роман может читаться независимо от остальных книг цикла. Отсылки к нему имеются в «Эксцессии» и «Последнем слове техники» — например, прочитав «Игрока», вы поймете,

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
почему Дизиэт Сма так настойчиво подозревала Скаффена-Амтиско в работе на Особые Обстоятельства за прошлые грешки.

Действие книги происходит в 2083 году, то есть на четыре года раньше «Материи» и на семь лет раньше «Выбора оружия», но на семнадцать лет позже «Эксцессии».

И да, как и в случае «Материи» с «Чертой прикрытия», книжку полезно читать до самого-самого конца.

Оценка: 10
–  [  15  ]  +

Ссылка на сообщение , 28 февраля 2008 г.

Если «Инверсии» — это бэнксовские «Трудно быть богом», то «Играющего в игры» можно назвать в известном смысле его «Жуком в муравейнике». Именно в том смысле, что здесь показано, как может поступить предположительно близкое к идеалу общество с одним из своих граждан, если это покажется обществу необходимым для исполнения своих сверхцелей.

Оценка: 10
–  [  13  ]  +

Ссылка на сообщение , 28 января 2012 г.

Прочитал с удовольствием, хотя и довольно неторопливо. Книга оставила после себя довольно ровные впечатления, поэтому хотелось бы сказать всего несколько слов, даже рискуя быть слегка банальным.

Неплохо. Совсем неплохо. Учитывая, что в книге маловато приключений тела, да и приключений мысли тоже, на протяжении всего чтения поддерживается интерес. Чем он вызван? Думаю, что это заслуга интересного, лёгкого языка, любопытных и ненапряжных описаний культуры и быта незнакомых нам миров, а так же населяющих книгу персонажей. Что же здесь есть? Здесь есть хороший философский настрой. Это чувствуется с первых строк и прямо с начала чтения готовишься и далее воспринимать всё с подобным настроением. И хотя характеристику «философский» можно прикрепить ко многим современным и классическим произведениям, но не так уж часто настолько видна закадровая авторская мысленная нить и это при том, что в самом тексте она отсутствует, а автор как бы и не выражает своего отношения ни к цивилизации Культуры, ни к империи Азад, ни к народам их населяющим, ни к их образу жизни, во всяком случае не в этой книге. Он скорее больше созерцает и совсем капельку иронизирует. Здесь есть приключения духа. Мы вместе с героем проходим путь размером со среднюю книгу и длиной в пять лет и слегка меняемся вместе с ним. Это удивительно. Основной момент, который мне хотелось бы подчеркнуть, что на протяжении всей книги рассказывается об абсолютно абстрактной для читателя игре под названием Азад. Почему абстрактной? Потому что читая, мы так по сути и не понимаем ни правил, ни законов, ни принципов игры. Немного рассказывается об её этапах, ведь мы вместе с героем Гурдже идём по этим этапам и от уровня к уровню. Она настолько сложна, что жители империи тратят всю свою жизнь, чтобы постигнуть её правила, принципы и тонкости. Но несмотря на это, автор так захватывающе показывает процесс и участие в нём своего героя, что мы затаив дыхание следим за всем этим и эмоции не затихают. Действительно интересно.

Второй пункт — противостояние человека чужой незнакомой системе. И именно это придаёт произведению дополнительной остроты. Описание социальных слоёв населения и властных структур хоть и не блещет новизной, ведь здесь мы видим ещё один пример «прогрессорской» фантастики, зато очень любопытно видеть, как за всё время пребывания героя в чужом мире ему противостоит целая система, а не только его соперники по игре, и пытается его сломить, сломать, уломать, подкупить, а он всё равно остаётся прежде всего Игроком и холодно мыслящим наблюдателем. Когда читал, я вспоминал один роман Урсулы Ле Гуин из Хайнского цикла. Он называется «Обделённые». Там тоже идёт столкновение двух основополагающих идей двух миров. Весьма сильный роман и тематически он очень перекликается с «Игроком» Иэна Бэнкса.

