fantlab ru

Эдуард Николаевич Веркин «Друг-апрель»

Рейтинг
Средняя оценка:
8.57
Оценок:
105
Моя оценка:
-

подробнее

Друг-апрель

Другие названия: Друг апрель

Роман, год (год написания: 2009); цикл «Провинциальная трилогия»

Жанрово-тематический классификатор:
Всего проголосовало: 13
Аннотация:

В романе «Друг-апрель» автор с необыкновенным вниманием к мелочам показывает становление личности, переживание героем первой любви, его упрямую борьбу с обстоятельствами и «непреложными законами жизни».

Дядька Аксёна как-то рассказал ему о непреложных законах жизни, которые, что бы ты ни делал, не изменить. Один из них – первая любовь не бывает счастливой. С этим можно спорить, не соглашаться, но в конце концов придется смириться и все забыть: прогулки до дома со школы, драки с соперниками, их с Ульяной мир «на двоих», отвоеванный им у сверстников еще в детском саду, весну… Забыть и просто жить. Но Аксён так не может. Он ждет апреля, потому что в апреле Она вернется в их сонный город, и он попробует обмануть лживые правила взрослой жизни, попробует все исправить.

Произведение вошло в список выдающихся книг мира «Белые вороны-2012», составляемый Мюнхенской международной детской библиотекой, а также стало победителем конкурса им. С. Михалкова на лучшее произведение для подростков.

Входит в:


Лингвистический анализ текста:


Приблизительно страниц: 207

Активный словарный запас: чуть ниже среднего (2714 уникальных слова на 10000 слов текста)

Средняя длина предложения: 43 знака — на редкость ниже среднего (81)!

Доля диалогов в тексте: 30%, что немного ниже среднего (37%)

подробные результаты анализа >>


Награды и премии:


лауреат
Международный литературный конкурс имени Сергея Михалкова, II (2010) // Вторая премия (повесть)

лауреат
Международный славянский литературный форум «Золотой Витязь», III (2012) // Литература для детского и юношеского возраста (золотой диплом)

лауреат
Список "Белые вороны" Международной юношеской библиотеки (Мюнхен, ФРГ) / The White Ravens catalog, 2012 // (издательство "Эксмо", 2010 год)

Номинации на премии:


номинант
Книгуру, 1 сезон (2010-2011 гг) // . Поощрительный приз

Похожие произведения:

 

 


Издания: ВСЕ (4)
/языки:
русский (4)
/тип:
книги (4)

Друг-апрель
2010 г.
Друг апрель
2011 г.
Друг-апрель
2014 г.
Друг-апрель
2022 г.




 


Отзывы читателей

Рейтинг отзыва


– [  11  ] +

Ссылка на сообщение ,

Веркин — такой автор, что или бьет тебя навылет, швыряет навзничь, что ни вздохнуть, ни крикнуть, или морщишься, о строки спотыкаешься, кривишься кисло, не те слова в горсти перебираешь, разочарование и кефир.

Меня просто сбило поездом этого текста.

Все в нем ладно и уместно. Все опрокидывает, крутит, бьет поддых, кладет пулю к пуле.

Вот Психоз отучает Ульку от скверноты.

Вот Ульяна отколупывает с Ивана коросты.

Рука в руке, после школы, тяжелый портфель.

Чугун, Тюлька, Гиляй, автомат, свинец, колодец.

Вот ожидание, липкая судорога весны, день от дня, сон как спасение.

Вот старшие классы, Аксён не ходит, Ульяна уходит за горизонт.

Не знаю, что сказать.

Лежу, сбитый товарным, щека к холодной банке — вывалилась из приоткрытого вагона.

Что внутри? Каша? Канифоль? Патроны?

Читайте.

Равнодушие не про Веркина.

Или плюнете, или ляжете со мной рядом.

Оценка: 8
– [  2  ] +

Ссылка на сообщение ,

На последних страницах книги написано, что роман предназначен для старшего школьного возраста, в чём возникают сомнения. Попади он мне в руки лет в 16-17, я бы мало что понял. И дело даже не в литературных отсылках, а в необходимости иметь некоторый жизненный опыт, чтоб проникнуться книгой.

О художественных достоинствах книги и о ужасах, в ней отражённых, написали до меня. Не буду повторяться. Скажу лишь, что меня больше всего поразил эпилог — страшный в своей повседневности. Вроде бы всё прошло, минуло, жизнь Аксёна и Тюльки вроде как устаканилась, но в этом простом, будничном диалоге чувствуется поутихшая с годами, но всё ещё живая боль.

