Блог


Вы здесь: Авторские колонки FantLab.ru > Авторская колонка «cadawr» облако тэгов
Поиск статьи:
   расширенный поиск »


Страницы: [1] 2  3

Статья написана 24 февраля 2017 г. 22:21

Старая тема, но мне хочется свести воедино песню и объяснения — слишком она важна для меня. Пусть будет.

Взято отсюда:

http://orgia.diary.ru/p203383897.htm?oam#...

Итак... :

О, великолепный Король-Ондатра! Как говорит сам Сергей Саныч, "я с интересом, не меньшим, чем слушатели, слышащие её в первый раз, следил за развивающимися событиями. До сих пор не могу сказать, что смысл до конца ясен мне самому". Тем интереснее, когда за толкование берутся сами слушатели. Ну, а еще интереснее, когда автор им отвечает. Итак, коллеги, два взгляда на "Рассказ Короля-Ондатры о рыбной ловле в пятницу".

О КОРОЛЕ-ОНДАТРЕ

ДИАЛОГ ЯЗЫЧНИКА С ХРИСТИАНИНОМ

ЧАСТЬ 1. ЯЗЫЧНИК

Итак, начинаем наш небольшой разбор… заслуженно знаменитой песни Сергея Калугина «Рассказ Короля-Ондатры о рыбной ловле в пятницу». Неплохо бы было, чтоб Сергей, читающий этот журнал, прочел и анализ своей песни. Неплохо бы было также, чтоб он не захотел мне «дать в морду, желательно — с ноги» (с) по прочтении))

Персоналии

Король-Ондатра.

Я видел небо в стальных переливах

И камни на илистом дне

И стрелы уклеек, чья плоть тороплива,

Сверкали в прибрежной волне

И еще было море, и пенные гривы

На гребнях ревущих валов

И крест обомшелый, в объятиях ивы,

Чьи корни дарили мне кров.

Итак, вот он наш герой. Король-Ондатра, то есть существо земноводное. В европейской языческой традиции воды — символ нижнего мира. Ондатра живет под корнями дерева, в норе, в подземелье, то есть существо хтоническое. Впоследствии упоминается еще одна хтоническая черта — согбенность, горбатость Короля-Ондатры. Ива здесь — мировое древо, у корней которого обитает это существо, получеловек-полузверь... полубог? Он же не просто ондатра, он — Король-Ондатра...

Король Птиц

А в странах за морем, где люди крылаты,

Жил брат мой, он был королем

И глядя, как кружатся в небе фрегаты,

Я помнил и плакал о нем.

Брат мой, с ликом птицы, брат с перстами девы,

Брат мой!

Брат, мне море снится, черных волн напевы,

Брат мой

«За морем» — символ иного мира, верхнего мира, неба. В русской старине «Птицы» описывается существующее «за морем» общество «птиц»,где орел-воевода, колпица-ключница и пр. Если Ондатра — хозяин нижнего мира, то его брат — Властитель Неба, волшебной страны, где «люди крылаты».

Применима и социальная проекция этих персонажей — Король Птиц — знать. Король-Ондатра — вождь низших, «хтонических» слоев общества.

Рыба

В недоброе утро узнал я от старца

О Рыбе, чей жир — колдовство

И Клятвою Крови я страшно поклялся

Отведать ее естество.

А старец, подобный столетнему вязу,

Ударил в пергамент страниц -

"Нажива для рыбы творится из глаза -

Из глаза Властителя Птиц".

Рыба — древний символ христианства, предшествовавший в этом качестве языческому по происхождению кресту. По-гречески рыба "ихтис", что воспринималось, как аббревиатура греческой же фразы "Иисус Христос, сын божий, спаситель". Король-Ондатра жаждет «отведать естество» Рыбы — вкусить «крови и плоти» Того, Кого символизировала рыба, чтоб обрести «колдовство» — как языческая Европа только и могла воспринять обетования Евангелия. «Старец»-проповедник ссылается на книгу — «ударил в пергамент страниц» — библию. При чем же тут глаз и Властитель Птиц?

Вырванный глаз, как цена вхождения в царствие небесное (Если же правый глаз твой соблазняет тебя, вырви его и брось от себя) упоминаются в библии, и притом неоднократно (Мф. 5,29, Мф. 18, 9, Мк. 9, 47). Впрочем, здесь ведь говорится о своем глазе... но пока мне не доводилось слышать о том, кто исполнил бы это предписание. Зато, как и Король-Ондатра, другим выкалывали глаза охотно — например, болгарский равноапостольный царь Борис ослепил своего сына, Владимира Хросате, за отказ отречься о старых Богов.

Не менее известно другое предписание библии: «Тот, кто не возненавидел своего отца и свою мать, не сможет быть моим учеником, и тот, кто не возненавидел своих братьев и своих сестер и не понес свой крест, как я, не станет достойным меня» Мф 10: 37

Опять же, исторических примеров среди проводников христианства немало. Равноапостольный император Константин перерезал половину своей родни, равноапостольный король Хлодвиг — практически всю. На этом плане Король-Ондатра и наш равноапостольный братоубийца Владимир вообще ангелочки.

