9 по 9


Вы здесь: Авторские колонки FantLab.ru > Авторская колонка «Алекс Громов» > 9 по 9
Поиск статьи:
   расширенный поиск »

9 по 9

Статья написана 21 февраля 2020 г. 23:06

Каждый месяц Алекс Громов рассказывает о 9 книгах

«Когда мне было тринадцать, я поехал на первый в своей жизни научно-фантастический конвент. Когда это было? Так давно, что все, кроме Майка Муркока, явились в спортивных пиджаках.

Почти все авторы научной фантастики раньше были ее фанатами. Они все привыкли не платить долги, а передавать опыт. Я не знаю ни одного другого литературного круга, в котором известные авторы так возились бы с новичками и растили бы себе конкурентов.

Я вернулся с конвента, твердо решив стать писателем. В конце концов, я уже пожал руку Артуру Кларку, так что теперь мне нужно было просто работать…

Первое, что я сделал, закончив писать книгу, – начал писать вторую. Такой план действий предлагал, кажется, Дуглас Адамс, хотя сам он, как известно, не сумел последовать своему совету…

Разумеется, вы постоянно впитываете какую-то информацию. Нет ничего лучше тех сведений, которые вы получаете, когда просто развлекаетесь. На фестивале в Хей-он-Уай я увел из-под носа всех остальных авторов не слишком-то известную «Энциклопедию торговых и деловых анекдотов, содержащую интересные сведения и факты, замечательные шутки и трактовки…» (и так далее, всего шестьдесят четыре слова). Почти на каждой странице встречаются очевидные сокровища: например, в Нью-Йорке был знаменитый финансист по имени Рыбная консерва. Есть там и то, что я назвал бы открытиями второго порядка: например, представьте себе мрачный восторг викторианского автора, который пишет о семье знаменитых немецких финансистов и вдруг натыкается на фразу: «Вскоре в Нижней Саксонии жило множество богатых Фуггеров». И наконец, я смог немного лучше понять людей, для которых деньги – не средство к существованию и даже не средство получить еще больше денег, а просто окружающая среда».

Терри Пратчетт. Опечатки

В книгу (с предисловием Нила Геймана) вошли самые разные статьи, заметки и выступления Пратчетта в библиотеках и магазинах, конвентах и конференциях, посвященные как Плоскому миру, так и роли книги (и фэнтези особо!) в мировой культуре, тому, какие мысли мелькают у писателя, порой обретая плоть в сюжете следующего романа. Ведь «больше половины искусства писать состоит в том, чтобы вытащить книгу из своей головы».

В книге есть и «Советы продавцам книг», в котором рассказывается о том, как проходит книжный тур с точки зрения автора и что именно нужно сделать, чтобы автору было хорошо (хотя бы неплохо) и что стоит ожидать от автора — способен ли он подписать все книги у стоящих с ними в очереди за автографом.

Пратчетт с юмором описывает, как во время проходившего в Англии конвента, посвященного Плоскому миру, в котором приняло участие 750 человек, создали систему гильдий, члены которых соревновались друг с другом и зарабатывали очки, а уже не второй день появились фальшивые деньги и «как будто Анк-Морпорк ожил!». Он рассказывает и о том, откуда берутся идеи для фантастических книг – крадутся из реальности, поскольку «чаще всего она превосходит фантазию». Для того, чтобы писать интересные сцены, создатель Плоского мира использовал технику «долина облаков», когда стоя на краю долины, видишь колокольню, утес, высокое дерево, а все остальное скрыто туманом. Прачетт пишет: «прохожу вдоль долины и понимаю, о чем будет эта книга».

Можно посмеяться над «Инопланетным Рождеством» (год 1987-й), узнать, какова роль школы, и пожалеть, что орангутаны на нашей планете вымирают и спасти их может только чудо. Впрочем, по словам Пратчетта, для жителей следующего тысячелетия и мы будем древностью.

«Жанр не терпит тех, кто не знает историю и не соблюдает правила. Поняв правила, вы поймете, где их можно нарушить. Любой жанр – а фэнтези в особенности – это огромный склад сюжетов, идей, рас, типажей, мифов, приемов и указаний, которые освящены временем. Вы имеете право заимствовать всё, что сделано до вас. В противном случае в мире существовала бы только одна книга о машине времени. Если брать кулинарную метафору, всё это всего лишь ингредиенты. Важно, как именно вы печете свой торт. У каждого хорошего автора должен быть собственный рецепт, а лучшие находят, чего бы еще добавить в тесто.

Создание мира – важная часть написания фэнтези, даже если на первый взгляд мир кажется неотличимым от нашего (вот только Нельсон при Трафальгаре командует флотом огромных дирижаблей). Поговаривают, что во время фэнтези-бума в конце восьмидесятых издатели получали ящики, в которых лежало два-три рунических алфавита, четыре карты основных областей, где происходит действие, руководство по произношению имен главных героев и, на самом дне, – рукопись. Вот до этого доходить не стоит.

