FantLab ru

Ярослав Веров, Игорь Минаков «Операция «Вирус»»

Рейтинг
Средняя оценка:
6.29
Голосов:
138
Моя оценка:
-

подробнее

Жанрово-тематический классификатор:
Аннотация:

Это — продолжение «Жука в муравейнике» Стругацких, прямо с той же строки, на которой «Жук» был закончен. Многое Вы узнаете из этой повести — кто такие «подкидыши» и как попал в будущее Саул Репнин, куда делось население Надежды и какова судьба Рады Гаал. А главное — что происходит в Островной Империи.

© VAI

Входит в:

— сборник «Операция «Вирус», 2010 г.

— антологию «Keskpäeva varjud», 2015 г.


Лингвистический анализ текста:


Приблизительно страниц: 108

Активный словарный запас: невероятно высокий (3524 уникальных слова на 10000 слов текста)

Средняя длина предложения: 61 знак — на редкость ниже среднего (81)!

Доля диалогов в тексте: 32%, что немного ниже среднего (37%)

подробные результаты анализа >>


Награды и премии:


лауреат
Басткон, 2011 // Премия «Чаша Бастиона». 1 место

Номинации на премии:


номинант
Филигрань, 2011 // Малая Филигрань (повесть)

номинант
Бронзовая Улитка, 2011 // Средняя форма

номинант
Интерпресскон, 2011 // Средняя форма (повесть)


Операция
2010 г.
Операция «Вирус»
2018 г.

Аудиокниги:

Операция «Вирус»
2010 г.

Издания на иностранных языках:

Keskpäeva varjud
2015 г.
(эстонский)





Доступность в электронном виде:

 


Отзывы читателей

Рейтинг отзыва



Сортировка: по дате | по рейтингу | по оценке
–  [  40  ]  +

Ссылка на сообщение , 1 мая 2010 г.

Я не люблю фанфики, в частности, потому, что и сам их пишу.

Любой фанфик, выстроенный на идее «Не так все это было», глуп по определению: исходный текст, по определению же, более достоверен. Онтологически, так сказать.

Новый Завет, «Властелин Колец» и «мир Полудня» подобному переосмыслению не поддаются вообще: видимо, потому, что представляют собой священные книги с очень четкими этическими установками.

Поэтому из трех томов «Времени учеников» мне были сколько-нибудь интересны только вариации на тему, а не переосмысления и полемики; но, с другой стороны, как справедливо написал Андрей Чертков по поводу стилизации Даниэля Клугера (сиквел «Второго нашествия марсиан»), — а зачем продолжать то, что завершено и сюжетно, и идейно?

«Белого Ферзя» можно написать. Даже я, непрофессионал, вижу несколько вполне допустимых вариантов (допустимых и с точки зрения самого ярого сторонника нерасширения канона).

Но мы не ищем сложных путей.

Вокруг повести Верова и Минакова поднялось столько шуму, что я готов был поверить: миру явится нечто по-настоящему талантливое («впрочем... разве что чудо...») или по-настоящему ужасное, чудовищное.

Ни то, ни другое.

Если бы не сетевой пиар и бурление дискуссий, говорить было бы вообще не о чем. Повесть — никакая. Ну, то есть совсем никакая, без-дарная, в прямом этимологическом смысле: не дал Бог дара, так уж чего уж.

Самое очевидное: стиль. Как ЭТО написано, можно увидеть, например, здесь: http://zharkovsky.livejournal.com/349660.html

Впечатлились? Большая ошибка — полагать, что стиль Стругацких легко поддается имитации, даже незатейливый, казалось бы, говорок «журналиста Каммерера». Еще бОльшая — вставлять цитаты из Стругацких в свой текст: слишком уж очевиден контраст. И самая большая — вставлять цитаты из ЧЕРНОВИКОВ Стругацких, потому что достаточно открыть четырехтомник под редакцией Светланы Бондаренко, чтобы увидеть, как велика дистанция (стилевая, в том числе) между черновиком и окончательным текстом.

Далее: построение текста. И «Жук»-то написан на грани фола: то, о чем, из-за чего и для чего всё рассказывается, становится очевидным только в последних главах. Но ведь и до этого — «метался по огромной ласковой Земле загадочный человек с изуродованной судьбой, метался, не находя себе места, метался как отравленный, и сам отравлял всех, с кем встречался, отчаянием и обидой...» Что у Верова и Минакова? Мечется по Земле и Саракшу Максим Каммерер, беседует с говорящими головами, пытается выяснить, что же все-таки произошло между Абалкиным и Тристаном. Как написала в чистоте душевной Ника Батхен, в «Операции...» «герои-прогрессоры — живые люди, они ничтоже сумняшеся убивают, предают, трусят, обманывают, плодят внебрачных детей — и никаких из ряда вон выходящих моральных терзаний из-за перечисленного не испытывают». Так и есть: до Тристана Абалкин, как выясняется, таки добрался, и это он, а не имперские спецслужбы, вкатил своему наблюдающему врачу сыворотку правды. Чего с него взять — с шифровальщика штаба группы флотов «Ц»...

Приращения смысла, как и следовало ожидать, нет. Есть очередные попытки «всё увязать» и очередные фэнские гипотезы относительно Странников — не очень-то новые, как правило (идея о том, что излучатели на Саракше построены Странниками, была уже у Переслегина, если не раньше). В свое время я придумал версию, что марсианские летающие пиявки — это Странники и есть, и очень обрадовался, обнаружив ее в «Стажерах»; в «Стажерах» Стругацкие ее и бросили: потому что им это не нужно. Единственное, что они имели сказать о Странниках, они сказали в «Волнах», да так, что не все заметили и поняли. Все прочее — «перепуганная детективная белиберда», говоря словами Горбовского: забавно как игра ума, но текст на этом не выстроишь. Он и не выстраивается. Странники, оказывается, прогрессируют другие народы так-то и так-то. Ну, и?

Самое интересное: Островная империя. А нет ее, Островной империи. То есть — практически нет: меньше трети текста, 45 страниц из 154-х. Больше всего, конечно, о внешнем круге: его и Стругацкие хоть как-то успели расписать, и стрельба с пытками — это всегда хорошо. Но дальше-то что делать? А нечего делать, гопак не так танцуется: второй круг — восемь страниц, третий — десять, причем почти всё — дословная цитата из Бориса Стругацкого, пересказавшего фабулу «Белого Ферзя». История? Культура? Психология, господи боже? Взаимодействия? Да нету здесь ничего, и не нужно это авторам, и прекрасно бы повесть без этого обошлась... но тогда и названия «Операция «Вирус» не было бы.