Отречение от брата, вырванные глаза — цена обретению «Рыбы», возможности вкусить ее «кровь и плоть».

Более того, брат Короля-Ондатры — не просто брат, это властитель языческого рая, Божество (в языческих мифологиях Боги часто были старшими родственниками людям), его необходимо победить мечтающему о Рыбе «с чужим человечьим лицом». Есть и социальный аспект — христианство часто адресовалось к «униженным и оскорбленным», к рабам и простонародью. Его принял внук пахаря Мешко, «рабичич» Владимир, его разносили за пределы римского лимеса Каролинги — буквально «сыновья крепостного».

События

Не знал я, какая разбужена Сила

Сверканием наших клинков

Интересно, что именно в языческой традиции Севера братоубийство, точнее, даже возможность такового, вполне апокалиптическое, в полном смысле этого слова, событие. В Эдде, среди предвестий Рагнарекка, читаем «братья начнут биться друг с другом».

Чья клубится на востоке полупризрачная тень?

Чьи хрустальные дороги разомкнули ночь и день?

Кто шестом коснулся неба, кто шестом проник до дна?

Чьим нагрудным амулетом служат Солнце и Луна?

Се, грядущий на баркасе по ветрам осенних бурь,

Три зрачка горят на глазе, перевернутом вовнутрь

Се, влекомый нашей схваткой

правит путь свой в вышине

и горят четыре зрака на глазу, что зрит вовне...

Этот персонаж сопоставляется с Кухулином. Хотя кельтского оттенка в песне отрицать невозможно (скажем, крест в круге — действительно кельтский символ), это сходство — не главное. Существо, для которого солнце и луна — лишь нагрудные амулеты, существо, разделившее своими «хрустальными дорогами» «ночь и день», то есть тьму от света, держатель «шеста», касающегося небес и дна одновременно, вряд ли может быть могучим, но все же заурядным богатырем Кухлином.

Это Сущность неизмеримо более могущественная, и то, что один из его глаз обращен «вовнутрь», как бы слеп для внешнего мира, позволяет сопоставить его с древним Богом магии, Богом дорог и странствий — Тем, Чьими воплощениями являются Один, Шива, наш Велес...

И глаз наживил я, и бросил под глыбу.

Где волны кружатся кольцом -

Удача была мне, я выловил Рыбу

С чужим человечьим лицом

«Человечье лицо» — это «вочеловеченность» Того, чьим символом является Рыба. Лицо «чужое», чужеземное — естественная реакция северянина на средиземноморский тип лица Иисуса на иконах.

И мысли мне выжгло, и память застыла,

И вот, я отправился в путь

И шел я на Север, и птица парила,

И взгляд мой струился как ртуть

принявший христианство (отведавший Рыбы) братоубийца становится «пришельцем и странником»(Евр 11:13), вечным беглецом от «Витязя багрового».

Таким образом, в песне этой я вижу историю принятия северными язычниками христианства, историю, рассказанную на языке языческих мифов. Крещение, вкушение Рыбы — отречение от небесного брата и братоубийство, бунт завистливого полузверя против крылатого властителя недоступных ему Небес. Собственной рукой отрезавший себя от рода, потерявший свое место в мифологической Вертикали и выпав в горизонтальную плоскость (тут появляются уже «Север» и «Закат», т.е. Запад) «зыби вечерних болот», утративший память и мысли — такую цену заплатил братоубийца за "колдовство", которое надеялся обрести, вкусив «крови и плоти» Рыбы..

------------------

взято здесь

ЧАСТЬ 2. ХРИСТИАНИН

В Жиже обнаружился очень интересный (по крайней мере для меня) разбор моего детского творения…

Во-первых, хотелось бы поблагодарить его автора за столь внимательное отношение к столь скромному предмету (и немедленно размёл перьями шляпы пыль в радиусе трёх метров), а во-вторых, хотелось бы вместе поразмышлять над предложенной трактовкой изложенных в песне событий. Я думаю, что вполне имею на это право. Во-первых, эту песню написал некий вьюнош двадцать лет (то есть половину моей жизни) назад, и я ни черта не помню, что это был за вьюнош и как он смотрел на мир — я вообще с ним тупо незнаком. Те смутные воспоминания, что живут в моей голове об этом участке моей биографии намного тусклее, чем картины и воспоминания детства, отложившиеся у меня в голове благодаря прочтению книги Джеральда Даррела "Моя семья и звери". То есть я намного более Даррелл, написавший "Мою семью", чем Калугин, написавший "Ондатру". А во-вторых, я как тогда не понимал, что же такое из меня написалось, так и сейчас не понимаю. И мне будет приятно попробовать на склоне лет (кокетливо вздыхает и делает глазки) осмыслить, например, символические, допустим-то, ряды означенной песни. То есть я смотрю на собственную песню очень извне, думаю — настолько же, насколько её видит среднестатистический слушатель. Отличие состоит только в том, что я её пою на каждом концерте. При этом (да не обманут публику мои чувственные придыхания и энергетические взвывания) размышляя о том, что мне сегодня приготовила жена на ужин, сколько денег можно ожидать при такой заполненности зала, и сколько же, чёрт возьми, времени, мне ещё тут париться до момента, когда можно будет (соблюдя приличия) с этой ёб@ной сцены наконец свалить. Говоря по чести, слушатель к этой песне имеет отношение куда более серьёзное, чем я, хренов исполнитель. И я с большим бы восторгом и радостью поделился с собеседником своими соображениями о Жареной Рыбе, чем метафизическими занудствами о Рыбе, ловимой на Глазок, но вот беда — в качестве такого собеседника сгодился бы разве что Франсуа Вийон. Вот, кто понимал толк в Жареной Рыбе! Эх, где тот Франсуа... Увы, где прошлогодний снег... Так, о чём я? А! Вспомнил! Ну-с приступим.