Существует термин, которым читатели именуют фэнтези, представляющее собой переделки более ранних и более хороших книг. В таких переделках всегда бывает статичное общество, уродливые «плохие» расы (очень удобно), магия, которая работает примерно как электричество, и лошади, неотличимые от автомобилей. Это ЭФП, экструдированный фэнтези-продукт. Его легко узнать – вы не сможете отличить его от любого другого ЭФП.

Не пишите такого и по возможности не читайте. Читайте не только жанровые вещи. Читайте о Диком Западе (то еще фэнтези), о георгианском Лондоне, о снабжении флота Нельсона, об истории алхимии, часового дела или почтовых карет. Читайте, представляя себя плотником, который смотрит на лес.

Пользуйтесь логикой там, где ею обычно не пользуются. Если вы знаете, что королева фей носит ожерелье из нарушенных обещаний, подумайте, как оно может выглядеть. Если существует магия, откуда она берется? Почему ею не все пользуются? Какие правила вы к ней примените, чтобы история стала напряженнее? Как живет ваше общество? Откуда берется еда? Вы должны понимать, как работает ваш мир.

Это я готов повторять раз за разом. Фэнтези получается куда лучше, если вы относитесь к нему всерьез (еще оно может стать намного смешнее, но это уже другая история). В нем должны быть правила. Если случиться может всё что угодно, откуда возьмется интрига? Свиньи могут летать, но при этом вам придется учитывать опасность для птиц и необходимость постоянно носить с собой прочные зонтики в особо населенных районах. Если без шуток, то именно такие мысли удерживают Плоский мир на плаву уже двадцать два года».



«Капитан Кел Черис. Ранние записи в её досье свидетельствовали, что она компетентна по меркам пехотных офицеров, если не считать одной странности: её способностей к математике. Нирай, фракция, в которой состояло большинство ученых и инженеров гекзархата, пыталась завербовать ее на этом основании. Однако она всей душой стремилась вступить в ряды Кел – Брезан кое-что в этом смыслил, – и, как гласил один анекдот, Кел никогда не отказывали добровольцам.

Что ещё интереснее, Черис была из народности мвеннин, меньшинства, про которое никто даже не слышал. Конечно, в межзвездном государстве, содержащем бесчисленные системы, удивляться такому не стоило, но мвеннин вообще вели себя тихо и избегали службы во фракциях. Брезан не сомневался, что их существование терпят только потому, что их численность ничтожна даже в той единственной системе, где они обосновались, и ещё потому, что при наличии еретиков и чужаков, которые вполне могли оказаться еретиками, у гекзархата и так хватало хлопот. И все же, учитывая происхождение, Черис добилась немалых успехов».

Юн Ха Ли. Стратагема ворона

Роман является продолжением «Гамбита девятихвостого лиса» из цикла «Механизмы империи», поэтому начинается с напоминаний о предшествующих событиях. Дальнейшее действие разворачивается всё в том же необъятном Имперском Гекзархате, под властью которого существует множество обитаемых миров и еще больше народностей в них. Все жители империи в юности вступают в одну из фракций-каст, определяющих их последующий вид деятельности и стиль жизни – от военных до ученых. При всём этом особое значение имеет «высокий календарь» Гекзархата. Это не только отсчет времени, но и целая система, на которой основывается деятельность имперских представителей, работа различных технологий и механизмов, от космических кораблей и целых флотов, до генераторов бурь, множителей силы и календарных мечей. А те, кто желает придерживаться других календарных систем – еретики, подлежащие уничтожению.

Действующих лиц в новом романе заметно прибавилось, и по сравнению с первой книгой действие развивается по большему числу параллельных сюжетных линий. Одновременно автор, видимо, решил, что боевые столкновения и рискованные альянсы – это еще не всё, посему в «Стратагеме Ворона» усилена психологическая составляющая, уделено много внимания сложным переживаниям и тяжелым воспоминаниям героев. В центре событий остается и уже знакомая читателю девушка-офицер Кел Черис. Вернее, не только и не совсем она. Когда-то Черис рискнула обратиться к помощи генерала Джедао — «недомертвеца», разума без тела, но военного гения былых времен, чья блистательная карьера тогда завершилась изрядной жестью в духе friendly fire. Легко догадаться, что при первом удобном случае такой союзник не станет церемониться ни с чьей-то личностью, ни с чужой физической оболочкой.

«Джедао приостановил воспроизведение.

– Они вызвали медиков, – сказал он почти нормальным голосом, – но у мальчика – у всей этой конструкции, как её ни назови – остановилось сердце или что-то в этом роде. Они засунули его в наскоро переоборудованную спальную капсулу, но я не думаю, что есть хоть какая-то надежда.