Мне все равно, не захотели авторы по-настоящему разработать концепцию Стругацких или попросту не смогли; я вижу текст, большая часть которого — фэнское упражнение в стиле, причем крайне неудачное, а меньшая — гвоздь в гроб прекрасной идеи АБС. И ничего больше. Клокочущая пустота, если вспомнить выражение одного верного адепта настоящей НФ.

Оценка: 3
–  [  26  ]  +

Ссылка на сообщение , 1 марта 2011 г.

Фабула этой повести ближе всех к той, что мы знаем о первоначальном замысле Стругацких. [2] Очевидно, для усиления такого эффекта авторы использовали тексты черновиков отдельных эпизодов романа. И они единственные, кто не использовал принцип «Нэ так всё было».

События романа разворачиваются с момента стрельбы Сикорски в хранилище Института Внеземных Культур, быстро переносятся на Саракш и столь же быстро развиваются дальше, вплоть до прибытия Камеррера на центральный остров Внутреннего круга Островной империи, где он обнаруживает островок Мира Полдня (с флайерами и кабинками нуль-Т).

В повести всё быстро. И от этого при чтении постепенно возникает ощущение, что перед нами не полноценное произведение, а, скорее, конспективный набросок чего-то значительно большего по объёму. Особенно очевидно это становится, когда понимаешь всю грандиозность замысла соавторов, попытавшихся в одной книге замкнуть как можно больше сюжетных линий Полуденного цикла и объяснить все странности и недомолвки остальных книг, для чего используется средство, давно ставшее универсальным — пресловутые Странники.

Не смотря на таких серьёзных помощников, сразу вспоминается поговорка о потенциальной возможности объять необъятное. Раздражает.

Описание государственного и политического устройства Островной империи дано настолько широкими мазками, что его просто нет. Нет абсолютно никаких объяснений, что и как обеспечивает существование столь сложной и оригинальной государственной структуры. Какой социальный механизм не позволяет весёлым ребяткам из Внешнего круга перебить на фиг хотя бы и жителей соседнего Среднего круга и, устроившись с комфортом в их уютных домишках, поразвлечься с местными бабами? Что им мешает, если они ни бога, ни чёрта не боятся? Непонятно. Не верю.

При более чем скромном объёме книги, когда повествование несётся «галопом по европам», с минимальным количеством деталей, оживляющих повествование и персонажи — диалогов, описаний и т.п. — при этом то и дело возникают якобы значимые сцены на развитие основного сюжета никак не влияющие. Зачем, например, сцена со встречей голованов на дороге? За что был убит командир Белой субмарины и зачем нам знать об этом? Абсолютной и полной загадкой для меня осталась причина, по которой в повествование была введена линия Саула Репнина.

Большинство персонажей Мира Полдня не вызывают никаких положительных эмоций. Они откровенно непрофессиональны, у них отталкивающая внешность, истеричное поведение. Максим в ходе расследования выглядит совсем не таким, каким мы привыкли видеть его в ЖВМ. Он брутален и напоминает, даже не хитрого и ловкого следователя а-ля Папаша Мюллер, а, скорее, героя второразрядного российского боевика, задёшево разводящего лохов. На себя самого остался похож только Айзек Бромберг — маска если не безумного, то странного учёного.

В общем, не просто «скучно», но «СКУЧНО!!!»

Утверждения о том, что авторы бережно и тщательно пытались копировать стиль АБС кажутся сильно преувеличенными. Более того, использованные отрывки самих Стругацких (о чём в одном из случаев авторы честно предупредили читателей) по моим субъективным ощущениям просто выпирают из всего написанного, критически отличаясь от остального текста. Нигде нет узнавания. Собственный стиль авторского дуэта сух и неярок.

Не обошлось и без ляпов, вроде: «Благо дорога все больше прямая, почти без виражей». Что за гоночные треки там в долине Голубой Змеи? Ну, а «эпик фейл» — чудесное спасение Максима при попытке переправится через пролив из Внешнего круга, достоин более подробного разбора.

«…слева, под водой, стремительно приближалось к катеру вытянутое фосфоресцирующее пятно, и Максим внезапно понял, что это такое, и рявкнул: «В воду!» — и сам оказался за бортом, и мощными гребками уходил все глубже, глубже, чтобы не достало осколками и взрывной волной <…> Мощная попалась торпеда. Такой и Белую субмарину подорвать, как два пальца обос...». [3]

ИМХО, чем нырять, лучше оставаться в лодке — тогда охраняется хоть какая-то вероятность выжить.

Ха! Осколков Максим испугался. Конечно, соавторы могут и не знать, что осколки теряют убойную силу, буквально, через несколько сантиметров после падения в воду, а одним из самых эффективных методов борьбы с подводными диверсантами является гранатометание с подрывом на глубине. Но про то, как браконьеры глушат рыбу, они должны помнить. Хотя бы по фильму «Пёс Барбос и необычный кросс» Гайдая. Неужели не видели?

Нет, конечно, я всё помню: семь пуль в грудь, из них одна — в сердце, и всё такое. Но там упоминалось ещё, что если стрелять в голову… Так вот, в боевой части торпед десятки килограмм взрывчатки, и чем глубже погрузишься, тем сильнее будет гидродинамический удар. В голову, говорите? А вы видели, как разбивается яйцо?

Настоятельно рекомендую в следующем издании «глубже, глубже» заменить на «дальше, дальше» — это резко повышает шансы Максима выжить.

Всё это в пассиве. В активе «Операции…» только одно, но важное достоинство — по сравнению с иными, эта повесть очень короткая.

А в завершение, хочу поделиться наблюдением, вызвавшим моё немалое удивление.

Среди прочего в повести Верова-Минакова неожиданно проскакивает фраза, что «…базовые элементы конструкции излучателей не только самовосстанавливаются, но и самовоспроизводятся». На сюжет это практически никак не влияет, а физические принципы и причины этого явления совершенно непонятны, но авторами нигде не объясняются. Насколько я знаю, и у самих Стругацких тоже ничего подобного никогда не говорилось.

А вот в «Чёрной пешке» у Дмитрия Лукьянова значительная часть сюжета основана именно на этом явлении, а роман его выложен в сеть на год раньше. Странная такая коллизия. Но никаких выводов от меня не ждите, простая констатация факта.

----------------------------------------

UPD1: Обижается народ, мол, в плагиате обвиняю. Меж тем, следует обратить внимание на финальную фразу: «...никаких выводов от меня не ждите, простая констатация факта».