So. Я совершенно согласен с хтонической природой Короля-Ондатры и тем, что Ива, под корнями которой разместился его тронный зал — есть Arbor Mundi. Но вот размещение брата — Короля-Птицы — в Мире Горнем вызывает у меня вопрос. Наличие крыл у него самого и его подданных не должно нас смущать. Наш подлунный мир наполнен птицами — существами черезвычайно красивыми и, в большинстве своём, столь же черезвычайно тупыми. Вообще мне кажется, что события песни разворачиваются не в нашем мире, и уж подавно не в мире Горнем, но в мире (как его называл Сковорода) с и м б о л и ч е с к о м, том самом мире, где обитают Покровители индейцев, к которым индейцы обращаются с молитвой во время инициатического поста — Человек-Ворон, Человек-Олень и пр. И Человек (Король) Птица — такой же житель этого мира архетипов, как и Человек-Ондатра. Иначе вряд ли бы можно было с полным правом считать их братьями, помешала бы вертикальная иерархия миров. Никому не приходит в голову назвать человека братом ангела — именно в силу этого обстоятельства, хотя люди и ангелы очень близки. Далее. Если мы согласимся с автором комментария в том, что магическая Рыба есть христианский Ихтис, то с дальнейшей трактовкой событий повествования возникают серьёзнейшие разногласия. Автор приписывает Королю-Ондатре осознанное желание приобщиться христианству, во имя которого им приносится в жертву собственный брат, носитель Зрения, то есть принадлежности и сопричастности природному бытию. Между тем, если мы проследим за логикой повествования, мы увидим, что моральная парадигма, в русле которой действует герой, отнюдь не христианская, и осознанности в его поступках не наблюдается. Собственно, что происходит? Герой — рыболов (надеюсь, ни у кого нет сомнений в том, что Ондатра, то есть водяная крыса, по жизни рыболов? Сомневающимся могу признаться в том, что изначально имелся в виду Король-Выдра, каким образом он превратился в Ондатру — для меня самого большой вопрос. Но Ондатры тоже питаются рыбой, хотя и не преимущественно) узнаёт о существовании на белом свете Супер-Рыбы. Никаких иных отличий от рыб обыкновенных, которыми он регулярно питается, он не наблюдает , главное достоинство Супер-Рыбы — это жир-колдовство, магическая составляющая, дарующая власть над природой. И как образцовый язычник, для которого важнее всего Воинский Подвиг и Могущество , герой даёт КЛЯТВУ — во что бы то ни стало поймать эту главную на свете рыбу. Существование такой рыбы — для него вызов, на который он должен ответить. Логика очень знакомая каждому, кто читал скандинавские, германские и проч. саги или русские былины. Так Святогор клянётся поднять землю, вообще поиск Великого соперника — главный мотив языческих саг о героях. Необратимость клятвы — тоже глубоко языческий мотив. Вспомним, что христианство категорически запрещает клятву: " Не клянись ни небом, ни землёй....". Но для дохристианского сознания (включая ветхозаветное) клятва была одной из главных святынь. Нарушить клятву было немыслимо. Библейский царь приносит в жертву собственную дочь, ибо поклялся принести в жертву первое, что встретится ему на пути домой. Святогор уходит в почву, погибает, осознаёт это, но прекратить попытку поднять Землю не может — он под клятвой. Для христианина совершенно не западло было бы, узнав, что платой за дивную рыбу должна стать жизнь брата, врубить заднего. Более того, ему пришлось бы каяться на исповеди в том, что он вообще имел гордыню поклясться. Христианство знает ОБЕТЫ – но, во-первых, суть обета аскетическая, это всегда самоограничение: "Даю обет не вкушать молока во все дни жизни моей", а во-вторых, нарушение обета не фатально, ибо всем известно, что человек слаб. Для язычника же нарушение клятвы есть полное и окончательное крушение. Поэтому наш герой ни на секунду не сомневается, что при всей любви к брату, о котором он до того плакал, теперь необходимо его убить. Ибо клятва принесена.

