fantlab ru

Джек Финней «Меж двух времён»

Рейтинг
Средняя оценка:
7.72
Оценок:
207
Моя оценка:
-

подробнее

Меж двух времён

Time and Again

Цикл

Жанрово-тематический классификатор:
Аннотация:

Что нужно для путешествия в прошлое? Машина времени? Или магия?

Оказывается — совсем другое. Надо просто вжиться в образ ушедшей эпохи, почувствовать себя ее частью. И начинается эксперимент... Романтика, любовь и неожиданные приключения ждут героя за порогом двери в прошлое.

© Lans

Содержание цикла:


8.00 (940)
-
50 отз.
6.73 (292)
-
20 отз.

Обозначения:   циклы (сворачиваемые)   циклы, сборники, антологии   романы   повести
рассказы   графические произведения   + примыкающие, не основные части


Похожие произведения:

 

 


Меж двух времён
1972 г.
Избранное
1990 г.
Похитители плоти
1995 г.
Меж трех времен
1998 г.
Меж двух времен. Меж трех времен
2003 г.
Меж двух времен
2018 г.
Третий уровень
2020 г.

Самиздат и фэнзины:

Меж двух времен
2016 г.

Аудиокниги:

Меж двух времён
2010 г.
Меж трёх времён
2011 г.

Издания на иностранных языках:

Time and Again
1970 г.
(английский)
Starp diviem laikmetiem
1976 г.
(латышский)
Tarp dviejų epochų
1976 г.
(литовский)
From Time to Time
1995 г.
(английский)
Time and Again
2001 г.
(английский)
Time and Again
2014 г.
(английский)




 


Отзывы читателей

Рейтинг отзыва


– [  7  ] +

Ссылка на сообщение ,

С использованием заметки для Medium (https://shorturl.at/ajuM9).

У тех, кто начал знакомство с Финнеем с неоднократно экранизированного романа «Вторжение похитителей тел», может вызвать серьезный когнитивный диссонанс его наиболее известная в xUSSR работа, хронооперная дилогия-путеводитель по Нью-Йорку «Меж двух времен» и «Меж трех времен».

Но впечатление это обманчиво. Как раз-таки хоррор про атаку инопланетных паразитов-подселенцев — явление в творчестве Финнея, где исследуются прежде всего парадоксы путешествий во времени, достаточно уникальное (и тоже ставшее классикой!). Из других значимых работ этого автора, где затронуты темы путешествий и провалов во времени, можно вспомнить «Я боюсь», «Пятицентовик с Вудро Вильсоном» и «Любовное письмо». Из работ, чьи авторы несомненно оглядывались на классические хронооперные этюды Финнея, — «Путешествия с моими кошками» Майка Резника, «Порядок вековой» Джона Краули, «11/22/63» Стивена Кинга, «10 в 16-й степени к 1» Джеймса Келли и голливудскую мелодраму «Дом у озера» с Киану Ривзом. В целом Финнея, пожалуй, стоит назвать крестным отцом темы попаданчества в прошлое: один его рассказ даже превратился в городскую легенду о Рудольфе Фенце — начиная с 1970-х, этот сюжет часто цитировался как доказательство реальности перемещений во времени! Это ли не высшее признание для мастера попаданса?

Следует заметить, что “путеводитель по Нью-Йорку” тут упомянут не случайно—как раз точная топографическая привязка всех поворотов сюжета и обеспечивает ощущение поразительной достоверности. Фотографии и рисунки не только финнеевские (вопреки утверждениям аннотации к старосоветскому изданию 1972 года), они почерпнуты в том числе и из городских архивов, и только тем обстоятельством, что подбор материала для второй книги был сопряжен со значительными трудностями, можно объяснить 25-летнюю паузу между романами. Тем не менее, действительно, Финней сам умел хорошо рисовать и в молодости тоже работал художником рекламы, как и его герой Саймон.

Хотя первое произведение цикла и стало мгновенной классикой, принципиальные отличия финнеевского способа путешествий во времени от развитых на СИ писательских нанотехнологий не столь велики. Выпал из автобуса — очнулся в теле генерала-адмирала. Пожил пару недель в реставрированной квартире-усадьбе на семнадцать комнат — перенесся в прошлое. Эзотерический бред, конечно. И там, и там. Но в случае «Меж двух времен» этому наивному бреду веришь. Потому что именно такой донельзя абсурдный метод, основанный на чрезвычайно вольной трактовке гипотезы о “пространственно-временном черве” Эйнштейна и Мак-Таггарта, органичен для книги, проникнутой густым духом эскапизма. Можно себе представить, какое впечатление она произвела на молодых нью-йоркских интеллектуалов времен Вьетнамской войны. Разумеется, сиквел, опубликованный уже после смерти Финнея, в динамичные и светлые (для победившего в Холодной войне Западного мира) 1990-е, не оказал сопоставимого влияния — да и не мог. Вот выйди он сразу после 11 сентября, на заре второй Иракской войны или в разгар Великой рецессии… но соответствующая экологическая ниша в современной американской литературе уже занята Гибсоном («Распознавание образов», «Периферия») и Доном Делилло («Космополис», «Точка Омега», «Ноль К»).

