FantLab ru

Аркадий и Борис Стругацкие «Отягощённые злом, или Сорок лет спустя»

Отягощённые злом, или Сорок лет спустя

Роман, год

Перевод на английский: К. Риз (Those Burdened by Evil), 2015 — 1 изд.
Перевод на немецкий: K. Baudisch (Die Last des Bösen, Die Last des Bösen oder Vierzig Jahre später), 1991 — 2 изд.
Перевод на польский: W. Trzcińska (Niedoskonali), 1994 — 2 изд.

Жанровый классификатор:

Всего проголосовало: 116

 Рейтинг
Средняя оценка:8.31
Голосов:2069
Моя оценка:
-
подробнее

Аннотация:


Роман «Отягощённые злом, или Сорок лет спустя» написан в 1986-88 гг. Впервые он печатается журналом «Юность» — с июня по июль 1988 г. В 1989 г. издан отдельным изданием.

В романе две основные сюжетные линии: записки советского астрофизика Манохина, живущего в 1980-х гг., и дневник Мытарина, учащегося педагогического лицея XXI века. Манохин — диссидент по убеждениям, ненавидящий абсурд «советского образа жизни», но вынужденный приспосабливаться к условиям этой жизни. Мытарин же в целом вполне социален, однако не приемлет проявления радикализма, свойственные большинству его сограждан. В частности — стремление любой ценой ликвидировать молодёжное объединение, напоминающее коммуны хиппи, заставить подчиниться общепринятым этическим установкам всех, кто вошёл в это объединение. Оба героя неожиданно оказываются в поле деятельности некоего высшего существа — Демиурга.

Входит в:

— журнал «Юность» 1988'06», 1988 г.

— журнал «Юность» 1988'07», 1988 г.

— антологию «Red Star Tales: A Century of Russian and Soviet Science Fiction», 2015 г.

— сборник «Избранное», 1989 г.


Лингвистический анализ текста:


Приблизительно страниц: 195

Активный словарный запас: высокий (3151 уникальное слово на 10000 слов текста)

Средняя длина предложения: 74 знака, что немного ниже среднего (81)

Доля диалогов в тексте: 9% — на редкость ниже среднего (37%)!

подробные результаты анализа >>


Награды и премии:


лауреат
Северный клинок / Nordklinge, 2011 // Роман

Номинации на премии:


номинант
Великое Кольцо, 1988 // Крупная форма

Похожие произведения:

 

 


Избранное. Том II
1989 г.
Избранное
1989 г.
Отягощенные Злом, или Сорок лет спустя
1989 г.
Отягощенные злом, или Сорок лет спустя
1989 г.
Избранное
1990 г.
Сочинения. Том 3
1990 г.
Жук в муравейнике. Волны гасят ветер. Отягощенные злом
1994 г.
Жук в муравейнике. Волны гасят ветер. Отягощенные злом
1995 г.
Сочинения. Том третий
1996 г.
Отягощенные злом
1997 г.
Отягощенные Злом. За миллиард лет до конца света. Гадкие лебеди
1997 г.
Собрание сочинений. Том девятый. 1985-1990
2001 г.
Четыре Стихии: Огонь
2003 г.
Отягощенные Злом, или Сорок лет спустя
2004 г.
Отягощенные злом
2006 г.
Отягощенные злом
2006 г.
Страна багровых туч. Путь на Амальтею. Стажеры. Хищные вещи века. Отягощенные злом
2006 г.
Будущее, ХХ век. Исследователи
2008 г.
За миллиард лет до конца света
2008 г.
Отягощенные злом
2009 г.
Собрание сочинений в 11 томах. Том 9. 1984-1990
2009 г.
Собрание сочинений в 11 томах. Том 9. 1985-1990 гг. Отягощенные Злом, или Сорок лет спустя. Жиды города Питера, или Невеселые беседы при свечах. Киносценарии
2012 г.
Полное собрание сочинений в одной книге
2013 г.
Отягощённые злом, или Сорок лет спустя
2016 г.

Периодика:

Юность № 6, июнь 1988 г.
1988 г.
Юность №7, июль 1988 г.
1988 г.

Аудиокниги:

Отягощенные злом
2006 г.
Отягощённые злом
2009 г.
Отягощённые злом, или Сорок лет спустя
2013 г.

Издания на иностранных языках:

Die Last des Bösen
1991 г.
(немецкий)
Niedoskonali
1994 г.
(польский)
Niedoskonali
2005 г.
(польский)
Gesammelte Werke 3
2011 г.
(немецкий)
Red Star Tales: A Century of Russian and Soviet Science Fiction
2015 г.
(английский)




Доступность в электронном виде:

 

Отзывы читателей

Рейтинг отзыва



Сортировка: по дате | по рейтингу | по оценке
–  [  27  ]  +

Ссылка на сообщение , 17 сентября 2008 г.

