Джордж Оруэлл


Вы здесь: Авторские колонки FantLab.ru > Рубрика «Рецензии на фантастические книги» > Джордж Оруэлл "1984"
Поиск статьи:
   расширенный поиск »

Джордж Оруэлл «1984»

Статья написана 10 ноября 2012 г. 07:59


Оформление обложки издания 2010 г., АСТ

«Был холодный ясный апрельский день» — этими задающими настроение словами начинается первая глава самого известного романа Джорджа Оруэлла. События, описываемые в нём, действительно до пронзительного скрежета отчётливы и словно вычеканены из холодного железа будущего.

Условно говоря, главный герой — отмеченный великовозрастной мудростью осёл из повести «Скотный двор». Всё понимающий, страдающий от этого, но до неприличия долгое время скрывающий своё инакомыслие. Мыслепреступление — вот как это будет называться спустя несколько десятков лет.

В циклически повторяющемся 1984-ом году партия не скрывает своих намерений и открыто объявляет три лозунга, главный из которых «Незнание — сила». Самостоп пока всего лишь слово и в голову неизбежно приходит сравнение с нынешним Министерством образования.

Многие (но не все) параллели с действительностью очевидны, но куда интереснее провести аналогию в литературной среде. Почти сразу «1984» напоминает другую не менее знаменитую антиутопию с цифрами в заглавии — «451° по Фаренгейту» Рэя Брэдбери. Есть и отличия: у Оруэлла сделан особенный акцент на природу власти, больше резкости и жёсткости под стать времени. Сходство же прослеживается вплоть до конкретных фраз, например: «Жечь было наслаждением» («451°») против «Самым большим удовольствием в жизни была работа» («1984»). Работа, заключающаяся в создании хитроумных фальсификаций истории. Разве что при выполнении заданий подобного рода активно задействуется работа мозга, а смотреть на языки пламени, как известно, можно вечно.

Надо признать, «1984» намного масштабнее «451 градуса» по идейному замыслу. Брэдбери очень удачно сконцентрировался на одной из сторон тоталитарного общества,  а Оруэлл блестяще представил на бумаге все стороны режима в целом. У первого получилось изящнее, у второго — документальнее.

Оба писателя едины в главном — литература, богатство речи, хорошо развитая память — сильнейшие катализаторы мыслительного процесса и главные препятствия в обезличивании людей. Именно поэтому  в созданных ими мирах будущего борются с торговлей антиквариатом, переиначивают книги, последовательно проводятся реформы языка, а написание сюжетов новых «правильных» книг в специальных литотделах механически штампуют роботы… Но если у гуманного Брэдбери в основном уничтожаются источники знания — книги, то у более жёсткого Оруэлла предпочитают «распылять» людей.

«Было ещё утро <...>» — начало второй части антиутопии Оруэлла. Главный герой уже перезрел на ветках партии, похожих на тянущиеся во все стороны костлявые пальцы. Для него всё только начинается. Утро вечера мудренее.

Во второй части романа появляется особый вид несогласного — он выражает личный протест только ради нарушения сравнительно мелких запретов, для него это своеобразная озорная игра. Локальная победа над системой, казалось бы, возможна только в этом случае. Но Оруэлл спешит уверить читателя всех возрастов, что революция – не игра и смерть в ней ещё не самое страшное.

Схема романа построена очень чётко и грамотно. Первая его часть менее активна по сюжету, средняя же щедро сдобрена довольно обширными размышлениями о политике, однако для соблюдения баланса сюжет в ней развивается стремительнее. Заметно, что для автора было важным создание читателю удобства при чтении. Вся книга в целом и IX глава второй части концентрированно приводят знания читателя в упорядоченную систему.

Финальная сцена одного из величайших романов XX века заслуживает отдельного рассмотрения. В концовке «Зелёной мили» Стивена Кинга присутствовал человек, до последней минуты сопереживающий главному герою, и это вызывало у читателя сентиментальные чувства. Иначе никак, всё-таки Кинг во многих деталях кинописатель. В финале романа «Над кукушкиным гнездом» Кен Кизи вскользь описывает процесс наказания главного действующего среди бездействующих лица, акцентируясь только на последствиях. В антиутопии Брэдбери вообще фактически хэппи-энд.

Оруэлл же третьей главой «1984» повергает читателя в шок. Добравшийся до кульминации не испытывает жалости, сострадания, страха или ненависти — только оцепенение. К примеру, я прочувствовал вместе с героем едва ли не физическую боль и под конец у меня заметно дрожали руки. Это одна из самых сильных сцен, которые мне довелось читать в книгах самых разных жанров.