В данном случае, вместо упражнений в сомнительном остроумии с использованием обсценной лексики, наилучшим вариантом был бы публичный тычок моим носом в простое и однозначное объяснение обнаруженного странного факта. И у меня не оставалось бы иного выхода, кроме как публично же принести извинения авторам за то, что моя невнимательность, или недостаточная информированность привели к появлению малообоснованных и в корне ошибочных подозрений.

Но, хозяин — барин. На предложение ответом было молчание. А то, что и Лукьянов и Веров-Минаков использовали гипотезу Казакова, озвученную ещё в 1994 году в эссе «Полёт над гнездом лягушки» мне подсказал сам Лукьянов — у него в тексте романа есть ссылка.

Поэтому никаких извинений. В отзыв добавил пояснение.

----------------------------------------

UPD2: Касаемо линии Саула Репнина.

Коллега pitiriman поделился со мной ссылкой http://valera-curkan.livejournal.com/60924.html?thread=215804#t215804

Хорошо, что возникновение этой линии как-то обосновано и вроде бы лихо закручено. Но, поскольку повесть меня не совершенно заинтересовала, не возникло и желания распутывать все хитросплетения сюжета. Остальные могут воспользоваться.

Отзыв — часть обзора, размещённого в АК: http://fantlab.ru/blogarticle12751

Оценка: 4
–  [  22  ]  +

Ссылка на сообщение , 20 июня 2010 г.

Давным-давно, лет двадцать тому назад, когда еще стоял Советский Союз, когда жив был Аркадий Стругацкий, когда еще не было Фантлаба, а информацию о фантастике приходилось собирать по крохам из самых разных слухов, я прочел трилогию Стругацких и услышал о легендарном «Белом Ферзе», четвертой книге из цикла о Максиме Каммерере, действите которой происходит в загадочной Островной империи. Одни слухи рассказывали о том, что роман написан, но запрещен к изданию, другие — что братья только пишут эту книгу. Долгое время в числе произведений, которые я с нетерпением ждал, входил и загадочный «Белый Ферзь». И только много лет спустя стало ясно, что эта книга никогда не будет написана, а обрывки ее черновиков так никогда и не станут единым целым. Думаю, среди любителей фантастики есть немало людей, для которых невыход этого произведения стал своеобразной занозой, почти забытым, но все же досадным пробелом в списке прочитанного. Посему блестящий пиарщик Гусаков/Веров вместе со своим товарищем Минаковым попали в десятку, написав свой вариант истории приключений легендарного Мак Сима в Островной империи. Несмотря на не в основном негативные отзывы коллег, несмотря на не самые лучшие впечатления от других произведений Верова-Минакова, я просто не мог пройти мимо этой книги.

Увы, даже не питая слишком больших надежд по поводу повести, я все же остался разочарован. В очередной раз четко проявился традиционный недостаток Верова-Минакова. Авторы понимают, что они хотят написать, но не видят, как им это сделать. В повести есть несколько интересных идей. В первую очередь обращает внимание альтернативная версия, объясняющая наличие пресловутых «детонаторов». Достаточно интересна и попытка связать воедино несколько, казалось бы, совсем различных произведений братьев Стругацких, объяснив происходящее очередными кознями Странников.

Но, к сожалению, недостатков у произведения гораздо больше. Гипотеза, которая объясняет пресловутую тайну иероглифов и тайну личности Абалкина, оригинальна и интересна, но никак не выглядит безукоризненной. Описание деятельности Мак Сима в Островной империи, которого с таким нетерпением ждали читатели, и вовсе оказалось кратким конспектом Стругацких, изложенным не слишком склонными к фантазиям учениками. Не выдерживает никакой критики и психология людей Полдня, столь искаженно представленная Веровым и Минаковым. Изобразив Сикорски заурядным убийцей из спецслужбы, авторы упустили самую суть конфликта «Жука в муравейнике», конфликта порядочного человека, вынужденного совершать убийство своего товарища ради некой высшей цели.

С художественной точки зрения повесть тоже не блещет. Скупые описания, не самый удачный язык не катастрофичны сами по себе, но очень бледно смотрятся на фоне Стругацких. Не идет на пользу произведению и чрезмерная обрывочность повествования.

В одном из сборников «Время учеников» эта повесть смотрелась бы вполне органично, не слишком выделяясь на общем фоне в ту или иную сторону. Но чрезмерная рекламная шумиха вокруг нее и завышенные ожидания не пошли на пользу «Операции Вирус». Ну и окончательно добили меня навязчивая реклама Партенита, упомянутого в повести трижды, и прозрачные намеки в адрес отца Ющенко. Ну к чему это было впихнуто в повесть? Отсюда и невысокая общая оценка.

Оценка: 5
–  [  18  ]  +

Ссылка на сообщение , 5 мая 2010 г.

Сейчас уже сложно отделить «Операцию Вирус» от ее пиара. Пожалуй, и не стоит.

Однако веское «но» нуждается в оценке — утверждаю, если бы авторы так напористо и тяжеловесно не пиарили свое произведение (тут много слов сработало не в плюс: и «нф-возрождение», и «максим камерер в сердце островной империи» и т.д. и т.п. и пр.) = текст был бы воспринят более благосклонно.

По одежке встречают = издано отлично.

По первому впечатлению судят = пиар жирноват и претенциозен.

По уму провожают = см. мнение ниже.

Комментарии к пройденному:

1. Ценю Стругацких сильнее всего за вопросы — «Операция Вирус» дает нам ОТВЕТЫ, ворохом, блистающей кучей (увы, на поверку, не бриллиантов):

- как выжили на Радуге

- куда делись люди с Надежды

- в чем странность и величие Островной Империи

- кем были подкидыши и сам Абалкин

- как перепрыгнул из прошлого Саул

Причем ответы, увязанные авторами в единую, вполне непротиворечивую, но чудовищно банальную концепцию, суть которой (без спойлеров) укладывается в гениальную по своей скудости логику: «Эксперимент Странников».

Занавес.

Оценка личной значимости текста для меня – 2 балла.

Оценка идей – 2 балла.

Оценка авторского замысла – 4 балла.

Пиар — 8 баллов.

Дерзость авторов — 10 баллов.

2. Неизбежно сравниваю типажи и мотивацию героев АБС — и то, что вижу на страницах «ОВ» — НЕ ВЕРЮ!

