FantLab ru

Алексей Иванов «Летоисчисление от Иоанна»

Летоисчисление от Иоанна

Роман, год

Жанровый классификатор:

Всего проголосовало: 12

 Рейтинг
Средняя оценка:7.64
Голосов:75
Моя оценка:
-
подробнее

Аннотация:


Новая книга Алексея Иванова, одного из самых ярких писателей в современной российской литературе.

«Летоисчисление от Иоанна» — это рассказ об острейшем моменте русской истории: о противостоянии царя Ивана Грозного и митрополита Филиппа. Это время разгула опричнины, время лютых пыток и казней. Царь призывает в Москву друга детства, игумена Соловецкого монастыря Филиппа. Став митрополитом, Филипп видит свой долг в том, чтобы заступиться за жертв бесчинств, творимых по указке царя его приспешниками.

Книга «Летоисчисление от Иоанна» написана Алексеем Ивановым по начальному варианту сценария о митрополите Филиппе и царе Иоанне IV «Царь» (автор идеи и режиссер Павел Лунгин, авторы сценария Алексей Иванов и Павел Лунгин).

Экранизации:

«Царь» 2009, Россия, реж: Павел Лунгин




Издания: ВСЕ (6)
/языки:
русский (6)
/тип:
книги (6)

Летоисчисление от Иоанна
2009 г.
Летоисчисление от Иоанна
2009 г.
Летоисчисление от Иоанна
2010 г.
Летоисчисление от Иоанна
2014 г.
Летоисчисление от Иоанна
2014 г.
Летоисчисление от Иоанна
2016 г.




Доступность в электронном виде:

 

Отзывы читателей

Рейтинг отзыва



Сортировка: по дате | по рейтингу | по оценке
–  [  9  ]  +

Ссылка на сообщение , 17 января 2010 г.

Книга эта — по фильму «Царь» Павла Лунгина, а потому сравнения с фильмом ей не избежать (а в отзыве — не избежать СПОЙЛЕРОВ:dont:). Тем более, что книга написана Ивановым по первоначальному варианту сценария — отсюда и язык: короткие, рубленые предложения, схематичное повествование — всё в расчете на фильм. Правда, довольно много сцен в фильм не вошло, самые интересные — это борьба толпы за царские монеты во время принятия Филиппом сана митрополита и кривлянья Иоанна в главе «Царь-нищеброд», описывающей, каким образом государь попал в сад к мятежным воеводам. В этой сцене фильма нестыковка: царь просто приходит туда в плаще, накинутом на монаршье одеяние, но с перепачканным в грязи лицом, а откуда эта грязь — не ясно.

Больше мистики, которой Иванов любит разбавлять свои полностью исторические, на первый взгляд, романы — атмосфера Страшного Суда не просто витает вокруг, а находит зримые подтверждения в виде Саранчи и Всадников в небе.

Гораздо полнее раскрыта линия блаженной Маши — это не просто игрушка, позволяющая показать добрую сторону грозного царя, а его надежда на божью помощь.

Совсем по-другому представлены главные герои: любители неоднозначного образа Грозного, повторяющие, что царь был не только сумасшедшим душегубом, но и «одним из образованнейших людей своего времени» в романе найдут полное соответствие своим ожиданиям:smile: А вот митрополит Филипп в книге предстаёт простоватым мужиком, единственные положительные качества которого — доброта, справедливость, и мальчишески чистая вера в Христа. Этими чертами он коренным образом отличается от роли, сыгранной Янковским — глубокого, проницательного, будто заранее знающего о своем мученичестве последнего (или первого?) русского интеллигента.

Мораль же и у книги, и у фильма одна: делать надо добро, а злу нет никаких оправданий — ни «всё это для блага государства», ни «я просто выполнял приказ», ни «всё равно скоро конец света».

В итоге, несмотря на то, что мне очень нравится Лунгин как режиссёр и Алексей Иванов как писатель, из их совместного творчества мне больше понравился этот роман:shuffle: Жаль только, что не всё из этого варианта удалось реализовать в фильме...