Что по поводу героев? Довольно стандартно. Супергероев нет, главные и вторичные злодеи довольно шаблонны. Особенно император. Особенно под конец. Есть пара тёмных лошадок, по законам детективного жанра. Машины обладают искусственным интеллектом, но по сути имеют функцию декораций (для фишки) или же, как в начале романа робот-автономник Маврин-Скел из-за которого по сути Гурдже и дал согласие на далёкое путешествие, играют сюжетообразующую роль, но замени их простыми людьми ничего в принципе не изменится. Да, но зато все персонажи героев отлично общаются и ведут интересные разговоры.

Понравилась ли мне книга? Да. Понравилась ли концовка, да и вся финальная часть? Нет. Ничего неожиданного не произошло, всё как-то предсказуемо, да и сам финал игры начисто слит. Император сначала предстал перед нами как какой-то концентрат Чистого Разума, но в конце вдруг превратился в злодея из киношных космоопер восьмидесятых со всеми эксцентричными театральными замашками. Я был даже весьма разочарован. Потом главный герой впал в долгую грусть и хандру, вылечить от которой его смогло частично только возвращение на родную планету (Плиту). И так это неестественно и вымученно выглядит, что просто не верится. И главное зачем? Гурдже ничего не смог изменить. Читатель не увидел ничего нового и даже ничего непредсказуемого. Кульминация была, а финала как бы и не было, если конечно не назвать финалом ту меланхолическую ноту на которой закончилась книга. Хотя ни плохой концовкой, ни хэппи-эндом назвать это нельзя. Испортил ли всё такой финал? Может быть да. А может и нет. Потому что, повторюсь, вся книга читалась ровно и так же ровно и закончилась. Правда предсказуемо... Можно ли рекомендовать к чтению? Да. Что я могу вывести для себя? То, что автор заинтересовал и обязательно буду читать и другие его вещи.

Оценка: 8
–  [  12  ]  +

Ссылка на сообщение , 7 июля 2015 г.

Чем дальше читаю ,,Культуру'', тем больше она меня увлекает и приводит в восторг фантазия Автора, создавшего цикл, объединённого не одним или несколькими главными персонажами – главный персонаж здесь сама Культура, её основа, проявления, цели. И, конечно же, её жители, люди и разумы. И, казалось бы, уже никто не сможет меня так поразить, как сильный, надеющийся только на себя, оплативший свои принципы кровью Хорза или такой общительный и свободный Бэр Генар–Хафун.

Но вот появился Игрок – Жерно Гурдже. Человек, который знает про Игру практически всё и любую партию может довести до победного финала. Одержав победу он ликует. Для него это лучше любви, лучше секса, лучше любого секретирования. Только в это мгновение он чувствует себя живым. И однажды возникает предложение, от которого невозможно отказаться. Игра, которая по воле общества становится реальностью. Главная её установка заключается в том, что игра и жизнь это одно и то же. И общество Империи настолько проникнуто идеей игры, что, считая игру жизнью, они сами и делают её жизнью. Она пронизывает всё: весь уклад жизни, политику, мышление, науку, она управляет формирует, изменяет, подчиняет. Её правила и законы – это основа жизни Империи. По другому, возможно, Империя вообще бы не существовала. Азад — эта самая игра — являлась той силой, что удерживает империю от распада. В такой Игре–Жизни Гурдже никогда не приходилось участвовать.

Он будет счастлив, ослеплён, его уверенность и мастерство будет расти от партии к партии, он будет действовать в полную свою силу до поры до времени, не подозревая и не предполагая, что сам является главной частью Великой Игры и его используют с обеих сторон. С его ,, помощью'' и Культура и Империя стремятся решить свои задачи. Империя хочет быть счастливой и намеревается добиться этого с помощью Гурдже, убедив империю, что Культура — пшик, ничего не стоит, она всё делает не так и культурианцев легко унизить. А Культура – для неё не важно, что Гурдже бросили туда как разменную пешку в игре, прекрасно понимая, что сломают ему жизнь. Ей тоже важно, используя Гурдже, получть своё. И сам Гурдже вряд ли когда–нибудь оправится от этого многолетнего путешествия, от этой Игры, от всего, с чем он столкнулся, что увидел, в чём участвовал, от сравнения жизни Империи и Культуры.

Роман начинается коротким абзацем, в котором скрыта практически вся основная его идея. И после следует виртуозно описанное повестование, в котором присутствует бездна великолепных идей, потрясающая картина гениально продуманного мира, замечательные персонажи, которых хочется разгадать, острый сюжет и интрига. Всё вместе это демонстрирует историю, которая начинается со сражения, которое на самом деле не сражение, и заканчивается игрой, которая на самом деле не игра.

