Гномон


Вы здесь: Авторские колонки FantLab.ru > Авторская колонка «beskarss78» > "Гномон"
Поиск статьи:
   расширенный поиск »

«Гномон»

Статья написана 26 февраля 2020 г. 23:59

Джамбаттиста Вико против картезианского Большого брата...

Много философии в этой книге, но больше посторонних описаний.

Автор, сводя в финале множество линий — а какие-то обрывая — львиную долю времени пытается втереться в доверие к читателю, сродниться с ним, заставить сочувствовать персонажам. Будто Андре Нортон выдавала в печать длинный исторический детектив про 1930-е, постоянно вспоминая волшебную страну, и с заметным недовольством выписывая на страницах книги автомобили и полицейские участки.

Читателю пытаются не показывать логику развития истории, но заставить пережить множество моментов, после чего, спинных хребтом и разбитыми костяшками пальцев он сможет ощутить — чего же хотел автор от своих героев, и как собирается пятичленная загадка, что должна разрушить привычный мир. Расти и вжиться лучше чем понять — вот простой девиз автора.

И тут, как многие философы до него — но ярче всех Декарт — автор пытается упростить природу. Пусть не всю природу, но технику. Картезианский Большой брат в его исполнении — будто пришел из восьмидесятых, с туповатыми Терминаторами и кубическими мониторами. Он все видит на улицах, но почти ничего — в домах. Особенно если это дом показательного ретрограда. Для лучшего контроля над людьми он нуждается в имплантах — будто автор не желает знать о завтрашней тотальности интернета вещей и контроле медицинских браслетов. Автор просто не хочет ощущать всей силы ИИ, всего умения нейронок перебрать миллионы вариантов, всей железобетонной мощи "больших данных". И это чувствуется буквально с первых строк — Большой брат здесь как автоматический перевод по словарём — который всегда будет ошибаться и нужен человек, чтобы поправить элементарные ляпы.

Противостоит Машине — странный набор историй, мелких деталей, вычурных биографий и ядрёных исторических мистификаций. Кроме логики развития капиталов, прокладки железных дорог и монтажа камер на перекрестках — есть и другая логикам. Полурасказанных историй, выдуманных книг, случайных разговоров в подземке и замыслов, которые уже точно не получиться воплотить в этой жизни, потому их смело дарят следующим поколениям. Из неё вырастает сама суть развития человеческих культур. Это циклопические аистиные гнезда, в которых уже может откладывать яйца сама птица Рух. Это вавилонские библиотеки и каталоги-внутри-каталогов-внутри-каталогов. Матрёшка Мёбиуса с лукавой улыбкой — вот что такое культура. И лишь этой силе — сплаву техники и волшебства, детали которого абсолютно не смущают автора — по силам противостоять спокойной логике "цивилизованного города Лондона". Автор явно пытается играть картами Умберто Эко, но не смеяться над историей коспирологических выдумок, а толкнуть маятник Фуко в обратную сторону. Чтобы в случайных списках имен и описаний ритуалов рождалась Тайна. Чтобы начав случайный разговор в книжном магазине, можно было бы сдвинуть Луну.

Всё остальное — это постепенно закручивающаяся улитка сюжетной спирали.

Первый виток — сдача карт. Почти половина восьмисотстраничной книги. История инспектора в мире Большого брата, греческого биржевого спекулянта a la 2008-й год, эфиопского художника, бывшей жены Аврелия Августина (еще не совсем Блаженного) и странного ИИ, которого прислали из далекого будущего, а тут он зовется Гномон. Начинаются совпадения в названиях и робкие переклички сюжетов.

В каждой истории хватает откровенных натяжек. Вроде слишком уж богатеющего биржевика, который только благодаря дару предвидеть новые рыночные крахи, быстро и элегантно входит в мировую финансовую элиту. Думается, его бы притормозили на полдороги.

Но яркость переживаний и длиннющая низка прилагательных — весьма уместных — куда важнее низменной логики.

А значит страница за страницей, шаг за шагом, от воспоминания к воспоминанию, от первой экспозиции ко второй...

Потом расследование ускоряется, и в каждой истории проходит своя доля сюжетных поворотов. Они больше сцепляют друг с другом. Этот виток короче.

Следующий — еще короче.

