FantLab ru

Ким Стэнли Робинсон «Годы риса и соли»

Рейтинг
Средняя оценка:
7.00
Голосов:
73
Моя оценка:
-

подробнее

Годы риса и соли

The Years of Rice and Salt

Роман, год

Жанрово-тематический классификатор:
Аннотация:

Перед нами блестящая альтернативная история. Панорама развития человечества, после того, как в 14 веке смертельная эпидемия чумы буквально опустошила Европу, включая и Россию. Таким образом, Европа была практически вычеркнута из жизни и последующей истории человечества. Ее место в этом мире заняли Ислам и Древний Китай. Робинсон нам показывает каким бы мог стать такой мир. Перед нами предстают десять различных историй, охватывающих различные периоды становления, развития и соперничества этих цивилизаций...

© ceh

Награды и премии:


лауреат
Локус / Locus Award, 2003 // Роман НФ

лауреат
Премия Академии НФ, фэнтези и хоррора / Cena Akademie Science Fiction, Fantasy a Hororu, 2016 // Научная фантастика (США)

Номинации на премии:


номинант
Лучшие книги года по версии SF сайта / SF Site's Best Read of the Year, 2002 // НФ/фэнтези книги - Выбор Читателей. 5-е место

номинант
Лучшие книги года по версии SF сайта / SF Site's Best Read of the Year, 2002 // НФ/фэнтези книги - Выбор Редакторов. 7-е место

номинант
Премия Артура Ч. Кларка / Arthur C. Clarke Award, 2003 // Роман

номинант
Хьюго / Hugo Award, 2003 // Роман

номинант
Премия Британской Ассоциации Научной Фантастики / British Science Fiction Association Award, 2003 // Роман

номинант
Большая премия Воображения / Grand Prix de l’Imaginaire, 2005 // Роман, переведённый на французский

номинант
«Итоги года» от журнала «Мир Фантастики», Итоги 2020 // Книги — Научная фантастика года

номинант
«Итоги года» от журнала «Мир Фантастики», Итоги 2020 // Книги: Самая долгожданная книга


Издания: ВСЕ (4)

Годы риса и соли
2020 г.

Издания на иностранных языках:

The Years of Rice and Salt
2002 г.
(английский)
The Years of Rice and Salt
2002 г.
(английский)
The Years of Rice and Salt
2003 г.
(английский)





Доступность в электронном виде:

 


Отзывы читателей

Рейтинг отзыва



Сортировка: по дате | по рейтингу | по оценке
–  [  38  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Предпосылки книги просты, но до крайности интересны. (1) Во время Великой чумы 14 века Европа от Руси до Испании вымерла вся — фактически, христианская цивилизация за исключением отдельных отщепенцев и беженцев перестала существовать. (2) Реинкарнация существует. Ну а дальше на протяжении всей книги перед нами разворачивают полотно о жизни трёх героев, реинкарнирующихся вновь и вновь в разных людях с момента оной чумы до 2002 года н.э. — пардон, до 1423 г. после Хиджры Мохаммеда — на фоне развития иной Земли, до слёз похожей и до истерического хохота непохожей на нашу. Основными движителями прогресса и основными врагами в иных мировых войнах здесь, как и следовало ожидать, оказываются Китай, Дар аль-Ислам — рыхлая конфедерация исламских государств — и Индия.

По ходу дела мы наблюдаем альтернативное открытие Америки и закона всемирного тяготения, альтернативное изобретение пороха и атомной бомбы, альтернативные конфликты идеологий и философий, феминизм и гуманизм. И что странно — в описываемое автором веришь. Не знаю, какие гигабайты исходных материалов Робинсон освоил перед написанием этой книги, но порой возникает реальное ощущение чтения не художественного романа, а исторических хроник той самой иной Земли — мира, где, как завещал вождь мирового пролетариата, мировая история пошла другим путём. В целом — одна из самых эрудированных и thought-provoking книжек, прочитанных за последний год, не уступающая «Барочному циклу» Стивенсона.

Я считаю, Must Read.