Нет, узнать в ужасающем Демиурге Христа решительно невозможно. Только узнав оценку авторов, что это — роман о двух Христах, можно, ...надцатый раз перечитав книгу, отметить слова Агасфера Лукича: «...каково это: вернуться туда, где тебя помнят, чтут и восхваляют, и выяснить вдруг, что при всем том тебя не узнают! Никто. Никаким образом. Никогда. Не узнают до такой степени, что даже принимают за кого-то совсем и чрезвычайно другого. За того, кто презираем тобою и вовсе не достоин узнавания!..» Какие же муки, несравнимые со Страстями Господними, довелось испытать Христу за эти 2000 лет, что он стал ужасен и обликом своим и поступками и учениками... Каких же кошмарных «хирургов» подбирает он себе в спутники в поисках «терапевта»... Очень уж «отягощен злом» этот образ нового Христа. И это образ, который две тысячи лет считается образцом УЧИТЕЛЯ!

Странным образом пересекается это с образом учителя Г.А.Носова. Он-то как раз со злом сражается — и со злом в душах своих учеников и с бессмысленной злобой обывателей по отношению к Флоре, и не только словами, но и кулаками, при необходимости. Как-то он вживется в окружение Демиурга, где самый положительный герой — опустившийся до уровня лакея бывший астрофизик...

И еще один учитель есть в романе — учитель Флоры, нуси. Пусть его учение странно и не понятно, пусть его ученики зачастую ведут себя отвратительно, но того, что он — Учитель — не отнять. Ох, как немного в нашей жизни таких учителей, способных вести за собой, и еще меньше — тех, кто ведет к добру.

А что же ученики? Назвать учениками окружение Демиурга сложно — это, скорее, прихлебатели какие-то, прислуга, кроме Агасфера Лукича, естественно — это личность удивительная, многогранная и сильная. Только он один может спорить с Демиургом. С Носовым могут спорить все его ученики, всех их он держит за равных себе, всех уважает, как личности. Такими и должны, очевидно, быть достойные ученики достойного учителя. (С нуси, кстати, Флора не спорит — ей, по большому счету, все равно — и это, пожалуй, главный признак бесполезности работы нуси, как учителя: он, скорее, не формирует Флору, а изучает ее).

Общество, которое все это окружает, — типичное социалистическое, партийное руководство борется с ростками прогрессивной педагогики в виде системы лицеев и, увы, побеждает. Но одна отдушина есть в романе — строчка в названии «Сорок лет спустя», и маленький штрих об этом времени, когда «имя Георгия Анатольевича Носова всплыло из небытия, и даже не всплыло, а словно бы взорвалось вдруг, сделавшись в одночасье едва ли не первым в списке носителей идей нашего века». Очевидно, не все потеряно. Высокая теория воспитания еще будет создана и преобразит мир.

Роман достаточно сложен. Не говоря о том, что временные параметры вблизи Демиурга теряют свою определенность, большая часть действия книги требует активного участия читателя, размышлений о людях и событиях, перед ним разворачивающихся. Но это и делает «Отягощенных злом» лучшим романом Стругацких, который хочется читать и перечитывать много раз.

Оценка: 10
–  [  25  ]  +

Ссылка на сообщение , 31 мая 2010 г.

Отзыв писать не собирался, но почитал отзывы, увидел, что некоторые люди в растерянности, «что это было», и потому хочу объяснить свое понимание романа, но только прошу мой отзыв читать лишь тем, кто сам роман уже прочитал, потому что без спойлера тут не обойтись.

В романе сталкиваются две истории, причем обе так или иначе касаются второго пришествия Христа. Из рукописи загадочного происхождения, которая называется «ОЗ», мы узнаем, что на землю вернулся Демиург, который раньше был Христом, но сейчас изменился до неузнаваемости, так что его скорее можно принять «за кого-то совсем и чрезвычайно другого». Действительно, его глаза «горели одним и тем же выражением — яростного бешеного напора пополам с отвращением». Это не тот Христос, которого мы знаем, он в своих скитаниях по 80 с гаком измерениях и 14 параллельных мирах утратил милосердие. Он никак не может понять, почему люди за все время его отсутствия так и не стали разумны. Он по очереди призывает советчиков, которые готовы предложить ему план перестройки человеческого общества, но те чудовища, которые откликнулись на его призыв, способны придумать только, как половчее ущучить и истребить человечество, на что Демиург замечает, что есть много костоправов и хирургов, но нет терапевта. К тому же «есть люди, которым мечтать прямо-таки противопоказано. В особенности — о мирах». У них есть план перестройки, но всех нюансов они учесть не в состоянии, и получается даже еще хуже, чем у самого Демиурга, который тоже не может «создать аверс без реверса и правое без левого», и потому все, что он создает, изначально отягощено злом.