Вспомним, что библейская история тоже имеет своим началом братоубийство, более того — все мы по этой истории есть наследники братоубийцы, каиниты. Собственно история Каина — это наша история, история человечества, пустившегося в далёкий путь на Север после убийства брата, история обретения нами человеческого лица. Король-Ондатра до своего падения не ощущает себя человеком — он действительно един с мирозданием, он его часть. И лишь братоубийство приносит отрезвление, ничего странного, что лицо Рыбы-Христа (лицо ЧЕЛОВЕКА, его собственное лицо!) показалось ему чужим. Он ОТПАЛ, отпал в результате своего поступка настолько, что не узнал себя в Христовом зеркале. И лишь отведав Рыбы, став с нею физически одним, он узрел воплощённый Гнев Божий, узрел, кем он был и кем стал. Такое понимание поистине способно выжечь и мысли и память. Герой действительно становится пришлецом и странником на этой земле — только сделало его таким не христианство, а совершенное преступление. Языческий мир доигрался в свои клятвы и свой героизм. Палку не просто перегнули — она с треском сломалась. Никакого наивного единства с природным бытием после такого подвига как братоубийство не могло остаться и тени. Воспринимавшие божественное как власть и силу, которой можно овладеть — столкнулись с тем, что божественное проявило себя как беспощадная острота видения самого себя и своего места в мире. Но парадоксальным образом падение явилось пробуждением, растворённая в бытии единая с ним сущность — осознала свою отделённость, и пустилась в далёкое странствие, финалом которого станет рождение Нового Неба и Новой Земли. Так рождаются боги. Человеческое дитя рождается из бесконечного счастья обнимающей его материнской любви через страшное предательство — принесение матери родовых мук. Но только так из языческого счастья внутриутробного растворённого в Великой Матери существования может явиться на свет новый, равнозначный матери и отцу сознающий человек.

Нельзя также согласиться с автором в его географических штудиях. Напомним, что он утверждает горизонтальную природу стремления героя песни на Север, меж тем, как сакральная география говорит о ВЕРТИКАЛЬНОМ значении оси Юг-Север в противовес горизонтали Запад-Восток (любой идиот может убедиться в правоте древней дисциплины, тупо взглянув на обыкновенную карту). Именно в пространстве Восток-Запад жили герои песни до момента битвы, в царстве относительного, в царстве природы, в циклическом вращении. Это и был мир язычества. И лишь подвиг-преступление разрывает и сметает относительность, открывая иную, вертикальную перспективу. Путь На СЕВЕР становится возможен только после приобщения героя Плоти И Крови подлинной Божественности, после того, как ему в отчаянной ясности (пали покровы) является понимание его подлинного места в бытии. Преступление становится залогом Спасения, парадоксальная логика христианства: лучше быть Холодным (Абсолютным преступником), чем Теплым скитальцем вдоль оси Восток-Запад. Иуда не выдержал ужаса этого видения. Пётр смог, и отправился на Север — к Перевёрнутому Кресту.

Напоследок хочу дружески пожать автору руку, и сказать, что вполне понимаю его боль и досаду на страшную отделённость современного человечества от корней, от Великой Матери, ответственность за каковое положение дел автор возлагает на христианство. Я вполне солидарен с ним в его боли, но с нахождением ответственного в лице христианства согласиться не могу. Напротив, христианство — это то, что даёт надежду на преодоление разрыва. Не христиане придумали зверства. Мир никогда не знал идиллического язычества наподобие язычества бушменов из "Наверное, боги сошли с ума". То есть у бушменов, быть может, оно и явило свой благостный лик, но даже для индейцев разбить боевой палицей голову пятилетнему ребёнку врага было делом совершенно нормальным (см. Шульц, "Сын племени Навахов"). Что уж говорить о судьбе взятых с боем язычниками городов или о карфагенском Быке. Можно узнать из былин о том, как Вольга с дружиной вели себя в Царстве Индийском, или о милом обычае распахивать у поверженного противника одежды на груди (именно в результате такого казуса русский богатырь в сказках обретает жену, обнаружив под доспехом Груди Женские). А зачем он их распахивает-то, не задумывались? Ответ прост: он собирается вскрыть побеждённому грудь и сожрать его сердце, дело житейское. Убийство Короля-Птицы в надежде достичь великого могущества — тема насквозь языческая. И чудо христианства в том, что оно неожиданно явило Лик Человеческий в момент, когда казалось это могущество (рыба) было уже в руках. Божественное, повторяю, оказалось совсем не тем, на что рассчитывали. Ждали Всемогущего царя-чудотворца, явился ничтожный плотник, которого убили. История христианских зверств — это история того, как трудно преодолевается обезумевший преступник в человеке. Нет теперь надежды вернуться назад, туда, где Король-Ондатра идиллически ловил уклеек, нет смысла не помня себя обнимать весенний дуб и жечь костры. Нас не примут. Король-Птица мёртв, и мёртв от нашей руки. Теперь — только вперёд, туда, где нет тени жизни, в абсолютную ночь. На Север. Так рождаются Боги.


Статья написана 11 декабря 2016 г. 16:00

КОТЁНОК

Сибирь, начало декабря. Крохотный, засугробленный сквер перед районным Домом Культуры, отрезанный от города пиками литой ограды. Ранний вечер, начало седьмого; тьма-глаз-вырви пронизана гирляндами придорожных фонарей и пробита перфокартами светящихся окон многоэтажных домов. Многократно отразившись от снега внизу и низких облаков сверху, подпитанный редкими огнями, вокруг ни то полярный день, ни то белая ночь.