Оценка: 9
–  [  12  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Качественная и нешаблонная альтернативка с точкой расхождения в 1348 г. Основана на предположении, что эпидемия чумы полностью опустошила западные страны, а в образовавшийся вакуум хлынули индийцы, китайцы и арабы. Прослежено развитие цивилизации на данной мировой линии вплоть до наших дней. Роман изобилует отсылками к «Трипитаке», «Путешествию на Запад», «Историческим запискам» и «Бардо Тходол», из-за чего временами напоминает «Человека в Высоком Замке»,

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
тем более что мировые войны с участием японцев на территории Северной Америки в этой вселенной есть тоже.

Оценка: 9
–  [  11  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Книга оставила противоречивые чувства. С одной стороны — незатасканная идея о мире без западной цивилизации, демонстрация «дивного нового мира» от точки расхождения ( в данном случае эпидемии чумы, выкосившей Европу почти под корень) до наших дней и явная подкованность автора в ряде вопросов касательно восточных цивилизаций. С другой — явное натягивание совы на глобус по части развития научного прогресса (все-таки без европейцев он должен был замедлиться на века, тот же Китай в реальности долгое время оставался эдаким застывшим самовлюбленным средневековьем, не хотевшим и не желавшим значительно меняться) и несколько рваное повествование в следствии «мозаичной» структуры произведения, достаточно блеклые «реинкорнерующие» герои, которые несутся по нити повествования «галопом по Азиям», нигде толком не останавливаясь. В общем, задумка у автора была оригинальная, но лично я в этот мир не особо поверил и местными сюжетными перипетиями не проникся.

Оценка: 7
–  [  9  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Образцово-показательное превращение хрошего романа (или сборника повестей) в пропагандистскую жвачку. И проблема вовсе не в том, какие идеи продвигает автор (я левак и с идеями-то согласен), а в том, как он это делает.

Первые четыре книги хороши. «Познавший пустоту» — история евнуха, который мстит Китаю за то, что ему отрезали то, что ему отрезали. «Хадж в сердце» — начало заселения прогрессивными мусульманами опустевшей после чумы Европы. «Океанские континенты» — открытие Китаем Америки (хотя, конечно, она в книге не Америка, потому что в честь кого ее в романе так называть?). «Алхимик» — лучшая, на мой взгляд, часть романа, история исламского Ньютона. Короче, начинается книга бодро — с отличных историй про рабов, ученых, мореплавателей. В основном это именно истории — в них события и диалоги, мысли и действия уравновешены. Исключением, пожалуй, является только вторая половина «Хаджа в сердце», где идеи феминизма продвигаются с помощью монологов султанши. Они, конечно, привязаны к ее вполне толковой истории, но видно, что Робинсон гораздо больше тащится, когда пишет эти монологи; события же, происходящие с героиней, он быстро-быстро проговаривает.

С пятой книги — «Уток и основа» — начинаются проблемы. Робинсон принимается строить свою утопию, настойчиво подталкивая описываемый мир к светлому будущему. Глава посвящена тому, как индейцы и японец придумывают себе политическое устройство для борьбы с захватчиками. Их разговор (почти монолог) приводится, а само устройство и борьба с захватчиками остаются за кадром. Это вообще излюбленный прием Робинсона — описать важнейшие события двумя-тремя словами в рамках изображения скучного, разговорного эпизода.

Шестая Книга — «Вдова Кан», о непростых отношениях мусульман и китайцев в Китае — с новой силой обращается к монологам, в которых персонажи пространно излагают свой взгляд на философию, политику и историю. Феминистские идеи приобретают центральное значение, но здесь они выглядят все еще органично и обоснованно — омерзительная практика бинтования ног дает повод поговорить об угнетении женщин за пределами ислама. Сделано хорошо, гораздо лучше, чем в «Хадже». Но проповеди и философия становятся уже более оторванными от описываемых событий.

Седьмая книга — «Эпоха великого прогресса». Начало конца. Робинсон, уже не стесняясь, строит свою утопию, а для этого вводит справедливое и могущественное государство. Представьте себе, как американский писатель-патриот изобразил бы в книге мессианскую роль США — вот так же Робинсон изображает

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Индию
. Феминизм продвигается уже без конкретной привязки к сюжету. Просто глава о справедливом обществе. Помашите флагом, если у вас есть подходящий. Положение спасает хорошая история про конфликт японцев и китайцев, но революционная ячейка там, конечно — это позорный цирк.

