Удивительные приключения


Вы здесь: Авторские колонки FantLab.ru > Авторская колонка «swgold» > Удивительные приключения одного лживого юнца
Поиск статьи:
   расширенный поиск »

Удивительные приключения одного лживого юнца

Статья написана 19 июня 16:53

THE SALT LAKE HERALD. SUNDAY. DECEMBER 7, 1902

ОН ДОГАДАЛСЯ, ЧТО ЭТО ДЖИНН[1]

[1] Статья 20.3. КоАП РФ гласит: «Положения настоящей статьи не распространяются на случаи использования … атрибутики или символики, сходных с нацистской атрибутикой или символикой до степени смешения, … при которых формируется негативное отношение к идеологии нацизма … и отсутствуют признаки пропаганды или оправдания нацистской … идеологии» Уверен, что эта картинка удовлетворяет всеми вышеприведёнными требованиям.



УДИВИТЕЛЬНЫЕ ПРИКЛЮЧЕНИЯ ОДНОГО ЛЖИВОГО ЮНЦА

          В одной маленькой деревушке жил мальчик по имени Питер Адольфус Скинкс[2], но все его звали Пит-Врунишка, потому что у него ну никак не получалось говорить правду, даже если он сам этого хотел (чего, впрочем, никогда не случалось). Даже о самых простых вещах он не мог пары слов сказать, не переврав всё до неузнаваемости. У Пита-Врунишки был дядя Хайрам, который изучал оккультную магию. В этой сфере ему, пожалуй, не было равных на всей земле. Этот вид магии изучить не так-то просто, но, те, кто её освоил, стали самыми могущественными магами из всех, кого я встречал. Так вот, этот дядя Хайрам как-то сказал Питеру, что если он и дальше будет так врать, с ним непременно случится что-то ужасное. В ответ Пит только усмехнулся.

[2] Нет-нет, никаких адольфов и скинов, ничего общего, это просто такое странное имя и не надо искать в нём скрытых смыслов.

          – Знаешь, что бывает с такими врунами? – спросил дядя Хайрам. – Внезапно и без всякого предупреждения ложь, которую они сказали, становится правдой, и всё на их же беду. Последний раз подобная вещь случилась много лет назад, но сейчас вполне может повториться, потому что раз в пятьсот лет фейри выбирают такого лжеца, как ты, и накладывают на него чары. И после этого не успеет он сказать ложь, как ту же секунду она становится истинной правдой. В общем, Питер, если ты и дальше собираешься врать всем напропалую, я советую тебе быть очень осторожным насчёт того, что говоришь.

          Услышав это, Пит ухмыльнулся ещё шире, потому что он не верил ни в фейри, ни в магию.

          – Да ничего мне не будет, я уже видел сегодня эльфа, очень маленького, противного, коричневого, он сидел на кучке хвороста и ничего мне не сделал, только глаза закатил.

          Дядя пожал плечами и ничего не ответил на эту явную ложь, поэтому Пит взял учебники и отправился в школу. Едва он свернул за угол дороги и вошёл в небольшой лесок, как из кустов со странным звуком выскочил маленький коричневый карлик и встал посреди тропинки. Пит отпрянул, а эльф закричал:

          – Стой! У меня к тебе пара слов, парень. Ты вытащил меня сюда своей ложью, а теперь живо наври меня обратно, а не то тебе не поздоровится!

          Но Пит только трясся и не мог издать ни звука.

          – Что ты стоишь? Давай быстрей! – в отчаянии воскликнул эльф тонким, пронзительным голоском. – Верни меня домой, живо! Ещё минута, и будет поздно!

          Тут Пит окончательно потерял голос, потому что был слишком напуган, чтобы говорить. Эльф кричал и в нетерпении скакал вокруг мальчика, но прошла минута, прежде чем Пит с трудом выдавил:

          – Что я должен сказать?