Оценка: 10
–  [  11  ]  +

Ссылка на сообщение , 25 мая 2013 г.

У героя романа Гурдже, действительно, было все, что только может пожелать себе человек. Он родился и жил в мире, где нет бедных и богатых, а любые материальные блага доступны для каждого, нет болезней и боли, нет национальной розни, преступности, войн, нетерпимости, религиозного фанатизма — все эти ужасы отошли в прошлое. Зато здесь есть великолепные орбитальные города, возможность путешествовать в любую точку Космоса быстрее света, переделывать планеты, манипулировать гравитацией, пространством и временем — почти божественное могущество. В этом мире Культуры можно овладеть любым видом искусства, получить любое удовольствие... Есть все и чего-то не хватает, заставляя вглядываться в ночное небо или обычный огонь в камине, искать и не находить момент высшего наслаждения, когда что-то значимое сделано именно тобой, а не многочисленными роботами-советчиками.

Для Гурдже в этом мире технологий, науки, искусства есть только Игра. Он сыграл во все известные Игры Космоса, во всех достиг вершин мастерства и больше не находит в них радости и наслаждения. Пока не представляется возможность сыграть в самую захватывающую Игру Вселенной, которая вовсе и не Игра, а сама Жизнь.

Вся книга построена на контрастах. Размеренно текущая, контролируемая жизнь Культуры, безопасная и почти бессобытийная. И полная опасностей, жестокости, бурлящая и непредсказуемая жизнь Империи. Даже в мелочах — спокойная вечеринка Культуры с ребячливыми проказами и полная страсти и сексуальности оргия в Империи. Даже в Игре — контраст, противоположность. Спокойная, выверенная, поставленная под жесткий эмоциональный контроль игра одних и полная драматизма, риска, реальной, а не выдуманной опасности, других. Два мира, два пути, два подхода к решению одних и тех же проблем. Один, который называем, цивилизованным, и другой — отдающий первобытной дикостью и страстью.

В сущности, роман о современном развитии общества. Культура, как прообраз того, к чему стремится человек — спокойная, безопасная, высокотехнологичная, управляемая — к чему идет западная цивилизация. Империя — то, что мы видим вокруг себя — коррупция, разгул преступности, войны, фанатизм, ужасающая бедность одних и бесстыдное богатство других. Два мощных противника, ведущих нескончаемый спор, игру, в которой один переставляет свои фигуры, грубо и жестко подгоняя их в нужном направлении, другой — деликатно, легким прикосновением, передвигая на задуманные позиции, внушая ложные надежду и веру. Но и в том и другом случае в проигрыше остаются люди, оказывающиеся лишь пешками в руках Игроков, вершащих политику.

Но если бы все было так просто — черно-белое — был бы это хороший, но всего лишь один из многих не менее крепких социально-философских романов. Но в нем есть и второй, и третий, и четвертый слои — сколько хватит Вам настроя на их отыскание и разработку. Хотя бы вот это. Один из малозаметных эпизодов, когда игрокам предлагается изложить свои жизненные принципы и верования и главный герой не может этого сделать, передоверив машинам составить свой морально-этический кодекс. Или контрастная сцена — итог целой жизни и Игры: Император, принимающий решение, глядя на приближающийся пожар, и Главный герой, вглядывающийся в снежную ночь и плачущий над горской праха, который был когда-то его противником. Или насмешливые комментарии неизвестного рассказчика, ехидные, обидные, презрительные или сочувствующие, и пугающая правда, стоящая за этими анонимными высказываниями. Это как настоящая Игра, где образы, символы, цвета, ощущения значат не меньше, чем холодный расчет, ранг и весомость фигур. И во всем этом не меньше масштабности, чем в гигантских космических картинах «Вспомни о Флебе», просто все перенесено из материального в область чувственного восприятия.

И в конце этого пространственного отзыва скажу: читалось быстро, легко, сюжет захватывал и не давал расслабиться. Отличный баланс философии, социальных проблем, психологии и приключения с обязательными интригами, тайными операциями спецслужб, перестрелками и глобальными катаклизмами, с небольшой ноткой эротики и тревожащим финалом. С первой частью цикла книга не связана ни сюжетом, ни временем , история завершена и не предполагает дальнейшего развития именно этого эпизода из жизни Культуры, так что можно читать, как отдельное и самостоятельное произведение.