Если в поведение Сикорски/Бромберга поверить могу легко, ничего принципиально нового нам не рассказали, то Максим (а также Саул, чья линия вообще существует в тексте непонятно зачем) действует, как мне кажется, вне логики своего характера — особенно остро меня это резануло на финальной сцене в сердце Островной Империи.

Махровейшее имхо, но не мог Мак так себя повести. Не в его характере удариться в рефлексию/страдания/слезы — и НИЧЕГО не сделать, опустить руки

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
даже не попытаться поговорить со своим сыном

Оценка героев/типажей – 5 балла.

3. Стиль авторов.

Здесь особых нареканий у меня нет, хотя очень сильно чувствуется разница, когда пишет один или другой соавтор. Шероховатости случаются, ну да от них ни один мэтр изящной словесности не застрахован.

Приличный русский язык. Не более, но и не менее.

Стиль – 7 баллов.

4. Сюжет.

Здесь претензий многовато, но все они ровно об одном (повторюсь):

здешний сюжет = размашистая пробежка по куче феноменов оригинального мира Полдня.

Бодро, совершенно НЕ занудно, но малоосмысленно, с точки зрения пра-текстов.

Главная проблема сюжета для меня:

- нет ничего нового, ни единого нового вопроса, ни одного подлинно оригинального ответа, все, что дано в «ОВ» многократно обсуждалось/описывалось/разыгрывалось на живых ролевых играх по Стругацким и пр. Т.е. непонятно, ЗАЧЕМ написан текст. Чтобы что?

Сюжет – 3 балла.

При этом я не жалею времени, потраченного на чтение.

Более того, всем, кто заинтересован темой либо ужален пиаром – весьма рекомендую ознакомиться лично.

Оценка: 4
–  [  15  ]  +

Ссылка на сообщение , 1 июня 2011 г.

Прогрессор — этот тот, кто четко умеет делить на своих и врагов.

Очень давно, едва прочитав рецензию на повесть в «Мире фантастики» я загорелся желанием ознакомиться с этой историей. Ещё бы! Возвращение на Саракш! Новое дело легендарного Максима Каммерера! И т.д. и т.п. Но сначала решил обновить в памяти базис, то есть основную каммереровскую трилогию Аркадия и Бориса Стругацких. Читалась она долго, с большими перерывами, я постоянно отвлекался то на одну книгу, то на другую. И вот, наконец-то, я достиг своей цели. Итак:

Все, читавшие «Жука в муравейнике», наверное, помнят финальную сцену романа в Институте Внеземных Культур: «Лева. Вас убьют». — «Это не так просто сделать...» Абалкин, лежащий на спине, Сикорски, сгорбленный, с пистолетом. Глумова, со скошенными к переносице глазами. Тишина. Пороховая гарь. Окровавленный рот Абалкина: «Стояли звери...» — и крик Майи Тойвовны. Затем... а «затем» просто не было. Здесь текст романа оканчивался. И именно здесь, с крика и «стоящих зверей» начинается повесть. То что не рассказали читателям одни соавторы, через многие годы решили поведать другие. И начали прям таки сенсационно — Абалкин жив! Никого Экселенц не убивал, так... подранил для острастки. И теперь доблестный Мак Сим должен тряхнуть стариной и сунуть голову в пасть дьяволу, то есть выяснить все обстоятельства смерти Прогрессора Тристана, на Земле более известного под именем Курта Лоффенфельда, который погиб во время побега Абалкина с Саракша на Землю. Абалкин, под именем Гурона, был внедрен в качестве агента в Островную Империю и смог устроиться там на весьма значительную должность шифровальщика штаба группы флотов «Ц». Лоффенфельд-Тристан был курирующим его врачем, который периодически снимал ментограммы у своего подопечного. Во время очередного визита к Гурону Тристан погиб при невыясненных обстоятельствах, а Абалкин, бежал на Землю. Каммерер тут же хватается за возможность вновь попасть на Саракш, так как есть у него там шкурный интерес — по некоторым данным, в результате отнюдь не платонических отношений с Радой Гаал, у него там объявился сын, который находится аккурат в Островной Империи. Так что Максим решает совместить приятное с полезным и параллельно заняться расследованием смерти Тристана и поисками своего сына.

Вот такие вот шокирующие сведения обрушивают на головы наивных читателей соавторы. Прям не художественное произведение, а программа «Максимум». И манера подачи материала примерно соответствует: читая повесть постоянно ловишь себя на мысли, что перед тобой не полноценное художественное произведение, а подробный план ещё не написанного большого романа — уж больно много всяческих событий на страницу текста. В своих романах Стругацкие много оставляли «за скобками», позволяя читателю самостоятельно додумать недостающие подробности или же оставляя финал произведения открытым, Веров и Минаков же постарались в небольшой формат повести впихнуть невпихуемое, ответив скопом на все вопросы: как так на Радуге оказались выжившие, куда Странники переправили людей с Надежды, кем были подкидыши и сам Абалкин, даже Саула из «Попытки к бегству» приплели. И почти на все вопросы ответ-то оказался один — Странники окоянные набедокурили! Сюжет несется галопом, перепрыгивает через логические нестыковки и смысловые провалы, но места всё равно не хватает, уж больно широкий круг вопросов затронут в тексте, и вопросы-то один другого значительнее. Соавторы используют в тексте масштабные раскавыченные цитаты из различных текстов Стругацких, а так же из черновиков так и не написанного братьями «Белого ферзя» — четвертого романа о Максиме, сюжет которого должен был как раз касаться событий в Островной Империи. И это, в целом, вполне идет тексту повести на пользу, ещё плотнее связывая её с первоисточниками, но вот почему и так не богатое сюжетное пространство используется для каких-то непонятных целей типа рассказа о смерти капитана субмарины-штрафбата? Далее никаких объяснений этому несомненно трагическому происшествию не дается. А зачем в текст включен рассказ о Сауле Репнине? Только как очередная иллюстрация деятельности Странников? Читая повесть создается впечатление, что Странники вообще виноваты во всём, они настоящая причина всех событий происходящих на Земле и за её пределами. Прям какие-то очередные «Протоколы Сионских мудрецов», только вместо вездесущих евреев — пришельцы.

» — С нами явно кто-то заигрывает, пора дать шалопаям по рукам.

- Даже если это Странники? — задал я наивный вопрос.

- Даже если это черти с рогами!»