Кируев смутно предполагала, что Джедао был одним из тех людей, которые не любят детей, поскольку никогда не слышала упоминания о том, что у Джедао были дети. Проблеск страдания в глазах ревенанта заставил ее передумать.

Джедао смотрел вдаль.

– Скажите мне, генерал, с чем, черт возьми, мы сражаемся? Что такого плохого в календаре Хафн, что это их лучший способ создавать разведчиков в больших количествах?»



«Первые гидравлические машины на шелковых фабриках Болоньи появились уже в начале XVI века; количество ручных прядильных станков исчислялось тысячами. Техническому прогрессу помогало патентное право; в Венеции изобретения охранялись законом уже с XV века. За качеством продукции и подготовкой мастеров следили гильдии; они же инициировали меркантилистические ограничения этой торговли. В 1410 году Шелковая гильдия добилась полного запрета на ввоз в Венецию обработанного шелка; зато импорт сырца для переработки всячески поощрялся. То была ранняя стадия меркантилизма: колонии существуют для производства сырья, его переработка должна сосредоточиться в метрополии. Венеция имела монополию на импорт сырого шелка из Персии и Сирии; после переработки в городе готовый товар экспортировался с огромными прибылями. Доставку качественного сырья осуществляли еврейские и армянские купцы на своих кораблях. В XVI веке этот прибыльный бизнес рухнул из-за турецких войн и европейской конкуренции…».

Александр Эткинд. Природа зла. Сырье и государство

Как различные виды сырья (торф, сахара, железо, треска и нефть) изменили цивилизацию? Сырьевые кризисы вели к смене элит, войнам и революциям. В тексте дается анализ использования энергии в доиндустриальную эпоху, использование дров и вырубание лесов, развитие торговли, в том числе – с англичанами по времена Ивана Грозного, и показано, как потребности в сырье и товарах влияли на политику.

Созданная англичанами «Московская компания» (которая первоначально называлась «Общество купцов-изыскателей для открытия стран, земель, островов, государств и владений неведомых и доселе морским путем не посещённых»), чья главная фактория была в Холмогорах, имела столько привилегий торговать в России и с другими странами, что враги называли Ивана английским царем. Но планируемый англичанами Северный путь в Китай так и не был найден, но зато через Двину и Волгу проложили путь в Персию, вывозя караваны шелка. Так Энтони Дженинсон, купец и первый полномочный посол Англии в России (по легенде, одна из его дочерей была невестой Шекспира), хороший знакомец Ивана Грозного, совершил четыре плавания к Белому морю и дважды с русского Севера добирался по Персии, так и не найдя новый путь в Индию.

Но помимо опасностей, связанных с действиями шаек, грабящих купцов, и самоуправством местных властей, у англичан была и транспортная проблема, – как оказалось, вывозить персидский шелк из Каспия по Волге и затем до Двины, — долго, хлопотно и в итоге дорого.

В апреле 1613 года английский король Яков I, сын Марии Стюарт, присоединивший к Англии Шотландию и колонизировавший далекую Вирджинию, обсуждал на Тайном совете решение о создании русского протектората. Британии, развивавшей свой флот, нужно была для изготовления парусины и канатов пенька, которую получали из России. Планировалось отправить на Русский Север от 10 до 12 тысяч английских солдат, и, захватив с ходу Соловецкий монастырь как базу, взять Архангельск и после занять территорию до верхней Волги. Яков хотел сделать наместником протектората своего сына Карла (будущего казненного английского короля). Для выяснения обстановки через несколько дней после заседания Яков I отправил в Московию в качества посла Джона Мерика, сына одного из первых членов Московской компании, и ее видного деятеля.

Мерик прибыл в июне 1613 года в Архангельск с грамотой от Якова I, в которой содержалось предложение к подданным Московского государства принять покровительство английского короля. Но, узнав о коронации в Москве Михаила Романова и завершении Смутного времени, Мерик признал его власть. Проект британской колонизации Русского Севера был английским королем свернут.

«Пройдет еще сто лет, и в 1828 году еще один талантливый прожектер, Александр Грибоедов, предоставит правительству Российской империи проект Закавказской компании. Написанный по образцу британской Компании Восточной Индии, проект Грибоедова предполагал дать новой Закавказской компании права на отчуждение земель, переселение крепостных из Центральной России и освобождение от всех налогов, податей и рекрутской службы на 50 лет. По расчетам Грибоедова, российские купцы тратили огромные суммы, свыше 100 миллионов рублей в год, на покупку колониального сырья – тканей, сахара, красителей, сухофруктов – у британской Компании Восточной Индии; новая Закавказская компания заместила бы этот импорт. Для этого компании надо было аннексировать Батум, выкупить пленных и держать собственную армию… Ка прожектер, Грибоедов разделил судьбу Дефо: самым успешным его проектом стала комедия «Горе от ума».