Ложь начинает сбываться

          – Слишком поздно! Слишком поздно! – возопил эльф и принялся рвать на себе волосы. – Теперь я должен пробыть здесь десять дней и воплотить в жизнь всякую твою ложь. И от этого ты будешь страдать. Ох, как ты будешь страдать! А теперь иди в свою школу и прими своё наказание.

          С этими словами он исчез в лесу.

          Пит долго стоял, вглядываясь в кусты, где исчез фейри, пока не вспомнил, что опаздывает в школу. Тогда он припустил со всех ног, но, конечно же, он опоздал. Когда он вошёл в класс, учительница была чем-то занята, и он тихо прокрался на своё место. Но едва он уселся, как она взглянула на него – так, что у него мурашки по спине пробежали. Его соседка Полина Уиггинс хихикнула и прошептала: «Всё, попался!». В ответ Пит так дёрнул её за косу, что она громко взвизгнула.

          Учительница, мисс Анна Бакстер, резко спросила:

          – Питер Скинкс, почему вы опоздали и что вы сделали с мисс Уиггинс?

          – Я опоздал, – начал Пит (он уже напрочь позабыл про эльфа и его обещание), – Я опоздал, потому что моя мама упала с лестницы и ушиблась, так что мне пришлось ей помогать.

          – Она серьёзно поранилась? – спросила мисс Бакстер.

          – Не очень, но папе всё равно пришлось ехать за доктором, и он поехал так быстро, что наехал на свинью и потому врезался в повозку сквайра Мидера. В общем, сквайр вылетел в канаву, и Па тоже пострадал, вот почему я опоздал.

          – Это вовсе не повод дёргать Полину за волосы, поэтому прогуляйся-ка на часок в кладовку, – приказала учительница строгим голосом.

          Пит послушно пошёл в чулан, там на столике он нашёл учительский обед и тут же его съел. После чего, недолго думая, он выскочил наружу, крича:

          – Там здоровенная мышь!

          Тут он вспомнил про эльфа и подумал, что если уж его словам суждено сбываться, то с таким же успехом в чулане может оказаться и целая стая мышей. Поэтому он тут же добавил:

          – Их там вообще полным-полно, и ещё крысы!

          Мгновение спустя целая армия крыс и мышей хлынула в классную комнату из распахнутых дверей чулана. Все дети повскакивали на парты, а мисс Бакстер запрыгнула на печку, но, обнаружив, что там жарковато, перепрыгнула на свой стол и принялась громко кричать. Крысы и мыши несколько минут резво носились по комнате, пока какой-то мальчик не открыл дверь, и тогда они высыпали наружу.

          Школу пришлось распустить на весь день, так как многие дети пребывали в истерике как и их учительница. Вернувшись домой, они обнаружили, что другая ложь Питера тоже сбылась, но с гораздо более серьёзными последствиями: Его бедная мать действительно упала с лестницы и сломала ногу. Его отец, сломя голову помчавшийся за доктором, врезался в коляску сквайра и перевернул её, свалив сквайра в канаву. К несчастью, в коляске сквайра была большая упаковка патентованного топлива Спинка, чрезвычайно взрывоопасного. Пакет угодил на разогретую ось фургона мистера Скинкса, и в следующую секунду взрыв разнёс оба транспортных средства в щепки и забросил сквайра и отца Пита высоко на деревья, сильно их поранив. Сквайр уже подал против мистера Скинкса иск о возмещении ущерба, который, несомненно, должен был его разорить, а дорожный инспектор потребовал с него полтысячи долларов за то, что взрыв пробил огромную дыру в дорожном полотне. А ближе к вечеру искра патентованного топлива, которая никем не замеченная тлела на крыше пресвитерианской церкви, вдруг полыхнула жарким огнём, и через несколько минут вся церковь яростно запылала. Дул сильный ветер, и прежде чем пожарные успели надеть плащи и открыть свой гараж, порыв ветра принёс огромный язык пламени прямо к офису «Еженедельного Симпозиума», и это прекрасное двухэтажное здание в одно мгновение вспыхнуло, будучи битком набито непроданными «Симпозиумами» от подвала до чердака. Пожар был худшим из всех, что когда-либо случались в Педанквилле, и пожарная часть оказалась против него бессильна. Вскоре загорелись другие здания, а через час пылала вся деревня, и жители бешено метались среди дыма и огня, пытаясь спасти своё имущество. А под их ногами, сея ужас и панику, сновали неведомо откуда взявшиеся полчища крыс и мышей.