Под одним из деревьев, с вытянутой параллельно дорожке ветвью, стоит грузный мужик со слезливыми глазами и бутылкой пива в руке. Ветка дерева в метре-полутора над его головой, не достать. С неё, глядя на мужика, плачет котёнок.

- Кыс-кыс-кыс! – кричит мужик, протягивая котёнку пустую щепоть. – Иди сюда! Я тебя поймаю! Прыгай же! Кыс-кыс-кыс.

На сугробе под веткой разбросаны кусочки хлеба, в опущенной руке мужика – открытый тетрапак молока: похоже, он им уже приманивал.

Стоит мужику пойти прочь, котёнок визгливо мявкает и бежит по ветке за ним, пока не пугается окончательно на колышащихся, заснеженных веточках. Там котёнок останавливается и громко мяучит, мужик чертыхается и возвращается, и продолжает свою усталую воркотню. Котёнок круглыми глазами смотрит на него сверху.

Группа подростков – три парня и две девушки гогочут рядом:

- Мужик, ты домой предложи! Точно спрыгнет!

- Я бы точно спрыгнула!

- Мужик, слышь? Её лучше позови! Она к тебе домой хочет!

- Ага! И сиськи больше!..

- Придурок!..

- Ну, Лен… смешно же…

- Дураки, — говорит, не оглядываясь, мужик. – Он же плачет. Лестницу лучше найдите.

- И НацГвардию вызовите!

Смех.

- В ДэКа не дали, — тем временем бормочет мужик. – Говорит, ушли все. Врёт. А сосед лестницы не дала…

- А вы к пожарникам обратитесь, — советует ехидный девичий голосок.

- Обращался, — растеряно отвечает мужик, пьет из бутылки и беспомощно глядит на котёнка, не отрывающего от него больших круглых глаз. – Послали. Не поверили? Я, в общем, не понял.

- Пить меньше надо!

- Ребзя! Лесенкой встаём! На раз-два-ик…

Они смеются.

- У наших детей, — глотнув пива, орёт мужик, — до года-двух разум такой же! Как у котёнка! Это же ребёнок ваш на ветке плачет!!!

Взрыв хохота.

Потом он молчал, глубоко засунув руки в карманы пуховика, набычившись из-под вязаной шапки, и щурился от колкого снега. Запись прервалась – дальше неинтересно.

Лайков 53, дизлаков 882.

Lena_Rman: «Идиоты какие-то»

IgogoR: «Кошачий двуустий есть Кошачий Хрип! Мочи кошак, спасай голоСС!»

Elena_D_Saliuretich: «Зачем вы это снимали? Что вы хотели показать? Что дегенераты полные? Котёнку же страшно!»

ZatraFFshicK: «Вновь и вновь убеждаюсь в примате советского воспитания над современным. Помнится, и я тоже спасал котят с веток и щенят и возвращал старушкам в окна на втором, а то и третьем этажах»

SoneCHCHka_00: «Дураки какие-то. Котёночка жа-алко (плачущий «смайлик»)»

ZigMunT: «Давить вас в колыбелях»

SSoSSiSSo: «Мужик идиот. А вы – вообще дибилы»

TonEchKa98: «Хорошо, что есть ещё такие мужчины в России! Рожать не хочется на вас глядючи. Как вы матерям в глаза смотрите?!»

Priarius: «судить ушлёпков!»

IiiiGorrr_99: «На самом деле, очень позитивный клип. Мы видим, что на земле русской есть ещё небезразличные люди, которые и возродят Россию!»

XeniYaaaa_04: «А чем закончилось-то?»

SosaNew: «Мужик!!! Возьми меня в жёны!!! Я же лучше котёнка!!!»

Guatemalusucer: «Срать рядом не сяду. С вами, полудурки ненормальные. А мужик – рулит».

CCCtaSSS_90: «Пока есть такие люди, есть надежда для страны. Жаль, вымрут скоро»

- Алёнушка, — мурлыкнул Вадим ей в ушко, отвлекая, — я вас вожделею, аж хуй стоит.

- Дурак, — она холодно мотнула головой, и пролистала «мышкой» следующую страницу отзывов. – Вы дегенеративны, что ли? Не слышал?! Вообще не в тренде?!

- Да всё нормально, Алён! – возразил парень, положив сильные руки на плечи девушки и начиная массаж. – Да просто же посмеялись.

Девушка поплыла:

- Изменилось время, – прошептала она, полуприкрыв глаза, — а ты – нет. Уже не лютые девяностые. Надо учиться любить.

Вадим хмыкнул:

- А сама-то учишься?

Алёна резко отвернулась от экрана, крутнувшись на стуле:

- А кто по-твоему, снял котёнка?

Парень опешил и отвёл глаза от пламенеющего взгляда девушки.

- А я тебе скажу, кто, — яростно продолжала она. — Я сняла котёнка! Сама! Помнишь, мы к Геле пришли и я ушла? Я домой пошла, предков уломала. Утром папа взял из гаража лестницу, и мы сняли котёнка. Мы с Наташкой потом с объявлениями по кварталу прошли и хозяев нашли.