И так — до финала — до точки схождения, когда сюжеты должны стать монолитным блоком со сложным орнаментом.

Если вы хотите подлинной научной фантастики — её тут нет. Глубокой мистики — вообщем-то тоже. Есть добротная эмоциональная игра на литературных сюжетах середины прошлого века, которую автор малость осовременил искусственным интеллектом и умеренного качества описанием возможностей Сети. Морские свинки, которые и не свинки, и не морские. Дионис и Министерство любви — этого уровня противостояние, хотя и не бог, и не 1984-й...

Потому если вам, пообщавшись с банкоматом или системой оценки кредитного лимита, вдруг хочется ощутить, что в мире есть силы, которые не учитываются банковскими программами — то восемьсот страниц отдохновения уже ждут.





1115
просмотры





  Комментарии


Ссылка на сообщение27 февраля 2020 г. 08:08 цитировать
Я на 300-й странице, пока мало что понятно, кроме подозрения, что а) все истории в голове Дианы Хантер — это ее романы; б) линия Нейт — еще один роман Дианы Хантер, то есть весь «Гномон» — это саморассказывающееся произведение; либо в) линия Нейт — это компьютерная симуляция, разработанная «Огненными судьями», в которую через Хантер, на кого бы эта Артемида-Охотница ни охотились, загружены истории реального мира.
Есть возражения по фактуре: линии Кириакоса и Бекеле происходят в одно и то же время, около голосования по Брекзиту. Кириакос продает картины Бекеле после того, как тот берется за игру «При свидетеле», они точно идут параллельно. Так что точно не 2008-й.
Кириакоса никто тормозить не стал бы, потому что уйма народа зарабатывала на нем огромные деньги. Он был выгоден тем 1500 богатым, в клуб которых собирался вступить.
«Свидетель» ничего не видел в доме Хантер только потому, что он был в клетке Фарадея. Почему такое разрешено — потому что Лондон Нейт — не совсем мир тотальной слежки и не совсем мир тотального принуждения. Свободы там есть, просто людям рекомендовано оставаться под контролем Системы. Такая мягкая замятинщина, очень умеренная.
свернуть ветку
 


Ссылка на сообщение27 февраля 2020 г. 08:24 цитировать
По фактуре:
— «греческого биржевого спекулянта a la 2008-й год» — это не значит точно из 2008-го, а в стилистике и в образности 2008-го. Фактуру автор брал именно оттуда, особенно по краху Греции :)
— «Кириакоса никто тормозить не стал бы, потому что уйма народа зарабатывала на нем огромные деньги» — когда на биржевых катастрофах зарабатываются большие деньги, они у кого-то отнимаются. Получаются враги. А очень большие деньги — это еще и власть. Кириакос не выстраивал свою команду, пользовался коллективными страховками для богатых. Его бы тупо срубили — не важно как.
— «только потому, что он был в клетке Фарадея» — вот потому я и пишу, что корявый Большой брат. Мало способов обойти эту клетку? Там даже дом нормально не обыскали, хотя должны были.


Ссылка на сообщение27 февраля 2020 г. 11:48 цитировать
я согласна, что книга более яркая, чем системная. Не Гибсон, вощим
И что произошло со Сципионом-то? Как его в человекозмеи занесло болезного?
свернуть ветку
 


Ссылка на сообщение27 февраля 2020 г. 20:10 цитировать
Автор слишком хотел сделать головоломку.

Когда понимаешь, что человеку просто хотелось построить карточный лабиринт из любви к процессу — резко снижается мотивация к разгадыванию :( Так что тоже не понял.
 


Ссылка на сообщение27 февраля 2020 г. 20:43 цитировать
не, я видела много книг, где несколько линий сходятся в точку, и это прямо круто, и приятно смотреть.
Видела книги, где линии ходят сами по себе и каждая остается про что-то свое. А тут такое чувство, что автор планировал фрактал, но не дотянул


Ссылка на сообщение27 февраля 2020 г. 12:20 цитировать
Что ж, похоже, я всё-таки могу без этого романа обойтись. Спасибо.
свернуть ветку
 


Ссылка на сообщение27 февраля 2020 г. 20:07 цитировать
:beer:




Внимание! Администрация Лаборатории Фантастики не имеет отношения к частным мнениям и высказываниям, публикуемым посетителями сайта в авторских колонках.
⇑ Наверх