Демиург ищет Человека с большой буквы, и находит его в лице Г.А. Носова, учителя педагогической школы-лицея будущего. Вся история Г.А. настолько полна евангельскими аллюзиями, что становится ясно, что Г.А. – это новый Христос, только в других декорациях. Здесь есть беспомощная, асоциальная «флора», то есть люди, ведущие растительное существование, ради которых он в конечном итоге и погиб, хотя они не способны были даже оценить его поступка, здесь чиновники, умывающие руки, толпа, вопящая «распни его, распни», но более современными словами, у него даже есть апостолы (ученики-лицеисты), один из которых и пишет это новое Евангелие, причем эти ученики сами плохо понимают действия своего учителя, но идут за ним, ибо верят в него, как в личность.

Что в конце концов произошло, в романе не сказано, как это обычно бывает у Стругацких, они всегда оставляют место читательской мысли. Но мы вполне сами можем понять ход событий по аналогии с библейским. Учитель погибает за «флору». Ученики один за другим исчезают под благовидными предлогами. Скорее всего, в конце покинул учителя и Игорь, от лица которого ведется повествование, во всяком случае он остался жив. Потом, как водится, люди спохватываются. Демиург в милосердии, которое проповедовал Г.А. увидел путь спасения человечества, а в самом Г.А. искомого терапевта.

Конечно, я не смог охватить всей проблематики этого замечательного романа, потому что он просится на исследования гораздо большего формата, чем скромный отзыв.

Оценка: 9
–  [  21  ]  +

Ссылка на сообщение , 1 марта 2011 г.

На мой взгляд, неправы те, кто утверждает, что этот роман перекликается с Мастером и Маргаритой. Кроме весьма расплывчатой фигуры дьявола, ничего общего с булгаковским творением он не имеет. Да и дьявол ли пресловутый Ткач? Вовсе нет. В романе мы имеем дело с Демиургом, гностическим Творцом, который к христианскому дьяволу не имеет никакого отношения. Суть его очень верно выражена Агасфером Лукичом: «Можете ли вы постичь трагедию того, кто ограничен в своём всемогуществе? Кто не в состоянии сотворить право без лева, верх без низа...» (добро без зла, — добавлю я от себя). Это именно Демиург, создатель всего сущего, а отнюдь не враг рода людского. И пусть его слуга рыщет в поисках душ, желая купить их за блага мирские — в этом проявляется его тёмная сторона. Но ведь тот же слуга ищет и Человека, Учителя, избавляющего нас от скорбей земных. Две эти стороны уравновешивают друг друга, в чём проявляется гностическая сущность романа. «Отягощённые злом» — очень верное название. Демиург творит материю, но материя эта изначально заражена злом. В этом нет его в вины, таково бремя Создателя, ограниченного в своём всемогуществе.

Так вышло, что данный роман был первым произведением Стругацких, которое я прочёл. Много позднее, ознакомившись со всеми остальными их творениями, я понял, что совершил большую ошибку. Ведь «Отягощённые злом» — это их завещание, итог многолетнего пути, долгожданное дитя, выстраданное и взлелеянное бессонными ночами, вершина Эвереста, к которой они шли всю жизнь. Именно здесь полнее всего раскрыта тема учительства, которая так увлекла когда-то молодых Стругацких. Здесь она получает своё окончательно оформление в виде того самого, главного Учителя, коего знает весь мир. И здесь же Стругацкие воспаряют к таким высотам художественного стиля, за которые их по праву можно назвать великими писателями. Их речь становится безупречна, она течёт как река, нигде не задерживаясь, не спотыкаясь. Совершенство слова становится абсолютным. Они играют аллюзиями, сравнениями, многоголосьем, вкрапляют иронию, сужают и расширяют сцены, короче, используют весь арсенал литературных приёмов, превращая алмаз в настоящий бриллиант. Словно после долгих усилий они наконец отыскали заветную дверцу в волшебный сад и ступили туда, наслаждаясь чудесными видами и запахами. Жаль только, что из сада этого одному из них уже не суждено было вернуться...

Оценка: 10
–  [  19  ]  +

Ссылка на сообщение , 14 марта 2012 г.

1988 год . Страна, которой теперь нет, но призрак которой до сих пор преследует всех нас, только вступила в «перестройку» и мы, молодые, романтики последних дней Союза, полны надежд, что вот еще немного и жизнь станет еще прекраснее, еще ярче в свете обещанной свободы и демократии. И только Стругацкие говорили «не о том». О «хирургах» и «терапевтах». И была обида на них: что же Вы о Христе, душе, терпимости, когда вот оно — руки протяни и все станет так, как мечталось.