«Гуугу йимитир (семья пама-ньюнга) — это язык, на котором говорит около 800 человек в деревне Хоп Вейл (Квинсленд, Австралия). Гуугу йимитир является агглютинативным и всецело суффиксальным языком, он характеризуется типичной австралийской системой фонем, эргативностью, свободным порядком слов и достаточно сложной именной и глагольной морфологией. Главной особенностью гуугу йимитир является наличие абсолютной системы референции при практически полном отсутствии других типов референциальных структур. Абсолютная система выражается с помощью специального класса локативных имен. Четыре основных корня кодируют четыре базовых квадранта, которые сдвинуты по сравнению с румбом компаса примерно на 15–20 градусов по часовой стрелке: gungga- ‘северная сторона’, jiba- ‘южная сторона’, guwa- ‘западная сторона’, naga- ‘восточная сторона’. От данных корней с помощью дюжины суффиксов (включая суффиксы некоторых падежей) образовано около 50 основ, которые покрывают всю горизонтальную плоскость пространственных отношений. Эти формы также регулярно используются при глаголах движения. Вместе с системой падежей и несколькими топологическими обозначениями они составляют костяк пространственной лексики».

С. Ю. Бородай. Язык и познание: Введение в пострелятивизм

Кроме той проблемы относительности, которая связана и с именем Эйнштейна, и с фантастикой (как без нее в космических путешествиях!) существует еще проблема лингвистической относительности. Тема, если вдуматься, безгранично увлекательная и ничуть не менее фантастическая, поскольку посвящена тому, какие бывают варианты представления о мире и ориентации в нем у носителей разных языков планеты Земля. Вперед или назад, справа или слева – далеко не единственные варианты обозначения движения и места в пространстве.

В научном издании, рецензентами которого выступили доктор философских наук, академик РАН Андрей Смирнов и доктор филологических наук Максим Кронгауз, проблема лингвистической относительности освещается подробно, как с точки зрения исторического развития этой дисциплины, так и в различных аспектах ее изучения. Особое внимание уделено этнолингвистике и последовательному изучению в ее рамках культуры того или иного народа – от этнографического ее описания к лингвистическому анализу языка и дальнейшему созданию целостной картины с применением всех полученных сведений в комплексе.

Очевидно, что подобный подход применим не только к изучению тех или иных экзотических малых народностей. Потому что автор указывает: язык всегда вовлечен в процесс познания. Причем в реальном времени. Так что для нашей стремительно меняющейся действительности этот подход сулит очень интересные открытия и исследовательские перспективы. Более того, в последнее время получены точные данные о том, как владение несколькими языками влияет на структуру человеческого мозга.

«Проблема нейропластичности рассматривалась также в связи с билингвизмом. В исследовании тестировались англо-итальянские билингвы, а также монолингвы; участники были разделены на три группы: монолингвы, ранние билингвы (усвоили второй язык в возрасте до 5 лет) и поздние билингвы (усвоили второй язык в возрасте старше 5 лет). Анализ показал, что концентрация серого вещества в нижней теменной извилине была выше у билингвов, чем у монолингвов; при этом у ранних билингвов она была выше, чем у поздних билингвов. Данный эффект имел статистическую значимость в левом полушарии и был отмечен в качестве тенденции в правом полушарии. Кроме того, авторам удалось выявить, что уровень владения вторым языком коррелирует с концентрацией серого вещества в данном регионе. Аналогичные результаты были получены в работе, где тестировались английские студенты по обмену, изучающие немецкий язык в Швейцарии. Нейронная организация участников эксперимента проверялась в начале их обучения, а затем сопоставлялась с результатами после 5 месяцев обучения. Авторы выяснили, что уровень знания второго языка коррелирует со структурными изменениями в левой нижней лобной извилине, в частности со степенью концентрации серого вещества в этой области».