Оценка: 9
–  [  8  ]  +

Ссылка на сообщение , 29 мая 2012 г.

Боюсь, что создатели фильма «Царь» оказали услугу тем, против кого боролись. Ультрапатриоты до сих пор радостно перечисляют все ошибки, неточности, ляпы, что дает им возможность кричать о клевете в адрес столь любимого ими кровопийцы и деспота...

Что до книжки, то сценарист фильма Алексей Иванов вроде как написал роман на основе своего сценария. Или он не писал роман, а это сценарий романом обозвали? Я в ужасе. «Географ глобус пропил» и «Золото бунта» привели меня в восторг. Затем я прочитал «Сердце Пармы» и понял, что на Солнце есть пятна. «Блуда и Мудо» насторожили окончательно. А теперь вот такая совершенно дрянная книженция...

Почему дрянная? Даже если плюнуть на исторические ошибки, то как прикажете читать такое:

«Маша неслась к дяденьке с большим ружьем. Дяденька целился, казалось, прямо в Машу. Грохнул выстрел, и убитый всадник тяжко грянулся о землю рядом с Машей. Дуло ружья у дяденьки-стрелка дымилось. Дяденька бросил ружье, махнул Маше и побежал между деревьев. Маша неслась за ним.»

А ежели это не роман, а сценарная разработка, так пусть ее во ВГИКЕ и читают, а не печатают большими тиражами. А то читатели убегут от Алексея Иванова вслед за Машей и дяденькой...

Оценка: 2
–  [  8  ]  +

Ссылка на сообщение , 9 апреля 2012 г.

Вообще-то, я не из тех, кто считает Алексея Иванова величайшим писателем современной России. Но ему удалось невозможное — создать на основе киносценария полноценный роман, компактный и предельно емкий. Конечно, не обошлось без потерь. В чисто литературном отношении это далеко не «Сердце Пармы» и не «Золото бунта». При чтении возникает ощущение видеоряда, частично разорванного, как и положено в кино. Искажения истории запредельны для исторического романа, хотя приемлемы для фильма. Если поискать аналогии в XX веке, то так же можно было бы поместить в один год, скажем, в 1940, ежовский террор, Сталинградскую битву и взятие Берлина. На экране это может сойти, на бумаге — совсем другое дело.

Эти потери неизбежны и минимальны для бывшего киносценария. Книга пробирает по-настоящему. С первой страницы до последней не проходит жуткое ощущение сюрреалистичности происходящего, реализма и абсурда одновременно. Прекрасно сделаны все герои, даже второго и третьего ряда — Иван Колычев, Малюта Скуратов, Штаден, Басманов, царица, новгородский купец. Блаженная девочка Маша. Царь Иван, одержимый своей апокалиптической идеей и превративший жизнь подданных в ад. Он похож и не похож на реального Грозного, сложнее и проще его. Сильный, издерганный, безумный, расчетливый, свирепый, способный и на дикое фиглярство, и на бессмысленное истребление преданных людей, и на использование их в многоходовых комбинациях, и на искреннюю привязанность. Митрополит Филипп, простодушный, надежный, мужественный, преданный царю и при этом четко ощущающий границу добра и зла и неспособный ее переступить. У всех одна вера, и у каждого своя правда. Одни находят силы до конца хранить верность Богу, другие, сами того не замечая, переходят на службу Сатане.

Оценка: 8
–  [  5  ]  +

Ссылка на сообщение , 8 сентября 2010 г.

Ознакомившись наконец с текстом, должен сказать, что произведение странное — с 1 стороны, это вроде бы чистая «новеллизация фильма», жанр по определению «низкий» и несамостоятельный, с другой же — роман абсолютно не лишний в библиографии автора, п.что ряд идей здесь впервые высказан в четкой, отдистиллированной форме, не загроможденной метафорами, изысками, стилем, как в «настоящих» романах Ал. Ив. Выходит, что новеллизация как жанр была выбрана осознанно, дабы высказаться ясно и недвусмысленно, поставить точки над і.