Какой опыт и знание человеческой натуры надо было иметь, чтобы уже тогда прозреть: пройдет всего несколько лет и многочисленные «хирурги» — реформаторы примутся резать по-живому, оправдывая самые жестокие социальные эксперименты тем, что страна — смертельно больна, что только так, через кровь и слезы можно прийти к лучшему будущему. И мы не вышли протестовать, мы согласились, и из романтиков стали закоренелыми циниками, ведь это так легко, когда кровь и слезы — не твои.

Прошло 20 лет и мы успокоили свою совесть, и теперь уже наши дети, кто тихо в Интернете, кто громко на площадях и акциях, требуют перемен быстрых и радикальных, требуют одним ударом решить все проблемы. Мы вновь не слушаем и не слышим друг друга и готовы нападать на любого, имеющего отличную от нас точку зрения. И «хирурги» вновь готовы предложить нам свои планы и проекты, решающие проблемы радикально и быстро. И снова нет среди нас «терапевтов».

Теперь, после девяностых и нулевых, «Отягощенные Злом» читаются с горьким узнаванием и сомнением. Неужели наши дети сегодня отбросят эту книгу, как устаревшую и скучную, или все же прочтут и захотят сменить «профессию»? Ведь в поликлинику Бога всегда требуется терапевт.

Оценка: 10
–  [  16  ]  +

Ссылка на сообщение , 6 декабря 2012 г.

Экая, право слово, вышла оказия. Готовился прочесть общепризнанный шедевр и написать хвалебный отзыв. А вышло все как-то не так... Если и не так, как в отзыве многоуважаемого лаборанта Baroni, то близко к его впечатлениям.

С чем сравнить сию ситуацию? Ну раз уж сами Стругацкие прозрачно намекали на творчество Булгакова, то и я воспользуюсь для разъяснения своей позиции персонажами Михаила Афанасьевича. Вот, представьте себе, что пришли вы в гости к профессору Преображенскому, наслаждались беседой с этим достойным представителем мыслящей России. Пока не зашел разговор на религиозные темы. И тут, боюсь, освобожденный от необходимости уважать религиозные догматы почтенный профессор вполне мог бы изречь нечто такое, что и Емельяну Ярославскому не снилось. Безбожники то у нас ведь не в селах и деревнях зародились, они у нас с университетской кафедры спрыгнули...

Вот и многоуважаемые шестидесятники при всем своем гуманизме, при всей своей неизжитой до конца тяге к романтике, при всем своем человеколюбии... Унаследовали они один существенный при взгляде с крыши моей колокольни изъян. Пусть сперва они пели про комиссаров в пыльных шлемах и пыльные тропинки далеких планет, а затем прониклись духом антисоветизма и тоской по правам человека, но осталась в них какая-то злоба по отношению к Богу, какая-то глубокая и будто бы личная неприязнь к Христу...

Ну и понятно, что трудно ожидать от шестидесятников хорошего знания Писания. Но здесь обнаруживается не только незнание и нечувствительность к духу Нового Завета, сопряженная с чтением мифологического словаря, в коем все верования разных эпох свалены в кучу, а посему вроде и нет разницы между Иоанном Крестителем и каким-нибудь Уицилопочтли. Здесь обнаруживается желание поглумиться...

Почитайте «Деяния Апостолов» и попробуйте там отыскать указания на то, что Иоанн Богослов и будучи уже апостолом вел разбойничий образ жизни? Чего ради надо прозвание его вкупе с братом Иаковом Зеведеевым словом «Боанергес» толковать с помощью глубокомысленного термина «гопники»? Зачем писать о хабаре, шлюхах и беседах с фригийскими пастухами на острове Патмос насчет зоофилии? Для чего все апостолы выставлены чуть ли не упырями, тогда как по отношению к Иуде авторы находят слова сочувствия?

О вопиющих исторических ошибках не говорю. Что теперь с того, что не было в Риме районных судей, что любой римлянин остолбенел бы от смешения смысла терминов «колония» и «провинция», что Иаков Зеведеев вовсе не в Риме, а в Иерусалиме встретил свою смерть? Что нам эти ошибки, если вместо Христа нам подсунули гибрид булгаковского Воланда с злонамеренным Демиургом из мрачных гностических апокрифов...

Понятно, что почитатели таланта Стругацких вполне могут обидеться на сию критику. Особенно тогда, когда младший из братьев только что совсем недавно покинул сей мир...

Но еще хуже, когда в адрес Великих изливаются славословия даже тогда, когда они сотворили нечто глупое и кощунственное. А посему спасибо замечательным писателям за «Понедельник начинается в субботу», за «Хищные вещи века», за «Жука в муравейнике», за чудесные переводы и просветительскую деятельность. И эта благодарность абсолютно искренняя и ни капли не вымученная...

Но «Отягощенные злом» в моей библиотеке обретаться не будут... Ибо они отягощены злом.