- Слушай, ну, прости, ну…. – забубнил Вадим, чувствуя, как сквозь пальцы утекают только-только забрезжившие сексуальные отношения. – Мне и самому не по себе было, честно. От коллектива не хотел отделяться, вот и смеялся. И Генка тоже…

- Гуманизм в тренде! – подняла пальчик Алёна.

- Я больше так не буду, честно, — Вадим, присел, обнял стройные алёнкины ноги и потянулся, сопя, вверх по ним – под юбку и под трусики.

- Не мешай, у меня пальцы путаются… Ах! Ну, милый… пиши тогда опровержение сам.

LutbIe: «Народ, ну вы чо? Это же фейк! Мы поржали, потом пошли к Алёнке в гараж, взяли там лестницу. А мужик ваш ушёл! Герой, блядь. А мы котёнка спасли и потом хозяйке вернули, девочке пять лет всего. Очень плакала»

Под сообщением мгновенно возникло:

Koshkolub: «Ну вот, я же говорил, что наша молодёжь – оплот России!»

Крохотный кошачий трупик из-под дерева с длинной, параллельной земле веткой сгребёт трактор, что будет работать в сквере перед районным Домом Культуры через две недели после бурана. Его не заметят в снегу. Увезут и сожгут.


Статья написана 9 декабря 2016 г. 19:18

Реакция отторжения трансплантанта (РУБАЙ!)

1.

Ра с изидиных коленей мне в окошко потянулся

И ладошкою своею мне тепло щеки коснулся.

Это мой последний день, и ему я улыбнулся —

Так, увидев Нил во сне, египтянином проснулся.

2.

Представь: собрался ты на вечный упокой,

И вдруг, не рай, а Нил перед тобой.

И не архангел с огненным мечом,

А бог Анубис с пёсьей головой!

3.

Нефтида, секси-медсестра, мне в вену льёт капель из Нила,

Врач ослоухий перегаром пугает Амта-крокодила;

О, Сет, скажи, как сможешь ТЫ “посмертный” мне писать, му…(тант)!

Ведь помнит же гарпун рука, та, что Апопа поразила?..

4.

Луноликий бог Хонсу с равнодушием владельца

Сыпет в Нил мои минуты, мою жизнь – смесь соли с перцем.

О, Анубис, ты столкнёшься с парадоксом иноверца -

Как судить… ведь умирает пересаженное сердце.


***

Комментарии

(исходно – видим палату умирающего в современной больнице)

Рубай 1. По одной из версий, Ра плывёт днём в небесной барке «Манджет» в виде сокола в сфере, и его держит на коленях богиня Изида. Ночью она передаёт его в барку «Месектет» на колени богине Нефтиды. Я бы тоже так покатался, ага. (К слову, изображается Ра в виде сферы, из которой исходит множество длинных рук с ладошками.)

Рубай 2. Нефтида – ночная богиня, жена Сета; нынче они в разводе из-за её предательства.

Амт – хтоническое чудовище с попой гиппопотама, передней половиной льва и головой крокодила.

Ослоголовый Сет не всегда был дьяволом. Во времена Древнего Царства он считался так же защитником Света и спасителем Ра – он плавал на носу барки Ра и оберегал Солнышко от змея Апопа (что выпрыгивал из Нила с целью Солнышко пожрать), и даже однажды поразил змея гарпуном в нёбо. (Эта история символически описана Корнеем Ивановичем Чуковским). Сета уважали, считали покровителем царской власти, фараоны XIX династии носили его имя. Лишь с 8 века до н.э. он стал предателем-братоубийцей, а место его на барке занял Гор. К слову, данных о том, чтоб Гор побеждал Апопа, нет – видимо, змей, получив ранение, присмирел.

Рубай 3. тут всё прозрачно.

Рубай 4. Хонсу – бог луны и счётчик времени.

Анубис – определяет человека в загробном мире, взвешивая его сердце. Недаром египтяне хоронили сердце в отдельной канопе.


Статья написана 5 февраля 2016 г. 23:01

Давно размышляю. Хотелось бы спокойной, внятной дискуссии.

«В Евангелие не сказано хвалить чужую веру. Хваля чужую веру, ты порочишь свою»(Елизаров, "Pasternak"). Так-то оно так, но ревность – удел слабых. Когда уверен в себе – не ревнуешь. Тут большая разница: хвалишь ты веру или церковь. Если ты говоришь: «Смотри, какие декольте Машка таскает!» — ты хулишь свою церковь, которая не носит таких декольте (а может и носит, просто ты не знаешь о каком-нибудь очередном открытом приюте). Другое дело сказать: «Смотри, какие у Машки сиськи!», — вот тут ты конкретно сообщил, что у твоей церкви хуже. А это уже не от церкви зависит, это уже – природа/доктрина. Именно так и хулится вера.

Но разве не с мелочной похвальбы чужому начинается отступничество? Оглянуться не успеешь, а уже сектант или кришнаид какой.

Кармические перевоплощения, безличностная вечность в Абсолюте противопоставляются воскрешению конкретной личности для вечной жизни. Одна жизнь, одна попытка, одна судьба, которую Господь вложил в наши руки.