Возмещение ущерба

          Питер смотрел на несчастных бездомных людей, пытающихся соорудить для себя и своих детей укрытия на ночь из простыней, кусков брезента, скатертей, шалей и тому подобного, и его одолевали нехорошие предчувствия. Дядя отошёл, чтобы помочь кому-то устроить ночлег, и Пит сидел в одиночестве и думал о том, какой ужасный поступок он совершил. Внезапно его осенило: если эта катастрофа произошла из-за его лжи, то почему бы не возместить ущерб другой ложью и таким образом всё исправить?

          Неподалёку от него на покосившейся ограде сидел маленький мальчик, который плакал, звал маму и спрашивал, где его ужин. Недолго думая, Пит подошёл к нему и сказал:

          – Не плачь, малыш. Сегодня ночью вся-вся деревня будет отстроена заново, и станет ещё лучше, чем была! В каждом доме будет четыре этажа! У всех будет газ, вода и разные штуки, а ещё новая мебель! И у всех-у всех будут амбары и конюшни и будет полным-полно лошадей и коров, а все магазины и церковь будут новые, во сто раз лучше, чем были!

          Едва он закончил говорить, как услышал чей-то громкий, протяжный крик. Пит тут же бросил малыша и побежал посмотреть, что случилось. К тому моменту, когда он примчался на центральную площадь, одиночный крик перерос в многоголосый хор изумления и радости. На секунду Питеру почудилось, что он оказался в большом городе: повсюду стояли великолепные высокие здания, роскошные магазины и красивые особняки, сияющие окнами на улицу. Но в следующее мгновение он узнал вывески магазинов и названия улиц и понял, что это сработала его уловка. Питер успел порадоваться, что сумел с лихвой возместить ущерб от своей лжи, но радость его длилась недолго: через минуту повсюду начали вспыхивать скандалы.

          Жители Педанквилля ссорились из-за собственности. Мужчины пытались занять одно и то же здание, потому что им понравилось его расположение, женщины спорили, чья мебель лучше (в душе люто завидуя друг другу) или обвиняли соседей в том, что они захапали себе лучшие дома. Маленькие дети спорили из-за новых игрушек, а парни повзрослее дрались из-за бесхозных коров или лошадей, которые случайно оказались на улице. А через час всю деревню охватили настоящие волнения, когда стало известно, что налоговая инспекция на внеочередном заседании постановила дополнительно взыскать с каждого жителя Педанквилля по несколько сотен долларов в связи с улучшением имущественного положения.

Рождение горной гряды

          Видя каждый день плачевные результаты своего эксперимента, Пит-врунишка постарался и много дней успешно обуздывал свой язык. Дядя Хайрам даже начал надеяться, что мальчик навсегда излечился от своей привычки. Но – увы! – она слишком прочно в нём укоренилась, чтобы её так легко было искоренить. Мне, кстати, не нравится это вычурное слово «искоренить», но оно единственное, которое здесь подходит.

          И вот однажды, когда Пит прогуливался после школы по окрестным лугам, откуда ни возьмись появился эльф, и спросил, не будет ли он так любезен вернуть его обратно домой. Питеру тут же захотелось досадить эльфу (всё-таки он был негодным мальчишкой) и он категорически отказался, добавив:

          – Что ты там забыл? Оглянись вокруг – тут же всё во сто раз лучше, чем у тебя дома!