Оценка: 6
–  [  14  ]  +

Ссылка на сообщение , 5 марта 2009 г.

Пожалуй, из всех произведений Стругацких этот роман вызывает у меня самые противоречивые чувства. С одной стороны, размах авторского замысла внушает уважение. В этой книге авторы пытаются поставить точку в вопросе о настоящих Учителях, который они неоднократно поднимали в своих произведениях, об их ответственности, об отношениях с учениками. И линия учителя Носова получилась действительно весьма интересной и удачной. Очень сложен вопрос о том, когда учитель должен брать ответственность на себя, а когда должен дать право самостоятельных действий своим ученикам.

А вот линия Демиурга и Агасфера показалась мне крайне спорной. Уж очень неоднозначными получились образы этих (существ? божеств? или все еще людей?) Уж очень далеки они от христианских канонов. И, хоть я и не являюсь рьяным верущим, не могу не признать, что точка зрения Библии кажется мне намного убедительней, чем точка зрения братьев Стругацких. И вообще, слишком уж эта линия схожа с «Мастером и Маргаритой», при этом заметно ей уступая.

Не могу не заметить, что и читается этот роман тяжело, гораздо тяжелее, чем большинство произведений Стругацких.

Да, роман заставляет крепко задуматься, но вот мои выводы после этих размышлений авторам бы не понравились

Оценка: 6
–  [  13  ]  +

Ссылка на сообщение , 11 января 2013 г.

У некоторых книг Стругацких есть замечательное свойство: вроде бы прочитал, вроде бы уяснил и в голове по полочкам разложил, а все равно осталось ощущение, что чего-то не понял, что что-то крупное от тебя скрылось. И вот оно, буквально стоит и дышит в затылок. Сопит себе тихонько и не показывается. Подумаешь, порассуждаешь — еще смыслы нашлись. Но опять кикие-то не те, как-то не складывается картина. Не хватает как будто чего-то главного. Да и есть ли это главное — тоже большой вопрос.

В целом композиция этой книги довольно типична для Стругацких: тут вам и роман в романе, и застольные посиделки, и герой научный сотрудник, и дух притчи вокруг, и сказочность, и философия, и потеряный рай.

Этот роман о месте в жизни, о праве самоопределения и последствиях самоопределения. О том, что творение новой жизни обязательно конфликтно и сопряжено с непониманием. О неизвестности и недостижимости счастья. О людской косности. О том, что настоящий учитель не дожен мешать человеку делать выбор, а должен заложить тот базис, который позволит в будущем сделать все правильно.

Так ли уж важно, кто здесь Христос, кто Дьявол, кто мученик, а кто святой? Зло отягощено добром не меньше, чем добро злом. Невмешательство настолько же негативно, как тотальный контроль. Где линия разделения — никому не ведомо, каков баланс — никто не знает. Свобода и приличия — две грани одного. Какой смысл выяснять, где проходит любая из этих граней? Тем более, что у каждого свой ответ.

Оценка: 8
–  [  13  ]  +

Ссылка на сообщение , 12 октября 2008 г.

Книга очень глубокая, сложная, неоднозначная, противоречивая, выдающаяся. Заставляет задуматься о таких вечных вопросах, как добро, зло, как одно изменяется и перерождается в другое. Затрагивается тема учителя как носителя каких-то глубоких знаний, принципов, мудрости, тема противостояния толпы и Человека, тема предательства.

Несколько отдельных историй, сюжетов переплетаются в одно целое, сходятся в одной точке. В этом сложность для читателя — роман тяжело воспринимается, повествование перескакивает с одного на другое, из одного времени — в другое, потом — в третье. Сложно переключать внимание. Не сразу понятна взаимосвязь персонажей. Это не та книга, которую удобно читать вечером после насыщенного трудового дня, перед сном. Она требует взаимодействия с читателем, работы с его стороны, ответной реакции, размышлений и оценки. На многие вещи даются только намёки, и связать одно с другим предлагается самому читателю.

Возникает некоторое ощущение сумбурности повествования. С точки зрения художественной целостности произведения сумбурность эта здесь как нельзя кстати — это не случайность и не недоработка, это литературный приём. Он передаёт характер романа, позволяет погрузиться в него. Но с точки зрения восприятия читателем это осложняет и запутывает.

В книге предлагается неожиданная трактовка известных библейских событий. Здесь же мы находим продолжение, дальнейшее развитие этих событий, Христа такого, каким он стал — неузнаваемый образ Демиурга. Если бы не известный монолог Агасфера Лукича, догадаться об этом было бы почти невозможно. Показана цикличность исторических событий на показательном примере: учитель и его ученики — предательство.

В целом впечатление от прочтения тревожное, мрачное. Некоторые вещи (для меня лично) до сих пор так и остались непонятными. В частоности, зачем Рабби/Демиургу было нужно изобразить предательство?