В поезде дядя Гиляй говорил, что всё пройдёт, всё забудется. Аксён ему возражал. Здесь я на стороне Аксёна. Кажется, что главный посыл книги в том, что настоящая боль, как и настоящая радость, не уходят окончательно, не растворяются в пустоте. Когда-то, будучи дряхлыми стариками, каждый сможет сказать, что всё прошло, всё увяло, но это не значит, что всё было неважно.

Оценка: 9
– [  8  ] +

Ссылка на сообщение ,

Нет ничего в мире случайного, так и эта книга попалась мне в руки в нужный момент.

Книга о взрослении, о первой любви, о жизни в забитых вымирающих деревушках и о неблагополучных семьях. И всё это предельно реалистично и в самых ярких красках. Но самое главное, что вроде и довольно мрачная картина вырисовывается, однако сквозь весь роман красной нитью проходит ощущение надежды. Да, ты довольно быстро начинаешь понимать чем всё это может закончиться и скорее всего закончиться. Это еще один плюс в копилку реалистичности. Да, в жизни бывает именно так. Но несмотря на всё это, ничто не может заглушить надежды в светлое будущее. Во что-то хорошее, что ждет героя впереди, несмотря на все неурядицы. И вот это чувство сопровождает до самого конца, заставляет перелистывать страницу за страницей, пока не перевернешь последнюю.

Очень пронзительное и очень живое произведение. Не ожидал такого, но в итоге очень рад, что прочитал. Достойная книга.

Оценка: 10
– [  11  ] +

Ссылка на сообщение ,

И снова история у Веркина не тянет на детскую. Персонажи – дети и подростки, но книга не для них. Лексика, тематика, идейная глубина – все не детское. Возможно, часть старшеклассников поймет что-то, но в массе вряд ли.

Роман о том, как двое людей начинают жизнь вместе, но потом социальная пропасть разводит их в стороны. Они могли бы быть вместе до конца дней, они друг друга по-детски любили, и отлично друг другу подходили — но начав взрослеть, не смогли оставаться парой. Они старались, но обстоятельства оказались сильней. Иван страшно комплексовал, и это ему мешало быть более решительным — хотя трусом его нельзя назвать. А Уля не дождалась. Главный вопрос из финальных строк можно перенести в начало истории: «почему у нас так?» и ответ на него: «так бывает». И все же — в эпилоге социальной пропасти между Иваном и Улей уже нет, и для читателя остается надежда, что герои еще будут вместе. Не зря же они встретились после стольких лет. Так тоже бывает.

Интересна аллюзия на «Братьев Карамазовых». Прием создания портрета современника в трех лицах, тот же что у Достоевского. Коллективный герой. Младший – светлая душа (Алеша – Славик), средний – стихийный философ и мечтатель, запутавшийся во внутренних конфликтах (в обоих романах Иван), старший… за старшего я долго принимал Чугуна, и не сразу понял, что Чугун – это Смердяков, бастард. Уже в конце «Д-А» упоминается, что самый старший сын ушел из семьи Аксеновых. Как и Дмитрий Карамазов, он уехал из родного города – но, в отличие от него, не вернулся. Чугун внешне не похож на Аксеновых, он темный, с монголоидными чертами; подобно Смердякову, он говорит братьям: «вы, Карамазовы»; также внимательный читатель заметит, что у детей разные отчества. От матери все трое отчуждены (как и Карамазовы от отца), они зовут ее по имени, а не «мама», и даже имя это неправильное (Верка, а не Вероника). Впрочем, сюжет «Друга-апреля» на сюжет в романе Достоевского совсем не похож, и вообще между ними нет параллелей, но такая связь не случайна. Это нить, соединяющая времена. Россия тогда и сегодня.