«Я СПЛЮ В МАЛЕНЬКОЙ ТЕСНОЙ КОМНАТУШКЕ. Здесь нет окон и темно, как в корабельном трюме. Я лежу у самой стены. Сквозь стену доносится ровный гул. Кажется, что нас, как валуны в горном ручье, обтекают бесчисленные молекулы воды, только еще стремительнее и плавнее. Словно эти частицы несутся мимо, не касаясь нашего судна. Я один. Лежу в голубом спальном мешке, на мне голубая пижама. Я получил ее в подарок на Рождество несколько лет назад и за много тысяч миль отсюда. В комнату проникает — и нарастает — звук. Мы явно куда-то движемся. Стены в помещении изогнутые, они образуют полукруг над моей узкой кроватью. Это корпус «Боинга-747». Если на вечеринке или на званом ужине я говорю, что летчик, меня обязательно начинают расспрашивать о моей профессии. Обычно вопросы касаются строения авиалайнеров, или новые знакомые просят объяснить странное зрелище или шум, замеченные ими на борту во время недавнего полета. Иногда меня спрашивают, по каким маршрутам мне приходилось летать и какие города мои любимые. Однажды меня поставили в тупик вопросом: стал ли мой мир больше или меньше, когда я начал летать? Но есть три вопроса, которые мне задают чаще всего, почти одними и теми же словами. Всегда ли я хотел быть пилотом? Видел ли я «там, наверху» нечто не поддающееся объяснению? И помню ли я свой первый полет? Мне очень нравятся эти вопросы. Они — из тех времен, когда авиация еще не стала частью нашей повседневности. А это значит, что и сегодня, в эпоху массовых воздушных перевозок, для многих из нас полеты не перестали быть чудом».

Марк Ванхунакер. В полете. Мир глазами пилота

Чем отличаются для человека, летящего в самолете и передвигающегося по обычной земной дороге, впечатления от окружающего мира? Об этом может подробно рассказать человек, большая часть жизни которого проходит в небе – пилот авиалиний. В шестнадцать лет — первые впечатления от самолета изнутри, ведь до того видел его только издали, и впервые вот смог прикоснуться к фюзеляжу — и поражающая подростка легкость самолета. И то, что на земле самолет неуклюж, и кажется даже более хрупким, чем обычные автомобили. Каково оно, чувство полета на маленьком самолетике? А потом, уже спустя годы полетов, насколько нужно хорошо знать модель, на которой летаешь? Ту самую, родную, в кабинах которой проводишь дни и ночи. При этом, по словам Ванхунакера, связь с «родной» моделью ощущается у пилота даже тогда, когда он летит в пассажирском кресле. В тексте рассказывается об авиационных терминах, небесных топонимах, и своего рода жестовом языке, который берет свое начало в корабельной семафорной флажковой азбуке, единой для аэропортов всего мира, и неофициальных жестах, которые существуют в авиации. И устаревший термин — выражение «души на борту», до сих пор употребляемый, когда авиадиспетчер спрашивает о количестве людей — пассажиров и членов экипажа — в самолете.

«Когда я просыпался, завтракал хлопьями и апельсиновым соком, садился в машину, самолет уже много часов находился в воздухе. Для него перелет через океан был таким же обычным делом, как для меня ежедневный путь до школы. Теперь мы с папой смотрим на последнее из его многочисленных перемещений в этот день. Самолет выруливает на стоянку. Прилетев из сказочной Саудовской Аравии в легендарный Нью-Йорк, пилот проделывает ровно то же самое, что мои родители по возвращении домой из супермаркета. Все двери и люки самолета задраены. И я представляю себе, что он еще несет в себе частичку прошлого дня. Частичку дня какого-нибудь города с таинственным названием — Джедда, или Дахран, или Эр-Рияд. Названия эти я прочел на глобусе, стоящем в моей комнате. Я попытался вообразить себе Саудовскую Аравию — правда, мои знания о пустынях исчерпываются описанием Сахары в «Маленьком принце». Когда пассажиры этого самолета смотрели из своих иллюминаторов на воды Атлантического океана, штурмующего заснеженные берега Канады или Новой Англии, мы с отцом как раз ехали по старой обледенелой автостраде штата Нью-Йорк, которая никогда не приведет вас в Саудовскую Аравию, если только не доведет до аэропорта, до трапа самолета, похожего на этот…

Конечно, путешествие — это не самоцель. Даже для летчиков. И все же мы живем в счастливый век, дарующий нам на полном хлопот пути редкие часы высоты и легкости, когда можно заново открыть для себя смысл самых старых слов: путешествие, дорога, ветер, воздух, ночь, крыло, вода, земля, город. Из иллюминатора мы иногда глядим вверх, и на мгновение нас завораживают звезды или бездонная синева неба. Но чаще наши взгляды направлены вниз, туда, куда нас тянут мысли обо всем, что мы оставили на земле, и о скорой встрече, — мысли, летящие, словно облака над полузатененным миром».

«С началом войны на Востоке рейхсминистра начали атаковать «национальные правительства», претендовавшие на «освобожденные территории». По указанию Гитлера, Вильгельмштрассе им не отвечало, но один пример заслуживает упоминания. 5 июля Риббентроп сообщил Абецу о послании на имя фюрера от жившего во Франции великого князя Владимира Кирилловича, объявившего себя главой дома Романовых: тот призвал «подданных» сотрудничать с немцами ради освобождения родины. Рейхсминистр сделал вывод, что заявление великого князя «поможет советскому правительству и осложнит действия вермахта, поскольку даст большевистским правителям возможность утверждать в своей пропаганде, что России угрожает возвращение старого царского феодализма, и воля Красной армии к сопротивлению возрастет». Он велел передать «монарху», чтобы тот воздержался от любой публичной деятельности, иначе «Имперское правительство, к сожалению, будет вынуждено его интернировать».