Все недостатки, уже отмеченные критиками, в тексте присутствуют, но явно не потому, что автор «не справился», а это, скорее, особенности жанра новеллизации (например, сложно, хотя и можно упрекнуть Шекспира, что Гамлет в пьесе больше говорит стихами, чем прозой, как в жизни), а жанр этот стал для писателя возможностью высказаться, не прибегая к трактатности, но и не отходя от нее так далеко, как отходит худ. литература в целом.

Иванов снова, как в ЗБ, высказывается на тему слепоты народа в отношении добра. В России (правильнее — в Московии, России тогда не было) это вылилось в мысль, что спасаться надо через зло, иначе даже богоявление пройдет незамеченным. Эту идею подхватывают еретики (а все еретики, так или иначе — манихеи, дьявол для них есть равновеликий богу творец, что доказывается самим миропорядком, в к-ром зло отнюдь не слабее добра) и власть. Роман Иванова исследует как раз второй вариант спасения, приписывая его авторство Иоанну Грозному и отсчитывая как раз отсюда полицейское государство в России с характерной для нее сакрализацией власти как спасительницы народа.

В романе все написано еще тоньше, хотя сам жанр избран такой, что тонкость в нем должна бы поступиться кинематографичности. Чудесная глава «Русский митрополит» прямо на пальцах показывает, как манихейство овладевает слепым в отношении добра народом — не через происки дьявола, а просто: вот кинула царица-черкешенка деньги в толпу (в чем тут происки?), и точас же взмахи митрополичьего кадила, отраженные и как бы продублированные ее движениями, отразились в давке и злобной суматохе на площади перед собором. Филипп же, человек цельный (п.что отшельник и жил вне мира) пытается воссоединить мир, толком его не зная. Но мир — это то, что делится надвое сразу и без разговоров. В романе так делятся душа и разум главных героев: у Маши душа отступила в 7-летний возраст, а место разума заступила дева Мария — это потеря рассудка. У Иоанна разум тоже отделился от души, но отступил в противоположную сторону — в будущее, уверовав в грядущий конец света. А душа, пытаясь спастись, схватилась за бармы небесного царя — это потеря души, это идея скарализации власти. С точки зрения логики, истины прав Иоанн — в романе мироустройство на каждом шагу подтверждает его правоту. Но в его правоте выжить нельзя, и потому в конце книги его пыточный городок пуст. Филипп тоже прав, но по-человечески, и правота его — «подземная», а над ней бушует пожар и гарцуют опричники.

Хорошая книжка. Иванов — настоящий Протей, написал так, что снова умудрился не повториться. Не живет, а переливается узорами...

Оценка: 6
–  [  4  ]  +

Ссылка на сообщение , 1 февраля 2013 г.

Чётко видно: это сценарий, адаптированный в роман. Поэтому слишком простой, «неивановский» язык, слишком просто всё и по сюжету, и по сценам, которые идеально соответствуют кинематографическим. Фильм я смотрел ещё на премьере, в кино ходил, и фильм мне категорически не понравился, потому что я считаю неправильным смешивать исторические события и аллегорический фарс, которым всё заканчивается. В книге этот момент смотрится чуть гармоничнее, потому что слова — не изображение, их можно по-разному представить. В целом — ну, книга. Ну, про царя. Ну, лучше в данном случае фильм посмотреть.

Оценка: 4
–  [  3  ]  +

Ссылка на сообщение , 9 августа 2014 г.

Россия, 16 век, Иван Грозный, митрополит Филипп, опричники, воеводы, блаженная девочка.