Еще один литературный «гость» из XIX столетия – дядя Гиляй. Это прозвище носил писатель Владимир Гиляровский. Родом он был из Вологодской губернии (близко к месту событий «Д-А»), много путешествовал, исследовал социальное дно, был цирковым артистом, писал и переводил с других языков на русский стихи. Он мог бы походить на плод фантазии Ивана: порой его действия выглядят, как чистая фантастика – тем не менее, он вполне реален, его замечают и с ним говорят другие члены семьи Аксеновых. Он поселяет в душу Ивана стих про ворона, и тот, словно семя, прорастает в ней. Сначала любовь к девочке помогла Аксену не стать таким, как Чугун еще в детстве, затем любовь к поэзии помогла ему развиться в хорошего человека. Кто же такой дядя Гиляй на самом деле? Он называет себя человеком, морально павшим — и делает добрые дела в качестве компенсации мирозданию. Он материализует предметы и разговаривает с пустотой, сам неожиданно исчезает и появляется – то есть для него нет грани между материальным и нематериальным. Он и плод фантазии – и реальный герой. Он помогает Ивану подняться над его печальной действительностью в волшебном пузыре. И Иван не только спасается сам, но и спасает младшего брата.

Оценка: 10
– [  6  ] +

Ссылка на сообщение ,

Сияние безнадежной гениальности

Один человек рассказывал другому, как он всю жизнь считал, что гениальность – это выдумки, и как однажды ему удалось убедиться в том, что гениальность существует на самом деле. Этот человек имел какое-то отношение к литературе, отвечал за работу с молодыми в одном из отделений Союза писателей. Ему приносили много разных рассказов, романов и других текстов, как-то пришла девочка со скрипичным футляром и стихами. Стихи были скверными, литератору стало грустно, и он попросил девушку лучше сыграть на скрипке. Девушка сыграла. Какую-то короткую пьеску, как сказала девушка, собственного сочинения. Она подняла смычок и коснулась струн, у литератора зашевелились волосы. Он не мог и не может подобрать правильное слово... Это можно было определить так: музыка выворачивала.

«Кошки ходят поперек» Эдуард Веркин

Эта повесть выворачивает. Шамиль Идиатуллин в своем ЖЖ (тогда еще все, кто есть кто-то, обитали не на Фейсбуке, а в Журнале) говорил о ней в превосходных выражениях, и я положила себе непременно прочесть, да все как-то не складывалось, книга лежала в листе ожидания, побивая все рекорды долгостроя. Она бы и до сих пор там была, не случись для меня весны Веркина. Начала с «Пепла Анны» и не могу остановиться, читаю подряд все, написанное Эдуардом Николаевичем. Отчего так поздно к «Другу апрелю»? Честно, боялась, меня еще тогда насторожил отрывок, где мальчик прибивает гвоздем ладонь к забору, «Псих какой-то, — подумала, — Типа: «Просто такая сильная любовь»? Экстрим в среднем Нечерноземье?»

Да, он псих, точнее – Психоз, так прозвали Ивана Аксенова за невиданное упорство, с каким с детского сада отстаивает право на просто такую сильную любовь. И да, экстрима в среднем Нечерноземье будет довольно, хотя несколько не в том духе, на какой изначально настраивалась. Это не та провинция, к которой привычно относим города, не дотягивающие до миллионников и моногорода и райцентры, и поселки городского типа. Это совершенная глушь, разъезд Ломы, Когда на поезде, случается проезжать такие места: полустанок, сарай с провалившейся крышей, неказистые домики, кто-нибудь непременно скажет: «Как-то ведь и здесь живут». «А куда им деваться?» – подумаешь.

И будешь неправа. Люди разные, одни и на таком разъезде прилично устраиваются, а приходит время, вышагивают из него, как из калош с налипшими комьями глины, уезжают в большой мир. Семиволковы из таких: всегда хорошо жили, и в город перебрались дом – полная чаша, а потом наследство получили, дом у моря. Да они и без того то на горных лыжах ездили кататься, то в Диснейленд. Ульяна Семиволкова – девочка, в которую Аксён влюблен с четырех лет. Он ее ждет теперь, в апреле она непременно должна приехать.

А-а-а-а! Это невозможно вынести, это как ржавым куском жести по сердцу. Помните, такие жестяные полоски, на деревянных ящиках в советское время. Серо-стальные на золотистом дереве, а года через два — в бурой ржавчине на неопрятно черном. У Ивана и его младшего братишки Тюльки жизнь как тот ящик. Так-то малого Славиком зовут, но прозвище Тюлька намертво прилипло несколько лет назад, когда самый старший Аксенов, Иннокентий (никто так не называет, все зовут Чугуном) наворовал с железной дороги консервов — вечно голодный Славка в минуту умял жестянку тюльки в томате и еще одну, подсунутую охочим до халявных развлечений Чугуном. И еще одну, и еще – десяток. Потом, правда, плохо было, а кличка пристала.