Вообще же, образ Демиурга (даже там, где он Рабби) пртиворечит Христианским канонам, вызывает какой-то протест и несогласие.

Оценка: 8
–  [  11  ]  +

Ссылка на сообщение , 10 мая 2013 г.

Хотя я являюсь большим поклонником Стругацких, этот роман не очень понравился. Есть запоминающиеся моменты, но нет ощущения целостности, смысловой завершённости.

Линия «Флоры» интересная и поучительная, многие проблемы, которые поднимаются в этой линии, крайне актуальны в наше время — неформальных молодёжных движений очень много, и вопрос об отношении общества к ним стоит как никогда остро. Линия Демиурга гораздо менее понятна ввиду сложности и запутанности, частых отсылок к далёкому прошлому, да и общей недосказанности.

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Скажем, о том, что Демиург — это Христос, можно догадаться только к концу книги, да и то эти догадки очень условны. Я бы, например, не прочитав описание книги, ни за что не смог понять, кто такой Демиург — он скорее похож на Воланда, чем на Иисуса Христа.
Сюжеты на библейскую тематику частично понравились, частично нет
Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
(например, секс Иоанна Богослова с козами — по-моему, уже перебор).
В общую картину все эти три линии складываются с трудом.

Может быть, стоит перечитать ещё раз, потому что после первого прочтения непонятных моментов осталось много. При том, что другие произведения АБС (за исключением, может быть, «Улитки на склоне») понятны сразу же и читаются буквально на одном дыхании.

Оценка: 7
–  [  11  ]  +

Ссылка на сообщение , 15 марта 2011 г.

Так, выходит, и будем молчать. Конечно, Марк Маркович Парасюхин, которому морду бьет герой (так и хочется добавить) — литературный герой.

А то, что это реальный писатель-«фантаст», травивший Стругацких сколько сил было, по сей день (если жив) их ненавидящий — реальное лицо — молчим.

Конечно, он накормил Иуду югославским супом с мелкой вермишелью... Но это не повод тащить его на таком луковом перышке и из вечного огня.

Реальный Поросенкин никого таким супом не накормит.

Именно этот человек угробил н/ф редакцию в «Молодой гвардии». И я свидетель, я в соседней редакции работал.

...А по вопросу об антихристианских мотивах книги, так надо бы присмотреться к тому, что иудаизму и исламу там досталось столько же. Христианство — не та «организация», которой можно повредить негативным мнением о ком-то отдельно взятом. Не развалится храм, воздвигнутый на том самом камне, который тут ненароком помянут. И даже сходство Г.А.Носова с Га-Ноцри — это сходство всего лишь двух литературных персонажей. Религия тут почти ни при чем.

Оценка: 10
–  [  11  ]  +

Ссылка на сообщение , 30 сентября 2010 г.

Очень неоднозначное произведение. Оно не отличается легкостью прочтения, но в нем заложен внутренний смысл.

Еще один вариант развития нашего, на момент написания романа социалистического общества. Не очень положительный вариант. Появление в обществе, в котором вот вот наступит коммунизм организаций молодежи, которые уходят от цивилизации, не хотят работать и живут по своим законам. Это кризис в педагогической сфере.

Герой, о котором ведется повествование — самый обычный человек, востребованный в этой жизни, к нему относятся с уважением, он заслужил это своей жизнью. «Заслуженный», так говорили в советское время. Но он бросает все это ради того, чтобы вмешаться в действия общественности по отношению к молодежной организации «Флора» и гибнет за свое дело. Роман показывает, что есть еще такие люди среди нас...

Очень запомнились слова о том, что не можем мы делать просто добрые дела, они получаются у нас отягощенные злом. У меня есть любимая пословица: «Не делай людям добра, как бы не было тебе зла». И часто в жизни так и получается. Это очень и очень грустно...

Оценка: 7
–  [  9  ]  +

Ссылка на сообщение , 15 октября 2015 г.

Очень непростая вещь.

С одной стороны, очень эпатажная по отношению к Святому Писанию — и, честно говоря, я бы поостерегся ее рекомендовать воцерковленным людям. Многое может не понравиться, да и просто показаться оскорбительным.

А с другой стороны, книга несомненно гуманистическая (кстати, к вопросу о том, кто ближе к Богу — добрый умный атеист или верующмй фарисей?). И здесь как бы подводится главный итог — для переделки мира в лучшую сторону прежде всего нужны Учителя.

Но, возможно, это только мое мнение об этой книге.

И еще подкупает в ней фирменный «стругацкий» юмор и отменные главы, в которых действие происходит на Востоке во времена ранних религиозных войн между мусульманами.