Христианская церковь суровее, потому что не предусматривает черновиков и работы над ошибками. Слабые и грешники милей для христианства только если успеют при жизни прочувствовать всю глубину собственной порочности. Потом – поздно. Раскаянье, переосмысление, признание собственной глупости, искреннее желание все изменить, попытка договориться, разжалобить — всё это бесполезно, ничто не поможет. И никто.

Конечно, на этом фоне идея реинкарнации выглядит намного привлекательней. Мы слишком привыкли позволять себе "маленькую слабость". Мы привыкли верить, что всегда возможна вторая попытка. Можно выпросить, вымолить, выиграть, купить, сторговать — второй шанс. Что кто-то войдет в наше положение, проникнется, пожалеет.

А вот тебе христианское наотмашь: никто не пожалеет! Никакого снисхождения, никакого тебе второго шанса. Отвечай сам за свою жизнь. И даже срок не скостят, потому что срока вообще нет — ты будешь страдать, пока тебе хватит сил... а потом тебе станет еще хуже. И никогда, никогда, никогда это не закончится.

«Ты что-то знаешь о справедливости? Поделись со мной. Я вот не знаю.» (Дяченко, Баскетбол)

Несколько лет я занимался религиозной самоидентификацией. Я – христианин? Да. Но не потому что верю в божественность Иисуса. В религии я скорее агностик (в обывательском понимании этого термина, потому что если копнуть каноны, агностицизм начинает пованивать). Но я считаю христианскую философию самой честной. Мне импонирует её аскетизм, бритва её Оккама. Мне нравится её гуманистический подход, мне нравится ответственность, которую она возлагает на меня за мою собственную жизнь, мне нравится её мораль, я считаю эту мораль единственно верной. И, в конце концов, я вырос в среде, основанной на христианских ценностях. Кроме того, это единственная религия, которая эволюционирует человека. Буддизм-синтоизм застряли в феодализме кастовых систем (Япония вырвалась в сороковых-пятидесятых благодаря интеграции в себя культурных и жизненных ценностей западной цивилизации (а что её ещё оставалось?), т.е., оставаясь религиозно синтоизмом, цивилизационно она – постхристианская страна; и все-таки посмотрите на социальную структуру их корпораций!..); ислам публично порет людей, как и две тысячи лет назад; африканское язычество… вообще вне категории. Только христианские страны за истекшие два тысячелетия гуманизировались, поставив во главу угла Человека. Только благодаря им понятие «человек» что-то значит в сегодняшнем мире. Да, в этом направлении ещё работать и работать, но только потому что в человеке очень много от животного. Мелочного, трусливого, стадного животного.

Не полковник Кольт, а Иисус сделал нас равными. Сколько презрения выливают на христиан за признание себя «рабом божьим», при этом забывают аксиому «вассал моего вассала – не мой вассал», а ведь это в свою очередь означает, что раб божий не может быть рабом никого из людей!

Да, современное христианство настолько сегрегированно течениями и сектами, настолько заплёвано и затоптано Просвещением (что воспользовалось некоторыми вполне адекватными историческими явлениями, такими как Инквизиция и Крестовые походы, для предания религии остракизму), что говорить о сегодняшней западной цивилизации как христианской очень сложно, не даром умные люди придумали термин «пост-христианская». Отнюдь не даром (печальная ирония).

И всё-таки я не пост-христианин: я консервативен, я очень недоверчив к изменениям

Более того, я православный христианин. Это очень важно. Католики поклоняются смерти Христа, а православные – его воскрешению. Это много. Практически – культ смерти против культа жизни.

У Пелевина есть замечательный тезис: он относит себя к православной культурной традиции. Не к православию как к догме\вере\церкви. К традиции, конкретно идентифицирующей человека, к одному из краеугольных камней, связывающей его и других русских в нечто глобальное, монолитное, объединяющее. Один из атрибутов нации. Так и я отношу себя к православной культурной традиции, при этом имея массу вопросов: к РПЦ в частности, к Евангелию в целом и к Библии глобально.

И вот он вопрос:

2.ЛИЦО БОГА

Каким знали бога наши предки, мы можем прочесть в «священных текстах». Но мы-сегодняшние считаем эти книги не более чем литературными памятниками, меньшее число – моральным кодексом. Каким же мы видим бога?

Тут возникает еще одна цитата, на этот раз из Паланика: бога мы наделяем чертами своего отца.

Вдумайтесь, сопоставьте.

Так оно и есть. И именно потому бог для многих из нас суров, но справедлив, добр, благороден, и Он нас любит.

Как-то раз я ехал в метро и смотрел на угрюмые, рыхлые лица измученных прожитым днём попутчиков. Вот так он нас любит? — думал я. Нет, я знаю, что проблематика наличия зла и страдания полемизируется со дня сотворения мира, и имеет массу казуистических ответов.

Я же с холодом по спине прозрел ещё один ответ:

А что, если бог не таков, каким мы Его себе представляем? Что, если он не такой, как мой отец? Что, если он таков, как описан в Ветхом Завете: мелочная, злобная, садиствующая, злопамятная, подлая, чванливая, шовинистская сволочь?

Ведь сказано: «Человека по образу и подобию», — а значит, НИЧТО ЧЕЛОВЕЧЕСКОЕ БОГУ НЕ ЧУЖДО!