Мама не мама, а Верка и перегарное амбре от их с Чугуном пьянок физически отравляет воздух в месте, которое Иван должен назвать домом, но это не дом. Потому что душевная атмосфера здесь отравлена тупой злобой и равнодушием, как душевным ипритом. Кажется сто лет на таком месте ничего не вырастет. Вырастает. В каждого положен свой талант, Аксён любит, заботится и защищает в меру отведенного ему умения и понимания. А коли большей частью не совпадает с социально-одобренной практикой, так ведь объяснить некому было. Если вы думаете, что это о социальных проблемах, то правы на ничтожно малое «отчасти», зло расцветает махровым цветом там, где для него создан режим благоприятствования, и девяностые прошлого, нулевые нынешнего века в России такому способствовали; но вот прямо сейчас всплыло уведомление о добавленном сестрой видео, на котором суд над женщиной из Окленда, больше тысячи раз продававшей свою дочь-подростка за секс; в благополучной Новой Зеландии.

Дело не только в социальном. И даже не столько в том, что это о первой любви, которая не бывает счастливой. Дело в гениальности, которой не находится применения и она вытекает из человека водой в песок; незамеченная-неоцененная ни самим носителем, ни тем, на кого направлена, ни окружающими. В него положен

был дар Любви, которая есть Бог, а он (да и все вокруг) думали что умение не проигрывать, передавить всякого, кто встанет на пути. Как та девочка из эпиграфа думала про себя, что она поэт. Сияние безнадежной гениальности освещает эту книгу

Оценка: 10
– [  20  ] +

Ссылка на сообщение ,

Аксен живет на костромском разъезде Ломы, где станция давно сгорела, а почти все население разбежалось. Осталась семья отмороженных вконец упырей – так Аксен давно и вслух зовет спившуюся мать, старшего брата, исчерпывающе описываемого строчкой «припадочный малый, придурок и вор», и приблудившегося ушлого дядьку, склонного к философствованиям и изощренным аферам. Аксен тоже давно сбежал бы, но надо заботиться и ждать. Заботиться о вечно голодном братце, живущем мечтой о приставке «Соньке», а ждать — пока вернется Ульяна. Не то чтобы первая любовь, а просто более-менее вся жизнь Аксена, которая тщательно и обоюдно выстраивалась с детсадика, преимущественно лютыми методами, — а потом вдруг кончилась.

Веркин – единственный известный мне панчер современной русской литературы. Разминается он на коммерчески успешных фантастике, приключениях да ужасах, имеющих широкий круг юных поклонников, а всерьез работает редкими, но убийственными текстами, которые действуют на читателя, как поставленный удар в подбородок: голова ясная, мысли светлые, а руки-ноги висят ленточками — и двинуться невозможно.

Книгу про пацана, который знает наизусть все проходящие поезда и окрестные леса, кормится наловленной рыбой и краденой тушенкой, читает только старые журналы, выброшенные немыми на полустанках, проходит по улице соседнего города, вырубая всех встречных в возрасте от шестнадцати до двадцати, чуть не топится от безуспешных (и дико смешных) попыток придумать подарок девочке, бросает школу в связи с отсутствием ботинок – но каждый день приходит за десять километров к школе, чтобы встретить и проводить Ульяну, — эту книгу можно пересказывать по-разному. Как чернуху про свинцовые мерзости люмпенской жизни (и тема свинца богато представлена в тексте), как грустную историю первой любви (максима про то, что первая любовь не бывает счастливой, естественно, приложена), как приключения невеселого трикстера в стране жуликов и воров (схемы преступлений и наказаний в наличии), как гимн подростковой стойкости, кующей победу из совершенно негодного материала (ковка и ударная техника в богатом ассортименте), как ловкое упражнение в композиционной изощренности (с персональным приветом чеховскому ружью) или как вдохновенный римейк поэмы Эдгара По «Ворон» (неназойливой искоркой пронизавшей всю ткань повествования). Я бы сказал, что «Друг апрель», при всей его истовой злободневности и настоящести, что ли, остается историей на вечную тему любви и бедности, к которой добавили гордость, совершенно невыносимую и необходимую. И оказалось, что вопреки Бернсу, любовь-то с бедностью сосуществовать могут, а вот гордость сшибает эту пару то вместе, то поврозь. И читателю остается надеяться, что кто-то сумеет подняться. И верить, что так бывает.