Василий Молодяков. Риббентроп. Дипломат от фюрера

Книга, рассказывающая о судьбе и деятельности дипломата и министра иностранных дел III рейха, участии Риббентропа в различных переговорах и реализации внешней политики рейха. В июле 1936 года Риббентроп был назначен послом в Англию, в следующем году он вел переговоры в Риме по поводу присоединения Италии к Антикоминтерновскому пакту. В начале февраля 1938 года Риббентроп стал министром иностранных дел рейха, и пробыл в этой должности до 30 апреля 1945 года. Затем скрывался, через полтора месяца был арестован, и 1 октября 1946 года приговорен к смерти на Нюрнбергском процессе.

Среди ключевых событий, к которым Риббентроп имел прямое отношение, когда его карьера была в зените, можно вспомнить Тройственный пакт между Германией, Италией и Японией. Он был заключен в Берлине 27 сентября 1940 года. Война уже шла, но тогда еще не было до конца очевидно, что она окажется именно Второй мировой. Впрочем, содержание Тройственного пакта не оставляло особых надежд в этом смысле. А сам Риббентроп осознавал, что пакт будет иметь смысл только если удастся привлечь к нему и СССР.

Советскому правительству о грядущем подписании пакта было официально сообщено накануне. А 12 и 13 ноября того же года в Берлине прошли переговоры Риббентропа и Молотова, и на них СССР было прямо предложено к пакту примкнуть. Молотов аккуратно уклонился от внятного ответа. А потом в Москве германскому послу Шуленбургу были сообщены условия, на который присоединение может рассматриваться, – например, признание региона от Батуми и Баку на юг вплоть до Персидского залива зоной советских интересов. Это не могло быть принято – у Германии на Иран были свои виды, и в смысле стратегического местоположения, и с точки зрения природных ресурсов, прежде всего, нефти. Получив советское заявление, руководство Третьего рейха начало форсировать подготовку к войне против СССР.

На Нюрнбергском процессе Риббентропу не раз задавали вопрос – знал ли он творимых нацистами жертвах, сотнях тысяч и миллионах убитых и замученных? Как выяснилось – знал, но самого Риббентропа, пока еще рейх существовал, больше всего беспокоило то, как же нейтральные страны отреагируют, узнав после освобождения союзниками фашистских лагерей, что вытворяли там нацисты.

«В ходе дальнейших допросов Риббентроп изменил свои показания и заявил, что впервые узнал о творившемся в концлагерях в сентябре 1944 года из сообщений германских представителей в нейтральных странах: «Я собрал эти телеграммы и представил их фюреру. Я сказал, что, если это правда, то невозможно вести никакую внешнюю политику. Он взял все в свои руки и заявил, что меня это не касается. Вот и все, что я услышал». По другой версии, Гитлер двусмысленно заметил, что это «дело Гиммлера и его одного».

Думаю, что рейхсминистр, который, по мнению большинства мемуаристов, к описываемому моменту утратил чувство реальности, отказался верить в то, что узнал, и спрятал голову в песок, подобно страусу. Но был еще один фактор, обычно упускаемый из виду. Первую мировую войну Антанта выиграла не в последнюю очередь благодаря масштабной кампании дезинформации о «немецких зверствах в Бельгии и во Франции»: «младенцы с отрезанными руками», «повешенные священники», «распятый канадец»… Так они уже в первые месяцы боевых действий перетянули на свою сторону бóльшую часть общественного мнения США. После войны британские газетные магнаты и политики приносили Германии извинения, но сделанного не вернуть. Поэтому и во время Второй мировой войны подобные сообщения многими в Германии воспринимались как вражеская пропаганда».


«Свои особенности имела и наземная транспортировка ленд-лизовских грузов через «персидский коридор». О налаживании маршрута через Иран свидетельствовала активная переписка между представителями НКВТ и военного и политического руководства СССР Летом – осенью 1942 г. Об организации транспортировки докладывали начальник Советского транспортного управления в Иране (СТУ) генерал-майор технических войск Королев и военный комиссар СТУ, старший батальонный комиссар Гатилов заместителю наркома внешней торговли А.Д. Крутикову и начальнику штаба Главного управления тыла Красной Армии генералу Миловскому от 18 июля 1942: «Для обеспечения перевозки танков и военных автомашин СТУ провело следующие мероприятия:

1) Совместно с англичанами был пропущен от Бендер-Шахпура до Бендер-Шаха и до Полидехтара пробный поезд с одним груженным танком (предоставленным англичанами для проверки габарита и условий выгрузки Бендер-Шаха.