Тогда мы все попали.

За что был сброшен с небес Сатана?

За бунт против Иеговы.

А чего он хотел?..

Не того ли, чего хочу от бога я?

Ибо ветхозаветного бога я не приемлю.

"Я впадаю в ересь! Опасные мысли…" (дон Рэба, бр.Стругацкие)

Мне не нравится этот вывод. Ибо он направляет меня в пламя.

И тогда я нашел схоластическую лазейку: если я прав, то я лучше Бога, а это априори невозможно, так как Он совершенен.

Однако, мало ли мы знаем великих произведений искусства, созданных мелочными творцами? Творцы вообще часто бывают и мелочны, и себялюбивы, и злопамятны.

Было бы проще, будь я буддистом – наш мир существовал бы в сознании Будды, а следовательно, люди-творцы могли бы быть хуже своих творений, но ни одно из творений не могло бы выйти за пределы сознания/идеала божества.

Но мы живем в христианской модели саморазвивающегося мира. Мы ответственны за свои помыслы. Только мы отвечаем за собственное будущее. И поэтому, только христианская мировоззрение ведет к прогрессу цивилизации.

Остается одно – не думать об этом. Жить по совести. А там… будь что будет.


Статья написана 19 января 2016 г. 20:53

Привет! Хочу порекомендовать тебе классную прозу 21-го века. Да, это не альбом, это аудиороман. Роман в стихах, как у Пушкина. И столь же злободневно, а главное – авангардно, как его Онегин в то время. Я категорически не советую относиться к контенту как к музыкальному альбому (а тем паче как к рэпу – боже упаси, то – лишь форма!) Перед тобой именно аудиороман. Постмодернистский роман, состоящий из монологов и связующих кратких интерлюдий. А музыка и элементы пения – лишь эмоциональное оформление, украшающее восприятие. Слушать Горгорот следует, как ты читаешь страницы книги – ты не можешь пропустить ни строки, ни слова, иначе потеряешь смысл. Так и здесь – нужно внимать, не отвлекаясь. А чтобы понять от лица кого идёт монолог главы, ты должен читать названия треков. Это важно! Слушать Горгород между делом – убить всё.

Сюжет: популярная медийная персона втягивается в деятельность радикальной оппозиции. Упс, ага? Но этот банальный сюжет станет нетривиально развиваться, не даром перед тобой творение оксфордского филолога. Представь владение словом. Представь видение мира. Мировоззрение. Тут ПРОСТО НЕ МОГЛО БЫТЬ palp fiction. Несмотря на форму подачи. Абсолютная искренность. Советую посмотреть эту версию, поскольку тут есть субтитры, что поможет респонденту, непривычному с рэп-прочтением.

ЧИТАТЬ ЛИШЬ ТЕМ, КТО ПОСЛУШАЛ!!!

Теперь ты понял, почему русский рок потерял свою протестную функцию? «Их тяжёлое детство прошло вдалеке от вещей, тех, которые так переполнили доверху нас…» (ДДТ) Они видят оппозиционную позицию в повторении истории, но история – не кольцо, а спираль, т.е. повторение не абсолютно, а лишь похоже, и ваше «тяжёлое детство» не тождественно нашему настоящему.

Роман говорит о невозможности противостоять поганой действительности, ибо в довольном стаде не существует сил, способных организовать противостояние. Активисты оппозиции оказываются обиженными, несостоявшимися вице-мэрами и дочками с комплексами отцов-и-детей, т.е. на самом деле решают личные проблемы. И Марка используют не эффективно – вместо того, чтоб он рисовал день за днём литературные картины людям, нарабатывая критическую массу, его бросают на теракт! Оксимирон абсолютно доказывает бесперспективность революционных движений – наш мир вообще с 17-го года привит от таких вот революций. Вот и остается что со странным болезненно-экзистенциальным стыдом смотреть на «иконы» — девушек с растерянными глазами, прижимающих к груди младенцев — мимо которых в метро проезжает ГГ.

Потом у что ужасная правда реального мира не исчезает. Всё — так, как говорилось. Вся эта грязь, вся эта мерзость и несправедливость. Коррупция и расслоение. Беззащитность простых людей и безнаказанность власть предержащих.

И нет сил всему этому противостоять.

Но в последней главе Оксимирон чудесно вскрывает базис положения вещей. Абсолютно правдиво, безапелляционно, конкретно. И нечего возразить. А хуже всего, что: это ужасно, но исполнимо, но столь тяжело исполнимо, что НИКОГДА не исполнится. Прежде всего, потому что зависит от взрослых. А им этого не нужно. Потому как скурвились.

Помнишь, я писал о роке? Рок беззуб и сдулся. Рэп же безжалостно и без аллегорий говорит о том, о чём интеллигентный рок лишь намекает и метафорирует. Я очень рад, что существует такая вот музыка. Потому что единственный способ изменить положение вещей – если не только я стану иначе воспитывать пацана, но так станут делать множество остальных. Абсолютное множество. А добиться этого можно лишь пропагандируя такие вот произведения.


Страницы: [1] 2  3




  Подписка

Количество подписчиков: 9

⇑ Наверх