Паранойя детектед!!! Логика тоже во многих местах хромает: следуя тексту жители Надежды были переселены на Саракш и стали основой Островной империи. Тогда почему такая нестыковка по времени? Ведь с Надежды народ вывезли не так давно, а в Островной Империи такой небывалый прогресс. Неужели всего этого можно было добиться меньше чем за сотню лет? Даже помощь тринадцати подкидышей никак не может служить объяснением для этого небывалого чуда. Они же создали черезвычайно сложную (хотя и здесь логика хромает на обе ноги) государственную структуру Трех Кругов, подняли на небывалый уровень технологии, давно уже знают о прогрессорской деятельности землян на материке, но снисходительно её терпят. Может Островная Империя — это дотационная республика Странников? Местная Чечня? Зачем вообще кого-то посылать туда? Ах, да, беспилотники не возвращаются... А спутники что, отменили? Или с орбиты сквозь облачность не видать, что творится в этой треклятой Империи и всех её Кругах, Квадратах, Ромбах и Параллелепипедах? А фраза, которая, по идее, должна стать кульминацией и катарсисом всего произведения: «Вы живете в мире, который кто-то придумал — до вас и без вас, — а вы не догадываетесь об этом»? Она же проходит абсолютно незамеченной.

Отдельного разговора требуют персонажи. Нет, они получились вполне удачными, но вот к Миру Полудня они не имеют совершенно никакого отношения. Жители Земли как-то резко осовременились, они со спокойной душой убивают, предают, обрекают товарищей на смерть, плодят внебрачных детей, причем не особо переживая на эту тему. Реакция Мака на информацию о сыне: а, жив-здоров, ну и ништяк. Рада спилась и умерла — ну, бывает. Не человек, а бревно какое-то. Куда делось всё то, что Стругацкие вкладывали в образ Каммерера? Где оно запропастилось, когда отстало от поезда? Зато можно насладиться сценой, где Максим, возлежа на пляжу со своей супругой предается неторопливым размышлениям о находящемся на Саракше сыне. Или узнать особо ценную информацию о том, что флотские в Империи балуются насваем. Великолепно!

Итог: к сожалению в одну реку по прежнему нельзя войти дважды. Триумфального возвращения Максима не получилось. Это не повесть, это — распиаренный фанфик. Пытаясь объять необъятное авторы явно не подрассчитали силы и надорвались. Удивительно, что повесть получила премию. Видимо этот факт говорит об уровне этой премии. Отговаривать читать её я не буду, потому как произведение, несмотря на вышеназванные недостатки, не совсем уж бесталанное и обязательно найдет своего читателя. Вот только знакомиться с ним стоит лишь после основательного знакомства с творчеством братьев Стругацких. А ведь всё так хорошо начиналось...

Оценка: 6
–  [  14  ]  +

Ссылка на сообщение , 24 июля 2016 г.

Очень слабо. Если это «ученики» — то явно совсем никудышные, потому что не научились главному: хорошая книга всегда должна будить воображение читателя, а поделка Верова и Минакова не будит воображение, а убивает. На кой ляд в книге разжевываются и даются ответы на все те вопросы, которые оставили в своих произведениях Стругацкие? Пишете о Островной империи, ну и пишите, но зачем вы спешите объяснить как спаслись люди в «Далекой радуге», каким образом перенесся из прошлого в мир Полдня и вернулся обратно Саул из «Попытки к бегству» и т. д.? Не надо, ваши объяснения глупы и неинтересны, да и нелогичны.

Да и с главной интригой дело в повести обстоит плохо. Мак здесь совсем не тот Мак, который у Стругацких в «Жуке», у Верова и Минакова он внезапно поглупел и стал тем же наивным вьюношей, каким был в начале «Обитаемого острова». Даже хуже — думать герой внезапно разучился, тыкается везде как слепой котенок, берет чужие идеи (Бромберга) и выдает начальству (Сикорски) как свои. А сюжет вообще доставляет удовольствие свой глупостью. Десятки лет земные прогрессоры внедряются в Островную империю в тщетной надежде проникнуть в ее Центр, а потом прибегает «легендарный» Мак Сим и за ДВА ДНЯ делает всю работу. Всего-то навсего надо было перепрыгнуть четырехметровый забор (особенно прелестно выглядит система безопасности островной контразведки, где расстреливать выводят к ВНЕШНЕЙ стенке, сразу за которой растут джунгли — никаких полос отчуждения, видать, не придумали имперцы — и вся эта зона ни с каких вышек не простреливается), продраться через узкую полоску джунглей и переплыть на катере через небольшой залив — и вот герой там, куда до него не смог добраться ни один землянин, несмотря на многолетние внедрения и жертвы.

Не читайте, эта книга недостойна вашего внимания.

Оценка: 2
–  [  12  ]  +

Ссылка на сообщение , 13 февраля 2011 г.

Два довольно неплохих писателя взялись дописать незавершенную братьями Стругацкими главу из трилогии о Максиме Каммерере. Ну и посмотрим, что же получилось.

Не знаю, почему, но я ждал какого-то чуда, возвращения духа Стругацких. Понятно, почему – в отличие от всех прочих попыток продолжения книг классиков в сборниках «Время учеников» основная идея «Операции «Вирус» была намечена самими братьями. Да и начало книги, с весьма неплохо переданным стилем трилогии, предполагало исполнение самых лучших ожиданий.

Не сбылось. Стиль постепенно сбился на цитирование Стругацких, причем не только трилогии, на использование простых современных штампов, на набор отдельных, мало связанных между собой эпизодов. История Саула Репнина, сама по себе интересная, практически не связана с сюжетом, а та связь, которая имеется, достаточно фантастична даже по меркам мира Полудня. А в самом повествовании о проникновении Максима в Островную империю настолько много нестыковок и белых ниток, которыми сшито все действие повести, что и перечислять их не хочется. А встреча Максима с представителем Внутреннего Круга, во время которой и произносится та великая фраза, ради которой Стругацкие до последнего мечтали написать эту книгу («Вы живете в придуманном кем-то мире») более всего напомнила сценку на планете Альфа из фильма «Кин-Дза-Дза». Человек из бывшего народа Надежды, еще недавно не особо развитого технически, смотрит на Максима свысока, как представитель сверхцивилизации на отсталого землянина и, по сути, выставляет его вон. И фраза эта никаких последствий в дальнейшем, весьма скомканном, развитии сюжета не имеет, что по меньшей мере обидно…

У всех попыток продолжения Стругацких, или, по крайней мере, у большинства этих попыток есть один недостаток: они продолжают приключения , а не мысли. А Стругацкие-то писали не о «приключениях тела», а о «приключениях духа», по их собственному определению. Понятно желание продолжить оборванную линию сюжета (почти всегда – оборванную) и придумать, а потом и рассказать всем свою версию того, ЧТО было дальше. И это у многих получается, кое-как получилось и у авторов «Операции «вирус». А вот про то, О ЧЕМ ДУМАЛИ дальше герои книги – это уж или совсем никак или совершенно не на уровне Стругацких. Слишком уж высока планка…

Оценка: 6
–  [  11  ]  +

Ссылка на сообщение , 6 мая 2013 г.