Оценка: 10
–  [  10  ]  +

Ссылка на сообщение , 20 сентября 2012 г.

Хех, давно я не получал такого удовольствия от книги. Я очень люблю «Игру в бисер», а тут — вот она, только более мрачная и агрессивная. Если у Гессе Игра — это форменный побег от реальности, то у Бэнкса социальщиной и политикой Игра откровенно пропитана насквозь. А еще вспомнились рассуждения Юдковски о невозможности для НФ-писателя отобразить мысли гения (в произведениях типа «Цветов для Элджернона» или «Понимай»). Как описать думанье того, кто умнее тебя? Читатель в таких случаях сталкивается с чем-то превосходящим их — читателя и автора — понимание. Так же и с Играми. Одно дело, когда вопросы политики решаются на шахматном поле, и совсем другое — когда Игра сама по себе есть нечто необъяснимое, хотя Бэнкс под конец и замечает, что это, мол, игра игр, объединившая в себе все уже известные игры. Ага, известные Культуре, а не нам с вами. Сингулярность — дитя коммунизма и истины: она где-то рядом, бродит по Европе. Поди пойми этих постчеловеков. Приедут, развалят империю — и обратно к себе, заниматься своим постсексом. Хотя, конечно, очень интересно наблюдать, как в процессе Игры герой меняется. Ну, знаете, если долго смотреть в бездну, то с сознанием начинают происходить всякие забавные штуки, особенно если организм сам по себе наркоту вырабатывает.

Оценка: 10
–  [  10  ]  +

Ссылка на сообщение , 11 мая 2012 г.

Далекое будущее. Сравнивать человеческую цивилизацию с Культурой нельзя, но все-таки брать за основу, что когда-то и они произошли от жителей Земли можно. Автор должен показать насколько чуждое обычному пониманию само существование Культуры, так как придуманный Бэнксом мир не укладывается ни в какие, даже смелые мечтания наших ученых. Кроме этого необходимо показать и сам мир, как он изменился и что из себя представляет, какие изменения произошли с личностью человека.

Научная фантастика должна быть интересной и обязанность автора заинтересовать читателей, помимо предоставления информации о своем мире, должна быть какая-то интрига или загадка. В романе Бэнкса «Игрок» есть все необходимое для приятного чтения. Четкий и продуманный мир, в котором нет ничего от нашей действительности, незаурядные персонажи и четкое понимание того, о чем он рассказывает.

Столкновение двух цивилизаций неизбежно, но Культура хочет все сделать красиво и дает империи Азад возможность выбора, хотя может на самом деле никакого выбора у них и не было, а было бы простое военное завоевание сильным более слабого. Империя Азад — мощное государство, с развитой экономикой и неплохими возможностями. Это воинственное и жестокое образование, они постоянно находятся в состоянии войны, силой привлекают под свои знамена другие планеты и народы. Непокорных уничтожают, тех кого поработили используют в разных целях, в том числе и в сексуальных, и в военных.

Основная религия у них — игра Азад, в нее играют все жители империи, лучшие игроки становятся правителями и государственными чиновниками самых разных уровней, а победитель занимает трон императора.

Из названия романа уже понятно о чем будет эта книга, конечно же об игре. Лучший игрок Культуры будет участвовать в ежегодном турнире по игре Азад, поэтому и главная интрига будет вокруг этого турнира.

Бэнкс еще раз продемонстрировал свои возможности, он показал один из эпизодов жизни цивилизации Культура, масштабность его замыслов поражает воображение, теперь необходимо узнать еще какие-нибудь сведения об этой вселенной. Будем надеяться издательство Эксмо не остановится на достигнутом и еще не раз порадует поклонников жанра новыми книгами этого автора.

Оценка: 8
–  [  9  ]  +

Ссылка на сообщение , 6 февраля 2012 г.