Читал в «Дневниках» Б.Стругацкого, что первоначально планировался совместный с братьями Вайнерами фантастический детектив о скупщике человеческих душ — к сожалению, ненаписанный. Многие моменты оттуда и вошли целиком в ОЗ... Хотя при этом. честно говоря, как-то зыбкой мне представляется трансформация Иоанна в похожего на артиста Евгения Леонова Агасфера Лукича.

Читать безусловно стоит. И крепко думать над прочитанным.

Оценка: 8
–  [  9  ]  +

Ссылка на сообщение , 14 января 2015 г.

«От Отягощенных Злом, через Поиск Предназначения к Бессильным мирам сего...» Так гласит одна из аннотаций одного из трех этих произведений, которых я отношу к попытке романов-реализмов, вроде «Хромой судьбы» и «Дьявола среди людей», ну, и «Подробности жизни Никиты Воронцова» с, безусловно, «Градом обреченным». Более всего из этого реалистического сегмента нравятся роман «Хромая судьба», повесть Аркадия «Дьявол...», идеи которого использовал Борис Натанович в «Поиске предназначения», который понравился из всей поздней тройки произведений более «Бессильных...» и данного произведения, и, конечно же, «Град...» — вершина творчества братьев.

А «Отягощенные...», «Поиск...» и «Бессильные...» — гораздо слабее. К сожалению. Идеи в них, серьезные, нефантастические, как и фантастические довольно слабы и вторичны, весьма туманны. Присутствует ненормативная лексика и некий огромный вал-ком всех этих смысловых отягощений, которые и создали у меня именно такую оценку именно этих трех повестей-романов-реализмов Стругацких.

Я бы не стал писать отзыв на «ОЗ», если бы не одно «но», произошедшее совсем недавно. А именно оно заключалось в том, что после интервью братьев об их «Граде», я наткнулся на два видео уже от господина Кургиняна, называемого нашими оппозиционерами-внесистемниками «главным пропагандистом Кремля». Нет, не политики там было... По крайней мере, частично. Нет, не о политике собираюсь заводить речь и я. Дело в том, что в двух этих видеозаписях, просмотренных мною, речь шла, от Кургиняна, именно о Стругацких и их творчестве, которое он умудрился назвать «специлужбицким», «агитационно-антисоветским» и, что меня просто свалило с ног, все их творчество целиком он охарактеризовал одной фразой, в конце самой подробной записи, — «а все их творчество в литературе ничто. Ничто. Ничто».

Думаю, это по крайней мере не очень уважительно — ладно еще первое видео, короткое, где Кургинян не особо раскрыл свои мысли,- но так называть весь жизненный путь при еще тогда живущем Борисе Натановиче — нет, это уже слишком. Выделив и, видимо, прочитав только подобные произведения братьев, Сергей Ервандович говорил только о «КОМКОНах-спецлужбистах» и «злых Прогрессоров» с «ужасающим Институтом Экспериментальной Истории» (на которые, кстати, всегда нужно смотреть двояко, чего, видимо, и пытались добиться авторы, ну, и исходить от их комментариев к произведениям, интервью, жизни — уже многое объясняет упомянутое мною видео-интервью о «Граде...»). Но основой всего этого что в первой, что во второй записи, Кургинян выделял, что «все политики, включая, ОСОБЕННО включая Гайдара, все эти политики шоковых терапий, расстрельщиков русского Белого Дома и разрушителей Советского гос-ва были идолопоклонниками Стругацких, их метафизики — представляете, они считали это метафизикой! — и считали свое дело правым, ведь они в своих умах и по убеждению были Прогрессорами». Не буду споить с этим утверждением, ибо мало знаю, пока не занимался данной тематикой, и о деятелях советской-российской политики 80-90-ых, и о более подробной деятельности самого господина Кургиняна. Да, соглашусь, на Стругацких есть разные мнение, в том числе и видящее в их творчестве истинный фашизм; возможно, они были и антисоветчиками, но, по мне, не такими ярыми и вполне патриотами; конечно, в их творчестве есть более-менее антисоветская литература, но они уж точно не рассматривали свои книги и свой великий цикл «Мир Полудня» как пропаганду для взращивания поколения, уничтожившее бы их государство аля «Империю Зла». Но, извините, а сколько таких писателей вообще? Что в самом Советском Союзе, что и тех, кто был вынужден его покинуть? Многие из них, по крайней мере, Советскую власть не очень одобряли. Да тот же Солженицын! Патриот? Думаю, Сергей Ервандович согласился бы. Оставил литературное наследие? Еще какое! Но его «В круге первом» ГОРАЗДО более антисоветский, со своими зернами дробления Союза... Да и к чему я, если утверждал, что не буду о политике? Да о явном противоречии в словах оратора, ведь, если Стругацикие — жалкие ничтожества в литературе, мелкие людишки, поклонники спецлужбизма, то как они, НИЧТО, смогли повлиять на Красную Империю, умы ее технократичной интеллигенции, развратив ее и поставив ее на путь «либеральных Прогрессоров»? Не понятно.