Технофобского прекраснодушного презрения к родному времени Саймон особо не скрывает. Действие, напомним, начинается в 1971-м, спустя полтора года после высадки Армстронга на Луну. Но мнение Саймона на сей счет, высказанное в разговоре с Джулией Шарбонно, на удивление современно. Каждая строчка диатрибы, вложенной Финнеем в уста Морли, — словно пророчество упадка, постигшего впоследствии пилотируемую космонавтику.

Чем дальше я пробирался по книге, тем меньше мог ему сочувствовать, — но высокого уровня мастерства, с которым роман сделан, это совсем не отменяет. Лишь в середине текста Финней, как бы спохватываясь, дает Саймону ненадолго вспомнить, что есть в Нью-Йорке 1882 г. и нищие, и поденные рабочие, и брошенные дети, и бродяги, что в этой эпохе нет ни электричества, ни антибиотиков, ни самолетов, ни даже пожарных лестниц выше четвертого этажа, а стоматология только карательная.

Единичный случай, впрочем. Все остальное подернуто легким, но немного тошнотным флером диккенсообразной святочной романтики (события романа происходят в декабре и январе). Однако то, как Саймон обошелся с Кэтрин и сотрудниками проекта, не заслуживает иной оценки, чем преступление, жестокое и бессмысленное, хотя во второй части цикла оно будет в какой-то степени искуплено. Хотя Реальность и всячески сопротивляется столь грубым изменениям, но путешествие во времени, один раз открытое, уже не может из нее исчезнуть.

Топографическая дотошность, какой славен первый роман цикла, в «Меж трех времен» пропала безвозвратно, зато техника путешествий во времени и схема взаимопереплетающихся потоков событий, каждый из которых выступает следствием отдельно взятого вмешательства, отработана куда детальнее и успешнее, нежели в «Меж двух времен». В эпизодах, когда Рюбен Прайен пытается вспомнить отобранную у него жизнь, а Данцигер недоумевает, отчего последние главы рукописи Морли, в остальном вполне точной, не соответствуют текущей версии действительности, — по спине бежит натуральный холодок. А прибытие “Титаника” чего стоит?

И, как в случае с «The Killing Star» Зебровски и Пеллегрино, где «Титанику» (верней, его виртуальной реконструкции) также отведено видное место, здесь Морли достанется от судьбы куда больше пощечин, чем в первом варианте — а некоторые из них после просмотра видеоповтора судьями будут засчитаны как нокауты.

А я лучше цыкну зубом на титанические стопки попаданса, вызванные к жизни такими классиками, как Финней, и поддержу мнение Ингрид Кавен (jure uxoris Жан-Жак Шуль) о Нью-Йорке нашего тысячелетия: «Да, это катастрофа, но какая красивая».

Оценка: 8
– [  14  ] +

Ссылка на сообщение ,

Нельзя войти в одну и ту же реку дважды. Эту древнюю мудрость, к сожалению, порой забывают писатели-фантасты, стремящиеся спустя немалое время создать продолжение какого-нибудь своего удачного произведения, но выдающие в лучшем случае бледное подобие его. Из прочитанного мной могу привести примеры Урсулы Ле Гуин с ее Земноморьем или Артура Кларка с двумя «одиссеями» – «Космической» и «Времени». И вот теперь Джек Финней дал еще одно подтверждение справедливости этого тезиса.

«Меж двух времен», первая книга дилогии, изданная в 1970 году, – это шедевр. Такого тонкого, легкого, осторожного, строго соблюдающего правила хорошего вкуса примера эксплуатации попаданческой темы я давно не встречал. В завалах современного низкопробного чтива того же жанра главный герой непременно занят спасением мира и перекраиванием его истории в соответствии с политическими воззрениями или реваншистскими настроениями авторов. А у Финнея художник рекламного агентства Саймон Морли просто участвует в научном эксперименте по проникновению в прошлое силой мысли и только заодно получает разрешение использовать свое пребывание там для раскрытия одной фамильной тайны. Скромно и со вкусом, проще говоря. Правда, Финней не удерживается, чтобы слегка не подразнить нас таинственным символом на надгробии и словами «гибель мира в пламени пожара» в обгоревшем письме, но, когда в конце концов выясняется, что же это все означало, становится просто смешно. А как только дело доходит до первой же попытки сколько-нибудь заметного воздействия на ход истории, Морли разумно взвешивает все «за» и «против» и отказывается от участия. Еще раз: какой контраст с легионами нынешних макулатурных попаданцев!