Пять лет назад смотрел фильм Лунгина «Царь», к которому Алексей Иванов написал сценарий. Несмотря на хорошую картинку и замечательных артистов фильм не впечатлил. На мой взгляд, книга по фильму вышла более цельной, чем кино. Персонажи глубже прописаны, сюжет логичней. Мамонов отлично играет маразматиков, но по книге Грозный более продуманный деспот. Впрочем, и Филипп (Янковский) в фильме отличается от книжного воплощения. Книга в целом неплоха, но знакомство с Ивановым я бы рекомендовал начать с «Золота бунта». Плюсы «Летоисчисления»: родная тематика, любимый мной язык Иванова, христианская мораль о стремлении к добру. Минусы: мрачная тематика, слабая экранизация.

Читать рекомендую любителям художественной исторической прозы.

Оценка: 8
–  [  2  ]  +

Ссылка на сообщение , 21 июля 2016 г.

«Летоисчисление от Иоанна» не является новеллизацией сценария. Трудно не заметить, что в фильме Лунгин провел целый ряд смысловых линий совершенно иначе, чем они даны у Иванова. Хотя бы образ св. Филиппа: у Лунгина это рафинированный интеллигент, а у Иванова -- человек постой, но крепко стоящий в истине. То, что сделал Иванов в «Летоисчислении», пожалуй, интереснее того, что получилось в фильме «Царь». Сложнее, интеллектуальнее, если угодно.

Оценка: 9
–  [  2  ]  +

Ссылка на сообщение , 5 февраля 2012 г.

Очень хотел посмотреть фильм «Царь» и дабы не утратить интерес к книге решил с начала прочитать «Летоисчисление от Иоанна». Роман оказался замечательный, хоча нужно признать, иногда возникали мысли что все же читаешь не самостоятельное произведение а роман-сценарий заточенный под фильм (это если абстрагироваться от того что так оно и есть), но они возникали не так и часто. Да и нельзя сказать, что книге это пошло в минус, сам по себе сценарий есть жанр не самостоятельный, а лишь нарезка сухих фактов и план, согласно которому должны действовать актеры но Иванову удалось помимо динамики еще и раскрыть характеры героев, вложить мысль и приправить все доброй пригоршней эмоций.

Книга однозначно лучше фильма, который, после прочтения оной показался суховатым и рваным. Пожалуй, тот случай, где автор перестарался, забыв, что основополагающим является фильм и все делается для его коммерческого успеха, за что автору честь и хвала, а мне масса удовольствия от прочитанной книги и немного от просмотра фильма, дабы закрепить первое.

Оценка: 10
–  [  2  ]  +

Ссылка на сообщение , 7 ноября 2009 г.

Опасно, а потому и страшно играть с историей, особенно если говорить об Иване Грозном, но Иванов сдюжил. Книга получилась и не по истории в общем, а о том, что такое человек, как душа мечется и чем стать может — лебедем ли в небе, иль вороном камнем на добычу падающим.

Оценка: 10
–  [  0  ]  +

Ссылка на сообщение , 8 ноября 2009 г.

Из 2-х глав, доступных в Сети, можно сделать вывод, что перед читателем не роман, а сценарная разработка в чистом виде, т.е. текст, априори рассчитанный не на самостоятельную жизнь (как роман), а на то, что другие люди преобразуют его в иной жанр искусства и поднимут в воздух, иначе он не летает. Это не самолет, а чертеж самолета. Он да, не летает, правда ему невозможно и упасть (недаром в критике этот текст уже обозвали «крепкой повестью»). Ближайшие аналоги — не столько романы Иванова, сколько опусы из тома киносценариев в серии «Миры бр. Стругацких». См. также очень дельное послесловие к данному тому...

Не зная всего текста, не даю и оценки. Хотя остального Иванова ценю высоко. Правда, он ошибок исправлять не хочет. Но ладно, писал же Гоголь «щекатурка», да еще и спорил с Краевским, что тот по-русски не понимает...

Оценка: 6


Ваш отзыв:

— делает невидимым текст, преждевременно раскрывающий сюжет, разрушающий интригу

  




⇑ Наверх