Восьмая книга — «Война асур» — история Единственной (в романе) мировой войны. Антивоенный пафос хорош, картинки-вставки загробного мира (герои попадают туда после каждой книги для перерождения), которые бесили меня во всех предыдущих главах, впервые порадовали. Попробуйте догадаться, вмешательство какой страны позволило победить тем, кому надо победить. Глава позорно короткая. Действительно, зачем описывать мировую войну? Куда там вставишь монолог о феминизме?

Девятая и десятая главы — «Нсара» и «Первые годы». Изобретение ядерного оружия и Великая русская революция... эээ... то есть китайская. Если вы дочитали до этого места хотя бы мой отзыв, а тем более сам роман, то уже можете догадаться — про изобретение ЯО и революцию будет написано мало. Будет много монологов про феминизм и историю. И теперь это уже будут полноценные лекции. Нет, правда, там описывается, как персонаж читает лекцию. Собственно, не описывается даже, а приводится текст лекции. Очень занимательно (нет). В отрыве от событий, которые происходят с персонажами.

Забавный момент: в главе, почти полностью посвященной феминизму, проговаривается (именно проговаривается), что женское обрезание — это плохо. В первой главе Робинсон описал, как мальчика сделали евнухом и рассказал его историю, в шестой — рассказал про искалеченную женщину. Но на историю какой-нибудь жертвы женского обрезания у него места в книге не хватило — как же, ведь надо прочитать лекцию об угнетении женщин. Лекцию читает женщина, которой ноги не бинтовали и ничего не отрезали. Для другой такой же женщины. Могли бы еще про голодающих детей Африки поговорить во время вкусного обеда. Кстати, книжка-то, конечно, инклюзивная по самое не балуйся, но Африки (кроме северной, которая традиционно была частью богатых империй) в ней нет. Проблемы негров профеминиста Робинсона не... это самое.

А уж как он изобразил бунт против военного переворота в послевоенной стране! Мммм... Если вам нужен пропагандистский листок для организации «мирных протестов» — можете копипастить Робинсона. Ну, и куда же в таком деле без помощи доброй демократичной страны. Китайская революция тоже проходит очень красиво и пафосно. Прямо удивляешься, почему это некоторые считают революции делом кровавым и трагичным.

Последний раз такую концентрацию пропаганды я встречал у Сойера в «Квантовой ночи», но тот хоть сюжет не бросал, а Робинсон под конец просто стал гнать простыни философских и политологических лекций. Я, конечно, понимаю, что он играет с идеями и конструирует новую историческую реальность, просто делает это на гуманитарном поле, но это все же художественный текст, куда ты дел сюжет, философ? Представьте, что Иган завершает свой роман не приложением с математическими выкладками, а нехилыми такими по объему главами сплошной математики и физики. А ведь про Игана говорят, что он не очень хорош как писатель с точки зрения художественности. Ха, ну такой ерунды он всяко не творит.

Оценка: 7
–  [  9  ]  +

Ссылка на сообщение ,

КЛИНАМЕН

...Я сотни раз прорастал травой по берегам стремительных рек. Сотни тысяч лет я рождался и жил во всех телах, что есть на Земле

Джалаладдин Руми

Кима Стенли Робинсона буду читать еще, после «Авроры» было ясно. Сильнее всего хотелось «Годы риса и соли», на русском, кажется, нет еще. Но такой интересный посыл, смотрите: в реальности романа чума (а скорее сочетание чумы, сибирской язвы и голода, вызванного неурожаем) уничтожила на тридцать процентов населения Европы, а девяносто девять, странным образом не затронув густонаселенных Индии и Китая. То есть, были единичные случаи заражений, но эпидемию удавалось локализовать совершенно драконовскими мерами. И основной переносчик, европейская серая крыса, в том биоценозе отсутствовала. Впрочем, не возьмусь утверждать, но как-то так. Европа опустела, христианства нет, остались ислам и буддизм, между ними будет разворачиваться постоянное соперничество. Города, спустя столетия, заполняются , обживаются и перестраиваются по новым канонам.