Преуведомление — не верьте аннотации. «Операция «Вирус»» не продолжение «Жука в муравейнике» и уж тем более не «Обитаемого острова». Повесть эта сама по себе, некоторыми местами касающаяся творчества АБС. А если уж кому-то хочется, чтобы Веров и Минаков что-то продолжали, то тогда эта повесть продолжение всего Мира Полудня, и никак иначе.

Собственно отзыв.

Ну вот до чего не люблю «снобов скучающих с кислыми рожами»(Т.Шаов), которые на любой мало-мальски смелый поступок кривят губы и говорят — «Куда там им в калашный ряд. И ещё не нравятся мне тупые и упёртые фанатики «с головой повёрнутой назад»(А.Кушнер), принципиально не видящих хорошего во всём новом, слепо поклоняясь литературным текстам созданным людьми, а не упавшим с неба от Бога или им надиктованным. Это я к тому, что якобы « ...«мир Полудня» переосмыслению не поддаются вообще: видимо, потому, что представляют собой священные книги с очень четкими этическими установками.»(Petro Gulak). Вопрос о правомерности создания продолжения АБС не должен ставиться вообще. Читаем же мы и хвалим при этом современные библейские апокрифы, романы про индуистски-буддистские дела, фантазии на темы язычества. Про ислам такого поменьше написано — мусульмане очень болезненно к вопросам веры относятся. И ничего — проходит. А тут прекрасный цикл современных писателей, пробуждающий мечту, дающий толчок воображению, творчеству — сам Бог велел попробовать продолжить. Ну вот авторы и совершили очень смелый поступок, поступок достойный по смелости жителей Мира Полудня — невзирая на каноничность и кажущуюся «Всё-до-конца-сказанность» показать своё видение вопроса.

По жанру повесть эту я бы отнёс к «криптоистории» XXII века. Не ново, но всегда интересно : как там всё на самом деле было-то? И получаем самонастоящий мемуар МК (Максима Каммерера), писаный не для опубликования в БВИ, как его же приглаженные и причёсанные воспоминания про жука и волны. Повесть эта писалась старым прогрессором «в стол», или в качестве дневника, чтоб самому не забыть такую массу событий (на это, кстати намекают датированные записи). Так что, мне кажется, упрёки в неровностях стиля излишни — не для всех писано, а для себя стараться особенно и не стоит, да и должность не оставляет лишнего времени на вычитку ошибок и правку стиля (можно опубликовать в наше время четвёртым томом к трилогии, под названием «Неизвестный Каммерер»). Теперь про содержание — главное в чём упрекают Верова-Минакова, это то что мы не увидели Островной империи в деталях, не увидели, как МК изворотливо проникает на верхушку власти и всё там выведывает-вынюхивает. То есть — нет авантюрной составляющей. Так вот, господа присяжные заседатели, за приключениями не сюда. Это в «Армаду», там вам такого добра с горкой насыплют. А то, что МК приглядеться попристальней к Солнечному кругу не смог, так не дали же островитяне, почти сразу — личный экипаж и в Приполярье. Да, собственно, зачем детали? Главное есть — основная схема.

И вот тут (следите за рукой) и кроется главная фишка повести!

А фишка эта в том, что строго следуя методам АБС, авторы нынешние (так же, как и их учителя) за фабулой прячут современные дела и проблемы. Два мира — два взгляда на человека. Земляне верят в то, что человек — это в конце концов всё же ЧЕЛОВЕК. А Островитяне, построив чудесный Солнечный круг, так и остались в убеждении, что человек — это всего навсего косматая обезьяна. Два мировоззрения — социалистическое (АБС) и капиталистическое, показанное В-М. Вера в свои силы создала коммуну Полдня, — указующий перст Странников логичный, но противненький мир Островной империи. Думаю не ошибусь, если предположу, что авторы «Вируса» имели в виду это недавнее противостояние экономических формаций на нашем шарике.

И дальше — коммунары-Полудёнцы, сознавая свою правоту, всеми силами стараются ограничить себя от влияний извне, какими бы положительными они ни были. Потому как считают, что сами хозяева на своей планете и методом проб и ошибок всё же правильно распорядятся своей жизнью. В свете современности наша страна, выглядит как раз Островной империей, в которой путём сегрегации по подсказке эмиссаров Странников, для элиты построен рай. Ну и у нас так же только эмиссары не фантастико-инопланетные, а...

АБС в своё время продёрнули систему промывания мозгов в СССР, В-М продёрнули вообще всё мироустройство!!! А вы говорите книжка плохая.

А вот теперь — за что 9, а не 10. А за штриховость описания. Затронуты по касательной практически всё, что про Полдень написано. И затронуто так, что ждёшь — что же там, за точкой соприкосновения. А там — шиш, типа сам думай. Обидно, да...

А вообще-то идей, задумок, фрагментов В-М засветили столько, что, если их все реализовать, то напишется столько же , сколько и сам цикл Полдня занимает. А уж там и для авантюр место найдётся и психология с философией углубятся. Короче, я за дальнейшие разработки авторов в эту сторону.

Оценка: 9
–  [  10  ]  +

Ссылка на сообщение , 16 августа 2011 г.

Трудно рассказывать о том, что не понравилось в повести, когда на задней крышке переплёта уже есть отзыв об этой повести: «Лихо закручено, увлекательно! Борис Стругацкий».

Добавить к высказанной уже тут лаборантами критике сюжета — практически нечего. Дополнить «ловлю блох» (особенно после замечания Крафта о спасении от торпеды попыткой занырнуть от неё поглубже) можно только некоторую сомнительность вооружения гранатами конвоиров лагеря военнопленных в глубоком немецком тылу, где-то около гор и с асфальтовыми (а как бы иначе на грунтовке машина бы «пошла юзом и опрокинулась на бок») дорогами летом 1943 года.

Поэтому, могу выразить только моё крайне субъективное (даже не мнение) ощущение. Оно сродни испытанному мной лет эдак 50 назад ощущению обиды от потрясающего открытия, что Дедушка Мороз — ненастоящий. Хочется верить, что в столь кратком отзыве БНС — «лихость и увлекательность» не есть исключительно положительные оценки Учителем авторам этой повести. Вроде как в начальной школе: «ну, хорошо», сказанное учителем, — ещё не означает, что ты получил твёрдую четвёрку в свой дневник.