Результат поездки удовлетворительный. Пропуск танков по габариту обеспечивается. Пробная выгрузка Бендер-Шахом танков краном дала удовлетворительные резульаты.

2) Охрану эшелонов с танками обеспечивают части Красной Армии от портов Персидского залива до места назначения.

3) Соответствующие инструкции по перевозке, по охране, по выгрузке в порту Бендер-Шах СТУ англичанами разработаны и посланы на места.

4) Станция Полидехтар и Бендер-Шах к выгрузке танков и автомашин подготовлены.

5) Прибытие первого поезда ожидаем на днях».

Ирина Быстрова. Ленд-лиз для СССР. Экономика, техника, люди (1941–1945)

В научном издании описывается становление организационных основ и принципов сотрудничества СССР и США в общем контексте ленд-лизовской политики, организация доставки грузов в порты США, их отгрузок и отправки в СССР. Далее приводятся данные о том, как же осуществлялась транспортировка и доставка грузов в СССР и, что именно в нашу страну прибыло, от провианта и боеприпасов до самолетов и танков.

В тексте приводятся данные по номенклатуре, объемам, основным группами динамике поставок по ленд-лизу в СССР. В Приложении приводится Сводный отчет по размещению заказов через Ленд-лиз с 1 октября 1941 по 15 сентября 1945 г. по советской Правительственной закупочной комиссии СССР в США.

И.В. Сталин, А.И. Микоян и Л.П. Берия регулярно получали сводки, в которых содержались сведения о прибытии пароходов и передвижении танков для Красной Армии через Иран. Советские руководители и командующий войсками Закавказского фронта требовали от уполномоченного НКВТ в Иране своевременно сообщать обо всех поступлениях автобронетанкового вооружения в иранские порты.

«Примером комплексной организации доставок грузов может служить работа танкового отдела Инженерного управления НКВТ с 1 июля 1944 по 31 декабря 1944 г. В отчете работников танкового отдела подчеркивалось, что «остатки грузов в Иране имели место в виду того, что не имелось достаточного тоннажа для перевозки грузов по Каспию. Грузы отдела являются грузами-тяжеловесами, требующими соответствующего тоннажа, а наличный тоннаж на Каспии в большинстве своем не может перевозить тяжеловесы, какими являются грузы отдела.

Перегонка же машин своим ходом нецелесообразна, т.к. гусеничные тяжелые машины будут иметь большие износы и потребуют ремонта. Несмотря на такой риск, во второй половине 1944 г. было принято решение перегонять все машины, в том числе полугусеничные, роме танков своим ходом. Таким образом было перегнано более 1000 машин, что дало возможность разгрузить скопление боевой техники в Иране и доставить ее для использования в войска Красной Армии.

В настоящий момент, т.е. на 1.1.1945 г., остаток бронетанковых грузов в Иране составляет относительно небольшое количество, выражающееся в 3 тыс. тонн, из которых требуют тоннажа только 180 тонн, а остальные 2820 тонн являются машинами и перегоняются своим ходом обычным принятым в середине 1944 г. порядком».



«Величайшей империей древности была Персия. Расположенная центре Азии, она занимала огромные территории между Средиземным морем и Гималаями. Такие города, как Персеполис, Пасаргады и Сузы, славились великолепными зданиями, демонстрировавшими богатства жителей Персии и могущество их царей. Персы были известны тем, что тянулись к новому и поэтому перенимали привычки, одежду и кухню завоеванных ими народов. Они стремились заимствовать новинки и по возможности улучшать их. Также персы славились любовью к роскоши».

Питер Франкопан. Шелковый путь

Профессор Оксфордского университета Питер Франкопан анализирует взаимосвязь Востока и Запада, прошлое и настоящее Шелкового пути.

Такое название в истории получил маршрут из Китая в Центральную Азию и дальше к Средиземноморью, по которому купцы традиционно возили на запад шелк, фарфоровую посуду, чай, рис, изделия из красного лака. В обратном направлении доставляли стеклянную посуду, персидские ковры, нефрит, породистых лошадей. Во времена правления Ахеменидов (VI – IV вв. до н.э.) эта торговая трасса лишь начала оформляться, но торговля шелком уже существовала. Китайский миф гласит, что производство прекрасной ткани появилось одновременно с Китаем – легендарный Желтый император основал державу, а его жена научила людей разводить гусениц на тутовых деревьях и превращать коконы в шелковые полотна. В полной мере торговые путешествия по Великому шелковому пути развернулись на рубеже нашей эры. Крепость Бам с ее стенами и сторожевыми башнями была для караванов надежным пристанищем.

Далее рассказывается о монгольских завоеваниях и торговых отношениях в более поздние века, путях в Новый Свет и на Восток. Английская королева Елизавета I устанавливала торговые и дипломатические отношения с разными далекими странами и отправляла своих посланников в Османскую империю. Следующие главы описывают историю Первой и Второй мировых войн, борьбу за нефть и современный процесс глобализации.