Кроме сожаления о потраченном времени этот роман у меня практически никаких эмоций не вызвал. Сюжет прямолинеен на столько, что после первых нескольких десятков страниц опытный читатель уже поймет чем все закончится, да и ход развития событий в книге можно предсказать с такой же определенностью. Ужасно раздражало то, как автор пытается описать мастерство игрока, ни капельки не раскрыв читателю правил или основных принципов игры. Сказано только, что игра демонстрирует жизнь, а жизнь, особенности цивилизаций Культуры и Империи находят свое прямое отражение в стиле игры представителей этих цивилизаций. Это моя первая книга, прочитанная у Бэнкса и в итоге — полное разочарование. Надеюсь, что другие вещи из цикла о Культуре окажутся более интересными. Что касается «Игрока», то оценку свою я поставил исходя из следующих соображений: сюжет 1 из 10; герои — 3 из 10 (характеры машин (автономников) проработаны лучше характеров людей, но все-же плохо); новаторство, фирменный стиль — 1 из 10; описание мира, общества — 1 из 10 (позаимствовано урывками у многих классиков жанра). Пожалуй никому из приверженцев старой доброй НФ я эту книгу рекомендовать не буду...

И пожалуй самое главное — скучно и НЕ интересно!!!

Оценка: 2
–  [  9  ]  +

Ссылка на сообщение , 5 сентября 2009 г.

Блистательная история о том, как мастер игр сам оказывается фишкой в игре жестокой настолько, насколько может придумать Бэнкс. А в этой грани его таланта вроде бы сомневаться не приходится.

Оценка: 9
–  [  8  ]  +

Ссылка на сообщение , 8 марта 2006 г.

мне понравилось, как мужик из состояния праздного гедониста попал в настоящую жизнь, постепенно прозрел, вернулся обратно домой и успокоился. И все это на фоне умопомрачительной Бэнксовской вселенной...

Оценка: 9
–  [  7  ]  +

Ссылка на сообщение , 28 сентября 2015 г.

Уже давненько читывал я романы из цикла «Культура» Бэнкса, но в связи с тем, что ни единого отзыва о любом из произведений данного цикла до сих пор не оставил, а так же по причине последней довольно приятной новости о переиздании и новых переводах его, решил объединить пробудившиеся воспоминания в единое мнение как о саге в целом, так и о романе «Игрок» в частности.

Все произведения из цикла можно поделить на две группы, по месту действия и авторского замысла происходящих там событий. Так что первый кластер романов у нас — это взгляд на саму Культуру со стороны инопланетянина и/или культурианина на него, при том же взгляд этот подтверждается описываемыми там событиями («Экцессия», «Последнее слово...» и «Вспомни о Флебе», в принципе). Второй включает в себя те произведения, где сюжет почти всегда разворачивается вне Культуры, а основная цель происходящего показать некоторые важные события и процессы из вселенной цикла в целом («Материя», например). Данный роман, несмотря на наличие двух плацдармов-арен событий, безусловно, относится к первой группе, включая в себя элементы второй как фон, прекрасно показывая от лица культурианца Культуру.

Итак, Культура — это анархо-гедонистическая цивилизация (скорее сообщество, сразу несколько цивилизаций), расположенная во Млечном Пути и опережающая земной двадцатый, да и двадцать первый века по технологическому развитию на восемь тысячелетий. Культура — это мир после технологической сингулярности, где машины давно достигли стадии разумности и имеют права равные во всем биологическим обитателям «культурных» хабитатов и колец. По-этому переход разума из биологического тела в машинное, наоборот, изменение его формы во все, что угодно, сексуальные контакты с кем и чем и как угодно — дела обычные и чисто бытовые. Менять пол хоть пять раз на дню (ладно, загнул, там тоже есть свои ограничения) — такая же обыкновенность. Так что с правами и свободами, а так же с достаточностью, сравнимой с утопией или долгожданным Золотым веком, у граждан Культуры все хорошо. Занимайтесь чем УГОДНО, как УГОДНО, для чего УГОДНО. Культура — территория абсолютной свободы, которая никогда на Земле не сможет быть реализована, да еще и с утопично-коммунистическими условиями существования.

Даже писанных законов в Культуре не существует — лишь формальные правила по мелочи, вроде «убивать не стоит» (а если и так вышло, то переживать не стоит — от этого ваше существование никак не изменится). В ней нет никакой централизации, правительств и законодательств — дела средней важности решаются на сетевых форумах и голосованиях, но а все остальное в рамках космических масштабов находится в руках, то есть «в руках» огромных компьютерных ИИ/ИР и ОО — Особого Отдела.