Все книги АБС (по их собственному определению) писались не о «приключениях тела», а о «приключениях духа» и, как мне кажется, именно потому что «приключения духа» воистину физически бесконечны — книги АБС, как правило, имеют «открытый финал». И, увы, нет ещё сегодня авторов, способных продолжить именно «приключения духа» землян на Обитаемом острове, да так, чтобы иметь моральное право на «закрытие финала». Поэтому — пусть уж лучше будут сегодня писаться «приключения тела» эпизодических персонажей Саракша, чем новые и новые авторы в горячке гигантомании будут пытаться кардинально поставить жирнющие точки «приключениям духа» в как можно большем количестве сюжетных линий, объяснив эдак простенько и разом почти все загадки и Саракша, и ещё пол-дюжины миров Вселенной АБС.

P.S. Интересно то, что из 54-х лаборантов, проставивших оценки этой повести за первые почти полтора года, — нет ни одной женщины. Что бы это значило?

Оценка: 7
–  [  10  ]  +

Ссылка на сообщение , 17 мая 2010 г.

Повесть сия — откровенная литературная халтура!

Я не отказываю в таланте авторам, но это произведение больше всего подходит под растянутое определение: «Мы хотели всё сделать очень круто, но нам срочно понадобились бабки и пришлось лепить из того, что успели написать. Простите! Мы исправим всё в следующем издании!»

При всех своих недостатках и «Черная пешка» и даже «Черный ферзь» получились лучше этого опуса. Очень хочется надеется, что повесть сия — это совсем не то, что Борис Натанович разрешил кому-то из своих учеников.

Оценка: 6
–  [  9  ]  +

Ссылка на сообщение , 14 февраля 2013 г.

Повесть «Операция «Вирус»» мне понравилась. Вероятно, авторы попали по каким-то моим личным «болевым точкам» восприятия мира Полудня, поэтому мне было интересно — в отличие от — поразмыслить на противоречивые, а местами и откровенно провокационные темы, затронутые Веровым и Минаковым.

Темпоритм развития книги выдержан очень высоким, практически без передышек, и эта скорость (причем не столько скорость физических даже перемещений, сколько динамика эмоционального пласта книги, большое количество разнопрочувствованных событий) действительно очень уплотняет восприятие. Пожалуй, позволю себе не согласиться с мнением о «конспективности» «Операции...»: мне показалось, что проблема лежит в жанровой плоскости. Повесть по объему, «Операция...» явно романична по сути, и, ожидая одноплановости и одномерности, присущих меньшему жанру, читатель рискует проскочить мимо таких вещей как соотнесенность сюжетных линий, проблематика мультиверсума, роли личности в истории – иными словами, мимо романического начала.

Наверное, как раз о сюжетике проще высказаться в первую очередь. Бесспорная связующая линия Максима, «Белого ферзя», является важной, но не основополагающей. Саул Репнин, получающий откровение о неведомом мире будущего, — важнейший элемент мироздания Верова/Минакова. Прагматичный и верный идее солдат получает на самом деле два задания, а не одно: он должен не только обучить далеких потомков, но и, в известном смысле, создать их. Потому что мир товарища Саула Репнина — это не тот мир, который даст нам Полдень Стругацких. Почему — повторяться не стану, уже об этом писали, но суть в том, что, как получается, именно попытка к бегству порождает вселенную Максима, КОМКОНа и ГСП. Саул тоже, оказывается, по-своему – «вирус», запущенный Странниками в ткань мультиверсума. И в этом свете фраза Высоколобого приобретает решающий смысл. Да, это, конечно, проходная кульминация для линии одного только Максима, но для обеих линий — уже что-то. Возможно, остается вопрос с недофорсированным эмоциональным компонентом, возможно Маку стоило хоть про себя произнести, что он принимает свой мир даже придуманным, даже ненастоящим, и все же готов его защищать от чертей с рогами и серой. Впрочем, интеллектуальная кульминация как решение показалась мне неожиданной и интересной.

Еще одна сюжетная странность — гибель Абалкина. Нет, конечно, Максим хорошо понимает Экселенца и готов — после музея-то — легко поверить в то, что шеф отдал ужасный приказ. Вот только зачем? Если тот же Сикорски прямо говорит, что для жизни подкидышей новые обстоятельства ничего не значат? Казнь за Лоффенфельда? Не думаю. Желание закончить прерванное? Нет: принял же он, пусть и на время, точку зрения подчиненого.

Вариантов, как мне показалось, несколько. Во-первых, все-таки самоубийство. В конце концов, «кроманьйонское» обаяние Абалкина могло выручить его при наличии желания свести счеты с жизнью. С другой стороны, Гурон лишен мотивации к суициду, судя по общению с Маком. Есть еще вариант со все теми же Странниками: зачистка, замывка. Впрочем, Странниками и без того объясняется немало. И еще одно: откуда у Сикорски детонаторы? Если в «Жуке...» их даже вынести из хранилищ не позволяли? Здесь интересно, почему вдобавок Экселенц подался в отставку. У Стругацких-то он ушел из-за причастности к смерти Льва Абалкина, а у Верова/Минакова этот мотив отсутствует чисто сюжетно. Или нет? Быть может, Сикорски добрался до детонаторов с конкретной целью? С целью посмотреть, как будет работать «программа» при уничтожении детонатора в идеально защищенных условиях спецгоспиталя? Ни лавин, ни каких-бы там ни было предпосылок к несчастным случаям... В этом случае становится ясно, почему Сикорски, получив такой результат, в «Операции...» заговорил и о чертях, и об отставке. Впрочем, авторы — намеренно или нет — оставили эту линию на совесть читателя. Мне было небезынтересно подумать о причинах и следствиях, впрочем, не исключаю, что кому-то – нет.

Побочные сюжетки выдержаны в духе и букве. Линия капитана, отторгнутого преисподней, закрывает картинку ада, начатую Стругацкими: если в «Острове» Максим открыл для себя преступную армию, то в «Операции...» – именно что преисподнюю. Градация нормального общества и «города солнца» эдакого выражена эскизно и экономно, словно чтобы подчеркнуть, что ничего нового мы не увидим.