          – Там мои любимые горы… – сказал эльф и горько заплакал.

          При виде этого злая душа Питера возрадовалась.

          – Ха! – презрительно засмеялся негодный мальчишка. – Будто только у вас есть горы. Я сто раз видел горы больше и выше, чем у вас!

          Никогда в жизни Пит-врунишка не видел даже холма выше сарая, но его дурная привычка тотчас заявила о себе, и он наврал целые горные хребты, которых вы не найдёте ни в одном учебнике географии ни в одной школе. Он принялся рассказывать эльфу о чудесных горах, которые якобы видел, и в конце концов заявил:

          – Да вот же они, прямо вон там, выше Скалистых гор! – сказал он, указывая на запад и делая вид, что видит воображаемые вершины. – Ты просто такой маленький, что оттуда, из травы, тебе их не видно. А вот я часто на них забираюсь, сижу на самой высокой вершине и часами осматриваю все Штаты. Это же просто здоровски!

          И тут Пит аж подскочил на месте, потому что внезапно увидел огромную гряду тёмно-синих гор, взметнувшихся в небо на западе всего в паре миль от деревни. Остроконечные вершины поднимались одна над другой, и их макушки были покрыты снегом. Они были так высоки, что, казалось, вот-вот упадут на маленькую равнину, где, окружённая деревьями, стояла деревня.

          – Эти горы вас, несомненно, погубят, – серьёзно ответил эльф. – Я уже вижу, как вы закончите, мистер Питер.

          Питер, как обычно, только усмехнулся и, покинув эльфа, направился к горам, чтобы рассмотреть их поближе. Он долго бродил и, в конце концов, оказался высоко в горах, среди пиков и вершин в вечном безмолвии снегов. Тогда он решил вернуться, чтобы рассказать своим товарищам по играм обо всех чудесах, которых он здесь увидел. Спускаясь по склону горы, он встретил маленькую смешную старушонку, которая остановила его и спросила:

          – Вы, случайно, не Питер Скинкс?

          Питер, испугавшись, что за невинным вопросом кроется какая-то неприятность, без раздумий прикрылся своей обычной ложью и ответил:

          – Нет, мэм. Меня зовут Адольфус Гирс. А Питер сейчас в Аравии. Он заболел и потерял все зубы, так что не может нормально говорить, и поэтому отправился в Аравию, чтобы научиться говорить на гумми-арабикском языке. Потому что, ну, понимаете, на любом другом языке с одними дёснами говорить не получится. Так что думаю, вам придётся долго ждать, прежде чем вы увидите своего Питера.

          В следующее мгновение он очутился посреди широкой песчаной равнины, такой широкой, что конца и краю ей не было видно. То была Аравийская пустыня, куда во мгновение ока перенесла Питера его последняя ложь. Мальчик огляделся. Невдалеке он увидел группу всадников – диких арабов – которые с любопытством смотрели на него, а над ними торжественно качали верхушками три высокие пальмы. Пока Пит разглядывал пальмы, арабы, поражённые его внезапным появлением, пришли в себя и, налетев на Пита, взяли его в плен. Они отвели свою добычу шейху, и тот объявил пленнику, что они едут в Мекку. Пит очень обрадовался, потому что никогда не видел знаменитого места, где покоятся кости Магомета. Потом шейх принялся расспрашивать мальчика, кто он и откуда, и Питер поведал хозяину много интересного об Америке, а про себя, сказал так:

          – У себя на родине я великий фокусник и известный дрессировщик. В Педанквилле у меня огромное стадо диких животных, которые вольно пасутся на широкой равнине. Там есть слоны, тигры, львы, гиппопотамы, носороги, жирафы, зебры и вообще все, кого только можно вообразить, от птиц до змей. Все эти звери ужасно свирепы и, дай им волю, непременно сожрут меня, но за пару недель я их всех приручу!

