FantLab ru

Владимир Щербаков «Река мне сказала...»

Рейтинг
Средняя оценка:
4.76
Голосов:
64
Моя оценка:
-

подробнее

Река мне сказала...

Рассказ, год

Жанрово-тематический классификатор:
Всего проголосовало: 12
Аннотация:

Несколько коротких встреч на передовой с девушкой-снайпером, повелевающей травами и птицами, оставила в судьбе рассказчика неизгладимый след.

Примечание:

Так же: Владимир Щербаков. Река мне сказала: Фантастический рассказ / Худ. Андрей Саенко // Вокруг света (Киев), 2003, №6 – с.46-48


Входит в:

— антологию «Фантастика, 73-74», 1975 г.

— сборник «Красные кони», 1976 г.

— сборник «Летучие зарницы», 1985 г.

— сборник «Третий тайм», 1988 г.

— антологию «Пурпурная мумия: Русская фантастическая проза 40-70-х годов XX века», 2000 г.



Издания: ВСЕ (5)
/языки:
русский (5)
/тип:
книги (5)

Фантастика, 1973 - 1974
1975 г.
Красные кони
1976 г.
Летучие зарницы
1985 г.
Третий тайм
1988 г.
Пурпурная мумия
2000 г.




 


Отзывы читателей

Рейтинг отзыва



Сортировка: по дате | по рейтингу | по оценке
–  [  7  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Ну вот нельзя так писать на тему ВОВ. Прочитал — будто съел нелепый расписной пряник в аляповато разрисованной коробке времен семидесятых. Вперемежку со штампами

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
(обязательное убиение одного из ГГ в момент встречи например)
, унылые филозофские отступления и витиеватое любование «природами»

Тема богатейшая, возможностей море — и такой пшик!

— Зачем же! — /С.П. Галахвастов/

Оценка: 6
–  [  4  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Щербаков обожал писать разные лирические рассказы, в которых присутствовали элементы мистики и даже магии. Данный рассказ — один из таких примеров. Во время войны рассказчик знакомится с весьма необычной девушкой, которая каким-то непонятным образом умеет воздействовать на траву (читай, камыш) и птиц. По своей воинской специальности она — снайпер. Правда, ее способности не особо помогают ей бить фрицев, но это ж так лирично! Я могу «протелепать» простую авторскую мысль: даже в годину серьезных испытаний наш народ не зачерствел душой, не растерял своей человечности и возвышенных чувств, оставаясь на одной волне с родной природой. В советское время это звучало весьма естественно и романтично. Сегодня моя душа, зачерствевшая от негатива прошедших 40 лет, уже не воспринимает такую идею адекватно — что-то в ней кажется мне фальшивым и искусственным. И даже смерть главного персонажа в двух шагах от своего счастья выглядит слишком патетичной, чтобы сопереживать произошедшему. А все попытки автора научно объяснить сверхспособности Наденьки аналогией с маятником Фроуда кажутся еще более нелепыми, чем сами сверхспособности. Словом, то ли годы тому виной, то ли жизненный опыт, но сегодня рассказ Щербакова уже не кажется мне впечатляющим.

-------------------

РЕЗЮМЕ: лирико-мистический этюд о войне и сверхспособностях. Впрочем, война тут совсем ни к месту.

Оценка: 6
–  [  3  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Линия фронта проходила по реке: здесь наши, а там – немцы. Поэтому днём купаться было опасно, а ночью – норм. Поскольку это было совершенно безопасно, то ночью я и моя Наденька плескались в реке, а в леске за спиной негромко пели песни наши боевые товарищи. Наденька была снайпером. У неё были очень большие глаза. С ней я успел узнать, как тепло воздуха прячется в часы звёзд в древесные стволы. Но не так много покоя нам было отведено под дулами фашистских пулемётов. Резвясь, как дети, мы ныряли, соревновались, кто больше просидит под водой, а потом она делала локтями вот так, вот так – и тростник шевелился. Нет, правда, шевелился – я сам видел. И птицы ещё взлетали. Меня это страшно заинтересовало, и я вспомнил, что любой мускул излучает радиоволны. Но очередь вражеского пулемётчика помешала мне исследовать феномен. В госпитале я маялся. Не спасал даже капитан Дроздов, который на бильярдном столе в подробностях рисовал карту Курско-Орловского выступа и доходчиво объяснял раненым бойцам, как нужно действовать. «По-иному воюем теперь, – говорил он. – Раньше, бывало, думали: откуда сила такая у немца, кто ж его остановит и когда? А начали вот с открытыми глазами действовать. Правильно я говорю?». Он был очень умный. Мы играли с ним в шахматы и много говорили о маятнике Фроуда. Потом (к чёрту подробности) река привела меня к любимой («Залётка мой, – нежно писала она мне. – Мало были мы с тобой...»), и на берегу я снова её увидел. Всё было, как раньше – река, наши, фашисты. И она стояла у воды и снова поправляла волосы – как прежде! И снова я задумался о маятнике Фроуда, о малейшем изменении массы или упругости. Сам Жуковский, создатель теории крыла, находил время, чтобы снова и снова возвращаться к загадке маятника Фроуда. Но что Жуковский – бог с ним, с Жуковским... я-то уже был близко... её звонкий голосок... мы были уже вместе, практически вместе, осталась самая малость... Но тут и настигла Наденьку нежданная пуля с другого берега. Кто, почему? Кому помешал этот прекрасный цветок жизни, когда красный цветок расцвёл у неё на груди и её цветущие глаза закрылись навечно? Не знаю, никто не знает. Но эта тайна, зловещая тайна будет мучить меня всегда. А может быть, и после...

Оценка: 2


Написать отзыв:
Писать отзывы могут только зарегистрированные посетители!Регистрация




⇑ Наверх