Ну, и напоследок... Можно говорить, что в Советах было мало фантастики, особенно зарубежной — только «прогрессивные», и то не целиком; можно утверждать, что Стругацкие, современном языком, «раскручивали» себя и наговориться можно до бог знает чего еще, и все будет правдиво, но до определенной степени, но Борис и Аркадий Натановичи Стругацкие будут и есть классиками советско-российской и мировой литературы, не просто фантастики, в принципе, которых будут и переиздают уже не раз, в том числе и на Западе, где они являются и признанными фантастами и обладателями различных наград и премий. Так что пусть политиканы будут поменьше лезть в литературу со своими поисками виновников всего. Для начала, как говорится, нужно посмотреть в зеркало. От себя добавлю, что иногда надо заглядывать и в диплом.

Оценка: 7
–  [  9  ]  +

Ссылка на сообщение , 23 марта 2014 г.

Жаль, что на Фантлабе не предусмотрены отрицательные оценки. Хотя, конечно, это всего лишь личные эмоции, не имеющие отношения к рациональному подходу при рассмотрении произведения. Но все равно — четверка, не выше. Свалить в одну кучу все идеи, накопившиеся в авторском багаже за долгие годы, в том числе и те, коим в обед сто лет, не лучший способ создать хороший роман.

Понравилась только лицейская часть. Но и ее авторы изрядно похерили,

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
введя прямую родственную связь между нуси и Носовым, что невольно ставит под сомнение полную бескорыстность последнего в защите Флоры. К тому же, как известно, на детях гениев природа отдыхает, а здесь — наоборот.

О Флоре не стоит и говорить — хиппи в чистом виде, и читать было неинтересно.

А вот о Христе-Демиурге кое-что скажу. Сразу и о персонаже, и о его интерпретации БН в «Комментариях к пройденному».

Жил-был добрый доктор Айболит, которого очень любили его пациенты-зверюшки. Но потом доктор надолго уехал в Африку, где его покусали злые крокодилы. Возвращается он в свою клинику лет этак через пятьдесят, весь в шрамах, на деревянной ноге, с повязкой через глаз, гнилыми зубами и смрадом изо рта, и удивляется, отчего это глупые зверюшки не желают его признавать за доброго доктора? Гоняется по клинике за ними с ревом, размахивая мачете, и кричит: «Стойте, сукины дети, я доктор Айболит, а совсем не Джек Потрошитель! Я вам, уезжая, оставил свои ценные наставления и целый стандарт аспирина, а вы тут до сих пор не самоизлечились, глупые животные! А ну, давайте, вместе подумаем, как вас окончательно долечить, а то сам я не могу думать, у меня все мозги вытекли от африканской жары». Но зверюшки — они такие зверюшки, и инстинкты у них зверские, неблагодарные. Разбежались все, и поймать удалось только нескольких ущербных мутантов да еще интеллигента Носова. Даже помощь ассистента-зоофила доктору не помогла.

Так примерно.

Оценка: 4
–  [  9  ]  +

Ссылка на сообщение , 17 апреля 2009 г.

Глубокий философски-социальный роман!

Конечно же не без оговорок. Во-первых представители «флоры» (

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
молодёжного движения
) крайне уж похожи на простых западных «хиппи». Возможно информированность простых граждан Советского Союза об этом явлении на западе не была исчерпывающей (в определённое время), а возможно авторы специально проводят паралель, это в итоге становится не суть важно. Важно отношение человека социального (человека с устоявшимися взглядами на мир, со своими этическими нормами и моралью, всего общества в конце концов) к чему-то новому, чему-то до поры не виданному, чужеродному. Как человек реагирует на это?

И конечно же рукопись, оказавшаяся в руках Мытарина, повествующего о событиях. С начала воспринимаемая и нами и им как некое наполовину художественное произведение, она в итоге невероятным образом сливается с его собственной жизнью.

В этом произведение авторы подталкивают нас вместе с ними не только искать ответы на извечные вопросы Добра и Зла, Учителя и Ученика, но и (что больше всего меня поразило) пытаются взглянуть на исторические события с совершенно неожиданной точки зрения, предположить альтернативный их смысл, который, как мне кажется, больше похожи на правду, чем то, что мы привыкли называть историей.

О Демиурге ничего не скажу, что б не портить интригу тем, кто ещё не читал :wink:

Отдельное слово о построении повествования: сюжет, я бы назвал линейно параллельным, как в «Мастере и Маргарите», и поначалу читать немного сложно, но под конец невозможно оторваться и читается на одном дыхании (аналогичная картина у большинства произведений Стругацких)

Оценка: 10


Ваш отзыв:

— делает невидимым текст, преждевременно раскрывающий сюжет, разрушающий интригу