Ничуть не хуже получилась здесь и тема обратного попаданчества – из прошлого в наше время. Короткий визит девушки из 1882 года в 1970 – также образец прекрасного вкуса и знания меры со стороны автора. Морли почти не занимается похвальбой техническими достижениями своего века – нечаянная гостья в основном и сама прекрасно соображает, что к чему. Здесь на первом месте – психология, реакция женщины на совершенно чуждые ей моральные и бытовые устои другого столетия. При этом никакого занудства и морализаторства нет и в помине. Наоборот: к примеру, эпизод одевания по современной моде проникнут легким юмором от начала и до конца.

Да и вообще «Меж двух времен» написан легко, но при этом размеренно и без спешки – так легче проникнуться воссоздаваемой там атмосферой конца XIX века. Такой текст при всем желании не получится воспринимать «по диагонали», через строчку, – он буквально требует от читателя перейти на темп тех лет, когда еще никто никуда не спешил. Поэтому легко заметить, что Нью-Йорк 1970 года выписан нарочито небрежно, в серых и унылых тонах. Нью-Йорк зимы 1882 года показан, наоборот, настолько рельефно, красочно и «вкусно», что как-то даже сразу и не получается сообразить, что не мог он на самом деле быть засыпан чистейшим белым снегом и наполнен столь же чистым воздухом. (Вспомните о лошадях – основной тягловой силе – и об угле – главном топливе.) Ясно, что Финней вопреки действительности несколько идеализирует «старое доброе время». Что ж, раз всей истории больше присущ дух изящной и красивой сказки, нежели научной фантастики, фактами можно и пренебречь немного.

А вот «Меж трех времен» 1995 года – это, увы, лишь неудачная попытка вернуться к этому легкому стилю и безупречному авторскому вкусу. На деле получилось заметно грубее, жестче и в общем-то неоригинально. При чтении то и дело приходили на ум «Голубая лента» Бернгарда Келлермана, рассказы О. Генри, «Дядя Ник и варьете» Джона Бойнтона Пристли, популярные книги об истории трансатлантического судоходства и многое другое. Кажется, будто Финней просто заимствовал целые эпизоды, время от времени вообще уводившие его далеко в сторону от собственного сюжета. Видимо, именно по этой причине в тексте часто возникают длиннейшие и скучнейшие описания и непонятно зачем вставленные огромные цитаты. Как без первых, так и без вторых можно было бы отлично обойтись.

Но главное отличие второй книги от первой – мотивация персонажей. Теперь они заняты уже вполне себе серьезным попаданческим делом – пытаются предотвратить Первую мировую войну. Естественно, при этом Финней неминуемо сводит причины войны к действиям одного-единственного человека, пуская побоку весь объективный ход истории и ее законы. Все это совершенно не стыкуется с первой книгой, где даже такая локальная задача, как приобретение Соединенными Штатами у Испании Кубы в конце XIX века, кажется невыполнимой силами одного попавшего в прошлое персонажа. А в «Меж трех времен», оказывается, надо только помешать кому-то доставить кое-какие документы и предотвратить несколько встреч с историческими лицами, и все предпосылки мировой войны сами собой волшебным образом рассосутся. В конце концов историю, как и следовало ожидать, изменить не удается. Но откуда тогда взялись те несоответствия в ней, которые обнаружило и коллекционировало «тайное общество» в первой главе? Прибыл «Титаник» в Америку или не прибыл? Был ли Кеннеди убит в Далласе или же успешно переизбран на второй срок? И если все эти противоречия – результат жизни Сая Морли в XIX веке, то каким образом он умудрился все это устроить, сам того не зная и не желая? Клубок таких вот изменений – «неизменений» по ходу действия запутывается все туже и туже, а разъяснения в итоге так и не получает.

Каков же вывод? Он очень прост: не следуйте за Финнеем и не пытайтесь войти в одну реку дважды. Лучше ограничиться легким прикосновением к идеализированной и отчасти пасторальной жизни XIX века в первой книге и не перебивать потом оставшееся волшебное впечатление грубоватым и почти банальным попаданчеством ее продолжения. Иначе прекрасная зимняя сказка, вдохновившая Сая Морли в Центральном парке Нью-Йорка в 1882 году, боюсь, не выдержав такого соседства, разлетится вдребезги.

Оценка: 8
– [  5  ] +

Ссылка на сообщение ,

Эталонная эскейпистская дилогия. Вам не нравится эпоха, в которую вы живёте? Надо, оказывается, просто поверить, что живёшь в другом времени — и вы моментально там окажетесь. Типа, если одеться во фрак и панталоны и хорошо изучить Францию 1810 года, то в какой-то момент вы обнаруживаете, что беседуете с Наполеоном под хруст французской булки.