          Разумеется, все его слова тут же сбылись, и жители Педанквилля увидели, что ближайшее к деревне поле заполнили дикие звери всевозможных видов. К счастью, поле окружала высокая стена, так что от зверей никто не пострадал, и хищникам оставалось лишь в бессильной злобе бушевать за оградой. Они бросались на стену, обегали её по кругу в поисках выхода, ревели, выли, царапали стену когтями и громко рычали – день и ночь, день и ночь.

Возвращение домой на верблюде

          Шейх был очень впечатлён рассказами Пита-врунишки и решил, что он обладает особыми способностями. Он даже спросил Питера, может ли он своей волей создать здесь, в пустыне, колодец с пресной водой.

          – Конечно! – воскликнул Пит-врунишка. – Сейчас… Ахалай-махалай… Вот он колодец, прямо там, под теми деревьями!

          Шейх поискал глазами деревья и действительно увидел их неподалёку. Поспешив к ним, он, к своей радости, нашёл под деревьями прекрасный колодец, наполненный сладчайшей и холодной, как лёд, водой, какой никогда не бывало в Аравии. Все арабы вдоволь напились этой ледяной воды, и от этого вскоре у них ужасно заболели животы. Они хотели убить Пита, но шейх сказал, что, судя по всему, этот юноша более великий волшебник, чем сам Соломон Леви, и тогда они побоялись трогать Питера. Вместо этого они уговорили шейха дождаться ночи и потихоньку улизнуть, предоставив Пита самому себе, так как считали, что находиться в одной компании с таким волшебником опасно. Поэтому на следующее утро Пит проснулся у колодца в полном одиночестве. Как оказалось, у него не было другой еды, кроме горстки фиников, но они были очень сытными, поэтому он не жаловался.

          Пит было начал задрёмывать, как вдруг услышал громкий, рычащий голос, который вопросил:

          – Ну, и что ты забыл возле моей пещеры?

          Быстро оглядевшись, он увидел зловещую фигуру, огромное непроницаемо-чёрное существо с одним ужасным красным глазом в центре лба. Пит сразу догадался, что это джинн, потому что видел их на картинках в книгах восточных сказок.

          – Отвечай мне! – нетерпеливо проревел джинн. – Кто ты и что тебе нужно?

          – Я царь Соломон, – быстро ответил Пит, – и я пришёл посмотреть, как ты тут распоряжаешься моими сокровищами.

          Разумеется, джинн тут же согнулся пополам и распластался на земле, потому что Пит мгновенно превратился в царя Соломона, и он поставил ногу на шею джинну, чтобы подтвердить своё превосходство, а затем вошёл в пещеру, чтобы поглядеть на сокровища.

          – Всё в порядке, – сказал Пит, – А теперь я превращу тебя в верблюда, и ты перевезёшь меня через пустыню.

          Джинн взвыл, но тут же превратился в верблюда и замолчал. Пит навьючил на животное мешок с алмазами, которые ему приглянулись, и уже совсем было отправился в путь, навстречу богатству и славе. Но, на свою беду, захотел поиздеваться над джинном и, обратившись к верблюду, сказал:

          – У себя в Педанквилле я вообще-то привык кататься на верблюдах куда красивее, чем ты, и поэтому я хочу…

          Тут он внезапно обнаружил, что едет по Главной улице Педанквилля на потрясающе красивом верблюде, и все прохожие потрясённо глазеют на него, а дети бегут следом, спрашивая, где он его взял и что собирается с ним делать. Вот только все алмазы остались вместе с джинном в Аравийской пустыне.

          – Ну что ж, – пожал плечами Пит, – теперь я знаю, как это делается, так что загляну туда ещё разок и наберу себе ещё больше.

          На углу ему встретился дядя Хайрам и сказал:

          – Привет, Питер. Где ты взял этого верблюда? Он из стаи животных, что носятся по полю за деревней?