Антиутопии, содержащие минимум фантастики и пугающие своей документальностью, обычно и становятся великими. Сложно смириться с тем, что мир идёт к описанным событиям семимильными шагами и у человечества уже мало шансов поставить подножку. Роман Джорджа Оруэлла — яркая иллюстрация этого необратимого процесса.





1187
просмотры





  Комментарии


Ссылка на сообщение10 ноября 2012 г. 10:54
Настоятельно рекомендую добавить в этот ряд «Паранойю» Виктора Мартиновича. Этот роман просто обречен на сравнение с «1984», хоть и основан на белорусских реалиях. По жесткости финала тоже не уступает, а лично для меня так и превосходит.
свернуть ветку
 


Ссылка на сообщение10 ноября 2012 г. 19:06
Будет выбиваться из ряда произведений, уже считающихся классикой.
 


Ссылка на сообщение10 ноября 2012 г. 21:39
Зато в

цитата

Антиутопии, содержащие минимум фантастики и пугающие своей документальностью
вписывается идеально


Ссылка на сообщение13 ноября 2012 г. 23:06
Это действительно мощная книга, не зря ее как огня боялись коммунисты. В ряду антиутопий наравне с «Мы» и «Дивным новым миром». 451 градус всё-таки достаточно человекопригодный мир, а какой-нибудь «Гимн» А.Рэнд недостаточно литературен для попадания в классику.

Вообще мне кажется что самое великое что создано в литературе 20 века — это именно антиутопии. В ситуации, когда над человеком издевается обезличенная машина государства, а в нагорной проповеди и десяти заповедях нет ни намека о том как себя вести под пытками — этот ужас сродни инфернальному. Тем горче и печальнее что ответа на эти страшные вопросы, поставленные двадцатым веком, — нет. Ну хоть литература катарсисом выступает эмпатическим, и то дело.
свернуть ветку
 


Ссылка на сообщение14 ноября 2012 г. 17:13
Антиутопии сами по себе мощные по задумке, но в 20 веке это только один из центральных жанров фантастики. Занимающий ну ооочень достойное место :)
 


Ссылка на сообщение14 ноября 2012 г. 20:00
Почитатйте при случае «Генезис 2075» http://www.fantlab.ru/work174...

Антиутопия, отличная книга, но на фоне 1984 или Дивного нового мира — песчинка же. А просто вот так в ряду НФ книг — вещь.
 


Ссылка на сообщение15 ноября 2012 г. 02:02
Спасибо за совет. Сейчас вот только кинговскую «11/22/63» дочитаю (раз уж пошли по цифрам в названии), напишу отзыв и вперёд :))


Ссылка на сообщение19 ноября 2012 г. 20:41
«Сложно смириться с тем, что мир идёт к описанным событиям семимильными шагами и у человечества уже мало шансов поставить подножку.»

Да ладно. Мир даже во времена Оруэлла был далёк от его фантазий, основанных на западных представлениях о жизни при тоталитаризме. Сейчас и подавно. Даже наркоманский мир Хаксли, и тот больше похож на нашу реальность.

Суть антиутопии именно в гиперболе, преувеличании, раздувании тех или иных пороков. Реалистичных антиутопий не бывает. «1984» с его фанатиками, сексом по расписанию и камерами во всех домах, в которые фантастически неутомимые сексоты круглосуточно подглядывают, — одна из наименее реалистичных и наиболее построенных на стереотипах и гиперболах.
свернуть ветку
 


Ссылка на сообщение20 ноября 2012 г. 02:43
Видимо, при Оруэлле как и сейчас есть ощущение, что ещё немножко — и всё, преувеличивать уже будет некуда. И это очень неприятное ощущение, не отпускающее долгое время. Действительность стремится к антиутопиям, по ощущениям — семимильными шагами.
Сходство в мелочах пугает, ознаменовывая явный признак грядущего.
 


Ссылка на сообщение20 ноября 2012 г. 11:31
Какая действительность? :-) Действительность наша стремится к серому киберпанку с азиатскими иммигрантами, гаджетами в ушах, легализованными гей-браками и побегами в виртуал. Миру, где даже запретить сайт не получается, ибо обходят. Миру чудовищного информационного шума, цинизма и безразличия. А не к миру, где все ходят строем, верят каждому слову госпропаганды (ну, не жил Оруэлл в СССР, не знал, как тут на самом деле анекдоты травят про своих лидеров), сексуальность запрещена, а детей заводят только по указанию парткома.
 


Ссылка на сообщение21 ноября 2012 г. 00:51
Тогда получается, что Хаксли точнее. Убедили :)


⇑ Наверх