Я не уверен, что многие бестселлеры и премиальные книги последних лет буду кому-то интересны лет через пять-десять. В Веркине я уверен.

В этом году «Эксмо» запустило персональную серию Веркина и переиздало в ней роман «Друг апрель». Это радует и вселяет надежду.

Просто цитата:

«В четвертом классе она получила четверку по математике. Случайно. Ошиблась. До этого одни пятерки, а тут вдруг вот. Нет, дома ее не ругали, ей самой было неприятно. Четверка. Они шагали домой после уроков, и она плакала. А он никак не мог ее успокоить. Никак-никак. (…) Даже приключения Чугуна не помогали, она все плакала и плакала, глаза стали красными, он даже испугался, что они у нее лопнут. Тогда он попросил дневник.

Она перепугалась, решила, что он хочет четверку переправить, но Иван заверил, что ничего подобного не случится, все будет абсолютно законно. Давай дневник — и иди домой, ждать.

Что ей было делать? Она отдала дневник.

Он отправился к дому математички. По пути заглянул к бабушке. Бабушка спала, его не заметила. И хорошо, иначе бы спрашивать начала.

Дом у математички был хороший, но старый, деревянный. Высокий забор, красивые ворота. Он вежливо постучал, его вежливо впустили, предложили чаю. Он вежливо отказался и предложил разобраться с недоразумением. Математичка не поняла, с каким. Он продемонстрировал дневник, сказал, что надо переправить четверку на пятерку и все, инцидент будет исчерпан. Математичка, разумеется, отказалась. Если Ульяна хочет, она вполне может четверку потом переправить, это вполне допустимо. Екатерина Васильевна, вы не понимаете ситуации, улыбнулся Иван. Вы должны исправить именно эту четверку и именно сейчас. Екатерина Васильевна мягко отказалась, сказала, что она такое видывала, она педагог с опытом.

Он сказал, что ему очень жаль, но другого выхода у него нет. Екатерина Васильевна дала понять, что больше его не задерживает, ей еще сегодня тетради проверять. Он откланялся.

А через минуту с улицы послышался крик. Кричала соседка Екатерины Васильевны. Математичка выбежала на улицу и села, хорошо скамейка подвернулась.

Он прибил левую ладонь к воротам. Гвоздем.

Когда математичка немного отдышалась, он поинтересовался — не пересмотрела ли она свою позицию по вопросам успеваемости. Если не пересмотрела, то он готов простоять тут сколько потребуется, хоть до послезавтрашнего утра.

Четверка в дневнике была немедленно заменена на пятерку.

Он выдрал гвоздь кусачками, замазал рану живицей — бабушка пользовала ею суставы, пожелал Екатерине Васильевне успехов в педагогической деятельности и отправился к ней. Продемонстрировал изменения в дневнике, сказал, что Екатерина Васильевна очень раскаялась в своем поступке и впредь взялась так не поступать.

И весь вечер они сидели, смотрели мультики и ели сладкую кукурузу из банки. Уже ночью, когда они возвращались домой, он почувствовал, что рука заболела.

Впрочем, заражения крови не случилось.»

Оценка: 10
– [  6  ] +

Ссылка на сообщение ,

Вещь очень и очень психологичная, текст в основном про детей — подростков, но по читательской аудитории — книга как минимум для юношества. Написано тщательно и безупречно с художественной точки зрения — картины рисуются четко, недопонимания не возникает. А вот насчёт реалистичности персонажей имеются сомнения — слишком уж все гипертрофировано — супербой Аксён (главный герой Иван Аксёнов), непобедимый боец, умнец и на педагогическую жилку тоже игрец. Непонятная его первая любовь — тоже с педагогическим талантом, но в целом образ какой-то куклы, которую за руку водят, которая что-то говорит, но в остальном впечатления живого человека не создаёт.

Вообще у автора женские образы получились размытые, что мама «Верка», резко изменившаяся в своем психотипе, что второстепенные персонажи, в отличие от героев мужского пола — те прорисованы отлично, пусть и вызывают сомнения избыточной интеллектуальностью.

В целом автор жёстко давит на сентиментальность, трудная жизнь бедной семьи на отдаленном полустанке и соответственно играет в масть товарищу Сергею Шнурову с его песней «Когда нет денег, нет любви. Такая сука — эта селяви». Но выглядит это не логично, поскольку ни промысел семьи главного героя, ни собственно их личные качества не позволяют прийти к выводу о суровой убогой и нищей жизни, да и ситуация «пьяница мать — горе семье» обрисована малодостоверно.