          Тут Пит-врунишка вспомнил, как наврал шейху, что он великий укротитель, и догадался, о каких животных говорит дядя. Он небрежно ответил:

          – Да, и все эти животные тоже мои. Я их купил в Аравии. Очень скоро я отправлюсь туда и приручу их, всех до одного. Вот увидишь, как я это сделаю!

          Спустя мгновение он очутился на равнине, окруженный свирепыми зверями всех видов, от змей до слонов, и все они, как по команде, уставились на него.

Все звери спешат сожрать Пита-врунишку, лишь одна обезьяна просит оставить ей косточку для игры в «веришь-не веришь»

Погребённый собственной горой

          – Ого, – сказал Пит-врунишка. – Как вас много!

          В глазах зверей вспыхнул хищный огонь и все они начали подкрадываться к Питеру. Они подходили всё ближе и ближе, и уже начали толкаться, стараясь опередить друг друга, чтобы первым напасть на мальчика. Пит огляделся по сторонам и понял, что его окружили, и улизнуть не получится, поэтому он быстро сказал:

          – Прямо за моей спиной растёт высокая пальма, и я сейчас же на неё влезу!

          Он обернулся и увидел, как и ожидал, высокую пальму. Пит одним прыжком оказался у её ствола и поспешно вскарабкался на самый верх.

          Звери начали подкапывать пальму.

          Пит задрожал. А потом он чуть не лишился рассудка, когда увидел, как очень дикий и на вид очень голодный медведь гризли лезет по стволу вверх. Когда зубы зверя засверкали в каком-то футе от его ног, он отчаянно крикнул:

          – Берегись! Вон та большая гора сейчас упадёт на тебя! Лучше убирайся отсюда!

          Это были последние слова Пита-врунишки. Ему и в голову не пришло, что, призывая гору на окруживших его врагов, он и сам окажется прямо под ней. И когда гигантская каменная глыба обрушилась на равнину с грохотом, подобным тысяче раскатов грома, Питер погиб вместе со всеми животными, которых выдумал.

          Весь Педанквилль содрогнулся, словно от землетрясения, и люди с изумлением глядели на новую гору, которая вдруг появилась рядом с деревней. Больше никто не видел Пита-врунишки, погребённого под этой грудой камней. И вот странное дело, после его смерти всё в Педанквилле стало как прежде, и больше не было ни ссор, ни раздоров, потому что всё стало таким, каким было до пожара, и люди напрочь забыли, что совсем недавно всё было совсем по-другому.

          И только дядя Хайрам догадывался, что на самом деле произошло. Догадка забрезжила в его голове, когда он увидел маленького коричневого эльфа, который сидел на вершине новой горы и плакал, умоляя вернуть его домой. Семь дней он просидел там, а затем исчез навсегда. Дядя Хайрам решил, что он освободился от последствий лжи Пита и вернулся к себе домой, в Эльфландию. И ещё он понял, что случилось с Питом-врунишкой. Но он никогда не пытался выяснить, где лежит Пит, потому что боялся найти его живым, и считал, что лучше ему оставаться там, где он сейчас, чем угрожать деревне новыми неприятностями. Я думаю, что он поступил мудро, лично я никогда не испытывал ни малейшей печали по поводу Питера, потому что терпеть не могу лжецов, и я даже рад, что гора свалилась ему на голову. Он этого вполне заслужил.

УОЛТ МАКДУГАЛЛ



Продолжение воспоследует...





596
просмотры





  Комментарии


Ссылка на сообщение20 июня 12:40
Понравилось. Неплохо.
Жду продолжения.
Только при чем здесь рубрика «Как издавали фантастику»?
Модераторы, ау-у-у...




Внимание! Администрация Лаборатории Фантастики не имеет отношения к частным мнениям и высказываниям, публикуемым посетителями сайта в авторских колонках.
⇑ Наверх