Я бы поставил этой дилогии очень высокий балл, если бы не второй роман. Он очень плох сам по себе, но, что хуже, при его чтении начинаешь замечать промахи первого романа, незаметные с первого взгляда.

Оценка: 7
– [  1  ] +

Ссылка на сообщение ,

Цикл «Меж двух времён» длиной в 25 лет!

Неординарный способ путешествия по времени -очень спорный с точки зрения логики, но тем и интересен роман. Философская мысль звучит в конце сюжета — можем ли мы менять своё будущее, вмешиваясь в прошлое? И автор сравнивает ситуации через мысли главного героя романа — вот ученые что-то изобрели, изобретение тут же используют сильные мира сего в своих целях, ставя ученых перед фактом и не считаясь с ними вообще. И таких фактов в мире множество. Они — факты — даже какая-то закономерность истории нашей. Как избежать этого Закона (уже с большой буквы пишу) — не изобретать?не давать свои изобретения в руки власти? Или есть третий путь?

Во втором романе автор ставит грандиозную задачу -предотвратить массовую бессмысленную бойню — Первую Мировую войну. Не получилось... или не захотелось автору....?

Неплохие интересные сюжеты. Чем -то даже уютные сюжеты.Такая семейная идиллия через столетия.

Оценка: 9
– [  13  ] +

Ссылка на сообщение ,

Произведение, скорее детективного, нежели фантастического жанра (в особенности первое, нежели второе).

Очень сильна ностальгическая нотка, которую российский читатель может воспринять только весьма и весьма опосредовано, на уровне интуитивного сопереживания, ввиду чисто американского происхожденияи автора и его идей!

Автор строит свой сюжет в духе эпохи, предшествующей своему рождению, как если бы я, родившийся в 70-х, вдруг перенесся в 50--60-е. Да, я испытываю некоторую слабость к эпохе, предшествующую моему рождению, но это настолько личное чувство, что я сомневаюсь, что наш, российский, читатель в состоянии адекватно воспринять посыл автора...

Об Америке мы и вообще-то знаем немного (пропаганда не в счет), а уж об Америке конца 19 — начала 20 века тем паче. По крайней менее, получив СТАНДАРТНОЕ советское/постсоветское среднее, специальное, а затем и высшее образование, я полагаю,что способен, «в принципе» к некоему «адекватному» восприятию. Это можно принять за аксиому :-) Но не за начало отсчета..,

Второй роман трилогии еще более пропитан настольгическим чувством, ибо события развиваются уже в период рождения автора, в его раннем детстве, что опять же, вряд ли под силу воспринять современному читателю... Слишком, слишком много нюансов, которые нам не дано оценить! По-настоящему посыл автора направлен на чисто американскую аудиторию... Это как работы Ефремова для иностранцев... Для нас- то и то сложно, а чего ожидать от «них».. Вот то же и для «нас»...

Впрочем, литературный авторский стиль отличается превосходным качеством и если бы не «узкозаточенный» сюжет, можно было бы просто поаплодировать мастерству исполнения и насладиться переживаниями ушедшей эпохи. (Впрочем, кто мешает-то?)

Ах, да, рекомендую завзятым театралам — становление театрального Бродвея выписано очень точно, качественно и в подробностях..

Оценка: 8
– [  1  ] +

Ссылка на сообщение ,

Интересно и легко читается, вполне атмосферно, но путешествие во времени при помощи гипноза (а точнее аутотренинга) — это уже сверх фантастика! Может, Саймон Морли вообще никуда не путешествовал, а пребывал а «в мире своих грёз»? :smile:

Оценка: 2
– [  7  ] +

Ссылка на сообщение ,

А я бы посоветовала, если будет возможность, прочитать обе части, если вас захватит первая. То есть, если войдёте в эпоху. Тогда нью-йоркский Центральный парк станет восприниматься и вами как машина времени. Рубеж XIX-XX веков, время до всех мировых войн, и мечты людей того времени, которым не удалось осуществиться...

Могу порекомендовать прочесть «Век невинности» Эдит Уортон (это не фантастика, а роман малооценённой у нас писательницы, которой лучше многих удалось передать аромат того времени).

Оценка: 10
– [  6  ] +

Ссылка на сообщение ,

Неоригинальный автор, но сильный стилист. Вторую часть лучше не читать, чтобы не портить впечатление.

Оценка: 7
– [  3  ] +

Ссылка на сообщение ,

Добрая и романтичная история

Оценка: 9


Написать отзыв:
Писать отзывы могут только зарегистрированные посетители!Регистрация




⇑ Наверх