Отрицательные крабы Дмитрий


Вы здесь: Авторские колонки FantLab > Авторская колонка «mif1959» > Отрицательные крабы: Дмитрий КОЛОДАН и Карина ШАИНЯН
Поиск статьи:
   расширенный поиск »

Отрицательные крабы: Дмитрий КОЛОДАН и Карина ШАИНЯН

Статья написана 1 ноября 2020 г. 10:43

Помрачение моего рассудка значит неизмеримо меньше, чем свидетельство беспорядка, вполне допускаемого мирозданием

Дмитрий КОЛОДАН, Карина ШАИНЯН.

Жизнь чудовищ.

(Серия «Звездный лабиринт»)

М.: АСТ, 2009 год. — 410 стр.

Концептуальный сборник рассказов и повестей авторов, которых принято относить к представителям так называемой цветной (седьмой) волны российской фантастики. Произведения разбиты по соответствующим главкам: «Растения», «Рыбы», «Птицы», «Звери»... В чистом виде это не фэнтези и не «Science Fiction», а что-то промежуточное между ними, имеющее истоки не только и не столько в традиционной фантастике – твердой или не твердой, а в произведениях Льюиса Кэрролла, Хулио Кортасара, а еще более Джеймса Блэйлока. Авторам порою важнее, как это написано: атмосфера, а не сюжет. Им присущи легкий сюр, абсурд, нелепость.

Возьмите, например, рассказ Дмитрия КОЛОДАНА «Вся королевская конница»: «Семьдесят пять процентов массы Вселенной не удалось найти. А ученые? Списали все на темную энергию и думают, достаточно. Знаете, как они это называют? Скрытая масса. Что же там скрыто – молчат, будто воды в рот набрали... Я знаю, что это прозвучит глупо, но в мире встречаются и не такие глупости. Утконосы, например... Так вот, вся недостающая масса Вселенной хранится в сурках».

Услышав такое от очаровательной девушки в комбинезоне, с руками, перепачканными машинным маслом, главный герой на пару минут впал в ступор: «А почему не в белках?» «Потому что сурки тяжелее. Хранить материю в белках совершенно нерационально. Да и разбегутся – в белках нет постоянства». Спрашивать, а почему тогда не в слонах или не в китах, он уже не стал, уверенный, что ответ будет «столь же логичный, сколь и нелепый». И тут ему продемонстрировали в действии Сурковый генератор, который работает на энергии этих самых скрытых сурков, но иногда выдергивает их оттуда, и тогда приходится ловить лишних сурков и отправлять обратно, дабы они не заполонили нашу планету.

Такое писать или читать на полном серьезе невозможно, но авторы не делают из этого и юмора: рассказы о людях — нелепых, смешных и наивных, но живых, чувствующих. Практически все герои сборника – не от мира сего, чудаки, не умеющие жить, как все, по правилам. Исходя из этих критериев, первым представителем сегодняшней цветной волны был ленинградец Вадим Шефнер, написавший целый цикл о такого рода чудаках еще в 60-е годы.

Впрочем, авторы – не одинаковы с лица: чудаки – это больше к КОЛОДАНУ, а вот ШАИНЯН тяготеет к латиноамериканскому магическому реализму, но к более суховатому его оттенку — без пышной барочности. Редкий рассказ Дмитрия в сборнике обходится без ссылки на Льюиса Кэрролла, а Карина, хоть и не чуждается мистера Доджсона, чаще вспоминает Хорхе Борхеса. Ее рассказ «Отдай моих тигров!» — оммаж ему. Здесь «Синие тигры» смешались с «Золотом тигров», гаучо с кинжалами за пазухой ссыпаются в песочных часах и книжная девочка Катя, видящая чужие сны.

Как и эта Катя, соавторы живут чужими снами. Превращая их в свои. Их проза литературоцентрична. В этом и плюсы: она умная, хорошо написанная, рассчитана на культурного читателя. Но это и опасный путь. Не зря же оба частично двинулись в проектную литературу, подпитав своим неплохим литературным уровнем убогий цикл «Этногенез».