Но главное здесь другое. Роман построен как череда реинкарнаций родственных душ, проходящих через время и пространство, воплощаясь в людей (и не только) в разное время, в разных местах. Смысл даже не во множественности рождений, но в том, что мы путешествуем группами. С самыми значимыми в нашей жизни людьми уже бывали тесно связаны в прежних воплощениях, и еще будем. Такое себе вечное возвращение. Это начнется известием, принесенным разведчиками Тимура, что городок, лежащий на пути армии, пуст — все вымерли. Приказом хана убить и сжечь их вместе с лошадьми и молнией, которая поразит правителя в самый момент, когда командир отряда должен проститься с жизнью.

Деморализованная армия распадается и откатывается в степь. А Болд скитается по опустошенным заразой землям, избегая входить в города, находит и приманивает конька, после им придется пожертвовать, когда нападут волки. В последней стадии истощения выходит к реке, подобран работорговцами и после продан на китайскую галеру, где встречает чернокожего раба Ку. Мальчишку кастрируют, Болд выхаживает его, по прибытии в Китай их продают владелице харчевни и настает сытая жизнь. Но Ку, одержимый ненавистью к китайцам, грабит и убивает хозяйку, поджигает ресторанчик (а там все вокруг бамбуковое) и старший товарищ поневоле вынужден сопровождать юного злодея. Этим не заканчивается, потом Ку, решительно ничего не боящийся, становится евнухом императорского гарема, а Болда пристраивает на конюшню. И снова убивает, поджигает, на сей раз дворцовое помещение. И чудом выходит сухим из воды.

Они встретятся в Бардо, где Ку перенесет тысячи лет адских мук, а потом снова воплотятся. На сей раз в индийскую девушку Кокилу из касты торговцев Вайшью, которая, мстя за смерть подруги, отравит мужа и свекровь, да так и будет схвачена с руками, выпачканными синим соком ядовитого растения, и казнена, как ведьма и отравительница. Чтобы воплотиться в тигрицу, которая спасет брахмана от повстанцев, после будет убита, а юноша, тоже вынужденный спасаться, прибьет ся к паломникам в Мекку, примет ислам, станет суфием, прежде любимым великим Акбаром, после, когда тот станет склоняться к буддизму — опальным. Казни избежит, но будет сослан устраивать медресе в Бараку (это в теперешней Франции), где в просвещенной султане Калиме узнает свою тигрицу по сросшимся на переносице птичкой бровям. Просвещенная овдовевшая правительница, с помощью Бахрама, создаст идеальное государство на территории одного отдельно взятого города. Она трактует Коран с точки зрения раннего феминизма. Но вскоре братья мужа нападут на город. С горсткой верных Бахрам и Калима переселятся севернее, и там устраивают город, который сумеют защитить — оплот исламского феминизма.

Весь роман такая череда перетекающих друг в друга историй. Будут японские мореплаватели, открывшие случайно путь в Северную, а затем и Южную Америку. И тогда же на американский континент проникнет европейская оспа, от которой у местных нет естественного иммунитета. Будет история арабского алхимика, который станет великим ученым, проведет опыты с вакуумом, измерения скорости звука, но под угрозой семье, взятой султаном в заложники, вынужден разрабатывать оружие, в том числе отравляющие газы. И история родовитой китайской вдовы, которая приютит монаха с сыном, роющихся в куче отбросов, внезапно под влиянием этой встречи начав прозревать предыдущие воплощения. А после, когда несчастного монаха обвинят в шпионаже и запытают до смерти, выйдет за мусульманского ученого и они вместе станут искать путей совмещения ислама с буддизмом. Она будет писательницей, и свет просвещения станет распространяться потихоньку. Но потом случится восстание, которое жестоко подавят, новый неурожай, наводнение, война.

Там будет история японского деда Мазая, Япония давно под владычеством Китая, который протянул руки в Европу — Фиранджа и Северную Америку, правда, там противостоит Лига Племен Ходенесуни. И вот парень, японский раб лавочника китайца, посланный хозяйкой за шелковичными червями, спрятанными на чердаке в залитом наводнением районе, дрейфует на своей лодчонке, то и дело прибиваясь к островкам, откуда на палубу немедленно устремляется всякая скачущая и ползучая тварь: от змей и пауков до лисиц. Он спасает молодую китаянку с ребенком, после они попадают на карантин — в районе наводнения ожидаемо свирепствует холера. А потом он вступит в ряды сопротивления и спасенная китаянка не донесет станет помогать.