Именно с деятельностью и целями ОО, их сопоставлению со всей остальной, «гражданской» Культурой, пробиваются множественные аналогии и сравнения как с событиями из реального мира, так и из миров литературных. Конечно, в голову сразу приходит «Мир Полудня» Стругацких, где есть не анархичная и гедонистическая, но вполне самодостаточная система с двумя КОМКОНАМи и Институтом Экспериментальной Истории (пусть между вселенными Бэнкса и Стругацких есть пропасть различий, но деятельность организаций, упомянутых выше, так же широко дискуссионная среди фэнов). Разумеется, не обходится без насильной демократизации от Штатов, хотя деятельность ОО сравнима с любой другой подобной ей структуре в нашей истории на вооружение у мощной идеологии.

Именно ОО и вызывает-то больше всего споров и чувства неоднозначности. Конечно, этого добивался сам автор — показать Культуру с разных сторон, рассказать и видеть ее от лиц противников и согласных и не показывать своего отношения к ней (выбор «за Культуру или против?» всегда остается за читателем, за что Бэнксу спасибо). По факту, это нечто гораздо большее чем любые разведовательные департаменты Земли. ОО занимается прогрессорской деятельностью, склоняя мирными способами или насильственными (обычно руками группировок «варваров» из «космической глубинки») менее развитые цивилизации на путь «окультуривания» и постепенного слияния с единой Культурой, унифицированным сообществом гуманоидных видов и машин. Но ОО есть не только мощный орган экспансии и усиления влияния Культуры, но и ее мозг, ее власть в океане анархии и развлечений, которое координирует развитие этого колосса. Более того, не только за «некультурными» следят ООшники; намеки на массовую слежку, ну, или за более узкую за самыми одаренными культурианцами, есть как в «Игроке», так и в «Материи». Есть средства, есть цели, так что почему бы и нет.

И подобный род занятий ОО мог бы не удовлетворять кого угодно в подобном свободном обществе, но свобода Культуры гораздо, гораздо более всего, что может быть известно человеку. Такая свобода действий жизни позволяет как можно дальше отдалить все общество этого космического не-государства от власти, давая такую же полноту свободы, только для других занятий, уже самому ОО.

Разумеется, в подобном порядке в море абсолютнейшего беспорядка окажутся недовольные, желающие большего, чем обычное прожигание жизни, полной достатке и удовольствий. Но и на это у ОО, основы Культуры, значит, и у самой Культуры, есть ответ — «бери и убирайся» либо в само ОО, либо куда глаза и гипернавигаторы глядят. Отличный способ пополнение рядов неординарными и талантливыми личностями и отсеивания недовольных или не желающих проявить свою неординарность и талантливость на пользу Культуре.

Главный герой «Игрока», Жерно Гурдже, личность, стоящая между той, не побоюсь этого словосочетания, биологической массой, которая является большинством в Культуре, и теми, кто чем-то одарен и/или недоволен и желает это как-то использовать и реализовывать. Он считает себя обычным гражданином и мало как выделяет, только поставить знак «равно» между ним и другими, обычными культурианами, они сами не способны. Гурдже — гениальный игрок, Игрок В Игры. В любые их разновидности, где есть азарт, риск и борьба с судьбой и за удачу. И везде он в них побеждает. Зато побед в обычной жизни у него мало — друзей немногочисленно что среди машин, что среди людей, а его любимая девушка все дальше от него отстраняется в порыве непонимания сути Жерно. А суть его проста — он человек. Человек, который был бы обычным в нашем обществе, на Земле, но сильно выделяющийся в любом обиталище Культуры. И особенный он не в своем таланте в играх, а в вещах, обыденных для нас: он хочет обычной жизни, одной любимой девушки, одного любимого дела, спокойной жизни. Как ни странно, но в цивилизации самых обширных возможностей для реализации и свобод у главного героя найти себя так и не получилось.