Как вывод: роман сентиментальный, «за жизнь», но ощущения доверия не вызывает, слишком много абстракции, и конечно он не для подростков.

Оценка: 8
– [  8  ] +

Ссылка на сообщение ,

На мой взгляд, самое сильное и интересное из произведений Э. Веркина, по крайней мере, из тех, что я прочитал.

Очень разносторонний писатель. Есть у него и веселые юмористические повести для детей, фантастика, серьезные взрослые вещи.

«Друг-апрель» — одно из произведений Веркина, написанное на социальные темы, где главные герои — подростки. Есть у этого писателя книги про то, как «богатые тоже плачут». Например, «Герда». А есть романы про то, «что бедность не порок, но большое несчастье». Как «Мертвец» и эта книга — «Друг-апрель».

Даже не знаю, для подростков она написана, или скорее для взрослых.

Очень интересная авторская задумка — в книге две сюжетные линии.

Первая — романтическая история первой любви. Очень лиричная, чистая и трогательная. Красивая сказка про верного рыцаря, преданно служащего своей прекрасной даме.

Вторая — реальная, семейно-бытовая история жизни главного героя. Мрачная и «чернушная».

И две эти совершенно разные линии, даже написанные в разном стиле, органично сплетаются в одно целой.

Итак, главный герой, Иван Аксентьев, по кличке «Псих». Умный и незаурядный подросток. Но, живет он в ужасном мире. Нищета, пьянство, драки и уголовщина. «Социально-неблагополучной» назвать его семью — это ничего не сказать. Мрак и жуть.

Но у Ивана есть и другой мир, где он счастлив. И эта вселенная для него заключается в единственном человеке — Ульяне. Их нежная дружба началась ещё в детском саду.

Только, как и говорит главному герою его дядя — первая любовь никогда не бывает счастливой.

Если бы эта книга была только о первой любви — то получились бы «розовые сопли».

Если бы Э. Веркин написал только историю про жизнь Аксёна, получилась «чернушная» и депрессивная книга про жизнь на «помойке».

А вместе — вышел сложный и интересный разносторонний роман.

Тут есть и лиричность. А есть и прекрасный юмор, правда, порой чёрный. Грустно, местами безнадежно. Но много веселых и смешных сцен.

Как всегда, у Веркина, очень интересные и сложные психологические образы героев.

Недостатки в этой книге мне найти было сложно. Некоторые могут сказать, что книга очень уж печальная. Но, это жизнь.

На мой взгляд, автор немного сгустил краски. Уж очень все прекрасно складывалось во взаимоотношениях Аксена и Ульяны. И, наоборот, уж очень все жутко и кошмарно было в другой стороне жизни главного героя. Но, это не недостаток, а излюбленный приём Веркина, который присутствует и в других его книгах.

Отличный и интересный роман. История дружбы и любви, и просто жизни, реальной, настоящей.

Оценка: 10
– [  4  ] +

Ссылка на сообщение ,

Прекрасная вещь. Мучительная привязанность, чудовищный быт, неприкаянность, одиночество... казалось, из этого не выбраться, казалось, что в жизни Ивана и маленького Славы всё предопределено, и ждёт их всё тот же сценарий никчемной жизни, что и у их страшных родственников, но нет, повезло, и за это огромное спасибо автору. Ведь такие развязки дарят надежду и в нашей реальной жизни. И, Бог с ней с этой трагичной любовью, это рассказ ещё об одном мальчике, который выжил.

Оценка: 9
– [  5  ] +

Ссылка на сообщение ,

Даже трудно определить отношение к этой вещи. Она очень убедительная, очень достоверная, яркая, атмосферная. С одной стороны, хочется сказать, что тяжёлая, страшная, жестокая, но с другой стороны — отнюдь не безнадёжная, не тягостная. Ну вот действительно: бывает и так. И такая будничная концовка: с торговлей канцелярией, мужем, троечником Тюлькой... Не трагедия, не ужас-ужас. Бывает.

Я не знаю, для подростков ли эта книга. Во всяком случае, мне было бы интересно послушать их мнение после прочтения.

А ассоциативно почему-то вспомнилось про «Над пропастью во ржи». Вот именно это. Какой-то собственный ассоциативный ряд.

Оценка: нет


Написать отзыв:
Писать отзывы могут только зарегистрированные посетители!Регистрация




⇑ Наверх