В этой книге столько всего интересного, и когда ближе к концу над теорией инкарнаций станут потешаться — а что бы вы хотели, просвещенный XIX век, ниспровержение устоев, будет ужасно обидно — вы чего, есть это, есть, вся же книга о том! И такой неожиданный безнадежный обнадеживающий, грустный, прекрасный финал, описывающий примерно наше время. Дивный роман. Если переведут, обязательно перечитаю.

Конечно, мы плохие. Конечно, все идет не так. Но зачем жить только этим? Для чего притворяться, что лишь об этом история? Of course we are bad; of course things go wrong. But why dwell on it? Why pretend this is the whole story?

Оценка: нет
–  [  8  ]  +

Ссылка на сообщение ,

«Годы риса и соли» — фантастика в жанре альтернативной истории о мире, в котором в 14-ом веке эпидемия чумы уничтожила всех европейцев. Роман состоит из 10-ти частей — 1-ая часть рассказывает о мире непосредственно после европейской чумы, действие 10-ой части происходит уже в начале альтернативного 21-го века. Герои в каждой части, естественно, разные, но в то же время это одни и те же герои, которые после реинкарнации возвращаются на Землю, и их судьбы каждый раз оказываются снова переплетены.

В каждой части есть:

Персонаж, имя которого начинается с буквы «Б» — умный, умеющий приспосабливаться и добросовестно идти в направлении выбранной цели.

Персонаж, имя которого начинается с буквы «К» — решительный, способный иногда преступить закон и мораль ради своей цели.

Персонаж, имя которого начинается с буквы «И» — выдающийся исследователь, в своём деле доходящий до самой сути и открывающий новое.

В каждой жизни эти персонажи идут бок о бок, воплощаясь в людей (а иногда и не в людей) разного пола, национальности, с различной разницей в возрасте по отношению друг к другу.

Первые части книги — колоритнейшая историческая фантастика, экзотика высшей степени, шокирующая и восхищающая Азия (а потом и не только Азия). В этом мире китайцы открывают Америку, самаркандцы открывают основополагающие законы физики, индейцы Северной Америки в 17-18-ом веке создают близкую к идеальной форму общественного устройства, а индусы начинают промышленную революцию. Кажется, что чем ближе к концу, тем интереснее должно быть. Однако, например, в 9-ой части автор делает излишний упор на феминизм. Феминистские идеи Робинсон использует на протяжении всего романа, но предпоследняя часть представляет собой квинтэссенцию феминистской литературы. В феминизме, конечно, нет ничего плохого, но такая концентрация его, возможно, на момент написания романа была более актуальной, сейчас же она уже не кажется столь остроумной. Последняя же, 10-ая, часть романа — это вообще скорее обществоведческое эссе с элементами художественной литературы.

Этот роман — не просто книга, это литературный труд, как и прочие книги Робинсона — серьёзного и достойного писателя, в каждом своём произведении исследующего важные вопросы. Но книги у Робинсона всё-таки несколько занудные, несмотря на то, что он профессиональный литератор. Да и рынок сейчас диктует авторам писать тома потолще. Романы классиков жанра страниц по 200 можно перечитывать многократно, а вот желания перечитывать книгу большого формата в 750 страниц, которой является данный роман, может и не возникнуть. Поэтому, за идею, атмосферу, проработку — плюс; за воплощение и местами некоторую избыточность — минус.

Оценка: 8
–  [  6  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Попади в руки первым, за «Марс» бы и не брался. Ну очень все неспешно и серьезно, никакого юмора. Вроде беседы с напыщенным старцем, которого томят собственные, а так же вычитанные из новостей мысли о вселенской несправедливости.

  Ассоциации: Видал, Кей. Охват: Индия, немного Америк и Европ, Азия южней Пекина, чуть Африки. Солдаты, крестьянки, ученые, шейхи, жрецы, моряки, охотники, султан, хан, богдыхан... Цветы и наводнения, лавины и теплые вечера, плохие стихи и философия, кастрация и женская общага, кафе и муссонный секс, трупы, тигры, химия... На 742 страницы в десяти эпизодах.