В основные события роман Гурдже впутывается далеко не по своей воле, но происходит это на общем фоне разрыва отношений с Йей и постепенного остывания к играм (уже почти во всех он одержал верх). Так или иначе, но в итоге он оказывается главной персоной в миссии ОО, направленной на «мягкое» свержение порядков в Империи Азад — космического государства за краем Млечного Пути, в одном из Магеллановых Облаков. Там ему предстоит сыграть в хорошо продуманную Бэнксом игру, соответствующую наименованию и типу этой империи.

Империя Азад, конечно, представлена «во всей красе» — Иену удался образ жуткого тоталитарного, секситского, шовинистичексого и милитаристического государства, практикующего ксено-сексуальные погромы на перифирии и внутри своих пределов для утехи партийной элиты... Правда, там нет никакой партии, ну, да ладно. Просто мог бы Бэнкс и не так стараться с очернением азадианской диктатуры. Все-таки можно было придать меньше темных тонов, оставить Империю Азад темно-серой, дабы усилить главную «фишку» романа — дуализм, возможность читательского выбора акцентов.

Тем не менее, все события, похождения и путешествия Гурдже среди азидианцев описаны на ура, и скромная, если можно так выразиться, концовка, самое-то для истории об обычном человеке, маленьком и великом в своей сути. Обычная жизнь, наполненная и великим, и обыденным, обычная любовь, наполненная и расставаниями, и схождениями, и обычная смерть, без всяких искусственных раев Культуры и присоединения к Сублимированным.

Гурдже — это пример того, как сохранить человечность в цивилизации, потерявшей человеческое лицо. Даже в своем подчинении инструкциям ОО он проявил настоящую решительность, свое мнение. Так что Гурдже можно назвать не только настоящим человеком, но и настоящим мужчиной. Ну, вспоминается что-то мне этот отрывок:

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)

- «У тебя даже секса с мужчинами не было?» — спросила Йей.

- «Да»

- «Я так и думала»

.

Но пример Гурдже — единичный. Как я уже упомянул, остальным остается малое — либо присоединиться к ОО, либо уйти. Мало кому удается сохранить свое мнение и претворить свои идеи в жизнь.

Так почему же Культура и ОО идут на все это? Отчего глобальное отупление население, отнятие у него способности здраво мыслить и иметь адекватные цели, слежка за гражданами наводит на воспоминания от прочтения «451 градуса...» Брэдбери и «1984» Оруэлла? Зачем это Культуре?

Да потому, что Культура, как упоминал один современный деятель культуры (бывает) «империя, которая, если остановит свой рост, обязательно погибнет». Культура, управляемая в реальности ИРами с четкими программами, не может остановиться. Не может она и продолжить свое развитие к Сублимации — переходу к новой формации существования, что является итогом существования большинства таких же развитых сообществ, как Культура, ведь это приведет к тому, что она исчезнет в реальном мире и не сможет дальше расти. Нет, Культура — нечто уникальное и новое во вселенной, разработанной Бэнксом. Территория безграничной свободы с постоянным и бесконечным ростом, когда-то эта структура поглотит всю переходящую в Сублимацию галактику, а потом, чего глядишь, и всю Вселенную. Ну а что тогда будет? Нет, я не о ее гражданах, которые к тому времени потеряют все остатки человеческого, свойственного гуманоидным видам и не только. Я о том, а что будет с самой Культурой, которой уже некуда будет расти?

Оценка: 10
–  [  7  ]  +

Ссылка на сообщение , 26 февраля 2012 г.

Жил-был человек, и было ему скучно. В своей профессии-хобби (играть в разные игры) он был мастером, его знали и ценили, но остроты ощущений ему недоставало. И вот он их нашел, эти острые ощущения, игру, поражение в которой неприемлемо.

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
В конце игры оказывается, что человек сам был фигурой на доске, не пешкой, конечно, но фигурой, которой играли

Из романа очень хорошо понятно, что из себя представляет Культура как цивилизация — скопление разумов, которые все делают добровольно, но, тем не менее, общество расширяется и не собирается гибнуть. Всегда находятся разумы, которые из личных соображений работают на благо общества.

Неспешная такая фантастика, без драк, перестрелок и космических сражений. Может быть, звездные империи будущего будут воевать именно так — приезжает один человек и заставляет императора выполнить некие действия, после чего империя рушиться

Оценка: 7


Написать отзыв:
Писать отзывы могут только зарегистрированные посетители!Регистрация




⇑ Наверх