«Не была забыта и Персия. Англичане предпринимали серьезнейшие усилия, чтобы вновь завоевать благосклонность персов. Они одаривали ее правителей высокими наградами, например, орденом Подвязки. Британия также представила восточным союзникам большие займы которые обеспечивали властителям страны возможность и дальше купаться в роскоши.

Персия была источником беспокойства прежде всего из-за географического положения. Страна контролировала Персидский залив, а значит, и всю торговлю через него. Кроме того, Персия служила воротами на Запад для Индии и других восточных государств. Британцы нервно наблюдали за попытками русских улучшить отношения с Персией и ее правителями. А затем, в начале XX века, произошло событие, которое сделало Персию еще более важной, чем когда-либо раньше. Разведка недр обнаружила здесь нефть.

Один очень амбициозный молодой британский деятель быстро понял, насколько это важно. 17 июля 1913 года в своем выступлении в парламенте он сказал: «Если мы не сможем заполучить нефть, мы не будем в состоянии заполучить зерно, не сможем заполучить хлопок и мы не сможем заполучить еще тысячу и один товар, необходимые для сохранения экономической мощи Великобритании». Оратор призывал правительство установить контроль над образованной в 1909 году Англо-Персидской нефтяной компанией, которая сейчас известна как British Petroleum (BP). Так, говорил он, мы обеспечим Британии безопасность. Этот молодой человек, которого звали Уинстон Черчилль, не знал, что в мире вот-вот начнется большая война. Но благодаря подземным сокровищам Персии Великобритания оказалась хорошо к ней подготовлена».

«Даурский журавль – исчезающий вид птиц, занесенный в Красную книгу. В нашей стране встречается только на Дальнем Востоке. Журавли живут на заболоченных лугах и в долинах рек. Питаются насекомыми и мелкой рыбой. Журавли очень постоянны: они сохраняют пару на всю жизнь и много лет возвращаются к одному и тому же гнезду. Оно строится на земле, в зарослях осоки. В кладке всего лишь одно яйцо. Зимовать улетают в Азию».

Маша Шебеко. Азбука природы Дальнего Востока

Иллюстрированное издание рассказывает о природе Дальнего Востока, обитающих в тех краях разнообразных животных, рыбах и птицах. Автор текста и рисунков живет во Владивостоке, член Союза художников России, член-корреспондент Российской академии художеств.

В книге описывается хвойно-широколиственный лес Дальнего Востока и лесостепь, в которой можно увидеть березовые и осиновые рощи и разнотравные луга, в которых сурки и суслики и уживаются с лестными оленями, белками, куницами.

Самой обширной природной зоной Дальнего Востока является тайга, в которой растут хвойные деревья: лиственницы, кедры сибирские, сосны и ели. Тайга такая густая, что солнце почти не проникает сквозь ветви. В этих местах обитают волки, лисы, рыси, выдры, кабаны и олени.

Амурский тигр, внесенный в Красную книгу, является крупнейшим представителем семейства кошачьих. Он охотиться на диких кабанов и пятнистых оленей, но практически никогда не нападает на людей, даже избегая схваток с выслеживающими его охотниками.

Не забыты в издании и обитатели местных рек и озер.

«Окунь ауха — крупный хищник, который водится в реках и озёрах Дальнего Востока. Эта красивая рыба с тёмными леопардовыми пятнами по всему телу и яркими оранжево-чёрными плавниками может достигать длины 70 сантиметров и веса в 9 килограммов. Ауха — прожорливый хищник-одиночка. Затаившись, поджидает добычу в укромном месте, а затем совершает стремительный бросок. У окуня огромный рот, поэтому он может съесть рыбу в две трети своей массы. С наступлением морозов окунь засыпает. Верхний плавник у аухи двойной, его передняя часть колючая. Ауха охотится с июня по сентябрь».





2534
просмотры





  Комментарии


Ссылка на сообщение22 февраля 2020 г. 05:09
Здравствуйте!

Просьба, пользуйтесь пожалуйста функцией спрятать большую часть статьи подкат.

[cut][/cut]
свернуть ветку
 


Ссылка на сообщение22 февраля 2020 г. 10:53
:beer:


Ссылка на сообщение22 февраля 2020 г. 21:32
//Александр Эткинд. Природа зла. Сырье и государство//

Спасибо за наводку, пойду искать.


Ссылка на сообщение24 февраля 2020 г. 20:56
Спасибо!
Пратчетта надо брать, пропустил.




Внимание! Администрация Лаборатории Фантастики не имеет отношения к частным мнениям и высказываниям, публикуемым посетителями сайта в авторских колонках.
⇑ Наверх