В этом отношении оба похожи на героя колодановского рассказа «Отрицательные крабы» — одного из лучших в сборнике. Он весь поглощен игрушечной железной дорогой и, гоняя свои поезда, обнаруживает рядом с путями маленького стеклянного краба, которого там не должно было быть. Из чего делает глобальные и кажущиеся сумасшедшими выводы об устройстве мироздания и об опасности для планеты соединения крабов и поездов, даже если это подобия поездов.

Среди прочих цитат мало кто заметил в рассказе краткую ссылку и на две поэмы Томаса Стернза Элиота. Авторы, плавая в этом литературном море, исследуя его, находят левиафанов, лярв, лавкрафтовских чудищ и рассказывают, что наш мир в сумерках пронизан не только тенями. Но тут важно не переиграть. Во «Всей королевской коннице» недотепистый герой встречает красивую девушку, которую не решается куда-либо пригласить, она ошарашивает его сумасшедшей теорией, которая позже оказывается верной, и он ее наконец спрашивает о планах на вечер. В «Скрепках» того же КОЛОДАНА аналогичный недотепистый герой встречает девушку, тоже, понятно, красивую. Она его огорошивает теорией: скрепки закручены так, что эфирный ветер (тот самый ненайденный — из опыта Майкельсона и Морли) при их параллельном ветру расположении, могут перенестись «хоть Антарктиду, хоть на Луну» и оказывается права. И у них начинают налаживаться отношения. В принципе, по той же схеме, но уже без девушки, сделаны «Отрицательные крабы». Четвертый подобный рассказ был бы уже излишним.

Нельзя не отметить сам сборник «Жизнь чудовищ». Он собран концептуально и выгодно отличается от массы тематических книг а-ля «Царская Россия в космосе» или техногенной мистики. Каждый подраздел имеет свою тему и увенчан эпиграфами. Сама антология не просто собрание однородных рассказов, а имеет движение: завязку, кульминацию и развязку. В первом разделе «Растения» герои случайно сами поманили нечто, и иной мир, опасный и чужой, ввалился сюда. В кульминационных рассказах выясняется, что нам лишь кажется, что наш собственный мир — уютен, понятен и логичен. В последней повести «Затмение» (раздел «Звери»), авторы в какой-то мере разрешают ту проблему, о которой я говорил, — игры в игрушечную железную дорогу. Герой-пенсионер, бывший служащий Морского банка, у которого десять лет назад невеста со значащим именем Алиса сбежала с цирком, а он этим цирком, точнее иллюзионизмом много лет увлекается, но в свое время будничные дела с работой, предстоящим повышением, зарплатой откладывали увлечение – разве что почитать книгу об этом за едой. И вот в городе появился цирк и случаются необычные события – одно за другим – и ГГ объявлен с икаровским номером в афише: «Полет на солнце»: «За что он держится? За пустую квартиру, мерзкую овсянку да остывший суп? А здесь его все любят, здесь кипит настоящая жизнь, полная чудес и волшебства… Твои мечты перед тобой — протяни руку и возьми». Разве что нужно сделать самую малость: поджечь бикфордов шнур к пушке, в дуло которой засунут нелюбимый директор банка – «мешок с деньгами, тень». Но – увы! – он не стал нырять в эту кроличью нору, вернувшись к миру будничному и пенсионерскому. Не смог переступить через чужую жизнь. Вот она повесть и со смыслом, и с сюром, и с кинговскими клоунами, и с хоррором. Но опять проблема: не хватает в ней некоторой сумасшедшинки, которая есть в «Отрицательных крабах» при всей их сделанности.

Дмитрий КОЛОДАН нашел эту сумасшедшинку, доведя ее до предела в следующей книге – великолепном «Времени Бармаглота». Карина ШАИНЯН продвинулась в том же направлении в романе «Долгий путь на Бимини». Но на этом оба и остановились: а действительно, куда дальше-то?





1140
просмотры





  Комментарии


Ссылка на сообщение2 ноября 2020 г. 14:53
Спасибо за рецензию! :beer:
Действительно очень необычный сборник, и очень необычные авторы. Но — добрые (хотя со своей «рыбка, рыбка засоси» госпожа Шаинян меня и напугала слегка). Сейчас рецензию прочитал, рассказы вспомнил — и именно что по-доброму улыбнулся! :-)


⇑ Наверх