Проблематика повести хорошо проведена сквозь сюжет: придуманные идеалы, придуманные придумки, придуманный мир. Веров и Минаков показали то, о чем умолчали/сказали обиняками Стругацкие: маска прогрессора страшна и крепка, она подыскивает опоры в личности и пытается из придумки стать – настоящей, навсегда. Маска Мака и маска Абалкина – приговор дихотомии реального и выдуманного. Собственно, это ведь тоже грани того самого единого конфликта. Настоящесть чувств и типажей, индивидуального и коллективного против иллюзии, которая буквально строится на глазах Мака.

В сухом остатке – крепкая вещь. Есть некоторый жанровый зазор, есть — субъективно – некоторый недобор эмоциональной мотивации Мака в выборе стать стражем воплощенной придумки. Но в целом мне понравилось – и уму, и сердцу.

Оценка: 9
–  [  9  ]  +

Ссылка на сообщение , 16 января 2011 г.

Достаточно долго я откладывал прочтение этой книги! Мне не хотелось разрушать созданный моим воображением Мир Полудня, но в то же время не терпелось узнать, что же произошло в Островной Империи с Абалкиным, и как развивались события после «Жука в муравейнике».

Повесть почти не обманула мои ожидания, но эти ПОЧТИ так весомы, что высокой оценки я не поставил.

Совершенно непонятно зачем ввели в текст историю Саула Репнина? Чтобы просто объяснить, как он оказался в будущем? Зря... Этим авторы разрушили основополагающий постулат Стругацких: «чудо – тайна – достоверность». Хотя они всей своей повестью его нарушили. Не оставили для читателя в мире Полудня загадок... Хотя, нет, — голованы! Голованы остались для меня такими же таинственными обитателями Саракша, как и раньше, и в этой повести мне они тоже понравились.

«Операция «Вирус» чрезвычайно насыщена событиями, чересчур динамична. Но, как ни странно, очень мало написано о самой островной империи. На мой взгляд, можно было бы добавить и про жизнь в Среднем и Солнечном Круге, рассказать о бывших соратниках Максима.

Концовка также вызвала разочарование, но это связано с тем, что я намного раньше прочел «Комментарии к пройденному», где Б.Н. Стругацкий рассказал о возможном мироустройстве Островной Империи. Эта идея мне пришлась по душе, вот только не дождались мы авторской повести...

А самое главное, я так и не поверил, что технические возможности землян-прогрессоров не позволили им с орбиты Саракша разглядеть всю идиллию Солнечного Круга.

Оценка: 7
–  [  7  ]  +

Ссылка на сообщение , 10 сентября 2014 г.

Халтурка. Нет здесь «незабвенного стиля братьев Стругацких», о котором вещает Первушин. Ослиные уши трикстеров торчат из каждой страницы. Создать новые смыслы в рамках Мира Полдня Минаков с Веровым не смогли, если и хотели, все свелось к банальному приключалову. Прогрессоры превратились в попаданцев. Имеет место попытка увязать сюжетные концы из разных произведений АБС, но смысла в такой увязке нет и не было никогда. Само развитие сюжета в рамках Мира Полдня могло бы быть интересным, но, как я понимаю, вектор этого развития заслуга самих Стругацких, а дальше переписывания готовой фабулы Минаков&Веров не пошли.

В общем Время учеников на марше, этих вечных пионеров-комсомольцев с неистребимой тягой к расставлению всех точек над Ё и черточек над Й. Безусловно пусть расцветают тысячи цветов, но на почве Мира Полдня такие лопухи смотрятся неказисто. Не скажу, что совсем никчемно, но однозначно никчемушно.

Оценка: 3
–  [  7  ]  +

Ссылка на сообщение , 27 мая 2013 г.

Всю жизнь я свято веровал, что знаю и люблю Стругацких. Оказалось, не знаю. Но, кажется, всё ещё люблю.

«Операция «Вирус» — повесть-жертва, повесть-агнец. Она принесена (приведена? написана?) как работа молодого мастера, вносящего восстановленный элемент в древнюю настенную мозаику. «Операция...» пронизана уважением к оригинальной вселенной Полдня. Герои её более отсылают к образам из книг Стругацких, чем изображены перед читателем. Плохо ли это? Не знаю; я оказался растерян. Как растерялся бы на чужом празднике или среди специалистов неведомой мне профессии. Веров и Минаков написали о мире Стругацких с тщанием учёного, влюблённого в своё дело. И в том — ещё одна причина моей растерянности.

В предисловии к повести постулируется потребность выйти за рамки привязанности к творческому наследию Стругацких. В «Операции...» подражание и до-развитие выводятся на абсолютный уровень, дальше — только имплантировать себе психоматрицу мастеров. От повести веет прямо-таки ритуализмом подтекста; на ум приходят многодневные молитвы, с которыми человек готовится навсегда покинуть монастырь.

И вывод я хочу сделать сугубо на основе своего субъективного восприятия текста. «Операция «Вирус» — очень личный, болезненно близкий и нужный авторам текст. Настолько совершенный и завершённый в этой своей функции, что читатель обращается в созерцателя. Потому что повесть сия — не для нас, а для Стругацких. Но, даже имея другую фамилию, я прочитал «Операцию...» с удовольствием. Жалея только о много меньшем, чем у авторов, знании материала.

Оценка: 7
–  [  7  ]  +

Ссылка на сообщение , 16 марта 2011 г.

Ребята попытались развязать некоторые узелки, завязанные АБС.

Получилось у них это?

На мой взгляд да.

Правда, в тексте есть к чему придраться, начиная с пистолета, который то ли был у Абалкина в Музее внеземных культур, то ли не был... И с замечанием коллеги Крафта о гибельности ныряния под воду перед взрывом торпеды можно только согласиться. И история Саула Репнина рождает множество вопросов к авторам: не похож он на командира РККА образца конца 30 -начала 40-х гг. прошлого уже века, а один к одному рефлексирующий интеллигент образца брежневского застоя. И сцена плачущего большевика, то бишь, прогрессора, выглядет неубедительно.

Но ребята ухватились за правильную ниточку, грамотно ее потянули и раскрутили свой сюжет.

А построить новую сверхцивилизацию с флаерами и нуль-Т кабинами под носом у заносчивых землян — разве это не круто!

И самое главное, это попытка по новому осмыслить мир Полдня.

Как правильно высказались коллеги, Веров и Минаков пытаются найти ответы на вопросы, поставленные АБС.

Более подробно я разобрал эту повесть Верова и Минакова в новой статье «Дернуть за веревочку», которую выложил в своей колонке : http://www.fantlab.ru/blogarticle13062

Оценка: 9


Написать отзыв:
Писать отзывы могут только зарегистрированные посетители!Регистрация




⇑ Наверх