  Ярлык: «квазимистика», 100%. Другогое название рамочному сюжету, про загробный бунт реинкарнируемых ради счастья личного и человечества, не подходит. Может, поэтому текст медитативен, а персонажи несчастливы в семьях?

  Внутри рамки, напротив, почти научно: уронив книжку, ждешь не «бум!», а «Хантингтон!». Словно цель «Годов риса и соли» в иллюстрации неизбежности противостояния цивилизаций (культур, религий). Контраст с рамочным дикий: трудно представить что-либо антагонистичней бардо, кармическому суду и светлому будущему.

  Поворотный пункт сей альтернативной истории смел и оригинален: устранить европейцев из мировой истории, совсем. Суперчумой. Результат: всё тоже самое, вплоть до мировых войн, революционного подполья на фабриках и лаборатории «мадам Кюри».

Не восхищен. Случайные отклонения константа, неизбежное случайно, концепция размывается парадоксальной диалектикой. Панорама народов — творят историю попаданец и однорукий гений. Буддисты открывают больницы, ведут переписку с иноверцами, т е.,заняты тем, к чему охоты не имели, а свойственные теократическое и элитарное замалчиваются. Хотя крах чаятелей нирваны в регионах первичного распространения именно в рассмотренное время феноменален... Аналогично с суфизмом.

  Финансы, экология — не то, чтобы совсем вне, просто без особого веса (фишка, заметная в марсианской трилогии). Из-за этого с 1-й же части недоумение: как?! Падение товарообмена, крах рынка рабов, ладана и специй неминуемо опрокинут средиземноморскую мир-систему века Тамерлана, мародеры убьют местное ремесло обвалом цен. Паровикам Траванкора, по легкости и совершенству, место у янки Марк Твена. И сперва потогонный завод, куда можно брать баб с улицы, потом война моторов, не наоборот.

  Рецепт спасения индейцев смешон. Не помогло айнам и тайваньцам. Неубедителен инкский юг, т. к. шансы на катастрофу Атауальпы в условиях второго знакомства почти нулевые.

  Отсылки к реальному раздражают. Китай дилижанса не выдумал — в Сан-Франциско, кто бы его ни основал, должен быть трамвай. Верно? Позиционная война — пашендальские дожди и мягкий грунт на перевале в Центральной Азии. Пасхалки, что-ли, неуклюжие такие.

  Синофобия совеременная. В реальности ханьцев по планете разбросали сменившие рабов на кули (хуацяо были, но торговле обилие ртов противопоказано). До ХХ в. Поднебесной структурную слабость не спихнуть на влияние европейцев — казалось бы, что такое народы И? Тибет, Вьетнам, Корея супротив такой мощи? Даже гегемонии культуры не состоялось.

Огорчительно, что автор от Великой степи и Поволжья отделался парой слов. Нельзя объять необъятное, но... Хотя, может, в силу разного культурного багажа, некие достоинства ускользнули. Например, кофейный Тегеран — обмолвка или в этом мире противостояния иранского чая с османским кофе не было?

  Перевод слаб. Книга «Алхимик», познакомив с «раскаленной температурой» и «ожогом нежных мембран» самаркандцев, добивает «водопроводной системой» вместо «водяного привода». Этнография: «служил местным яменом» (д.б. «в местном ямыне»). Биология: инки разводили «морских свиней» (дельфинов, значит), на «бледной коже франков и кельтов отсутствовал пигмент, отвечающий за веснушки». «Немногословная улыбка», укомплектованный генератором чиновник, сандаловое «дерево» несут в мешке на холм... И хоть «Шакунталу» можно цитировать не подстрочником?

  Полиграфия в норме. Снабжено картами загадочной проекции.

  Рекомендации: заморочиться ненужным.

Оценка: нет
–  [  5  ]  +

Ссылка на сообщение ,

«Альтернативная история»? Нет, роман в новеллах. И это очень хороший роман.

Оценка: 9


Написать отзыв:
Писать отзывы могут только зарегистрированные посетители!Регистрация




⇑ Наверх